Post Icon



Арка победы в красном селе


Триумфальная арка Победы в Великой Отечественной войне

 Вторая мировая война, арка, военный памятник / мемориал, строение 2015 года

Архитектор В. В. Попов, скульптор В. А. Петров. Представляет собой неточно воссозданную временную триумфальную арку, построенную на Средней Рогатке в июле 1945 г. по проекту архитектора А. И. Гегелло. Проект реализован Советом Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы при поддержке жителей, предприятий, организаций и Правительства Санкт-Петербурга. Открыта 9 мая 2015 года.

Предыстория создания арки Победы такова, что еще во время блокады ленинградские архитекторы, твердо веря в окончательную победу над фашистской Германией, предлагали продолжить славную градостроительную традицию нашего города возведением триумфальной арки в честь будущей победы. День триумфа настал 8 июля 1945 года, когда в Ленинград с трех направлений вошли три дивизии 30-го гвардейского стрелкового корпуса. Для этого всего за 7 дней были построены три триумфальные арки: первая — по проекту В. Каменского на проспекте Стачек (возле нынешнего дома № 96), вторая — проекту А. Гегелло на Московском шоссе (на теперешней пл. Победы) и третья — по проекту Д. Гольдгора и И. Фомина на пр. Обуховской обороны возле Обуховского завода. Все арки были временными, из дерева и гипса, и через три года были разобраны. В 1946 г. планировалось возведение постоянной арки, с этой целью даже был проведен конкурс, но дальше проекта дело не пошло. И только в 2007 г. инициатива почетного гражданина Санкт-Петербурга Д. А. Гранина построить наконец триумфальную арку была поддержана. В 2008 г. был готов проект. Монумент возводился частично на добровольные пожертвования петербуржцев. Сама идея была воспринята общественностью положительно, но ее реализация стала предметом острых дискуссий в обществе: как в отношении места установки арки, так и в части архитектурных достоинств и недостатков по сравнению с проектом А. И. Гегелло. Жители Красного Села предлагали подождать со строительством арки до выделения средств на решение острых муниципальных проблем, таких как строительство в Красном Селе объездной дороги.

www.spb.aif.ru/society/people/1169086
www.gazeta.spb.ru/1645503-0/
gorod-plus.tv/navi/204.html
babs71.livejournal.com/833819.html (Сергей Бабушкин, "Арка Победы в Красном Селе или как не надо делать ремейки")
lenww2.ru/index.php/region01/area28?id=4161

«Архитектон» присудили Арке Победы в Красном селе

0 Архитектор Владимир Попов, скульптор Борис Петров и архитекторы мастерской №9 Ленниипроекта получили 5 октября почетный знак и гран-при петербургской премии «Архитектон» за проект «Триумфальная арка – Арка Победы». Арку построили в Красносельском районе Петербурга, на пересечении Кингисеппского шоссе с Гатчинским, по инициативе писателя Даниила Гранина, который предложил восстановить одну из трех фанерных триумфальных арок, построенных в Ленинграде в 1945-1948 года для встречи солдат Гвардейского корпуса и впоследствии разобранных. Новая арка построена по образцу одной из трех, но не из фанеры, а из бетона и камня, и на новом месте. Владимир Попов назвал ее скорее воспоминанием об исторической арке, чем ее повторением. Арку торжественно открыли 9 мая текущего года. Недавно жюри фестиваля «Зодчество» также отметило новый монумент ВОВ «золотым знаком».

«Золото» премии «Архитектон» получили: Сергей Орешкин за здание гостиницы Park inn в Новосибирске, бюро «Земцов, Кондиайн и партнеры» – за жилой дом на Васильевском острове, Михаил Мамошин – за проект новой сцены Театра Европы и бюро «АМ Головин & Шретер» за многоквартирный дом в Выборге.

Гран-при «Архитектона». ОАО «Ленниипроект», мастерская №9 – за проект «Триумфальная арка – Арка Победы». Красное Село, Гатчинское шоссе, участок 38. Авторский коллектив: Попов В.В. (рук), скульптор Петров Б.А., при участии Карповой Т.М., Коноваловой Н.А. (архитекторы), Козлова Ю.Л., Иванова Н.В., Сысоева Е.А. (инженеры) © «Ленниипроект»

Золотой диплом «Архитектона». ППФ «А. Лен» – за проект гостиничного комплекса «Park inn». Новосибирск, ул. Шамшурина, 39. Авторский коллектив: Орешкин С.И. (рук.) Андреева Р.В. (ГАП), Т.Б. Коваленко, О.А. Легкова, Ю.И. Евтушенко (архитекторы), главный инженер проекта А.Г. Вайнер, В.А. Соснин (ГИП) © А.Лен

В Красном селе состоялось открытие Триумфальной Арки Победы

В торжественной церемонии приняли участие Секретарь Санкт-Петербургского регионального отделения Партии «Единая Россия», Председатель Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Вячеслав Макаров, Губернатор города Георгий Полтавченко, командующий войсками Западного военного округа генерал-полковник Анатолий Сидоров, член Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от фракции «Единая Россия», первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике – представитель от Законодательного органа Санкт-Петербурга Людмила Косткина, Секретарь Красносельского местного (районного) отделения Партии  «Единая Россия», член Правительства Санкт-Петербурга, глава администрации Красносельского района Санкт-Петербурга Евгений Никольский, председатель Межрегиональной общественной организации «Совет Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы Санкт-Петербурга и Ленинградской области» Геннадий Фоменко, депутаты Законодательного Собрания и члены Правительства Санкт-Петербурга, ветераны, жители города.

«Арка Победы - это историческая память о прошедшей героической эпохе. В ней отражена вся мощь советского оружия, стойкость и мужество защитников Ленинграда и триумф воина - победителя. Она словно призывает подрастающее поколение быть достойным славы дедов и отцов», - сказал Вячеслав Макаров.

Инициативу восстановить арку, через которую 8 июля 1945 года в Ленинград вернулись воины-победители, первым высказал писатель Даниил Гранин еще в 2007 году. Арки 1945 года были сделаны из фанеры и досок, и после прохождения войск их довольно быстро разобрали. Сейчас новый мемориальный комплекс создан из камня и бетона, он облицован гранитными плитами, украшения - бронзовые. Средства на возрождение монумента добровольно пожертвовали более 14 тысяч человек.

В рамках церемонии Почетному гражданину Санкт-Петербурга Даниилу Гранину была вручена юбилейная медаль «70 лет Победы».

После торжественной части состоялись музыкальные программы «Дорогами Победы» с участием ансамбля песни и пляски Западного военного округа и творческих коллективов Санкт-Петербурга и «Миру о мире» с участием заслуженного артиста России Леонида Серебрянникова, победителя всероссийских и Международных конкурсов Валерии Ланской, заслуженного артиста России Михаила Луконина; народной артистки России Надежды Бабкиной.

Завершится церемония праздничным фейерверком «Салют, Победа!»

Фотоальбом

Как доехать до Арка Победы в Красносельском районе на автобусе, маршрутке или троллейбусе?

Общественный транспорт до Арка Победы в Красносельском районе

Не знаете, как доехать до Арка Победы в Красносельском районе, Россия? Moovit поможет вам найти лучший способ добраться до Арка Победы от ближайшей остановки общественного транспорта, используя пошаговые инструкции.

Moovit предлагает бесплатные карты и навигацию в режиме реального времени, чтобы помочь вам сориентироваться в городе. Открывайте расписания, поездки, часы работы, и узнайте, сколько займет дорога до Арка Победы с учетом данных Реального Времени.

Ищете остановку или станцию около Арка Победы? Проверьте список ближайших остановок к пункту назначения: Ул. Восстановления; Гатчинское шоссе; Ул. Лермонтова; Гатчинское Шоссе 9; Ул. Свободы; Ул. свободы.

Вы можете доехать до Арка Победы на автобусе, маршрутке или троллейбусе. У этих линий и маршрутов есть остановки поблизости: (Автобус) 144, 145, 145А, 165, 484

Хотите проверить, нет ли другого пути, который поможет вам добраться быстрее? Moovit помогает найти альтернативные варианты маршрутов и времени. Получите инструкции, как легко доехать до или от Арка Победы с помощью приложения или сайте Moovit.

С нами добраться до Арка Победы проще простого, именно поэтому более 930 млн. пользователей доверяют Moovit как лучшему транспортному приложению. Включая жителей Красносельского района! Не нужно устанавливать отдельное приложение для автобуса и отдельное приложение для метро, Moovit — ваше универсальное транспортное приложение, которое поможет вам найти самые обновленные расписания автобусов и метро.

Веб-камера Санкт-Петербурга - Триумфальная арка Победы в Красном селе онлайн

Смотрите вебкамеру Триумфальная арка Победы в Красном селе и наблюдайте за погодой в городе Санкт-Петербург

О веб-камере "Триумфальная арка Победы в Красном селе" в городе Санкт-Петербург

Город Санкт-Петербург известен своей красотой, но к сожалению, даже не все жители России имеют возможность приехать сюда, чтобы насладиться его архитектурой. Повсеместная установка веб-камер помогла сделать мир боле доступным, открытым, теперь виртуальные путешествия в реальном времени позволяют пользователям сети узнавать много нового для себя и наслаждаться пейзажами и рукотворными творениями не выходя из дома. Эта трансляция подается с устройства, установленного напротив Триумфальной арки Победы в Красном селе, благодаря хорошему качеству картинка четкая и яркая. Не зависимо от того, в какой стране мира вы сейчас находитесь, трансляция доступна для вас совершенно бесплатно, единственное что гарантирует бесперебойную подачу сигнала – качественное подключение к сети. Чтобы любой пользователь мог насладиться видом на арку и изучить ее архитектурные особенности, установщики расположили веб-камеру таким образом, что объект полностью помещается в кадр, а вместе с ним и окружающая территория. Архитекторы потрудились создать интересное сооружение, уделив внимание не столько самой конструкции, сколько оформлению площади под ней. На трансляции видно, вокруг арки создан ровный круг, выложенный плиткой с равномерным распределением клумб. Оценить постройку с земли не так просто, а вот с той высоты, на которой установлена веб-камера, рассмотреть особенности строения очень просто. Веб-камера работает круглосуточно, ее можно использовать не только для знакомства с объектом, но и чтобы узнавать погодные условия в городе. В ночное время суток тут практически никого не бывает, основной наплыв людей днем, когда солнце в зените. Устройство работает и ночью, но из-за отсутствия достаточного источника света трансляция становится темной и рассмотреть что-либо в подробностях,даже при увеличении картинки, сложно.

Делитесь вебкамерой Триумфальная арка Победы в Красном селе со своими друзьями в соцсетях

Самые популярные вебкамеры Санкт-Петербурга

Арка уже в граните

георгий троянцев

Город 15 апреля 2015

Специалисты холдинга «Возрождение» завершили облицовку гранитом триумфальной Арки Победы в Красном Селе на вновь сформированной площади, объединяющей проспект Ленина, Кингисеппское и Гатчинское шоссе.

ФОТО Александра ДРОЗДОВА

– Символично, что последнюю гранитную плиту на верхнем ярусе сооружения закрепили в день, когда президент нашей страны подписал указ о присвоении звания «Город воинской славы» еще пяти населенным пунктам, – рассказывает Герой России генерал-майор Геннадий Фоменко, возглавляющий Совет Героев Советского Союза, Героев РФ и полных кавалеров ордена Славы Санкт-Петербурга и Ленинградской области, по инициативе которого и возводится эта триумфальная арка в честь 70-летия Победы. – К сорока прежним пунктам прибавились Старая Русса, Петрозаводск, Грозный, Феодосия и Гатчина, до которой от нашей арки рукой подать.

После взятия Берлина, как известно, победители, миновав Гатчину, шли именно по одной из пролегающих к площади дорог и через тогдашнюю временную деревянную арку направлялись в Ленинград.

Напомним, идея Арки Победы появилась в начале прошлого года. Правительство Петербурга приняло соответствующее постановление в мае 2014-го. Но лишь спустя почти четыре месяца Госстройнадзор выдал разрешение на строительство этого сооружения. Благоприятный строительный сезон мог быть потерянным из-за бесконечных согласований, что ставило уникальный проект под угрозу срыва. Однако в немалой мере благодаря настойчивости генерала Фоменко удалось решить многие вопросы. В том числе финансовых пожертвований.

Отметим, что практически все организации, принимавшие участие в строительстве, работали по минимальным расценкам. Вовремя подоспели и субсидии властей. Таким образом, Арку Победы можно с полным основанием считать народным проектом.

Сорок пять километров оптико-волоконного кабеля переложили за зону необычного сооружения специалисты «Лентелефонстроя», так как одна «нога» арки, по проекту, оказалась на проспекте Ленина. Тысячи кубометров земли пришлось перелопатить, прежде чем удалось сформировать идеально круглую площадь диаметром 90 метров, под которой проложили необходимые инженерные коммуникации и силовые кабели. Компания «Петросвет» установила вокруг площади опоры светильников. Большой объем специальных работ выполнили бригады ООО «Северо-Западная дорожная компания» и «Росзнак». А формовщики, литейщики и чеканщики завода «Монументскульптура» на три недели раньше договорных обязательств изготовили горельефы, скульптуры и другие многочисленные элементы художественного оформления Арки Победы.

Специалисты «Возрождения» использовали здесь десятки новаций, чтобы построить вначале из металла и бетона всю восьмиэтажную конструкцию самой арки, а затем облицевать ее красноватым гранитом из Выборгского карьера.

Главный архитектор Владимир Попов усложнил задачу, предложив все гранитные плиты пропустить через термообработку, чтобы фасады выглядели словно из цельного камня и блеском своим не ослепляли приближающихся к площади водителей. Для них устанавливают необходимые знаки дорожного движения. От подземных тоннелей для пешеходов пока отказались – для них оборудованы переходы, а для безопасности движения смонтированы светофоры.

Красивыми гранитными плитками четырех цветов выложили всю площадь, завершаются посадка кустарников и другие работы, связанные с благоустройством. В нишу арки заложили капсулу с обращением к потомкам, ради которых сражались их деды. А вот имя для новой площади пока не придумали. Власти города пригласили принять в этом участие горожан.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 066 (5439) от 15.04.2015.


Вокруг Арки Победы в Красном Селе должна быть площадь Военного Поля

04.03.2015

Еще осенью топонимическая комиссия Петербурга предложила название — площадь Военного Поля. Название может казаться странным — но только тем, кто не знает истории. Достаточно взглянуть на старые карты и почитать литературу, чтобы убедиться: именно так — Военное поле — называлась долгие десятилетия территория на юго-запад от Красного Села, начиная от развилки дорог на Гатчину и Нарву, где сейчас строится арка.

Название связано с маневрами и смотрами войск Российской империи, которыми знаменито Красное Село. На территории Военного поля, вдали за нынешней Красногородской улицей, сохранились остатки Царского валика — искусственного возвышения, откуда император, важные государственные персоны и представители иностранных держав наблюдали за действиями войск.

Очевидно, неслучайно и то, что именно на Военном поле, в традиционном, освоенном войсками месте, в начале 1880-х испытывал свой летательный аппарат контр-адмирал Александр Федорович Можайский. И неслучайно именно на развилке двух шоссе, при въезде на Военное поле, в 1962 году был поставлен ему скромный памятник.

Название для новой площади — прекрасный повод возродить историческое имя этих мест. Оно подчеркнуло бы преемственность славы победы над фашизмом, символизируемой триумфальной аркой, с традициями российской армии.

Сейчас для площади предлагают и другие названия — площадь Героев, площадь Победителей. Но эти названия неоригинальны и не связаны с уникальной историей Красного Села. Предлагали закрепить за площадью имя Можайского, так ее нередко называют жители. Но Можайских улиц, площадей и так далее — не счесть. А вот другое Военное поле в Петербурге и городах страны вряд ли легко найти.

Если название заживет второй жизнью, оно не только будет сохранять память и о близком, и о далеком прошлом. Оно может удачно заменить в обиходе те обозначения, которые сейчас используются для этой части Красного Села. Риелторы иногда употребляют выражение «в конце Красного Села». Куда приятнее сказать: я живу на Военном поле, в районе Военного поля…

Топонимика — дело тонкое. Не зря она не отдана чиновникам. Издавна все рекомендации по названиям выносит топонимическая комиссия, куда входят ученые. Учет мнения жителей — один из принципов комиссии, но никаких опросов и голосований среди жителей не проводится. Есть принципы, диктуемые правилами русского языка, историей и опытом. Например, название должно быть по возможности привязанным к месту, а не абстрактным. И не нужно придумывать новые названия, если есть исторические.
 

Источник Канонер.ком


90 000 Большая победа или поражение красных? Курская Арка (индекс )

1943 год вошел в историю как переломный год для кампании Второй мировой войны на Восточном фронте. Русским потребовалось менее восьми месяцев, чтобы заставить немцев отступить. Наиболее важные события происходили на так называемой Курской дуге, где произошло величайшее в истории танковое сражение. Официально Германия проиграла это сражение, а заодно и весь восточный фронт. Однако так ли плохо поступили войска Третьего рейха? Мог ли Сталин действительно полностью сказать, что он победил?

1943 год с самого начала складывался для Гитлера не очень хорошо.Во-первых, в январе немцы потеряли Ленинград, который они осаждали более 900 дней. Русские создали брешь в линии фронта, благодаря которой смогли доставить припасы в город и вести эффективное контрнаступление. С этого времени Гитлер получал только плохие новости с Восточного фронта. Ему пришлось изменить свой подход. Он попросил генерального инспектора бронетанковых войск Ганса Гудериана предложить новую стратегию, чтобы поднять Третий рейх с колен. Он выбрал человека, который реалистично смотрел на войну (не то что сам фюрер).Поэтому он предложил переждать 1943 год, чтобы восстановить силы, чтобы с новой силой вернуться на фронты. Вероятно, это могло бы стать спасительным шагом для Третьего рейха, если бы не предложение начальника штаба Курта Цейтцлера.

На восточном фронте довольно много немецких войск. Так что, если войска устали и ослабли, они обязательно как-нибудь продвинутся. Заводы с оборудованием не могут восполнить потери, особенно когда идет война на несколько фронтов, поэтому отправим на восток то, что есть.Ну и что, что припасам приходится пересекать территорию, например, Польши, где местные партизаны все уничтожают. Что-то из этого обязательно произойдет. Что может пойти не так?

Таково было фактическое положение дел. И все же была принята операция «Цитадель», согласно которой Третий рейх должен был нанести массированный бронетанковый удар по России. Атака должна была быть направлена ​​на Курскую дугу. Для боя на стороне немцев было подготовлено более миллиона солдат, 2000 самолетов, 10 000 традиционных орудий и 3000 танков и самоходных орудий.В свою очередь, на русской стороне стояло 2 млн солдат, 3000 самолетов, 27000 традиционных орудий, 5000 танков и САУ. В общей сложности для этой войны было собрано больше танков, чем было у Франции, Бельгии и Германии во время боевых действий в 1940 г. и великая эвакуация из Дюнкерка")

Был разработан простой, но эффективный план. Бронетанковые войска Третьего рейха должны были окружить и разгромить Красную Армию.Точно такая же стратегия была только у России. Поэтому любая из сторон должна была получить преимущество, чтобы застать противника врасплох. Такой сюрприз подготовили русские. Они получили информацию о готовящемся нападении противника. Таким образом, они могли нанимать мирных жителей для подготовки траншей и укрытий для пехоты и танков, а деревни превращать в маленькие крепости. По официальным данным, информация о нападении была получена благодаря помощи британской разведки, которая считала делом чести сохранить Советскую Россию в качестве союзника в боях с Третьим рейхом.Разумеется, информация была получена благодаря расшифрованным сообщениям «Энигмы», которую первыми взломали поляки (о ней мы можем прочитать в предыдущей статье «О троих, взломавших «Энигму»).

Коммунистическая пропаганда, однако, изложила свою версию. Сообщалось, что информацию можно было получить только внутренними усилиями. Были пойманы немецкие солдаты, которые в результате допросов раскрыли свои планы нападения. Однако в плен попали довольно низшие солдаты типа рядовых, так что для подготовки к таким масштабам точно недостаточно.Это подтверждает история, произошедшая как раз перед первыми боями. 4 июля одного из солдат поймали. Он утверждал, что нападение должно было произойти на следующий день. Красноармейцев это мало заботило, потому что они были готовы к наступлению, потому что хотели напасть первыми. На следующий день, около двух часов ночи, был пойман еще один солдат. Он заявил, что нападение произойдет через... меньше часа.

И вот 5 июля 1943 года в 2 часа 20 минут началось решающее сражение Восточного фронта.Величайший бронированный бой, который когда-либо видел мир. Русские атаки нарушили линии связи, уничтожили танки и подорвали боевой дух солдат, но немцы так просто не сдавались. Произошли многочисленные бронетанковые стычки, в ходе которых командиры Третьего рейха хотели поставить свои новые танки на боевые испытания. Среди них появились танки «Пантера», но очень опасные… До фронта дошли немногие. Многие из них сломались в пути. Однако уцелевшие экземпляры посеяли хаос, как выяснили танки под флагом дяди Сэма.Что они в основном делали в Советской России? Англичане и американцы одолжили часть своего оборудования для нужд войны Сталина. Однако, вопреки внешнему виду, это не было большой пользой. Поставленные русским Шерманы уступали. В свою очередь, англичанина Черчилля ласково называли «Гроб Шести Братьев».

Крупнейшая драка произошла под Прохоровкой. В боях участвовало более 1400 танков. Вся драка началась с концерта под "Сталинский орган". Вопреки видимому, это был не большой музыкальный инструмент, а мобильная ракетная установка, установленная на чем-то вроде грузовика.Инструмент, достойный настоящего царя. Наверняка начало должно было быть концертом, и немецкая публика была просто взорвана! Возвращаясь к боям - произошло огромное столкновение новейшей и модернизированной модели Тигра с традиционным российским Т-34. Хотя броня в новых немецких машинах была не такой толстой, как планировалось изначально, у русских все равно не было шансов ее пробить. Поэтому они взялись за отработанную и часто используемую тактику: "УУУРААААААА!!!" и вперед - мир просто начал таранить технику противника.Тактика была абсурдной, хотя и имела результаты (ценой огромных жертв, разумеется).

Теоретически бои продолжались до 23 августа, когда русские заняли Харьков, но войска Третьего рейха начали вывод из тех районов намного раньше. 10 июля союзники начали операцию «Хаски», в ходе которой сбросили свои войска на Сицилию. Именно поэтому в новый район боевых действий были переброшены некоторые части с Восточного фронта. В этот момент началось большое советское наступление на Берлин.Потери немцев под Курском были значительными, но, вопреки видимости, такого крупного поражения они не имели. Серьезно пострадали немецкие войска, но именно русские потеряли более чем в три раза больше техники (это был Фласбэк из Финляндии? "Сморкнуть Сталину - Зимняя война" - напомню похожую ситуацию). Потери с немецкой стороны составили: почти 200 000 человек, 700 самолетов и 760 танков и САУ. С российской стороны было убито более 860 000 человек, уничтожено 1620 самолетов и, что удивительно, более 6000 танков, хотя изначально их было всего 5000.Как это произошло? Русские находились на своей земле, поэтому заводы смогли быстро и легко восполнить нехватку оборудования.

Потери с русской стороны были огромны. Так как же получилось, что русские все равно победили? Помимо того, что для немцев был создан дополнительный фронт, именно самих Советов поддержал маршал Заводчика. Россия всегда гордилась высокой численностью населения, и хотя это не самая густонаселенная страна в мире, недостатка в людях нет, поэтому советское руководство никогда не беспокоилось о человеческом ресурсе.Поэтому тактика "УУУУРААААААА!!!" и вперед было так эффективно. Возможность быстро заменить оборудование и людей — это действительно благо. Несмотря на такие огромные потери, можно ли сказать, что Красная Армия добилась полного успеха? Здесь более уместно словосочетание Пиррова победа (фразеологическая связь, взятая из греческой мифологии, означает победу с большими потерями). Русские всегда были уверены в себе, поэтому они продвигали линию фронта дальше на запад, пока не подошли к Варшаве.Затем они остановились. Почему это случилось? Ответ на этот вопрос вы найдете в следующей статье цикла: "В погоне за историей - Вторая мировая война". Увидимся в прошлом!

.Особенности игры

— Tribalwars Wiki RU

Карта является центром ориентации. У вас есть 2 карты, первая слева, на которой показаны деревни в непосредственной близости от вас. Если вы нажмете на деревню там, вы сможете отправить туда войска или центрировать карту, среди прочего.

Маленькая карта справа показывает часть текущего континента, к сожалению, с меньшим количеством информации, чем карта слева.

С премиум-аккаунтом у вас есть возможность активировать политическую карту.который показывает юрисдикцию вашего племени, врагов и союзников.

Деревни варваров

Рядом с деревнями, принадлежащими игрокам, можно увидеть серые поселения. Это деревни варваров, которые появляются автоматически по мере роста мира, или возникают после удаления учетной записи другого игрока, выбора «начать сначала» и т. д. Одним словом: в основном это деревни, покинутые другими игроками. При нападении на такую ​​деревню мораль всегда будет 100%.

В мирах с Церковью начиная с версии 5.4 деревни варваров сражаются со 100% верой.

Поселения кочевников

Третий тип деревень, видимых на карте, — бонусные деревни, так называемые поселения кочевников. Вы можете увидеть их на карте как серые деревни с желтой рамкой. Как следует из названия, эти деревни дают вам особые бонусы, когда вы их захватываете.

Бонусные деревни появляются в мирах нового стиля 4.0

  • Производство древесины на 10% быстрее
  • Производство глины на 10% быстрее
  • Производство железа на 10% быстрее
  • На 10% больше населения в усадьбе
  • Обучение в казарме на 10% быстрее
  • Обучение в конюшне на 10% быстрее
  • Производство в мастерской на 50% быстрее
  • На 3% быстрее производство всех ресурсов


Бонусные деревни появляются на мирах в новых стилях 5.0 и 6.0

  • Увеличение производства древесины на 100 %
  • Увеличение производства железа на 100%
  • Увеличение производства глины на 100 %
  • Увеличение производства сырья на 30%
  • На 50% больше амбара и вместимости торговца
  • 90 025 На 10% больше населения 90 026
  • Производство в мастерской на 33% быстрее
  • Обучение в конюшне на 33% быстрее
  • Обучение в казарме на 33% быстрее
  • Карта слева

  • Карта справа

  • Деление мира на континенты

Премиум-функции

После активации Премиум-аккаунта карта пополнилась некоторыми очень полезными опциями.

Политическая карта

Первая возможность показать политическую карту . Это простой в использовании и полезный инструмент, позволяющий определить границы племенного влияния или границы так называемого фронт. Мы можем свободно редактировать его, назначая выбранные цвета разным игрокам и целым племенам. По умолчанию наши деревни желтые, вражеские племена красные, союзные синие и т.д. Политическая карта может быть отключена и включена в любое время, установив соответствующий флажок в параметрах отображения.

Планировщик наступления

Еще одна функция, доступная в настройках дисплея, — это возможность использовать планировщик наступления . Это инструмент, который может использовать только человек, являющийся администратором племени. После его запуска появится окно со всеми членами племени, позволяющее назначить каждому из них цвет. Затем администратор племени выбирает «Атака» или «Подделка» и игрока, которому нужно назначить деревни. Затем он выбирает цели атак.Таким образом, вы можете спланировать чрезвычайно сложную и тщательную атаку всего за несколько кликов. Полученный план можно сгенерировать (опция «Создать BB-коды») и сделать доступным для соплеменников на внутреннем форуме. После завершения работы с ним, после следующего входа в систему, мы по-прежнему сможем использовать введенные данные и свободно модифицировать их с учетом различных изменений.

Всплывающие окна

В параметрах отображения мы также можем выбрать отображение всплывающих окон на карте.Они позволяют отображать подробную информацию о конкретной деревне вместе с наведением на нее курсора. Мы можем решить, какая информация должна отображаться в таких окнах, щелкнув стрелку справа от опции, выбрав интересующие нас детали.

Новые премиум-функции (варианты монетизации)

Новые Премиум-функции (варианты монетизации) — это новые функции для Премиум-аккаунта, впервые представленные в мире 61. Они позволяют вам получать обновления в обмен на Премиум-очки.

Типы новых премиум-функций

  • Сокращение времени строительства вдвое (10 очков премиума),
  • Немедленное завершение строительства - возможно, пока оставшееся время составляет 10 минут или меньше (10 PP),
  • Снижение стоимости строительства определенного уровня здания на 20% (30 ПП),
  • Экстра 20% от производства отборного сырья на 7 дней (40 ПП),
  • Торговля с местным торговцем 1:1 (10 ПП).

Причина введения

Выдержка из заявления руководителя проекта, цитата с Общего форума:

Средства, полученные от их продажи, позволят нам с оптимизмом смотреть в будущее игры.Племена уже давно не афишируются должным образом. Это связано с тем, что стоимость интернет-рекламы последние несколько лет неуклонно росла (вплоть до того, что, несмотря на кратковременное возобновление рекламной кампании после небольшого всплеска прибыли с МК и АФ, ее пришлось снова останавливать) , поэтому Tribes, принося относительно небольшую прибыль, по сравнению с конкурентами (и даже другими играми InnoGames) не могли эффективно себя продвигать. Так что стало ясно, что это был путь, по которому можно было идти только до определенного момента.

Наших игроков можно разделить на три группы:

  • Игроки, которые не хотят или не могут тратить деньги (играют без Премиума, МК и АФ).
  • Игроки, которые хотят потратить небольшие суммы на хобби (Премиум, иногда МК и АФ тоже).
  • Игроков, которые могут и хотят больше тратить на свое хобби, чтобы получить от этого максимум удовольствия (используя Premium, MK и AF, тоже готовы тратить больше).

Поэтому представляется вполне разумным открывать миры только с обычными Премиум опциями (для участников группы 1 и 2), а также миры с более широкими возможностями в этом плане (для группы 3).С точки зрения здравого смысла было бы неразумно запрещать Пользователям платить за дополнительные Премиум-возможности, если они только этого хотят. Поэтому мы оставляем каждому игроку возможность свободно выбирать предпочитаемый тип игры.

С выпуском стиля 3.0 в игру был введен новый юнит - Рыцарь. Он стал приобретать все большее значение только после введения стиля 4.0. Отныне рыцарь может находить предметы, владение которыми может склонить чашу весов победы на нашу сторону (особенно в первой фазе игры).Предметы хранятся в оружейной и только оттуда вы можете экипировать ими своего рыцаря.

Оружейная

Баптистский флаг

Тяжелая кавалерия: Увеличивает силу атаки на 30% в атаке и на 20% в защите.

Швейцарская алебарда

Копейщик: Увеличивает силу удара на 30% при атаке и на 20% при защите.

Топор воина Торгарда

Axeman: Увеличивает силу атак на 30% и защиту на 20%.

Олимпийский огонь

Увеличивает урон от атаки катапультой на 100%.

Лэнс жив

Легкая кавалерия: Увеличивает силу атаки на 30% в атаке и на 20% в защите.

Судно Карлоса

Увеличивает урон от тарана на 100%.

Большая арка Эдварда

Лучник: Увеличивает силу удара на 30% при атаке и на 20% при защите.

Длинный меч Ульриха

Рыба-меч: увеличивает эффективность атак на 30% при атаке и на 20% при защите.

Изогнутый лук Хана

Конный лучник: увеличивает силу удара на 30% в атаке и на 20% в защите.

Kalida

Зрительная труба

Шпионы в любом случае могут видеть войска, находящиеся за пределами деревни.

Скипетр Васка

Дворянин уменьшает поддержку в атакованной деревне минимум на 30.

Отличия в версии игры 5.0

  • Длинный меч Ульриха - увеличивает силу атаки Мечников на 40%, а защиту на 30%.
  • Топор воина Торгарда - увеличивает силу атаки Топоров на 40% в атаке и на 30% в защите.
  • Векиера Карлос - дополнительно еще больше разрушает Защитную Стену в первой фазе боя.
  • Олимпийский огонь - увеличивает урон, наносимый катапультами при атаке, на 100%, и увеличивает их силу в защите в десять раз.

Прочие элементы - такие же, как и в предыдущих версиях.

Примечание. Церкви доступны только в определенных игровых мирах.

Первая церковь - Помогает верующим осаждать деревни.Без церкви солдаты села в зоне церковного влияния воюют меньше. Первая церковь не может быть расширена. Каждый игрок может владеть только одной первой церковью (не может быть построена в другой деревне). Если у нас есть Церковь, а наша Первая Церковь снесена, то ее нельзя восстановить. Первую церковь нельзя разрушить катапультами.

Церковь является источником религиозного вдохновения для жителей близлежащих деревень. Без церкви солдаты из этой деревни и близлежащих деревень сражаются, используя только половину своих максимальных возможностей.Каждая из ваших деревень должна находиться под церковным влиянием. Вы начинаете с деревни, где уже находится первая церковь. Как только вы захватите другую деревню, вы сможете построить больше церквей. Это очень дорогие постройки, которые к тому же требуют много места во дворе, поэтому строить церковь в каждой деревне не очень разумно. Чем выше уровень церкви, тем на большую территорию она может влиять. В обзоре деревни вы можете узнать, затронута ли деревня какой-либо из церквей, и сколько церквей поддерживают деревню своими молитвами.На карте есть возможность показать зону влияния церкви - она ​​отмечена синим кругом.

  • Когда деревня с церковью будет захвачена, она будет разрушена, и новый владелец сможет восстановить ее.
  • Одной церкви достаточно, чтобы солдаты деревни сражались в полную силу. Больше церквей, влияющих на деревню, не увеличивает боеспособность армии.
  • Только церкви в ваших деревнях увеличивают боевую мощь вашей армии. Церкви союзников и членов вашего племени не помогают вашим солдатам.
  • Если вы поддерживаете игрока, ваши солдаты находятся под влиянием их церквей.
  • Деревня, из которой вышли войска графов во время рейда. Если она находится в пределах досягаемости церкви, войска сражаются в полную силу. Неважно, находится ли разоренная деревня в зоне влияния церкви или нет.
Отправка запроса на замену на вашем аккаунте

Если вы не можете играть в течение определенного периода времени, у вас есть возможность заменить игру, пока вас нет. Для этого вам следует нажать на "замена" в "настройках" и ввести никнейм игрока, которому вы даете замену. Вы должны доверять человеку, которому вы доверяете свою учетную запись, поскольку они могут нанести большой ущерб вашей учетной записи . Также следует заранее поинтересоваться, найдет ли этот человек время для замены. После вашего возвращения вы можете войти в свою учетную запись и завершить замену.

Принятие замены от другого игрока

Если другой игрок указал вас в качестве альтернативы, вы должны сначала принять замену (или отклонить ее, если вы не хотите ее принимать). Для этого перейдите во вкладку «Настройки» и нажмите там «Подстановка».После принятия замены там появится ссылка "авторизация", по которой можно авторизоваться замененным игроком.

флага — это новая функция в игре с выпуском версии 8.5. Их роль состоит в том, чтобы предложить деревне определенный бонус. Каждой деревне можно присвоить один флаг - его можно изменить/снять через 24 часа.

Флаги будут иметь определенные уровни, которые можно развивать: 3 флага одного типа данного уровня можно обменять на 1 флаг более высокого уровня.И так до достижения максимального - девятого - уровня.

Бонусы, предлагаемые каждым типом флага, влияют на следующие параметры :

  • Производство сырья
  • Время набора юнитов
  • Сила атаки
  • Сила обороны
  • Баланс счастья
  • Вместимость усадьбы
  • Стоимость монеты/пачки
  • Объем добычи

Если у вас есть флаг определенного уровня, вы сможете обменять его у соплеменников на другой флаг того же уровня.

Флаги можно получить:

  • Победа над вражескими армиями (аналогично рыцарским предметам)
  • Построить дворянина
  • Получение украшения
  • Выполнение некоторых из обучающих заданий
  • Приглашение друзей
  • Покупка набора флагов (в некоторых мирах)

Флаги не будут привязаны к конкретному миру! Если вы получите их в мире X, вы также сможете использовать их в мире Y, конечно, играя с той же учетной записью.Система флагов не будет введена ни в одном из существующих миров — они применяются только к мирам, открытым в будущем (начиная с 64-го мира).

Инвентарь в основном используется для хранения наград за события или подарков, полученных от других игроков. В отличие от флагов, содержимое инвентаря назначается конкретному миру, то, что у нас есть в мире X, может быть использовано только в мире X. Чтобы передать Преимущества, приобретенные за Премиум-очки, или сохранить их в инвентаре для последующего использования, перейдите на вкладку Премиум -> Подписки, выберите нужное Преимущество, а затем выберите «Сохранить на потом».

Выбранное Преимущество появится в инвентаре, чтобы его использовать, просто нажмите "использовать".

Приветственный набор для каждого мира, к которому вы присоединитесь, также будет ждать вас в вашем инвентаре. Он добавляет 10% вместимости вашего амбара к ресурсам в каждой деревне.

Это новая служба, которую мы вводим для защиты наших серверов. Его целью является повышение эффективности и, таким образом, оптимизация процессов, связанных с обработкой данных. ссылка [клик]

Общая информация

С помощью этой функции вступление в племя и оставление среди его членов вознаграждается различными преимуществами, которые помогают развитию учетной записи.После присоединения к племени игрок будет получать очки престижа каждую неделю, а дополнительные очки престижа можно получить, выполняя квесты племени. Престиж можно использовать для активации бонусов, усиливающих деревню и/или войска, а также можно передать племени, чтобы разблокировать доступ к другим бонусам, а также усилить эффекты имеющихся на данный момент. Функция навыков племени доступна, выбрав вкладку «Племя» в главном меню, а затем «Уровень».

Престиж

Престиж — это валюта, которую можно использовать для активации навыков или передать племени для повышения уровня.В настоящее время престиж начисляется раз в неделю, а получаемая сумма зависит от времени, проведенного в данном племени — старые участники еженедельно будут получать больше престижа, чем новые. Престиж можно сохранить на аккаунте для последующего использования, но он будет потерян, когда вы покинете племя. Престиж также можно получить, выполняя племенные квесты.

Навыки

На данный момент есть 7 умений на выбор. Каждый дает бонус к определенному аспекту в игре и может быть активирован в обмен на определенное количество очков престижа.Навыки открываются при достижении определенного уровня племени, и их сила увеличивается по мере прохождения уровня. Навыки активируются немедленно и отображаются в правой части окна.

Каждый участник племени активирует навыки для своей учетной записи и может активировать любой из доступных бонусов. Счетчик времени и полоса прогресса показывают, как долго будет действовать бонус.

Уровни племени

Уровень племени определяет, какие навыки открываются для членов племени, и размер их бонусов.Чтобы повысить уровень племени, участники должны вносить очки престижа, с которыми увеличивается опыт племени (индекс XP). Также он растет благодаря бонусам, получаемым за выполнение племенных заданий. После достижения необходимого количества XP уровень племени повышается. Счетчик опыта племени не может упасть ниже нуля, однако племя может потерять свой опыт, когда выгоняет игрока из племени.

  • Количество опыта, потерянного при кике игрока, зависит от того, как долго игрок был членом этого племени, и от количества членов племени в настоящее время.
  • Убийство неактивного игрока (с красной точкой в ​​списке членов племени) не приводит к потере XP.
  • Количество опыта, потерянного при кике данного игрока, отображается во всплывающем окне при попытке выполнить такую ​​операцию.
  • В результате потери XP уровень племени может упасть - тогда некоторые умения могут снова заблокироваться до восстановления необходимого уровня.
  • Игроки, покидающие племя, не вычитают племенной опыт, но теряют весь свой престиж.
  • Когда племя распадается, все его члены теряют весь свой престиж.

Опыт (XP), необходимый для разблокировки следующих уровней, зависит от лимита членов племени

90 340 30 90 340 40+ 90 350 0 90 350 0 90 350 0 90 350 0 90 350 100 90 350 200 90 350 300 90 350 400 90 350 246 90 350 492 90 350 739 90 350 985 90 350 417 90 350 834 90 350 1,668 90 350 606 90 350 1,213 90 350 1,819 90 350 2 425 90 350 810 90 350 1,621 90 350 2 431 90 350 3 241 90 350 1,027 90 350 2 054 90 350 3 081 90 350 4 108 90 350 1,255 90 350 2,510 90 350 5 020 90 350 9 90 350 2,986 90 350 4 479 90 350 5 971 90 350 1,740 90 350 3,480 90 350 5 220 90 350 6 959 90 350 1,995 90 350 5 986 90 350 7,981 90 350 12 90 350 2 258 90 350 4 517 90 350 6,775 90 350 9,034 90 350 13 90 350 2,529 90 350 5 058 90 350 7,587 90 350 2 806 90 350 5 612 90 350 8.419 90 350 11,225 90 350 15 90 350 3 090 90 350 6 180 90 350 9.270 90 350 12 360 90 350 6.760 90 350 10.140 90 350 13,520 90 350 17 90 350 7,352 90 350 14,703 90 350 7 955 90 350 15,909 90 350 4 284 90 350 8,568 90 350 12,852 90 350 17 136 90 350 4,596 90 350 9,192 90 350 13 788 90 350 18,384 90 351 90 338 90 349 90 350 Итого 90 350 40.285 90 350 80.575 90 350 120.862 90 350 161,145
Уровень Лимит членства
10 20
1
2
3
4 1.251
5
6
7
8 3,765
1.493
10
11 3991
10.116
14
16 3 380
3,676 11.028
18 3.977 11.932
19
20

Экран навыков племени

Аббревиатура племени
Описание
1 Текущий уровень племени
2
3 Индикатор выполнения, показывающий текущий уровень XP и необходимый для достижения следующего уровня.
4 Кнопка для передачи престижа племени (и увеличения его опыта)
5 Ваш текущий престиж
6 Количество очков престижа, которые вы получите по истечении таймера
7 Оставшееся время для завершения текущих племенных квестов
8 Индикаторы прогресса игрока и племени в выполнении текущих заданий и текущая награда за их выполнение
9 навыков (доступные выделены)
10 Активные навыки
.

Пекин 2022: Олимпийцы добрались до деревни в Чжанцзякоу

Покинув Варшаву, польские олимпийцы уже находятся в олимпийской деревне в Чжанцзякоу.

В четверг вечером 45 польских олимпийцев и сопровождающие их болельщики прибыли в Олимпийскую деревню в Чжанцзякоу, сообщил пресс-атташе команды "Пекин-2022" Ежи Якобше.

Самолет Польских авиалиний с олимпийцами приземлился в Пекине в четверг днем ​​по местному времени.

После чрезвычайно эффективной проверки соблюдения санитарных правил в связи с пандемией коронавируса олимпийцы были аккредитованы на XXIV зимние Олимпийские игры. Все бело-красные успешно прошли тесты на ковид.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Збигнев Бродка перед последней в карьере Олимпиадой: Важен результат, но на этот раз второстепенный

Гораздо больше времени ушло на разгрузку багажных отделений с экипировкой спортсменов, которые будут участвовать в биатлоне, конькобежном спорте, шорт-треке, классическом лыжном спорте, горных лыжах, лыжном двоеборье, санной гонке и сноуборде.

Среди прибывших были трехкратные олимпийцы и призеры, конькобежцы Наталья Червонка и Збигнев Бродка, которые станут знаменосцами сборной Польши.

Слиток ртути в деревне в Чжанцзякоу, когда туда прибыли поляки, был минус 20 градусов по Цельсию. Прибыв в село, хозяева подтвердили аккредитацию спортсменов и других лиц, в том числе членов миссии.

4 февраля в Пекине начнутся Олимпийские игры.Столица Китая также организовала летние игры - в 2008 году.

MS, PAP

Перейти на Polsatsport.pl Ваш браузер не поддерживает видеоплеер...

PolsatSport.pl для телефонов с Android и iOS!

Самая свежая информация и новости, где бы вы ни находились.

.

81-й день войны в Украине. Погром русских в битве за понтонные мосты

Мало что изменилось на суше за последние сутки, не считая все более затягивающегося отхода русских из Харькова. Так заканчивается битва за этот город, еще одно поражение. Стоит описать, как вы теряете силы при попытке форсировать Донка.

К счастью, ситуация на Донбассе особо не изменилась. Сегодня никто не спрашивает, когда здесь начнется объявленное большое наступление, потому что, как видите, прежде чем оно началось окончательно, оно закончилось тем, что опять обвиняют русских.Последующие попытки атаковать Славянск под Изюмом не принесли никаких результатов, кроме дальнейшего обескровливания 1-й гвардейской танковой армии, от которой мало что осталось.

Читайте также: Эта война действительно из-за Донбасса?

Должен был быть "wpieriod!", и получилось "в бук"

Алексей Арестович, советник президента Владимира Зеленского, который вызывает доверие, потому что говорит часто и не имеет информационных провалов, сказал интересную вещь.По его словам, четыре из 12 армий (1-я гвардейская танковая армия, 2-я гвардейская, 5-я, 6-я, 8-я гвардейские, 20-я гвардейская, 29-я, 35-я, 36-я, 41-я, 49-я и 58-я армии) использовались в Украине, или де-факто все в собственности, полностью разбиты и боевой ценности не имеют.

Наверняка это 6-я армия под Харьковом, которая, поджав под себя хвост, медленно сворачивает к Белгородской области на российской стороне границы. А также для 29-й армии, которая осталась в Белоруссии и больше не вернулась воевать на Украине.Что касается двух других, то, скорее всего, среди них 1-я гвардейская танковая армия, постепенно отходящая из Изюма. На последнее место есть несколько претендентов.

Это 2-я гвардейская армия, из которых в настоящее время в Украине идентифицирована только 30-я механизированная бригада. Что стало с 15-й Александрийской гвардейской механизированной бригадой и 21-й Омско-Новобугдской гвардейской механизированной бригадой, никто не знает. Может быть, даже самому Путину не сказали. Потому что зачем его беспокоить? 41-я армия, напротив, предпринимала безуспешные попытки форсировать Донец, о чем позже.А так Центральный военный округ растерял свои силы, потому что 90-я гвардейская Витебско-Новгородская танковая дивизия, находящаяся в его ведении, не похожа на ту, что была до 24 февраля...

Алексей Арестович также напомнил, что сам командующий Центральным военным округом генерал-полковник Александр Лапин сам распрощался со своей должностью. Если это правда, то дело интересное, ведь такой «чести» пока не встречал ни один из четырех командующих военными округами, хотя есть трое претендентов на то, чтобы разделить судьбу сослуживца.

На южном участке фронта в Донбассе русские пытаются прорваться из захваченной Попасной, где украинское сопротивление, как сообщается, было разгромлено группой Вагнера, только что привезенной сюда частной бандой, нечто среднее между охранным агентство и армия наемников. Сейчас здесь воюют 40-я Краснодарско-Чарбинская бригада морской пехоты и 336-я Белостокская гвардейская бригада морской пехоты ( де-факто сокращены до роли обычных механизированных бригад). Только то, что брешь не в нужном направлении на запад, а в бесплодном направлении на север, в сторону села Александрополья.Может хотят обойти жесткую оборону 24-й механизированной бригады Король Даниил, что было бы возможно, если бы она была проведена быстро и эффективно превратилась в обход украинских позиций с фланга? Мне вспоминается знаменитая сцена из фильма «Ничего смешного», когда на вопрос в лифте: «Он поднимается?» Цезарий Пазура отвечает: «Как он должен идти, в буке?!». Вот так пришла атака к русским - она ​​должна была быть "впериод!", а она была "в буке". На других восточных и южных фронтах Украины ничего не изменилось.

То, что происходит под Харьковом, наоборот, довольно оптимистично. Российские войска все больше и больше отступают на север, роют окопы на своей стороне границы и расширяют оборону, как будто украинцам предстояло двигаться через Белгород, Курск, Орзель и Тулу к самой Москве. Может это и есть идея, в самом деле, кто бы их сейчас остановил, раз то, что осталось от российских сухопутных войск, почти полностью воюет на Донбассе?

Читайте также: Такой тихий украинский герой помогает переиграть россиян

Как форсировали Донец

Храбрый 41.армия, уже прославившаяся тем, что едва миновала Чернигов на пути к Киеву на восточной стороне Днепра, даже не захватив города, теперь героически штурмует Донец. Река здесь напоминает Варту или Буг. Проблема в довольно грязном дне, в котором танки застревают, если пытаются перейти этот путь.

Давайте прямо сейчас: переправа через реку и сегодня остается проблемой. Поэтому лучше всего захватить существующий мост и пройтись по нему. Сделать это русским удалось под Херсоном, где 25 февраля они начали форсировать северо-западный берег Днепра сразу в двух местах.Форсировать Донец под Изюмом было гораздо труднее, бои за город продолжались с 6 по 26 марта. Три недели русские пытались отстоять Изиуму. В это время здесь сражалась 2-я гвардейская армия, которая окончательно прорвала Донц в городе, но ценой огромных потерь. Дело в том, что украинцы не решились на массированный артиллерийский обстрел построенных русскими понтонных мостов, опасаясь поражения близлежащих населенных пунктов и потери собственного населения.

Правда, взятие Изиуму и выход 28 марта южнее отсюда мало что сделали для русских, так как в течение всего апреля и половины мая им не удавалось пройти дальше половины пути к Славянску.Но надо признать, что это была единственная удачная переправа ими через реку по наплавным мостам.

Читайте также: Русское бессилие. Гробы на колесах и незашифрованные разговоры

Когда реки не форсированы

2 мая русские войска предприняли попытку форсировать Донец у Шипиливки. Река здесь теряется - сначала поворачивает на север и обходит город с запада. А затем делает широкую дугу, извиваясь на юг, течет немного западнее Рубежного, затем Донец, протискиваясь между Северодонецком и Лисичанском, течет на юг.

Разгромив небольшой украинский оборонительный пост, россияне рассеялись по местности. Создается впечатление, что вместо того, чтобы ставить сюда все новые и новые силы и занимать как можно более широкую полосу земли, они искали счастья в окрестных деревнях. Как будто они занимались чем-то гораздо более интересным, чем боевые действия. В результате украинцы собрали больше сил и отогнали разрозненные части противника, к 4 мая все было кончено. Русские отомстили, яростно обстреляв район между Шипиливкой и Привиллой, откуда они были выброшены.Обстрел продолжался в ночь с 4 на 5 мая и на следующий день. Конечно, начальство было проинформировано, что противоположный берег Донца усеян трупами украинских солдат, но в основном это были трупы русских, потому что украинцы немного отошли назад. Смысла там сидеть не было, так как известно, что когда бьют залп за залпом, под этот огонь другую штурмовую группу пропихнуть невозможно. Лучше подождать, пока захватчикам надоест эта канонада.

Тем временем россияне сделали подделку. Они стучали как одержимые в вышеупомянутом районе, но фактически приступили к наступлению на южный берег Донца у Серебрянки чуть западнее.Форсировать реку здесь начали 5 мая. Однако им не повезло, поскольку украинцы как раз ротировали механизированную часть из Северодонецка, заменив ее там силами территориальной обороны и Нацгвардией. Сюда была направлена ​​79-я десантно-штурмовая бригада, предотвратившая захват плацдарма у Серебрянки.

Но русские упрямы. Теперь им это удалось в лучшем случае, то есть в Белогоровской битве, примерно на полпути между этими местами. Вот русские и попробовали его в ночь с 7 на 8 мая, накануне знаменитого Парада Победы.Правда, объявить об ошеломляющей победе под Белогоровкой на Красной площади Путину было бы проблематично, потому что русским трудно произносить это имя, но, может быть, после небольшого лингвистического упражнения он как-нибудь с этим справится.

8 мая был возведен первый понтонный мост, за ним танки и БМП, предположительно из состава 35-й Волгоградско-Киевской гвардейской механизированной бригады. Эта «Киёвская» в названии — пережиток Второй мировой войны — в 2022 году бригада не дошла до украинской столицы.Теперь она охотно поехала в Белогоровку. Тем временем, однако, украинская артиллерия обстреляла мост, затопив его вместе с несколькими бронемашинами, которые приземлились в реке рядом с разрушенным сооружением. Потом нам удалось снова перебраться на Шипиливку и снова атаковать Привиллу. На кой черт, бог его знает, ведь они должны стремиться соединить оба плацдарма - на Шипилевке и Белогоровке - ведь их разделяло несколько километров.

9 мая был успешно построен еще один понтонный мост возле Белогоривки и ок.100 единиц бронетехники (танки, БМП, САУ, немного техники). Им предстояло форсировать Шипиловские холмы, но нужно было как можно скорее начать боевые действия, расширить плацдарм, ввести туда как можно больше сил и соединить оба плацдарма в один. При двух понтонных мостах третий можно было перекинуть внутрь, чтобы не нарушать непрерывность снабжения на южном берегу. К этим переправам также необходимо было подвести зенитные средства и две-четыре артэскадрильи с противоартиллерийскими радиолокаторами, чтобы немедленно ответить встречным выстрелом и нейтрализовать украинцев при попытке уничтожить переправы артиллерийским огнем.

Тем временем русские набивали эту сотню бронетехники и целый день не двигались с места. Насколько я знаю их и их жизнь, они так напились в День Победы, что не могли двигаться. В Польше в начале 1980-х 9 мая (обычный рабочий день даже в ПНР) наши Су-7 случайно обстреляли роту из десяти советских танков Т-55 на полигоне под Бедруско с неуправляемые ракеты. К счастью, молодые летчики не попали напрямую ни в один танк, но взрывы вырвали ящики с инструментами, антенны и другое мелкое оборудование, осколки поцарапали броню и разбили несколько перископов, в одном случае сломали гусеницу.Когда наши офицеры прибыли в это место по марле, они обнаружили около 50 русских солдат и офицеров, сбитых алкоголем, в соседней казарме, в полном бессознательном состоянии, естественно, разрывов ракет никто не слышал. Нам удалось разбудить одного офицера, который пересчитал залитых в бессознательное состояние бойцов и заявил, что с ними все в порядке. Ему показывали изуродованные танки, на которые он смотрел заблудшим взглядом, махал рукой и бормотал что-то вроде «а… с этим», используя слово, знакомое нам по Змеиному острову.Отсюда я знаю, как празднуется 9 мая в России, и чествование героев — дело святое.

Поэтому бездействие на плацдарме у Белогоровки 9 мая я могу объяснить только так.

Читайте также: Железо и мясо. Хаос и жестокость русской армии

А 10 мая начался ад

Прилетел украинский беспилотник, заснял то, что нужно, и через мгновение артиллерийский обстрел обрушился на мосты и группу российских боевых машин.За несколько часов ракеты прорвали понтонные переправы и превратили всю вышеупомянутую технику в груду металлолома.

Положение русских войск на южном берегу очень осложнилось. Именно поэтому на помощь из Рубежного и Кременного были стянуты все имеющиеся войска ЛНР, а через Донецк их гнали на юг на помощь «союзникам» из России. Именно так объединенные силы называли сами русские - союзными войсками. Союзники найдены.

12 мая украинская артиллерия полностью уничтожила все понтонные переправы через Донец, отремонтированные накануне; массированный натиск теперь направлялся на плацдарм, где к 13 мая все «союзные» войска были ликвидированы.В конгломерате уничтоженной техники украинцы также обнаружили плавающие машины БМД-2. Их было немного, но всем интересно, откуда они взялись. Храбрые "союзники" их зарубили против своих же рейдеров что ли? В любом случае это свидетельство бардака в российской армии.

Итак, наконец, бой за понтонные мосты на Донце у Шипиливки, Белогоровки и Серебрянки, который велся в течение 11 дней (со 2 по 13 мая), закончился погромом русских. Именно здесь были обескровлены остатки не только вышеперечисленных 35.Волгоградско-Киевская гвардейская механизированная бригада, но и 74-я Звенигородско-Берлинская гвардейская механизированная бригада, что привело к окончательной потере боеспособности 41-й армии. И именно в боях за места с такими названиями у русских будет проблема их выговорить (особенно при употреблении).

Согласно легенде, король Владислав Ягелло якобы больше заботился об истории своего Польско-Литовского королевства, потому что 14 июля 1410 года он поднялся на холм и спросил: как называется деревня у того поля? Будзёнгвы! Пришел ответ.Ягелло указал на другую деревню: а та? Грюнвальд! Король улыбнулся и сказал: хорошо, вот оно!

Читайте также: Эти россияне не очень мобильные. И гонят на лом

.90 000 Архив устной истории - Богдан Добжанский

Богдан Добжанский «Лис»


Меня зовут Богдан Добжаньски, я родился 10 апреля 1932 года в Варшаве. Был активным участником Варшавского восстания. Я был двенадцатилетним мальчиком и не воевал, я не был солдатом. Я был добровольцем, помощником санитарного патруля в районе, который немцы называли Niemandsland , или «нейтральной землей», между Вилянувом и Садыбой.Я вступил в акцию, как я уже сказал, добровольно 2 августа [1944 года], когда мои родители уже были в действии. Признаюсь, тётя пренебрегала мной, я не слушал её предостережений. 2 августа дама, которая жила с нами, у нас есть друг, дипломированная медсестра, но не член Армии Крайовой, решила, что мы можем начать работать вместе, но в Виланове.
  • Извините, я хочу вернуться в более ранние времена, в ваше раннее детство, в довоенные времена.Расскажите, пожалуйста, о тех временах. Я так понимаю, вы жили здесь, в этом доме, верно?

Пожалуйста. Да, я все повторю. Я действительно сделал немного быстрее. Это о себе, кто я есть. Кем были мои родители? Мои родители, создавшие для меня семейный очаг, поселились в Вилянове [в 1937 году], они приехали из Новогрудка. В окрестностях Новогрудка мой отец четыре года был членом, вернее, пайщиком транспортного кооператива, просто потому, что по профессии был механиком-водителем, еще из армии.В 1920 году воевал на Литовско-Белорусском фронте под командованием генерала Шептицкого, затем генерала [Юзефа] Довбора-Мусницкого, вернулся. Что он мог, то есть знать об автомобилях, ему удалось купить несколько излишков автомобилей, и в этих районах была создана компания. Там, в глуши Новогрудского края, не было удобного сообщения и разного народа возили, как теперь пекаев, из города в город на разные ярмарки. Через четыре года он вышел из нее, и оттуда пришли деньги, которые позволили ему начать строительство большого семейного дома в Виланове в 1938 году.
Моя мама действительно закончила двухгодичные курсы портного, но швеей не была. Не думаю, что ей нравилась эта профессия. С другой стороны, она чувствовала себя хорошо в общественной работе. Условия родителей были таковы, что жена не работала; Я выросла в этой семье, была еще моя тетя, которая к нам присосалась, мамина сестра, и так оно и было. В 1938 году мы жили в этом доме, и он был на пути к войне, поэтому моя мать присоединилась к общественной работе здесь, в Виланове, и ее просто увлекла энергия.Она была соучредителем первого продовольственного кооператива «Сполем». Такая хорошая организация была тогда, что приносила дивиденды, в ней принимали участие и учителя из Вилянува, были знакомые с теми учителями из вилянувской школы. Моя мама, наверное, в середине 1938 года вступила в Женскую военную подготовку, была такая организация. Потому что моя мама была, что тут скажешь, какое-то время надзирательницей в тюрьме Павяк, другой работы у нее не было, поэтому какое-то время она там работала, оказалось, что она умеет хорошо стрелять, у нее есть какие-то почести, так что она была привлечена к оружию, и именно здесь Военная подготовка женщин и Польский Красный Крест, которые затем спешно организовали санитарные курсы первой помощи.Мама организовала его для молодежи из Вилянува, пригласила лекторов, здесь были демонстрации противогазовой защиты. Словом, госпожу [Зофью] Добжаньскую здесь знали, она действовала довольно широко.
Это пригодилось потом, потому что грянула война, и дом уже тогда стоял, это был здоровый, крепкий, не очень просторный дом, но в чем проблема - в нем не было установок, как в настоящей Варшаве, [ Wilanów] были дальней окраиной. Преимущество расположения этого дома заключалось в том, что участки не были дорогими, а сообщение значительно улучшилось, потому что раньше была только Вилянувская железная дорога, такой паровозик, а в 1930-е годы, где-то в 1934-1935 гг. город предоставил нам трамвайную линию «2W», сначала до Садыбы, затем до Вилянува, а затем она стала напоминать дальний пригород.Во всяком случае, были обещания, что через год, через два, через пять Вилянув будет присоединен к Варшаве, и родители тоже давали надежду. Поэтому выбор был хороший, дом уже стоял, а война шла. Когда грянула война, люди, которые жили вокруг... И это были домики, в них жили либо водители варшавского трамвая, либо "узкоколейные" железнодорожники. Была даже такая обидная кличка, что [говорили]: «Ты сын узкоколейного железнодорожника!» В школе из-за этого, конечно, были драки. Потом, в 1938 году, я пошел в школу, но меня так воспитала тетя, что я мог пойти во второй класс и в семь лет уже мог быть учеником [второго класса], в сентябре 1939 года, третьим комплектация, но пришла война.В первые дни войны подвалы были полны людей, потому что это казалось безопасным местом, потому что дом был крепок, но конечно не против бомб, а против артиллерийского огня или пулеметного огня, а немцы были приближается быстро.
1 сентября [1939 г.] - отец в это время находился дома, он был освобожден от учений [солдат запаса], так как посещал учения с марта по июнь. В июне моего отца уволили с обучения, он еще не начал работать, мотался по дому, что-то чинил, что-то чинил, новый дом, значит, что-то делал по-своему.Механик, поэтому он продолжал что-то находить. Это было как раз в ту пятницу. [Отец] заметил на небе плотные «стеганые одеяла», хлопки и клубы дыма. Мама, я помню, она делала лапшу, вареники или что-то в этом роде, говорит: «Смотри, Антося, опять упражнения». Отец говорит: «Нет, Софи, это не упражнения. Это уже война. Это уже меткая стрельба». Вот как это началось. Эта острая стрельба была перенесена и на Вилянув, хотя на Вилянув не было воздушных налетов, но велась артиллерийская стрельба. [Польская] артиллерия вела огонь как из Варшавы, так и отсюда из окрестностей довольно плотно.Пули и осколки летели над головой. На [улицу] падали большие скрученные куски железа, еще горячие. Улица была вымощена полевыми камнями, это были "кошачьи головы", все звенело и мои друзья, лет восьми-десяти, оставшиеся здесь из разных трущоб, может, не трущоб, а бедных домов, выбежали, такие негодяев, и они собирали эти горячие обломки. Это было [сразу] ручкой, у кого больше, были созданы коллекции осколков. Конечно, кто-то это заметил, прогнал, предупредил: «Если попадет в череп, то ложись, брат, и пропало».
Как я уже сказал, фронт приближался довольно быстро. 17 [сентября 1939 г.] уже было первое сражение под Натолином. Нас здесь защищал отставной старый офицер, белорус по происхождению, [генерал] Булак-Балахович. Потом, в трагических условиях, он погиб во время оккупации, вероятно, его ликвидировала белорусская эмиграция, и между ними были какие-то расчеты. В то время он был смелым человеком и организовал оборону в дальних предместьях Варшавы, но силы немцев были велики, они окружили Вилянув.Мало того, у них были еще союзники в виде нескольких деревень немецких колонистов, которые располагались на реке Висле, пользуясь интернациональными правами, с гражданскими свободами для иностранцев, хотя и имели польское гражданство, но [сохранили] немецкое гражданство . Во всяком случае, они были очень хорошо организованы. Они были зажиточными фермерами и, как говорится, «подняли голову» еще в 1938 году.
Я немного расскажу о них. За ними следила полиция, но тогда не было так называемой политической воли, чтобы усмирить их всех там.Правда, здесь будет упомянуто знакомое имя, чиновник коммуны, г-н Витольд Ибиш, а это дед этого Ибиша, выступающего по телевидению, Кржися, получил секретный приказ, чтобы величайшие крикуны, активисты из НСДАП, просто написали вниз, занесите их в протоколы и, если что, поместите их за провода, чтобы изолировать их. До этого не дошло, потом мистеру Ибишу пришлось бежать отсюда и так далее. Он умер брошенным и, скажем так, в страхе, что его схватят и посадят в Освенцим.
Что я сделал с? О том, что была битва под Натолином.Там погибло много [польских] солдат, много улан атаковали из пулеметов на окраине Натолина, но на один день они остановили натиск немцев. Потом 18 сентября наши двинулись обратно в Садыбу. Оборона в Садыбе у форта уже затягивалась. Там уже было больше Войска Польского. Немцы вошли в Вилянув, начались облавы, обыски и допросы, где тут польские солдаты, и шарятся по углам. Это было неприятно. Старшие еще помнили немцев с Первой мировой войны и у них сложилось впечатление, что она ухудшилась, что они стали более наглыми, более грубыми.Как-то обращались с людьми, женщинами, детьми, неприятно, грубо, если можно говорить о вежливости.
Что произошло дальше? Потом они перешли на Садыбу и стояли там, даже пошли дальше, там я думаю до площади Бернардинских, там уже была плотина. Наконец, 29 сентября [1939 г.] Варшава капитулировала, а потом выяснилось, что это было в Вилянове, потому что я буду говорить о районе Вилянува, потому что знаю это по своим наблюдениям и по тому, что мог повесить вот и ходи, как говорится, прилипнув к маминой юбке.А, потому что я еще не сказал, что мой отец, как я уже сказал, был освобожден из армии, тогда он не получил мобилизационный билет и вместе с другим своим соседом, лейтенантом запаса, школьным учителем математики, господином Коваль, они двинулись, как рекомендовал полковник Умястовский, дорогой на восток, потому что где-то должна была быть защита, скажем, от немецкого наводнения.
Отца мы не видели, а отцовской заботы не было до конца ноября, так что мама вела хозяйство одна. Так как, как я уже сказал, она была энергичной, она поняла, что к тому же люди решили, что женщине будет легче, а мама немного знала немецкий язык, потому что у моих бабушки и дедушки раньше был продуктовый магазин в Быдгоще.Моя мама была там продавщицей, она училась немецкому языку у старых немок, это было давно. Во всяком случае, она была довольно смелой, думала, что с ней сделают немцы. Идея заключалась в том, чтобы похоронить [на кладбище] павших польских солдат, которых хоронили в полях, в садах, где-то в окопах, где они сражались, в парке, в окрестных деревнях. Большинство из них погибли возле вокзала Вилянув, здесь была конечная остановка трамвая. А у нас была школа, как говорится, от Фонда Браницкого, это была оборудованная школа, до сих пор огромное поле и на этом поле, я возвращаюсь немного назад, потому что до начала войны учителя организовали там, и видимо это были приказы попечительского совета, рыть зенитные зигзагообразные рвы, прямые рвы для школы.Они там копались, помню, даже шутили про себя: "А мы на своих солдат не пинаем?" И так получилось, что первые польские солдаты имели свои опорные пункты там, на линии этих окопов, а немцы находились на кладбище и атаковали с кладбища. Конечно, огневой мощи у них было больше, пулеметов у них было больше, а вот солдаты, скажем так, из запаса, призванные рабочие, крестьяне, имели пяти-десятизарядные винтовки самое большее, вот и умирали. Здесь их просто закопали так, что когда я собирался к своим двоюродным братьям, которые жили где-то ближе к дворцу, я мог видеть ногу, торчащую из траншеи, и именно там к ним подходили собаки.Это было сразу после боевых действий, то есть [20 сентября]. Нет, 18, 19 [сентября] уже. 20 [сентября] можно было немного побродить по Вилянову.
Мы были голодны, потому что нечего было есть. У двоюродных братьев была картошка, и мы пошли одолжить ее туда. Оружия не было, но техники было много, боеприпасов было разбросано много. Почему-то немцам было все равно. И, как я уже сказал, здесь погибли польские солдаты, в этом районе их хоронили как попало. Потом, фактически в октябре, уже заканчивался сентябрь, с согласия немцев была создана общественная похоронная комиссия, просто для эксгумации этих солдат, для перемещения их из мест временного захоронения на Виляновское кладбище.Таким образом, несколько человек, еще несколько, я бы сказал, патриотически настроенных хозяев отдали свои подводы, отдали своих сыновей или дочерей, потому что так было. К ней присоединилась графиня Браницкая, две девушки и несколько скаутов, сыновья директора, два подростка, славные мальчики. Начали зачищать, выкапывать солдат, пролежавших в земле несколько недель, две-три недели. [Тогда] началось веселье с осечками и боеприпасами, как раз для моей возрастной группы костры разжигались на перекопанных картофельных полях, мои друзья чаще всего использовали винтовочные боеприпасы, подложили [его] в огонь, легли на землю, он там взорвался , он не взорвался.Один был, скажем так, умный, запустил польскую гранату, вынул фитиль, начал возиться, фитиль взорвался, два пальца отломил, так мама испугалась этого. И никакой другой заботы не было, потому что я не слушала тетю, отца не было, мама была вовлечена, может быть, она была слишком вовлечена в эту общественную работу. Потому что там надо было выкопать труп и обыскать его, вынуть документы, вынуть "жетоны", т.е. опознавательные знаки, и все, что у них было в карманах, снять обручальные кольца, перстни, [все], что было у этих несчастных с ними.Все это было сложено в конверты, конверты были помечены именем и пронумерованы. Плотник сделал три больших ящика, размером около [полтора метра], потому что здесь, на Вилянувском кладбище, были похоронены все восемьдесят шесть человек, большинство из которых были опознаны, но, вероятно, двадцать непризнанных солдат. (...) Все хотели работать, но моей матери пришлось позаботиться о [первых контактах с семьями погибших]. И эти гробы, ящики, лежали на чердаке.Хорошо, что чердак [с папками] проветривали, потому что, к сожалению, эти документы лежали в земле, так что там не пахло, а обычная вонь разлагающихся тел. Документы постепенно уходили от нас в течение нескольких лет, потому что приезжали семьи, те, кто приходил на кладбище, искали своих близких. Сначала спрашивали, где [родственники] воевали, потом обыскивали кладбища, то находили таблички, то не находили, то догадывались, что они здесь лежат. Пришли женихи и родители. Торжественно одетые люди спрашивали, обычно в воскресенье днем: «Есть ли у госпожи Добжаньской какие-нибудь новости о таких-то людях?»Мама говорит: «Скоро увидим». Она взяла список, у меня есть список павших здесь, я его сам составлял, потом несколько раз переписывал. Так было [осенью] 1939 года.
О, и я скажу еще одно, потому что мы подошли к 1 ноября [1939]. 1 ноября, как раз Всех Святых, было известно, что с немцами шуток не бывает, мы уже знали, что у колонистов много хеджирования, поэтому приходской священник, священник доктор Ян Кравчик, и директор школы, Г-ну Адаму Воробчику, бывшему куратору Варшавского округа (мудрый человек, мы обязаны ему расширением виляновской школы перед войной), они просто решили, что это будет серьезное [празднование], не демонстрация, а католическое, кладбище обряд, так что были молитвы без пения.Священник привел толпу виляновцев на кладбище, они помолились и пошли [далее], потому что могилы в начале. Эта толпа разбрелась по их могилам, их могилам, но так получилось, что перед [новосотворенными] тремя большими могилами [польских воинов] стояли немецкие кварталы времен Первой мировой войны. И так получилось, что когда наши люди молились над нашими могилами, они стояли спиной к немецким могилам. Этим оскорбительным и хвастливым колонистам это не понравилось, и они сказали: «Это было оскорбление, это было оскорбление! Как это может быть ?! Это вообще была политическая демонстрация! [Вам] не нравится новая уборка.Польские свиньи!» - и так далее. Все это можно было терпеть, но через несколько дней отец Кравчик и господин Адам Воробчук были арестованы. Сначала в Павяк, а потом в первом или втором эшелоне в Пальмиры, и умерли [там]. У нас было два героя. И еще скажу, что третьим, а, наверное, и первым был подпоручик Януш Кусочинский, сражавшийся в Садыбе у форта. Тогда мы гордились, что он был здесь, он защищал нас. Это были начинания.
А потом... Тогда что это было? Потом была оккупация, серый день оккупации.Школы какое-то время не было, я околачивался здесь по дому, но в ноябре школы, наверное, восстановили, естественно, с урезанием программы под требования жильцов. Были основы письма, чтения, счета, арифметики, немного геометрии, практические занятия, которые включали столярные работы, знакомство с инструментами, столярное дело, кладка кирпича, столярное дело, слесарное дело. Девочки [делали] что-то другое, какие-то пошивочные [мероприятия]. Так что мы были скорее подготовлены к «черным и черным» людям, без каких-либо амбиций средней школы, хотя еще не было известно, не запустятся ли средние школы.Средние и старшие школы готовились и даже готовились, так что я знаю, что первые уроки состоялись. У нас [в Виланове] не было гимназии.
Первая школа. Но школа была прекрасным местом, где можно было узнать друг друга получше, подружиться, а когда времени было больше, мы [обменялись посевами], мальчики особенно, а в этом возрасте я закончила семь, пошла восьмая, так что к говорят, началось веселье и деятельность и увлечения, скажем, коллекционированием. Мы собирали почтовые марки, мы собирали серии исторических открыток, были целые серии, и мы их обменивали.Это был способ узнать об истории, географии, скажу больше, биологии, потому что там были марки со всего мира, я узнал, был даже спор, является ли Эквадор страной вообще. Что такое Эквадор вообще? Так мой друг [уговаривал меня] долго. Мы поспорили, я, конечно, проиграл. [Почтовая марка решила]. Это было так весело, но это было поучительно. О, у нас были еще очень мудрые учителя, молодая команда, этим мы обязаны г-ну Воробчуку, который сумел завоевать [их] здесь до войны и поселить в этом новообразованном поместье Вилянув, потому что Вилянув был сельской гминой, который фактически делился на Вилянув - деревню и Вилянув-жилой массив на главной улице Повсинской.[...] В то время у нас были мудрые учителя, и мы смогли найти каждый пробел в программе, внести сюда что-то новое, среди прочего, начал г-н Ян Казимерчак, который был молодым и еще скаутским активистом [ организовать] нас. Он посадил нескольких мальчиков, которых представил, говорит: «Послушайте, спросите меня на уроке, потому что [младшие] в младших классах не знают номиналов оборотных денег, что [есть] на них, какие [картинки], какие сказки там, дворец, что это?». Так и случилось, что кто-то по-польски говорит: «Профессор…».Нет, "сэр", профессоров там тогда не было. "Сэр, что это на этом пятьдесят?" ([на банкноте 50 злотых]). «Как так?! Вы не знаете?! Кто знает? " И тут такой «ученый» поднял руку и сказал: «О, это Вавель». — А что насчет этого Вавеля? Сразу был урок истории. С другой стороны, на банкноте в двадцать злотых, например, была изображена девушка-герой с развевающимися на ветру волосами (мы тогда погладили стихи): «Девушка-герой, предводительница повстанцев, Эмилия Плятер». — А кем была Эмилия Плейтер? И снова учить историю.Так что это были примеры того, как учителя умели пользоваться невнимательностью, потому что на тех записях было написано: «Эмитентный банк в Польше», а это уже Генерал-губернаторство. В какой Польше?! Вот Генерал-губернаторство, официальное название! Говорили: «Что это за Польша? Что ты знаешь о ней?». Вот они и привлекли нас [к поискам польскости].

И именно в этих условиях и со сбором, со сбором… Мало того, у нас еще была отличная фотолаборатория и старшие коллеги, старше нас, потому что таких восьмилеток к таким серьезным занятиям не допускали, у них была темная комната [фотографическая] и они начали развлекаться фотографией, увеличением, черно-белым, конечно, на хороших немецких и краевых материалах, но это были такие [более] амбициозные занятия.
Затем в первый, второй год оккупации стали формироваться бригады из семи-восьми человек, получившие впоследствии название «студенческие наборы». Ученические наборы состояли в том, что не в школе, а на частных квартирах, [наши] учителя, рискуя собой, конечно, и взяв с родителей некоторую плату, ведь им тоже приходилось работать непосильно, потому что школьная программа, находясь на школа хоть время отнимала, а потом еще дома и с риском для семьи и пустой тратой времени.Они могли заниматься чем-то другим, например торговлей, это было очень популярно, тогда торговали всем. Нас учили - я говорю "нас", потому что мне удалось втиснуться в такой набор, потому что мою маму знали, любили, вот она меня и подтолкнула туда учиться, не быть таким [чтобы] стрелять только из рогатки и разбить окна соседям. Поэтому были дополнительные [школьные] предметы. Была история, география, развивался польский язык, не такой, как в период оккупации, но мы, например (это были наши игры и наше честолюбие), учились целые дольше [фрагменты], а некоторые из них даже целыми книгами "Пан Тадеуш".Это была такая демонстрация патриотизма. Один другому хвастался, что уже знает половину, уже знает всю книгу, и то, и это. Что мы и сделали.
Потом где-то через три года, в 1943 году, у нас воспитывалась моя двоюродная сестра, она была старше меня на четыре года, ей было 16 лет, у нее уже были поклонники в классе, у нее тоже были разные симпатии. Таким образом, я что-то слышал о ее коллегах, она там была в восторге, какие-то "рыцарские", которые умеют драться, не как говорится, со штангой на спине, только до "первой крови", а потом кончено [ было] перемирие.И от нее я слышал, что они как-то организуются. Что значит «организовать себя»? Определенно есть какая-то «тайная разведка». Она не знала наверняка, но догадывалась. Поэтому я начала разговаривать с этими друзьями, они спрашивали, дома ли Лилька, та или иная, сначала о девчачьих делах, о каких-то свиданиях такой ранней юности, а потом заметили, что я на озере Вилановском [я очень хорошо плавала ], потому что там ты проводил [каникулы] в Виланове, не было поездок куда-то, скажем, на море или куда-то или в горы, только [время] проводилось на лугах, собирая траву и молоко для кроликов, потому что это был единственным источником [доступного] мяса, потому что они не цеплялись за нас, мы разводили сами, это было неограниченно, коз и кроликов.Потом выяснилось, что здесь действительно создается организация. Имя называть не хотели, но мы этих десяти-девятилеток на низовом уровне называли, что это "тайная разведка" и все. Каблуки с оранжевыми головками, как я увидела у пожилого человека: «О, я знаю, где ты принадлежишь, к чему». - "Тихо!" - говорит. На меня смотрели, что я на самом деле был лучшим пловцом из всей этой группы, потому что я выкладывался по полной, потому что, если честно — я не умел хорошо играть в футбол, не умел играть в командные игры.Я был немного труслив, потому что на меня кричали, когда мальчик, который вел мяч, вылетел, он крикнул: «Ой, потому что ты… Убегай, потому что…!». Я убегал. И это тогда не имело значения. У меня был свой мяч, но меня взяли и разыграли, а я был вдобавок. Я плавал и наконец то, что я плавал [хорошо] и то, что я оброс и достаточно хорошо, так сказать, накормлен, потому что я был единственным ребенком, и мои родители как-то пытались сделать меня недостойным, то как я почувствовав, что они смягчают моих коллег, я сказал: «Слушай, может быть, если ты меня возьмешь, я договорюсь с родителями, чтобы можно было устраивать сборы у нас дома».«Да?!» говорят: «Это очень хорошо. Ты почти здесь, с нами. Но помните, что еще слишком рано, потому что вы можете быть там, когда вам двенадцать, а вам [одиннадцать]». Тогда мне было одиннадцать, это был 1943 год, в январе 1943 года меня судили на три месяца. Было строго запрещено говорить, нельзя было целый день ни с кем разговаривать, например, в воскресенье. И это отчетность, пунктуальность проверял мой будущий заместитель, потому что он сказал: «Вы еще не состоите в организации.Мы вас пока проверим. Правдивость, хранение тайны в общем, "рожа на замке", ничего не скажешь, родителям скажешь, что... Ты тупой. Приходишь, докладываешь». Может быть, это были детские игры, но идея была в том, чтобы воспитать характер. Если вы не можете, вы не можете. Не совмещая. И правдивость, "слово разведчика".
Так и случилось. Думаю, полноценным «Завишаком» я стал в марте, как потом узнал, потому что еще не знал, к чему [принадлежу]. Кроме того, тогда не говорилось «Армия Крайовой», говорилось либо «тайная организация», уже известно какая, либо армия, либо что-то в этом роде.Не было [популярных] имён, значит добавляется история. Все выяснилось после войны. Тогда-то я и начал, как говорится, всерьез участвовать во всех учениях «Серых шеренгов», потому что потом выяснилось, что мы были группой, входящей в организацию «Серые шеренги». На самом деле я узнал из книги «Орша» уже после войны, что это за сооружение [выглядело].
А у нас были учения на самой нижней ступени. И вот я вам скажу - это было, наверное, в 1944 году, потому что время пролетело быстро - я хочу сказать, что в 1943 году я уже участвовал во всех учениях, во всех полевых играх.И здесь местность была идеальной, потому что есть парк Морысин, заросший, заброшенный парк, основанный семьей Потоцких, на таком полуострове, который знают только рыбаки, потому что на берегу они сидят на реке Виляновке, которая впадает в Висла, а внутри ничего нет. Были какие-то [скрабы]. А нет, там была красивая башня-ротонда, такой дворец, но идти было некуда. Я думаю, туда ходили влюбленные пары. Крапива как черт, но... Мы туда ходили, в индейцев играли, сталкинг, что-то в этом роде. И там мы занимались скаутскими играми, то ли в Кабацкой пуще, то ли желательно в Хойновской пуще.Я старался принимать участие во всех этих играх. Потом нас выставили на игры в городе, в Средместье. Помню, все воскресенье мы провели на площади Старынкевича. Нас заставили считать немецкие машины, записывать опознавательные знаки, там нас кто-то должен был посетить. Никто не пришел, мы заволновались и забеспокоились. Как так? Мы тут целый день мерзнем, гуляем, что-то считаем, а здесь нами никто не интересуется. Затем нам говорят: «Они видели вас, да. Сейчас там заговор, никто не мог принять там "ваш парад", просто надо было [скрытно].Все в порядке, ты понял. И так до мая-июня 1944 года.
И я должен сказать о своей матери, потому что я тоже трахал ее. Могу я вернуться немного назад? Потому что это важно. Когда похороны польских солдат на Виляновском кладбище закончились, появился мой отец. Был ноябрь, и мой отец приехал из Варшавы. Он был в Народной обороне, водил машину, такой довоенный автобус, между Пальмирами, где находились склады с боеприпасами, из Пальмиры он, вероятно, проехал по мосту в Новом Дворе в крепость в Модлине, там он взял боеприпасы, а из крепости в Модлине, которая еще оборонялась, так как [] военные действия продолжались, он перевозил раненых в Уяздовский госпиталь.А название "Уяздовский госпиталь" как-то прилипло к маме и когда отец вернулся и сказал, что едет в этот госпиталь с ранеными, с ним ничего не случилось, он выжил, даже не поцарапан, не ранен, и сразу пошел на работу . Будущие коллеги, устроившие его на фабрику «Lilpop, Rau und Loewenstein». Это была польская фабрика, но под немецким управлением, для вермахта. У него были хорошие документы, ему не грозил ни выезд, ни депортация в Рейх. Мой отец хотел быть со своей семьей, ему тогда было, наверное, сорок пять.И мама. Когда моя мама узнала об этой Уяздовской больнице, она пошла посмотреть, что там происходит. И оказалось, что [она сделала] очень хорошо, потому что там какие-то дамы начали ухаживать за ранеными польскими солдатами, потому что это был польский военный госпиталь. Немцы разрешили [действовать]. По международным соглашениям победитель в войне должен был обеспечить [гуманное] обращение с пленными солдатами, особенно с ранеными бедняками, которых надо было сначала вылечить, а потом уже что-то с ними делать.Или в лагерь, если годны, скажем, в офицеры, то в отгулы или на работу, или на инвалидность, пособие или что-то в этом роде. И было много солдат, простых солдат. Случилось так, что офицерам всегда помогали какие-нибудь красивые дамы, которые были безутешны, потому что их мужья были или в отъезде, или за границей, где-то в Лондоне или где-то и искали общества таких молодых и милых раненых героев. А серые солдаты, когда их там встретила мать, были бывшими рабочими, колхозниками из Виленского края, и положение их было настолько плохим, что они были оторваны от своих семей.Там была советская оккупация, поэтому у них не было ни писем, ни новостей. Там начались депортации. Они слышали, что в 1940 году [была] первая волна депортации поляков. Потом были вторая, третья, три такие волны. Неизвестно за что, неизвестно [где]. Это были уже старики, те, у кого были семьи — фермеры, лесники, неимоверно ущербные. Для меня [это было неприятное зрелище], когда мы начали туда ходить, мама уговорила соседей принести им самый простой бигос: капусту, ребрышки, вареники, потому что продукты у них есть, но они плохие.Когда эти виляновские дамы - в кавычках, не обижая маму - ходили туда с такой едой, это был праздник [для раненых], потому что это была домашняя еда. Кстати, разговор с добрыми людьми, эти люди могли плакать, могли вспоминать друг друга, показывать фотографии, играть в карты. И что? И там я слышал всякие истории. Солдатам, принимавшим участие в штыковом бою, рассказывали, какие у них были эмоции, какой это был стресс, какие были впечатления, удивительные вещи, о которых немцы не хотели воевать штыками, чего они избегали, что как-то это было как это.Интересные истории и страшные для меня. Мне было восемь лет и к тому времени, так сказать, зрелость новобранца. Вот почему я говорю об этом, это была атмосфера, в которой я вырос. Это отец как-то сдерживал или не вмешивался, а мама всем этим раскачивалась.
А потом, конечно, в 1940 году в Садыбе была создана организация. Садыба Офицерска, такое место для поселения профессиональных офицеров, является городом-садом Чернякув, и именно здесь был основан жилищный кооператив «Садыба Офицерска-Чернякув».Там многоквартирные дома, скромные домики, семьи офицеров и некоторые люди, не призванные в армию, в том числе врач, не военный, но живший там, терапевт, доктор Щубелек, у которого были друзья среди офицеров. К нему отправились другие оставшиеся офицеры, не попавшие в плен. Таким образом было создано небольшое ядро ​​подпольной военной организации под названием «Варшавянка». Оказывается, «Варшавянка» была только в Садыбе. Тогда эта «Варшавянка» набрала несколько десятков участников и участников, и моя мать была сороковой, мой отец сорок первой.Это был 1940 год, но год не имел никакого отношения к числу. Во всяком случае, она была, так сказать, в первой пятидесятке. Затем «Варшавянка» [присоединилась] к Польской службе победы, затем перешла в Союз вооруженной борьбы. Наконец, где-то в 1943 году она назвала себя Армией Крайовой. И оказалось, что все те, кто из «Варшавянки», вероятно, оказались в Армии Крайовой в 1943 году. Моя мама это знала, а я нет, потому что имена были для меня не так важны. Вот вам и Садыба.
Я уже был в «Завишаках», я это уже знал.Это 1944 год, так что я должен сейчас немного притормозить, потому что в 1944 году, в июне или мае, так получилось, это была кульминация разных событий. Ну а в 1944 году приближался советский фронт и было ясно, что что-то должно произойти. У моего друга, друга, Войтека Пулавского, было старое каноэ, и начались каникулы, и мы использовали эту байдарку, чтобы спуститься по Вилянувке к шлюзу, и нас ждали еще четыре друга, любители каякинга парами на Река Висла. Не было запрета, можно было заниматься таким видом спорта.Как мы дошли до Вислы там, а там уже стоят наши друзья: «Слушайте, тут что-то происходит». Здесь тренируется куча, около сотни молодых людей. Между набережной и берегом реки бегут налево, бегут направо, дирижирует ими какой-то парень в высоких сапогах. У них нет значков, что это? Партизаны, армия? Германии нет. На польском языке польские команды». Послушайте, это действительно учения по меньшей мере двух пехотных взводов. У них палки вырезаны из кустов, они учатся ползать с муляжом оружия, они учатся двигаться вперед прыжками, одни страхуют других.Обычные учения, вот что мы знали из нашей скаутской науки. Наш заместитель, который там оказался, как его зовут? «Когут», Рысек Вало, носил сабо, мы называли их «апостольскими туфлями», потому что они были в полоску, но эти «апостольские туфельки» были полезны, лучше, чем ходить босиком. Он подошел к стоявшему на валу человеку, щелкнул башмаками, было слышно, и он говорит: «Господин лейтенант, заместитель «Петух» докладывает вам об угрозе учений». [Другой] смотрит на нас и говорит: «Откуда вы знаете, что я лейтенант? Откуда вы знаете, что это какие-то упражнения? Ведь это пожарные, кандидаты в пожарные.Ну давай же?! Но в чем угроза?». Он заинтересовался. Сначала он хотел как-то его занизить, но видит, что дело серьезное. Нас там было несколько, и этот мальчик честно хочет ему что-то сказать. Почему угроза? «И потому, что здесь немецкие колонисты, и некоторые из вас могут забрести сюда и либо прийти на рыбалку, либо здесь всех вас выберут». "Да?". Она говорит: «Советую тебе свернуться калачиком. Не в это время, не в этом месте». А еще раньше была «Операция Вилянув», тоже там, именно потому, что те, кто уезжал [с полигона], не знали, бойцы батальона «Башта» тренировались в Кабацких лесах.Это они не узнали [обратного пути], они не знали, что на Висле жили немцы. Это был, так сказать, ляп. Вы должны были знать [в какую сторону] [выйти] тогда. Эти учения проходили в безопасном лесу, но когда они развалились, нужно было знать, каким путем возвращаться в Варшаву. И посчитали, что безопаснее всего - я говорю о заблудших - идти по набережной, потому что они там "на прогулке". И вот где были немцы [из гитлерюгенда] и это сопляк так пах, что они [Армия Крайовой].Мало того, что они еще были в восторге от всего этого, они еще громко разговаривали, кто поступил правильно, а кто неправильно, так этот мальчик сразу, рассказывая об этих немцах, немецких пацанах, дал знать деду, потому что взрослые немцы или работали в поле или на Восточном фронте. Там была бойня, так что неудивительно, что "Петух", наш заместитель, напугал этого господина, этого лейтенанта, ведь неизвестно, кто он такой. Он закончил свои упражнения, и это было до свидания. Своих троих послал, четверых на [фильтростанцию] в Варшаве, чтобы по набережной ходили, возле набережной, куда-нибудь, чтобы развалились, а сам подошел к Рысеку Вало и сказал: «Слушай, спасибо, вам от имени службы».Он пожал ему руку, когда мы услышали: «От имени службы», ооо, это было для нас большой радостью и большим волнением. Мы на какой-то «службе», это взрослые люди, они солдаты. Все дома что-то знали об этом, но никто не видел [их] в такой массе, более ста мальчишек. Это было в июне [1944].
В июне у нас была и более серьезная работа. [...] В июне моя мама сказала: «Хорошо». [Будут занятия] в Морысине, который был отличным тайником, потому что я говорю, заросший парк с большой поляной внутри, никем не посещаемый, там был охранник, он у меня на фото, отец наш школьный друг старше меня, господин нами, потому что он всех оттуда выгнал.Там должны начаться санитарно-патрульные учения. Это были наши матери, наши сестры, наши тёти, которые были в тех трёх санитарных патрулях батальона «Оаза» в Садыбе. "Оазис" из-за такого странного названия, здесь было тихо. Во время войны здесь было мало аварий. Да, была [секретная] типография, была драка, люди гибли, но на самом деле, насколько я знаю, в городе было намного хуже. Здесь было незакрепленное здание, вовремя было видно, если немцы [приближаются]. Как-то так получилось, что [был относительный мир].Кто-то, кто побывал здесь в этой организации, в этом батальоне в Садыбе, говорит: «Здесь живешь как в оазисе». И им это так понравилось, что они взяли кодовое название «Оаза», батальон «Оаза». Конечно, в батальоне [было] 1500 человек, и это батальон-«костяк». Было три или даже четыре роты, была санитарная служба. Санитарную службу нужно было [обучить]. Только это были в основном люди, которые должны были всем этим командовать, и было сказано, что в случае с Народным Восстанием оно найдется, потому что ты закричишь и люди сами придут, только чтобы было оружие и чтобы были бы командиры и что бы они знали что делать.Нужно было всех этих дам, девчонок воспитывать, учить, инструктировать во всех этих санитарных мероприятиях под обстрелом в строевых патрулях.
Было три линейных патруля, там был начальник санитарной службы, врач "Датура", Мечислав Сосновский, пожилой господин, но очень хороший военный врач. Он просто остался в Садыбе, пожил там и остался, не эмигрировал и тут пригодился. Только то, что необходимо было обеспечить безопасность этих тренирующихся дам. Для нас это было немного смешное зрелище, потому что им приходилось ползать с носилками, тянуть носилки по траве, они очень часто торчали, не могли, на коленях.Офицеры кричали: «Прикладом вниз!» Мы усмехнулись. Но почему мы были там? Мы окружили местность, чтобы посмотреть, не интересуют ли рыбаки, которые сидят на берегу и смотрят на поплавки, звуки, которые там в лесу. Там не было громких криков или команд, но что-то происходило. Можно было догадаться, что там что-то происходит. Но они либо притворялись, либо не хотели, им было все равно. Во всяком случае, это был не чужой. Мы знали большинство из нас, и когда случалось, что туда собирается прийти незнакомый человек, мы общались между собой, рассказывая им, чтобы они прикинулись трип-компанией, которая организует вечеринку на траве.Это не было запрещено. Так что мы там бывали несколько раз и именно наши, так сказать, достижения в разведке самых юных «завишаков» обеспечили нам учения санитарных патрулей. Это пригодилось, потому что эти дамы после этого действительно были в хорошей форме, по крайней мере, они знали, как это делать.

Потом был "скаутский бег" по младшим ступеням, по младшим ступеням. До Восстания еще далеко. [...] На первом этапе должен был быть скаутский забег для юноши. Мы ничего не можем сделать, мы должны [выяснить].Чему я научусь? Какая-то книга. Книг не было. Оказывается, были, надо было только знать, где купить. Тут мой друг сказал мне, моему заму: «Вы пойдете на улицу Траугутта, 2». Я знаю этот номер. Этого числа нет [сейчас]. Это [сейчас] Академия Художеств, там дверь замурована, новое здание, потому что другое сгорело, а во время оккупации на улице Траугутт № 2 был магазин спорттоваров. Помню, были огромные луки, были целые комплекты стрел, были мишени для стрельбы, были лыжи, там что-то было, много снаряжения.И оказывается, что это был магазин, принадлежавший Центральному Скаутскому Складу. Это был [бывший] скаутский магазин, теперь он, вероятно, на [улице] Конопницкой, вероятно, в бывшем здании YMCA. И такой магазин был, но магазин они видимо у немцев зарегистрировали как спортивный, и у них еще был довоенный товар. Для тех, кто знал, зачем они пришли, и умел просить то, о чем просить. Говорят: «Если вы хотите купить учебник для самых маленьких, скажем, заменитель, идите и говорите: «Пожалуйста» Указатель «Седлачек».Так я и сделал. Это была маленькая книга, толстая, чуть больше молитвенника. Прихожу в этот магазин, а там два господа спорят или обсуждают. На меня посмотрели, продавец: "Что ты хотел?!" Я говорю: «Я хотел «Указатель»». Вынул, положил. Я говорю: «Я хотел два». "Хорошо. Тридцать шесть злотых. Одна часть восемнадцать”. Я думаю про себя: «Он дает мне это прямо сейчас?» А на обложке пост, указатель и там написано: "Указатель разведчик", автор Станислав Седлачек" а там "Польша еще не умерла", "Рота" и все по порядку, разведчик закон.Как перед войной для таких пацанов. Мне это очень понравилось. Я думаю про себя: «О, если у меня будет «Указатель», может быть, я захочу лилию на берете. Не знаю, когда смогу надеть, но, возможно, куплю заранее. — А есть разведывательные лилии? Очередная пауза в разговоре. «Нет, у нас нет лилии. Продано, но хотите что-то с лилией? У меня есть еще две пряжки [для ремня разведчика] с лилией, ЖП с лилией. Хочу?". «Очень хочет». Я купил там две [застежки с лилией] тогда. Это было немного.[Я ушел], и они снова начали спорить или спорить или что-то обсуждать, в этом что-то было, поэтому я тихо сказал: «Не спите». Но я не думаю, что они это слышали, и тогда я сказал: «До свидания». Это только на улице я стал так гордиться, что во мне узнают заговорщика, что посмотрели на мое искреннее лицо и сразу же, не спросив меня, чего я хочу, что это категорически запрещено, потому что это [заговор] . Я знал книги [это как динамит]. В виляновской школе наш господин Казимерчак учил нас грамматике и польскому языку как следует, но орфографический словарь был издан и напечатан во время оккупации, [только] это была довоенная дата, чтобы его вообще можно было продавать.Они вообще не издавали книг, тем более орфографических словарей. Он научил нас писать грамматически за полгода, этот «чудотворец», этот наш учитель, тот, кто потом вел занятия не только для избранных, но и для всех шедших. Вот такие карточки он сделал для нас, которые за полгода [он научил нас писать]. Когда он увидел, какие ошибки мы делаем, [он сказал]: «Я научу тебя польскому через полгода». И это было так. Поэтому я был удивлен, что его можно было [купить]. Продавали какие-то старые вещи.Я думаю про себя: «Я в мощной организации, которая никого не боится». И тут я подумал песенку, как же это будет быстро, это был 1944 год, я думаю про себя: "Я здесь, в городе", и я ходил по городу осторожно, меня не отпускали, я боялся этот город, потому что я был мальчиком из деревни, из Виланова. В лучшем случае я ходил в «Фотопластикон» на улице Новый Свят, потому что я не ходил в кино, как и другие друзья. Я подумал про себя, такая песня была тогда: "Alejami z paradą Я пройду парадом / В свободной Польше, которая восстанет из нашей крови".Тогда было легко говорить о крови, не понимая [что это значит].
У меня был "Указатель", я начал учиться, но времени не хватило. Младший класс в Лас Хойновски я сдал на предпоследнем месте. Я очень переживала по этому поводу, но уже шли следующие мероприятия, июль, а в июле уже реанимация. Мой отец уже сидел в соседнем доме, где собралось пять солдат Армии Крайовой, потому что их отозвали, назначили, это было так, отозвали, решение еще не доведено, потому что немцы тоже [сделали так] .Сначала была большая радость, потому что все вылезли, убежали со всеми своими бумагами, вот из коммуны этот "Gemeindeverwaltung Wilanow" (это была не немецкая контора, а называлась по-немецки) уехал в Домбровку [около Пясечно ], он сбежал. Все колонисты из Вилянува давно уехали, так что что-то меняется, что-то будет насильственным. Восстание продолжалось.
Затем наступило 1 августа [1944 г., час "З"]. Мои родители вступили в бой, и я такой: «Конечно, три дня и все.Мы будем маршировать парадом». А оказывается нет. В эту пятницу 1 августа был тихий, теплый день, август начинался, сухой. В городе все горело здорово, выстрелы были слышны отлично, а ночью шел дождь. Шел дождь и, как мы видели утром 2 августа, повстанцы из Садыбы шли [«гусиными»] рядами, каждый десятый из них имел какое-либо оружие. Здесь они пробирались вдоль берега, пряча свертки в карманах. По улицам, где-то к Вилановской дороге, через дорогу, через мост через канаву, через поля.В сторону леса, в сторону Натолинского парка и еще куда-то. Смотрю, мой отец идет между ними, у него [что-то] в портфеле, у него что-то было в том портфеле, свитера что-ли, оказывается, у него была только одна граната. Он идет, он посмотрел на меня, "Что ты здесь делаешь?!" Я говорю: "Ну...". «Сейчас иди домой, — говорит он, — я сейчас буду!» Я думаю: «Он скоро придет? После войны? ". Он пошел, они все пошли по этому переулку. Им было приказано распуститься.
Садыба не знала, что с собой делать, оружия у них было мало, офицеров мало, связи с городом не было.У них была одна победа. Я вам тоже скажу. Это не мое, это б/у, потому что у нас был каменщик [лет сорока], такой грязный человек, но вел себя прилично. Расскажу о настроениях. И, может быть, с этими настроениями я только скажу, потому что речь шла о настроении немецких солдат. Затем я расскажу вам, какие настроения были в начале Восстания в этом коротком рассказе. Собственно, почему я говорю? Вечером и в ночь с 1 на 2 августа солдатам из Садыбы удалось занять зенитно-прожекторную позицию и разоружить семерых немцев, получить ручной пулемет, несколько пистолетов, семь кбк, взять сержанта или, может быть, даже младший лейтенант, какой-то лейтенант, унтерлейтенант.Это была единственная победа. Мальчик умер напрасно, наш парень, потому что слишком близко бросил гранату, не смог, осколки пошли ему в живот и он умирал. Неизвестно, что с ним делать, врача не было, и поэтому он знал, что умирает, Мацек Хрущицкий. Это был пострадавший, другой также был тяжело ранен. Потом была неразбериха со службой здравоохранения, [об этом] я узнал позже.
В нашем доме жила неиспользованная дипломированная медсестра, которая бежала, пряталась от налетов советской авиации на город и, работая в больнице Младенца Иисуса, всегда с гордостью говорила, что она практик доктора Груки, она чудотворец, [хирург ].Она всегда говорила: «Я оперировала с господином Грукой». [Теперь] она жила с нами, но ее мать уговорила ее, прежде чем она переехала сюда, подругу моего друга, во всяком случае, обмануть, украсть некоторые инструменты из этой больницы, что-то, что нужно для быстрых операций. Она знала, чего это стоило. И она это сделала, я не знаю, было ли это во вред [больнице]. Это была польская больница. Она украла его, но он пришел сюда. Она оборудовала себе перевязочный и санитарный пункт для батальона «Оаза», но в Армии Крайовой ее еще не было.И она не знала, будет ли это. Но здесь у нее были свои толпы, свои вещи, фотографии и тому подобное. По ее словам, она боялась облав и не пошла на акцию, потому что ей никто не сказал. Она осталась здесь со всем этим, но 2 августа появилась моя мама и сказала: «Слушай, мы идем на сговор, потому что у нас там нет связи, мы не знаем, что делать». Это было легко сказать. У тех, кто там жил, были документы, как и у моего отца. Он дал гранату госпоже Яхович, жене железнодорожника, чтобы она спрятала ее, закопал ее где-то возле курятника, разоружился, [оставил повязку] и пришел домой.Он умылся, побрился, лег на кушетку и отдохнул после ночи боев, когда уже был легко ранен. Ему прострелили руку, но он ничего не сказал.
В девять часов в ярости ворвались немцы, из школы, потому что они были в школе, нашей замечательной, большой, просторной школе, построенной в 1934 году. Выгнали нас оттуда, наверное, уже в 1942 году. Было Фон от школы - в Повсинке до хуторской школы, мы учились в несколько смен. Они искали: «Руки вверх! Документы!».Отец немного пошалил, говорит, что он в куртке. Он показал документ, что он рабочий этого завода, который как раз находился здесь, эвакуировался в Австрию, в отпуске с 1 августа. Так он в отпуске. "Я понимаю". Но несмотря ни на что [не]угомонились, искали польских бандитов. Здесь нет. Отца вели перед собой, «ручками вверх». И так со всеми мужчинами, которых они нашли [в домах]. Не все пошли [на Восстание], не все были в организации, потому что разные люди были, так или иначе, хотели выжить.Сюда селили и молодых, и старых, и людей среднего возраста. Все руки вверх. Напротив поставили два автомата на подставки типа у вас тут фотоаппарат и начали с ним возиться. Шел дождь, они были в накидках, выглядели очень неприятно, нервничали. И казалось, что через мгновение они расстреляют эту роту. Вот как я смотрю в окно, думаю про себя: «Боже мой, на что я смотрю?!». Ведь отец был бледен, им разрешили держать руки на затылке, а я думаю: «Вот сейчас начнется бойня».Но через какое-то время кто-то пришел, пришел какой-то офицер и велел срочно гнать их в церковь и там, в церкви, казармить. На них не было обнаружено ничего, что указывало бы на принадлежность к группе polnische Banditen , но [их] пришлось изолировать.
Потом их продержали там несколько дней, потом отпустили, но они должны были появляться каждый день со 2 [августа]. Нет, когда их освободили, наверное, уже было 4 августа, значит, Восстание закончилось в ночь с 1 на 2 августа, но началось оно только для них, потому что раненых разносили по домам, хоронили в разных хуторах.Бойцы, вышедшие из операции по приказу командира Садыбы, должны были «уйти в подполье», как это сделать, он не знал, но они это сделали. [Немцы приказали им] каждый день ходить на работу с лопатами, ночевать дома. Они шли на инженерные работы, рыли укрепления на реке Висле на набережной Вислы. Отец уезжал, и нужно было иметь справку главы коммуны, что он местный, что глава коммуны взял на себя ответственность за него, что он тихий и верный гражданин, у него есть семья, он не устраивать любые бои.Его документы были в порядке, и он просто собирался работать и выяснять, что будет дальше.
В то время [она была с нами] моя леди «Ола», миссис Александра Боровская, у нас есть друг, медсестра и фельдшер. Мама сказала: «Слушай, не сиди тут в толпе, просто возьми бойфренда, он тебе покажет, где кто живет по именам. В этих хуторах я вам скажу, где лежат раненые солдаты, раненые в первый день. И они без помощи, и к тому же люди, которые за ними ухаживают, боятся». […] И моя мать уговорила свою подругу совершить экскурсию по домам, на самом деле по фермерским домам.Здесь деревня Виланов и Повсинек были бывшими рабочими домами, а Волица снова были хуторами, где прятали [раненых]. Их было немного, наверное, было семеро молодых людей, но не из этого района, поэтому [люди], присматривавшие за ними, боялись, потому что нельзя было сказать, что это член семьи, который чем-то болен или что он порезался косой, или что какой-то [порезался] во время «сельскохозяйственных работ», потому что была жатва или даже немного после жатвы. Можно сказать, что он поранился во время работы в поле, но если у него дырка в спине, трудно поверить, что это произошло на поле сельскохозяйственных работ.Я руководил им, неся какие-то бинты, какие-то шприцы или что-то подобное, не помню, как оно называлось, такое устройство, потому что инструменты иногда приходилось кипятить на месте, особенно шприцы, потому что [тогда] одноразовых не было .
Так или иначе, со 2 по 10 августа мы гуляли по Вилянуву, Повсинеку, Волице и Повсину. Было пройдено около семи километров в обе стороны, не четырнадцать, а всего три с половиной километра один и три с половиной километра в другую сторону.На «сонных глазах», так сказать, венгерских патрулей ничего не происходило, потому что надо сказать, что в это время вся венгерская дивизия находилась в Вилянуве [и его окрестностях], который был выведен с Восточного фронта. Это были пожилые солдаты, резервисты, немножко папа, переживал, потому что там [в Венгрии] уже что-то происходило. На великих равнинах близ Дебрецена произошло великое сражение. Они думали, что они здесь делают, они должны быть там, защищаться от большевиков, но немцы их здесь задержали. Они были либо равнодушны, либо сочувствовали нам.Вот у меня есть такой пример, и тогда в подходящий момент я вам расскажу, как реагировали на нас венгры, потому что возникает вопрос, как реагировали немцы и венгры? Здесь были патрули, мы еще не знали, как они действуют. Мы вообще не знали, будут ли нас останавливать, обыскивать, будут ли ссоры и как с ними общаться. Мы тогда не знали. Я пока не знаю венгерского, а они немного знали немецкий [венгры]. Да, некоторых из них они знали, потому что они были худшими венграми, потому что они были из Трансильвании, то есть фактически мадьяризованные немцы.(Позже из послевоенных поездок я знаю, что там было большое немецкое поселение и некоторые из них даже придерживались нацистских взглядов). И были [также] немецкие охранники, так что приходится лавировать между ними. Можно было прикинуться мальчуганом с какой-нибудь дамой, которая тогда была уже не молода, лет сорока, очень испугалась, но мы шли те десять дней и там [сестра «Ола»] помогала. Никто не умер от гангрены, и каждый день говорили: «Завтра мы возьмем этого человека. Не бояться.Еще немного, придет фура, мы ее возьмем. И так все тянулось изо дня в день.
Теперь я говорю о себе, о своем участии в Восстании, я отношусь к нему как к службе. Мне никто не говорил, я понимал, что должен что-то делать. Куда-то разбежались мои коллеги, то есть семьи разбежались, потому что не хотели, чтобы их насильственно выселяли, уехали в Константин и дальше. Другие мальчики из гордо названных «штурмовых отрядов», старшие, были вынуждены выполнять свою повседневную работу на раскопках в поместье Вилянов.В то время под немецкой администрацией он назывался Liegenchaft Wilanow , так что они никуда не могли попасть, только наблюдали. И [потом] я подумал про себя: «Я должен что-то сделать». Тогда я все схватывал. Было замечено, что мне это удается, мне просто повезло. Во-первых, госпожа «Ола», потому что это был псевдоним, который она взяла, сестра «Ола», сказала мне, моя мать проинструктировала ее, что [вы должны пойти] к мастеру Домбковскому в Повсинек, в аптеку, снова вам нужно идти почти через линию немцев, потому что там обе немецкие части стояли по бортам.Powsinek, следовательно, сколько? Может, до этой аптеки километр [до улицы] Вогла. Но когда ты уверенно шел с корзиной, делая вид, что несешь кроличье молоко, меня никто не беспокоил. И я привез довольно много, наверное, несколько раз, достаточно большое количество легких материалов, лекарств, перевязочных материалов, риванола [который] был нужен для дезинфекции. Перманганат [калия] не использовался, только риванол. Мне стало интересно, как делаются эти растворы. Я отнес все это в Вилянув, к контактному пункту в пекарне господина Густовского на окраине деревни Вилянув, буквально в трехстах-четырехстах метрах от первых корпусов Садыбы.Это было важно, потому что от этой пекарни был уже шаг до Садыбы, и так получилось, что до 10 [августа] я еще участвовал в торжествах, которые вел. Так или иначе, этот патруль состоял из двух человек - моей сестры, подруги и госпожи "Олы" и я всегда шел впереди них, я шел на шесть или десять шагов впереди них, оглядывался в поисках того, что происходит, они немного нервничали позади у меня так и получилось.
Кроме того, именно [до] 7 августа Садыба "остывала", 1 [августа] Восстание, 2 [августа] уход в леса, со 2 [августа] там ничего не происходило, все разошлись, немцы в форте , тридцать хорошо вооруженных немцев, что-то охраняли в форте, какие-то горючие материалы, что-то было в том форте, потому что фактически форт использовался как немецкий склад.Но 7 августа они свернулись и вышли, ушли оттуда. Они взяли ценное оружие и за ними постоянно наблюдали из квартала в театральный бинокль. Даже моя сестра Лилка наблюдала за ними из-за занавески, что они там делали. В итоге собрались и уехали. Поэтому поляки вошли в форт. Там [временно] пустота, а природа пустоты не терпит пустоты.
И Восстание стало возвращаться в Садыбу, то есть солдаты из разных пристаней в Садыбе обнажили оружие и пошли в острог. Это было уже 7, 8, 9 [августа], и тогда я получил приказ, чтобы я вез [посылки] не к Густовскому в булочную, а туда, в этот форт, немедленно.Там, в этом форте, у входа в форт была построена караульня. Командир вахты был знакомым моих и моих родителей, г-н Станислав Вольский, псевдоним «Чертвань», командир взвода, который любил меня и продолжал давать мне какие-то задания, пока мой отец, наконец, не рассердился на него, потому что он подвергнуть меня риску. Сначала [командир взвода Чертван] сказал: «Тогда ты пойдешь к моим родителям. Знаешь, мой отец здесь егерь, ты пойдешь, скажешь, что здесь винтовочные патроны спрятаны, зарыты где-то в сарае. Тогда вы получите пули».Он был чертовски тяжелый, я его кое-как тащил, потом еще что-то. И тут этот господин «Чертван» сказал мне, наверное, 12 или 13 августа: «Ты пойди и принеси, ты отдашь маме пакет. Отнеси маме. Я пошел, моя мама знала, что я должен принести что-то. Я принес парабеллум, это большой пакет. Хорошо, что ты ходил между зернами, но [если] мои друзья интересовались: "Что ты несешь?" И я принес его. Когда мой отец увидел это, он сказал: «Господи, Мария, что ты здесь делаешь?!»К тому же возмущался не только он, не только [мой] отец. Господин Густовский, владелец пекарни, тоже солдат Армии Крайовой, подрался с моим взводником "Чертваном". Она говорит: «Но если этого мальчика поймают и дадут ему несколько дубинок по заднице, он приведет сюда немцев! Что вы делаете с детьми Восстания?! Как может?! Взрослых мало?!». Я немного возмутился, думаю про себя: «А ведь я хочу помочь». Но они действительно были правы. Просто большое везение, что со мной никогда не случалось, чтобы меня кто-то либо обыскивал, либо угрожал, либо целился в меня.Мне очень повезло.
Потом было так 12, 13 августа, когда мой отец был вооружен, потому что это был пистолет для моего отца, в конце концов, отец попрощался с нами в зале. Он говорит: «Софи, у меня приказ идти к Садыбе». Он не очень хотел, потому что был уже ранен и в принципе, как говорится, сдержал клятву, пролил свою кровь. Но этот разговор был не со мной, а с моим дядей, хромым. Она говорит: «Послушай, Зеник, это будет большая катастрофа. Есть дети, есть "офицеры", которые заканчивали юнкерскую школу где-то в кустах во время оккупации.Они потеряны, они просто хотят драться, но у них ничего нет. Палки?!». Там он немного посетовал на командование, что это люди без [воображения], какие-то сумасшедшие. У него были свои взгляды на это. Но он пошел. Пошел, говорит, потому что: «Я никого моложе себя оставить не могу. Я ведь взводник, два раза был на фронте, знаю [что делать]». И к тому же было две служебные машины, так он постоянно что-то чинил на них в этом форте, те машины были в употреблении. А базу построили в форте.
Я был несколько раз в форте, меня пустили, там меня уже знали, потому что командиром караула, как я уже сказал, был «Чертван», командир взвода «Чертван».Вероятно, 14 или 15 [августа] госпожа «Ола» говорит: «Сейчас мы пойдем в форт. Поможешь мне нести все эти пакеты». Все средства получены и привезены от магистра Домбковского [из аптеки в Повсинко], некоторые другие перевязочные материалы, два больших узла и ее личные вещи, также на спине и средь бела дня, около девяти часов. Было тихо, немцы еще в школе, как-то не заходили сюда. Скорее подходили из Служево, из доминиканского монастыря, а там [с запада] были польские посты, постреляли немного, немцы отступали.Просто не до Садыбы было, [немцы] в это время воевали в Старом городе, воевали на Воле, и были эти зверства. Просто не хватало [немцев]. Здесь пытались использовать венгров, но венгры не хотели [воевать] ни на этой, ни на этой стороне. С венграми это было позже, после войны, это уже не моя история, а получилось то, что, к сожалению, руководство Восстания хотело втянуть этих венгров, в ряд, который бы убил двадцать тысяч человек, но это нечто другое.Я расскажу тебе о себе. Вот ты сказал, "Ола": "Мы идем в форт". Я взял сверток, который она мне дала, весом в пятнадцать килограммов. Мне было восемь. Не восемь, двенадцать! Я был сильным, но эти пятнадцать килограммов были для меня много. Мы шли этим жарким утром и недалеко отсюда, всего в полукилометре, нас остановили венгры, стоял венгерский патруль в оливковой форме, они немного отстали. Там была кузница, кузница эта была неглубокая, чтобы фуры туда въезжали и лошади подковывали и чинили фуры.Мы видим трех солдат в оливковых мундирах, стоящих [прислонившись] к двери закрытой кузницы. Я уже знаю, что они венгры. Стой! Мы стояли там. Они спрашивают по-немецки: «Куда ты идешь?» Госпожа «Ола» немного знала немецкий и говорит: «Мы едем в Варшаву». — Но там пожар. - "Да, туда мы идем." "Но есть - и тут я заметил, сказали не Banditen , а - Partizanen ." Она говорит: Wir sind auch Partizanen . На нас смотрят, говорят: Aber diese Knabe? Ош Партизан? .Она сняла повязку с красным крестом, потому что не была солдатом Армии Крайовой. Она показала эту повязку и написала: Ich bin Polnische Rotekreuz Schwester . "И вот мы идем." Смотрели, смотрели, махали руками и тут я... Это был действительно юмористический акцент, я имел в виду хорошо, а вышло глупо, потому что, как я уже сказал, я собирал почтовые марки и что я знал о Венгрии ? Это "Да здравствует" eilen . Был даже какой-то... О, однажды в Карпатах была создана польско-венгерская граница и там, в газете, мой папа прочитал, как польские пограничники встречали венгерских (Словакия потом исчезла с карты, только потом нацисты его восстановили), и там было слово eilen для "Да здравствует", так что я знал венгерское слово eilen .Что было на почтовых марках? Мадьяр Кир. Сообщение . Так что я крикнул им на прощание: Eilen Magyar Kir. Сообщение . Они остановились, заколотили, потом расхохотались, потому что я им крикнул: «Да здравствует венгерская почта». Вот как это закончилось. Хорошо снова.

Отнесли в форт, я все бросил, а отец говорит: «Что ты здесь делаешь? Иди домой. " Госпожа «Ола» говорит: «Он будет здесь ненадолго, пусть распаковывает». Я провел там ночь. В этом форте было весело, потому что это атмосфера, там пели, какие-то костры, даже кемпинг.Лагерь был таким. Немцев это совершенно не интересовало. Все еще. Еще не было времени для Садыбы, потому что был еще август, была [вторая] половина августа.
В ночь с 18 на 19 августа через Вилянув прошла большая группа [повстанцев], части, которые шли на помощь Варшаве из Хойновских лесов. Командир этих частей погиб, и в этот момент это вылетело из головы. Это был командир из Охоты, более трехсот восьмидесяти солдат из полка «Башта», хорошо вооруженных, потому что они попали в это большое поле, которое, как вы знаете, в Кабацком лесу, где [теперь] стоят эти костры, все в окружении лесов, там была свалка, и взяли там довольно богатое награбленное, хорошо вооружились и пошли дальше.Они поехали, зарегистрировались в Садыбе, потом частично ушли на Мокотув в родные части, но некоторые из них остались. Потом была эйфория у Садыбы. Это была и моя эйфория, потому что тогда я поехал туда, потому что это было 19 августа, нет, 20 августа, потому что 19 было еще несчастье, что как только немцы поняли, что здесь [в Виланове] стреляли. и [ Повстанцы проходили боком, а тут немцы дрались с проходившими из-под дворца. Это те [немцы], которые были на Волице, это была большая батарея немецкой зенитной артиллерии, они очень часто стреляли по горизонтальной траектории, так что не в самолет, потому что ни советские, ни американские самолеты в это время не летали .Английские наверное два раза летали, стреляли горизонтально и поэтому стреляли немного вслепую. На этих позициях у них были мощные пулеметы. Затем зенитная артиллерия начала вести огонь по горизонтальному пути со стороны Доминиканского монастыря и так случилось, что капитан "Корвинуса", командир одной роты, едва вышел из леса, и десятью часами ему отрубили голову. часы средь бела дня. Такого очень милого человека я знал - для меня это тоже был опыт - офицера связи "Скарлет" звали госпожа Герцог-Загродская, она лежала на кладбище в Вилянуве, она истекла кровью, у нее были сломаны ноги.Это была авария [19 августа] после того, как они пришли [из леса].
А я [на фронте] был, наверное, 20 августа, под видом принес отцу свитер, потому что было точно холодно. Отец уже был там, там возился с машиной. Свитер действительно пригодился, а когда пришел, то тоже вышел на улицу и увидел, что там какие-то красно-белые флаги, какие-то призывы, гражданские ведут себя нормально, не нервничают, стоят патрули с бело-красными повязки. Когда я выехал из Садыбы, на мосту, здесь, на мосту, на самом деле, над рвом на пересечении улиц Повсинской и Моршинской, баррикада [и ров за ней] была уже глубокой, это тоже было для меня в новинку.Была должность, достойная, говорят: «А откуда? А куда? Почему?". Я говорю: «Дома, потому что я был только временно [на фронте]». "Откуда ты? Что вы делаете?". Но меня отпустили. Ведь я не знаю, спрашивали ли они кого-то там, потому что было недалеко, в двух шагах от «Чертвана», что я моя. Может быть да, а может быть и нет. Я выглядел невинным. И на самом деле, это было там в то время [свободная Польша], и я скажу это в другой раз в другом месте, потому что это одна из моих эйфорий, а их было три.Это была моя первая эйфория, когда я увидел бело-красные флаги, этот мир, военкомат на улице Повсинской, 17, этот дом стоит до сих пор. И да, допустим, я видел свободную Польшу. Свободная Польша в Садыбе.
И форт, армия в форте, какие-то мероприятия. Они носят различную одежду, некоторые в остатках [польской] формы, форменная куртка, а это гражданские брюки, форменные береты, орлы. Если берета не было, то на [фуражку] нашивали красно-белый флажок. У всех были повязки.Меня успокоили, что: «О, это Польша в Садыбе». Только если это скоро закончится. Через десять дней наступило самое худшее. В это же время 2 сентября пал Старый город и 2 сентября пала Садыба. Клещами выбирали отдельные районы и сдавливали их.
Но что было дальше со мной? Я был уже в Садыбе, еще раз перебросил [гранаты] с тетей [Ядвигой], маме дали задание привлечь мою тетю, которая совершенно не знала, что мы собираемся делать.Мы пошли к пожилому солдату, причем из семьи «Чертвана», двоюродному брату, который хранил [в сарае] гранаты. Мы не знали, что делать. «Вы должны передать две тяжелые посылки с этой фермы в пекарню Густовского» — потому что это была очень хорошая точка контакта. Оттуда было близко [к фронту]. А так как эта пекарня по приказанию Садыбы пекла хлеб, то приехала подвода с телохранителями за хлебом. Они ехали по пыльной проселочной дороге. И взяли там хлеб, и что туда принесли, тоже взяли.
Что еще я должен сказать о том времени? […] О, и мы подошли к 21, 22 [августа]. Тут окрестности Садыбы начинают твердеть, то бишь приближались немцы... О, у меня появилось еще одно задание, которое я должен был выполнить, потому что они толком не знали, как меня использовать. А потому, что наши патрули старались не атаковать здесь немцев и разгромить или выгнать их из дворца, а посмотреть, можно ли, как говорится, «снести» пост, отобрать у кого-нибудь оружие. Вот такие были ночные вылазки у наших патрулей, а когда ходил такой патруль из четырех человек, пусть и хорошо вооруженный, знаете, что здесь происходило? Это был один большой лай.Это был пригород, у каждого была собака за забором, и эти собаки там были сумасшедшие. Мне дали задание, Военная служба защиты восстания, не знаю, чья это была идея - во всяком случае [мне дали] крошечные бумажки, отпечатанные на пишущей машинке, содержание помню, т.е. Припоминаю по памяти, потому что у меня не сохранилась такая записка на память: «Я приказываю дворовым собакам после наступления темноты оставаться в своих квартирах. Должна быть тишина». Есть: «Введен комендантский час. Виновные в халатности будут строго наказаны. Военная служба по защите восстания, Садыба, 5-й район, «Оаза».Ни имени, ничего. Я собирался приклеить эти заметки к внутренней стороне забора. Это сработало? Я так думаю. Наверное, да, потому что кто-то даже похвалил меня за это. Потом на сегодняшних улицах - Крулевича Якуба, Круловей Марысеньки стало немного спокойнее. Теперь у них есть эти имена, до этого они были провалами, куда безопаснее всего было идти. Повсинская находилась на оси на Варшаву. Как тут когда-то [пробирались] наши солдаты из Кабацких лесов через Вилянов, и делались попытки помочь им из Садыбы, [однажды] отряд капитана «Цичи» ушел [однажды], который был тихим, или прыгун из Англии,опытный командир,Германия устроили канонаду,что когда стояли трамвайные столбы,не целились в ось улицы Повсинской.По этим столбам ходили противотанковые ракеты, столбы срубали, лязг был изумительный, реально можно было испугаться, потому что это был один большой шум, но по кому они должны были стрелять? Было темно, и они колотили то, что у них было. И у них тоже были пулеметы. Хотели в основном напугать, поэтому вы шли боком.
  • Вы говорили о 20 августа, что дела пошли хуже.

Да. 20 августа все началось, попасть [на фронт] было не так просто.Мама говорит: «Слушай, подожди, а то тебя поймают». 25 августа мама поехала в Садыбу. Она была курьером, то есть офицером связи командира Садыба доктора Щубелека [псевдоним «Ящур»]. У него не было военной подготовки. Он был военным врачом, он не был линейным офицером, поэтому он искал поддержки у хороших офицеров, а их у него не было, поэтому у него был унтер-офицер, очень хороший сержант, «Войтек» Станислав Ратайчак, наш друг , которые почти дожили до сотен. Он «Ящура» наставлял и советовал.
[...] Мы подумали здесь, так как мою мать отправляют в Залесье, а в Залесье были офицеры из уезда «Мокотов» или уезда «Мокотув», это более высокий уровень, чем район, то мой мать подумала, что, может быть, это имеет [с разговорами с венграми] какое-то отношение. А почему Щубелек? Потому что он был посредником. И Щубелек отдал этот приказ моей матери. Он дал ей что-то — записку, или секретное сообщение, или что-то, что можно спрятать. Потом из Варшавы начали уезжать люди, мирные жители, которые хотели выбраться из этого ада, из этих пожаров.
В конце концов, в Чернякове, на Хелмской, произошли ужасные вещи.По этому пути проходили больницы, нас еще не переселили из Вилянова, здесь продолжалась больница Святого Духа [20 августа]. Возили людей на лестницах, на тележках с фруктами. Марши были ужасны. Люди только что уехали из города. Немцы бросали листовки, у меня есть такая листовка: «Кто хочет выйти из города, должен иметь в руках такую ​​листовку. Такого человека мы отпустим, если у него нет других злых намерений». Прикинувшись беженцами из города, без документов, только с карточкой, потому что не у всех в толпе были документы, бардак был, у мамы какие-то узлы, в этих узлах было что-то такое, что делало вид, что это наши личные вещи.Притворяясь беженцами, мы прошли через Волицу вверх по горе здесь, через Кабаты, Кабацкий лес, через деревню Чарнов в Залесье Гурне. Там мы пошли по адресу, указанному моей маме, мама оставила там журнал или я не знаю [пакет].
Регистрироваться. Она тоже что-то получила. Нам разрешили переночевать, и мы возвращаемся. Это было уже [август]. 26 августа, когда мы добрались до Вилянува, оказалось, что возвращаться некуда, потому что Вилянув сгорел, и наш дом, вероятно, тоже сгорел, потому что кто-то видел, как рвутся языки пламени.А так как дома стояли в ряд, то дома сгоревшие стояли позади нас, и из них вырывалось это пламя, и было похоже [оттуда, где стоял наш дом]. К счастью, этот дом не сгорел, хотя мама предпочитала, чтобы отец выжил и дом к черту, но это уже другое дело. Выяснилось, что нам некуда возвращаться, что людей выбрасывали из Вилянува, а Вилянув-усадьба и Вилянув-деревня были сожжены. Немцы отсюда всех вытеснили. Можно было быть в Повсинко.
В Повсинко, как я уже сказал, была ферма под названием [...] Liegenchaft Wilanow .Там были наши друзья, был электрик, который во время оккупации у нас в подвале гонял самогон. Кроме того, это был неформальный источник дохода. Он заинтересовался нами, моей маме [говорит]: «Госпожа Софья, вам пока туда не надо. Немцы готовят нападение на Садыбу, так что не ходи туда. Это вам больше не поможет. Посмотрим, что будет». Таким образом, это был последний день, 26 числа [августа], когда я, в основном, с Восстания, как мальчик на побегушках для всего, остался практически без работы.Не то чтобы я перестал верить в то, что мое служение вообще необходимо. Потому что потом выяснилось [...], что, когда, к сожалению, 1 сентября бомбили Садыбу, ее бомбили такой невероятно мощной атакой дюжины или около того «Штуков», что старые стены форта, построенного царем Николаем, рухнули кроме того, все было разрушено. Там погиб мой отец, все командование V округа «Оазис» и двадцать два солдата и офицера. Немецкие военнопленные, которые там были [были], видимо те, кто выжил, говорили, что они проклинали войну, Гитлера и их летчиков, потому что тоже было похоже, что они [бомбы] пробьют своды.Поэтому Садыба пала.
Когда Садыба пала, не сразу, потому что это была [только] бомбежка, они разрушили форт, но только госпожа «Ола» сбежала из форта на улицу Йодлова и мальчик с осколком в спине, и один раз с нами еще во время этой суматохи он был немного негодяем с улицы Панской, он пришел ловить рыбу на реке Висле, и здесь Восстание захватило его и пристало к компании г-на «Войтека». Очень хороший друг, семнадцатилетний мальчик, который позже сбил меня с пути.Он получил свой от моей мамы. [Немцы] согнали людей [в сентябре] в крепость, [это была] большая площадь. Казалось, что их всех расстреляют, но, кажется, приехал фон дем Бах, а может быть, Рор, генерал Рор, и они как-то простили штатских, потому что так и сказали: «Вы все бандиты. Вы все должны быть брошены здесь и в ров, расстреляны». Но ярость прошла и они там как-то успокоились. Они сказали: «Тогда всем на Западный вокзал в Прушкув и либо в Освенцим, либо на работу где-нибудь там».Людям также удалось каким-то образом сбежать из Прушкова или как-то выбраться.
Садыба упал. Из Садыбы не все люди устремились на запад в эти места, в Дворжец Западный. Они погнались за первым, там, где сейчас ТВН, стоит статуя Святого Иоанна. Это всего лишь реплика, потому что «старый» святой Иоанн многое видел. К сожалению, эта процессия несчастных, изгнанных с улицы Йодлова и Садыбы, сорвана. Среди прочих были молодые повстанцы, которые хоронили банды и притворялись подростками.Вот этот Куба, например, украл у кого-то козу и вел ее на веревочке. Миссис «Ола» притворилась его матерью, она там на него накричала. Почему-то они их не узнали. Мы узнали от них, потому что они встретили нас в Поусине, что мой отец умер, что Садыба умерла, что были одни несчастья.
Что делать дальше? Мы остановились в Поусине у друзей солдата Армии Крайовой. Казалось, что нас [продолжат депортировать]. Варшава, конечно, все время воевала, начался второй месяц борьбы, кончился август, начался кровавый август, начался кровавый сентябрь.Только на меньшей территории. Старый город пал, Вилянув пал. Хотя те, кто был в Мокотове, нас ценили, потому что знали, какая тут бардак. И что дальше?
Мы пробыли два дня в Повсине и этот мальчик [Куба из Садыбы был с нами] уже три семьи прижались к моей матери: арендатор, который жил наверху, ее сын Янек Жарнох, который был в остроге и только что вернулся. Ему тоже удалось выбраться. Это был оружейник. Он не был солдатом, он был оружейником, но очень храбрым, работал в оружейной мастерской, чинил оружие.Там он познакомился с молодым немцем, которому отдал свои сигареты. Показательно и то, что когда спрашиваешь в анкете, как вели себя немцы, то было по-другому. Некоторые были как бешеные собаки, а другие, как этот мальчик, потому что с ним хорошо обращался повстанец, Янек [который] дал ему задание на сигареты, а потом, когда они проходили сегодняшнее ТВН под статуей Святого Иоанна, это было этот "Немчак" обернулся, он совсем не узнал этого Янека. А те, кто освобождал немецких военнопленных (потому что он был военнопленным), не знаю, вермахт это был или немецкая жандармерия, говорили: «Покажите бандитов.Ведь ты был среди них, где они?!». - "А это не этот, мы его не знаем". Ян справился так хорошо, что сдал экзамен, и его мать была очень счастлива. Вот тогда моя мама говорит: «Но, да. Как-нибудь сходим туда. До Садыбы надо как-то добираться».
Затем появился человек, который был особенным. Она была невесткой полковника Ремигиуша Грохольского, который носил псевдоним «Валигура» и был очень храбрым командиром, он сражался на Мокотове. Потом, когда все остальные младшие командиры вымерли, он был тяжело ранен и еще командовал до 27 сентября.И поэтому наш полк впоследствии назывался «Валигура». Миссис Кася, графиня Грохольская, была полькой, но родилась в Дуйсбурге в Рейнской области. Она была очень красивая особа, очень фигуристая и, возвращаясь из кругосветного путешествия из Парижа, граф Грохольский в каком-то кабаре увидел танцовщицу госпожу Касю, в которую влюбился и, несмотря на семью, они вышла замуж быстро, поэтому семья немного разозлилась на нее. Она потом все время жаловалась, что к ней так по-разному относятся. Но у нее было большое преимущество — она говорила по-польски хуже, чем по-немецки.Она говорила по-немецки с таким акцентом, с такой уверенностью, что когда ее спросили в лагере, потому что она шла со своей семьей, с мужем Ксаверием Грохольский и детьми, через лагерь Дулаг 121, Прушкув, когда она хотела уйти, они говорят: Sind Sie Deutsch? И она говорит: Ich bin aus Duisburg . Она не сказала, что она немка, она сказала, что из Дуйсбурга, как они могут сомневаться, что она не немка? Конечно, ее и ее мужа отпустили. Она этим воспользовалась, поэтому и оказалась тут как-то, потому что хотела попасть на свою виллу в Садыбе.У нее была вилла и странный тайник в ней, я такие вещи впервые видела, письменный стол и внутри два ящика, а внутри третий ящик как отделение между этими ящиками. Здесь какие-то бумаги, хлам, а здесь драгоценности. Она подошла к своему столу и хотела найти что-то еще, но она не была уверена, а там были одни немцы, то ли немцы удивят ее и причинят какой-нибудь вред, или выгонят ее, или ударят ее, побьют ее, несмотря на хороший немецкий язык, вот он и говорит: «Пойдем к командиру.Кто здесь комендант?». Она насмехалась над немцем: «Где здесь комендант?» - тоже по-немецки. А он говорит: "О, вот в/ч - полевая почта - и в офицерском корпусе там наш комендант". Оказалось, что он офицер гестапо, носил зеленую форму. Они ведь носили [мундир], Geheime Staatspolizei был гражданским, потому что это тайная полиция, а во время войны немцы очень любили мундиры, у них были мундиры, похожие на вермахтские, может, и полегче, с черепом на фуражке.Полевой почтой, вероятно, был Вермахт, а он был цензором, который проверял письма, что солдаты писали домой и что они получали из дома. Его нужно было контролировать, потому что таковы были настроения в армии. Этот пост был важным сооружением, и это был важный офицер, только с больным животом. Это также имеет значение. А госпожа Кася [Грохольская] идет с мамой, я с ними. Мама меня тогда везде с собой таскала. Идем туда втроем, поднимаемся по лестнице на квартал Садыба, улица Повсинская 24, там движение, потому немецкие солдаты ходят без ремней, с флягами где-то идут на кухню обедать.Одну останавливает, спрашивает на беглом рейнском немецком: «Я хочу к коменданту. Пожалуйста, доложите обо мне командиру. Это был унтер-офицер. "И кто ты ?! Как тебя зовут?!". А она говорит: "Я Граф Грохольска". - "Вау, какой Граф ?! Какой Граф ?! Грохольская?! Что это за Граф ?!». А она говорит: «Пожалуйста, зарегистрируйте меня Грохольской». Он приказал кому-то туда, потому что это был унтер-офицер, идти туда. "Что ты хочешь ?!" — О, я скажу коменданту.Возможно, его удивило, что она ведет себя так уверенно и владеет таким немецким языком, что через некоторое время сходит относительно молодой, лет сорока, парень в форме, разумеется. Он явно чувствовал, что это необычная встреча, потому что с ним хочет поговорить какой-то художник-график. Что эта женщина хочет от него? Он до сих пор говорит по-немецки. Он надел кепку. Потом я понял, что он так торжественно спросил: «Чего ты хочешь?» А она говорит: "Командир, у вас тут коммунисты!" - "Как там коммунисты?!". - "Ага. Я представляюсь, а этот сержант или кто-то другой издевается надо мной.Я Граф Грохольска, а он надо мной издевается, как я Граф . Что я должен сказать?! Что я Genosse ?! Товарищ?! Как он действует по отношению ко мне?!». А он говорит: « я, я . Он должен извиниться перед вами. Мне жаль его, мадам. Кто это был?!». - "Что угодно. Кто угодно. Во всяком случае, он обидел меня». - "Что ты имеешь в виду?" Он говорит: «Я к тому, чтобы я получил от вас здесь разрешение, чтобы я мог рыться в своем доме, выносить разные вещи, семейные реликвии»."И кто ты?" И она говорит, что родилась [в Дуйсбурге]. "Ты немец?" Она говорит: «Я из Дуйсбурга». Это снова мы. Зачем там лежать. Если бы он попросил документы, но он был так галантен, и, конечно, графиня, это произвело на них впечатление. "А эта женщина? Это кто?". - "А это мой повар". Для моей мамы. "И это? Этот мальчик?". - "Это ее ребенок". -"Готовить? Я понимаю. Я вам дам такую ​​справку, но пусть эта кухарка… А где она живет?». - «О, он живет в Виланове, но боится, потому что в этот дом приходят солдаты.Вы знаете, есть фронт. Одинокая женщина, если бы хотела документ, потому что хотела бы…». - "Хороший. Если она умеет готовить диетическое, а у меня больной желудок, то я ей дам справку, бумагу, которая разрешит ей, пока я здесь, в Садыбе... дело ведь она к моим услугам, моя хозяйка. Мне просто нужно приготовить свою диетическую еду. Он может? ". Она говорит: «Конечно, она отлично готовит». Мама умела варить каши и немного лапши с овощами.Да, продукты дали. Так началась работа моей матери в Садыбе, и оказалось, что она была в квартире коменданта района на первом этаже, в квартире Щубелека.
Это важно, потому что это было время в двенадцать дней, в течение которых она запуталась, так что, может быть, я так плохо сказал, офицер связи Щубелка, которого уже не было в живых, приехал в Посинек или Поусин. Во время этой атаки на форт ему отрубили голову. Эта дама Серафинова, майор Серафинова, у нас все равно есть друг, ее псевдоним был «Каролина».Миссис «Каролина» говорит матери: «Софи! Так как вы там работаете на этого немца, то нам приходится вывозить оттуда архив 5-го Района, потому что его в конце концов найдут или кто-нибудь найдет». Какое ужасное впечатление было, как я смотрел, люди [наши] из разных деревень, что под Пясечно, приезжали грабить подвалы [в Садыбе], поляки. Хоронили и брали, что могли, пачками. То ли [их] немцы их били, то ли расстреливали от страха, но многим это удалось. Дошло до того, что дорога между Садыбой и Вилянувом в конце октября, потому что она была после Восстания, была завалена фотографиями польских офицеров, вырванными из очень красивых, толстых альбомов с семейными фотографиями.И все же Садыба была заселена офицерами и легионерами, а также разными военными и довоенными семьями. Фотографии были неважны, важны были обложки, из крокодиловой кожи или другой, потому что их можно было продать на рынке в Пясечно. Это было ужасно, так тоскливо, что одни люди проливали кровь, дрались, а другие воровали. Бывает, так в любом обществе.
У мамы работа [у немцев закончилась], потому что потом они свернулись и ушли. Фронт замер, но они могли переместиться куда-то еще.Во всяком случае, за эти двенадцать дней вам удалось добраться до «Каролины» и моей матери до тайника, который находился где-то в подвале этого командира Щубелека, которого уже нет в живых. «Каролина», которая была его связной и доверенным лицом, секретарем, словно знала, где это, где-то под углем, что-то. Она вытащила весь архив 5-го округа. Он был в ящике, на самом деле, в ящике для пулемета, стальном. Из этой коробки, это все эти две дамы, вообще-то моя мама сама это сделала, потому что она туда не ходила.Она всего два раза была маминой помощницей или что-то в этом роде, потом испугалась, потому что у мамы был документ, а у нее не было ни одного. Они разбили этот архив на пакеты, и я [достал] пакеты. Моя мама снова была немного небрежна, она сказала мне положить эти пакеты за мою рубашку [надеть их], и так несколько дней я приносил все сюда домой.Что там было? Был реестр 5-го округа, были газеты времен оккупации.
Там были все газеты, которые я отдал, несколько экземпляров, в Музей Варшавского восстания, такие напечатанные "левые газеты".Первый назывался «Новый курьер Варшавски». Это была газета, так называемая gadzinówka, издававшаяся немцами, но там были статьи из секретных газет сразу после первых предложений. Так продавали наши газетчики, потому что раньше «Необыкновенные аксессуары» [в киосках] не продавались. Когда что-то случилось, скажем, когда у немцев были какие-то успехи, что ли, они добавили лишнее "Чрезвычайное приложение" в ежедневную газету "Новый курьер Варшавски", где были успехи, что-то там, и то, и это, и они завоевали Крит. , а это что-то.У меня даже где-то есть такой аксессуар, или я подарил его там господину Олдаковскому, я имею в виду госпожу Агнешку Павелец. Было, например, такое дополнение: «Немецкие войска вошли в Швецию». Очень вероятно, что Норвегия уже была оккупирована, Дания уже оккупирована, Финляндия давно с Германией, только Швеция еще была. А тут такое дополнение, "Немецкие войска вошли в Швецию", а дальше все, что обычно было из "Информационного бюллетеня". Прежде чем кто-то прочитал, один прочитал, например, фольксдойч, который знал польский, в чем дело, газетчик пропал, он куда-то улетел.Она была напечатана на больших ротационных машинах […]. Были, например, фотографии Варшавы, разрушенной стихийными нигде не организованными летописцами. Вот г-н [Антони] Волонгевич, который фотографировал. Это было также не очень медленно, потому что у красивого дворца Корацци на Банковой площади, где проживает госпожа Ханя, есть стены, которые все были сожжены. Рядом с ним была большая иудейская синагога, и там же стояли семисвечники. Он фотографировал все это. Эти фотографии были документами, поэтому, если бы его поймали, его бы [отправили в лагерь].Например, фото Пасхи Гроба Господня в храме Святой Анны, знаменитая гробница, такое фото сделано. Такие фотографии были переданы в этот архив для [хранения на период] после войны или для возможного использования в пропагандистских целях между солдатами во время подполья. Например, была такая картина, я думаю, что я дам вам, я не знаю, можете ли вы принять это или хотите, картина, которую я не понял [тогда]. Это была фотография пулемета, это был просто польский пулемет с мертвым немецким солдатом.Это было постановочное фото, фотомонтаж [для акции "Н"], потому что я заметил, да и все взрослые тоже знали, что немцы сразу забирают своих павших. У них было такое правило, оно по-немецки называется, уже не помню, «соседство локоть к локтю» [ Schmitt bei Schmitt ]. Если твой друг, которого ты не чувствуешь [локтя], умрет, ты должен позаботиться о нем. Если он ранен, помогите ему, если убит, то вернитесь за ним за ноги, чтобы не оставить его на поле боя. Должен признаться, что я не видел много убитых немцев.Я видел поляков, их было много в 1939 и 1944 годах, а немцы своих сразу убрали. Поляки стреляли в них горохом, потому что убитых у них не было, а их было [почти] столько же, сколько поляков, в итоге потери были сопоставимы, за вычетом потерь населения. Такой архив нам привезли и сохранили.
Это уже такая деятельность за гранью... Тоже еще скаутинг, я так понял. И я скажу еще кое-что […]. Это было тогда... [...] Будучи в первый раз депортированным в Поусине, когда ввязались Куба и козел, на следующий день он говорит: "Слушай...".Мы знали друг друга раньше, потому что он был здесь с нами, он был влюблен в мою сестру, он пел ей песни. Она притворилась, что он простой мальчик с улицы Паньской, слесарь, она не будет [с ним] иметь дело с [ним], но ему было все равно, он был весел. Он говорит: «Слушай, мы здесь в толпе у твоей матери, через несколько дней нас могут выгнать из Повсина. Может, так и поступим: когда я выходил из форта, я видел там, в этом форте [телегу], видимо, люди взяли телегу, чтобы загрузить ее [что-то]. Некоторые для торговли фруктами, фруктами или цветами.Платформа, дышло и два колеса, самая простая тележка, достаточно тяжелая. Послушай, может быть, эти люди заметили, что не могут справиться с этой тележкой, и швырнули ее туда. Немцы приказали как можно больше взять с собой и отправить в Прушкув. И эта телега осталась. Знаешь что, может быть, он стоит там. Это было уже 5 или 6 сентября после капитуляции, то есть после разгрома Садыбы. «Поедем в Садыбу, там посмотрим. Может быть, эта тележка там. Может быть, это будет полезно для нашего дальнейшего путешествия». Мне очень понравилось, потому что? Увидеть беспорядок.Утром из этого Повсина, никому не сказав, мы отправились вдвоем. Едем через Повсин, Повсинек, Повсинек, частично сгоревший, через Вилянув. В хозяйстве еще были немцы, они постоянно следили за посевами, которые нужно было убирать, очень хорошо ухаживали за хозяйством. Даже эти сторожа. (Это отдельный вопрос, потому что это тоже не моя заслуга, но я слышал, как оружие перевозили на телеге [от Повсинека], каждое ружье было завернуто в сноп. Но это нечто другое). Никем не останавливаясь, мы дошли до Садыбы.Входим в Садыбу и подходим к форту. Мы видим, что из форта в этот момент (а это было утренние часы, может быть, десять, мы оставили там Повсина в восемь или семь, потому что путь долгий, километров семь-восемь), трое немцев, солдат, с засученными рукавами , винтовки, небрежно подвешенные на перекладине. Настолько заняты разговором, что если бы они только повернули голову вправо или влево немного назад, они бы нас увидели. Не знаю, как бы они отреагировали, но они продолжали говорить. Они шли по булыжной улице Повсинской, стекло хрустело под ботинками.Они шли прочь, дальше, всю дорогу до улицы Подхаланской, потом свернули на Зелену и исчезли где-то между домами, так что идем в форт, смотрим - троллейбус стоит, дышло поднято. Такая щенячья ассоциация, я подумал: «Эта тележка прикидывается пулеметом, потому что вверх, потому что стреляет». Я думаю про себя: «Боже мой, мальчик, о чем ты думаешь?» К форту, форт сломан. В первом каземате, где были заключенные, мы никаких открытий не сделали, а вот во вторых казематах две девушки лежат в повязках, в следующем там ну там тамбуры, потому что он сломан, дверь вырвана , внутри есть коридор, ветер дует с запада Потом уходит на восток, много бумаг.Были журналы бланков авиакомпаний, сводки с авиаэкспедиций, с полетов, называлось это [ Flugansage ], то есть авиарепортаж. Целые блоки, напротив, на нем можно было писать, а потом я два года пользовался им как тетрадью, потому что после войны тетрадей уже не было. Эти блоки [ Flugansage ] летели туда, все равно, боевики сделали из него подстилку, смяли эти страницы, на них вы спали. Вижу, что за маской лежит мешок, я думал, что это польский довоенный противогаз, но нет, это был просто мешок, а в мешке рулон чего-то.Я вынимаю это. Это было информационное сообщение, Управление информации и пропаганды Армии Крайовой, Мокотувский район. Так оно и называлось, наверное, формата А4, двухстраничное, информативное сообщение. И так это информативное сообщение, наверное, в трех экземплярах. Смотрю на себя - о дне смерти отца, датированном 1 сентября 1944 года. К пазуху и поехали. Это скоро будет мой большой опыт, который не связан с тем, что я нашел, потому что это будет моя личная травма, которая осталась со мной, потому что тогда я начал думать о моем отце и о том, что я видел, но в конце я буду говорить о моей травме, об этом очень тяжелом опыте.Это "Информационное сообщение", у меня есть копии, у меня есть один экземпляр, притом я отдал его Музею Восстания, в этом сообщении написано, что "Правительства США и Великобритании предупреждают...". А, это из радиомониторинга в Мокотове, потому что они напечатаны в Мокотове в "Басте". «Из радиодежурств мы знаем, что правительства Соединенных Штатов и правительства Великобритании сделали предупреждение правительству Третьего рейха о том, что, если Германия продолжит обращаться с солдатами Армии Крайовой в нарушение международного права, виновные в нарушители таких правил будут обнаружены и вскоре наказаны».[...] Это сообщение, видимо, сработало, я взял его с собой, не читая. Дома мама прочитала, говорит: «Слушай, очень важно, что ты принесла. Отлично". Ох, и Куба сказал ему, что он взял пацана с собой в [форт] и [если] там что-то случится... Но коляска пригодилась и это сообщение было очень полезным, потому что мы собрали чемоданы для этой коляски .
На следующий день, не подталкиваемые немцами, мы свободно и спокойно эмигрировали в Сколимов, в Констанцин. И были госпитали в отдельных дачах, маленькие - здесь лежали двое, там лежали трое солдат, повстанцев.Люди тряслись, боялись, что будет, если немцы падут, ведь венгров уже убрали. Когда были венгры, было весело, они были нежные, а когда пришли немцы, могло быть по-другому. И тогда это послание и эти, скажем так, [требования о том, как] немцы должны относиться [к солдатам АК], были адресованы [также] полякам. До них дошло. Не сказали тогда, даже когда случилось обнаружить, что где-то лежит тяжелораненый солдат, что это полнище Бандит , только АК Лейте , "Люди из Армии Крайовой".И они смягчились, так что это было очень важно. Почему я говорю об этом? Это было важно, потому что смотрители чувствовали себя немного безопаснее, и те [раненые], которые были напуганы, среди чужих [тоже], так что это было полезно. У меня есть это послание, не знаю, [отдал ли], но, кажется, отдал [Музею Восстания], чтобы в нужный момент кто-то мог его найти. Вот как она называется: «Информационное сообщение № 26 от 1 сентября 1944 года». И, может быть, на этом мы закончим, потому что нет необходимости продолжать. 90 140 Варшава, 28 января 2010 г.
Интервью провела Ева Жолтаньска 90 143 90 144 .

Поселенцы VI: Расцвет империи

Цель: Постройте город рядом с Торговой тропой, чтобы обезопасить торговцев и остановить бандитов.

В зависимости от того, Маркуса вы выбрали или Аландру, прикажите своему подопечному двигаться к южным воротам, где его ждет второй рыцарь.Теперь следуйте по пути, на котором вы видите синюю стрелку, до самого рынка (колодца) будущего поселения. Здесь знакомьтесь с уже стоящими постройками (замок и склад), и стройте новые, согласно указаниям своего рыцаря (хижины охотников и лесорубов, скотобойня). Улучшайте здания, нажимая на них, а затем на стрелку над ними, указывающую вверх. Добавьте хижину дровосека, охотничью хижину и вторую скотобойню.

Следующим вашим шагом будет выполнение условий, необходимых для продвижения вашего рыцаря.Для этого вам нужно проверить меню продвижения рыцаря в верхней части миникарты. Требуемый лимит поселенцев, вероятно, уже достигнут, но определенное количество одежды и улучшение замка все еще необходимо. Для выполнения последнего вам понадобится новый ресурс — камень. После вступительного ролика отправьте (ЛКМ выбрать персонажа, ПКМ - указать место, куда ему двигаться) рыцаря по пути, указанному стрелками. Туман рассеется, когда ваш рыцарь прибудет в указанное место, но когда он уйдет, вы снова потеряете из виду.Это потому, что вы еще не контролируете эти земли. Однако достаточно построить аванпост в этой области (значок на левом краю мини-карты), чтобы захватить область — вы можете построить аванпост, только если ваш рыцарь отправится туда первым. Таким образом вы сможете завладеть оставшимися на карте землями, пока покрытыми «туманом».

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

Возле каменоломни построить две хижины каменщика.Затем проведите от них тропу, благодаря которой перевозка грузов будет проходить быстрее. Постройте еще два кожевенных завода на площади и улучшите замок. Теперь выведите своего рыцаря на рынок и выберите меню продвижения и подтвердите назначение маркграфом/маркграфом.

МИССИЯ II: Халлия

Задача: защитить поселенцев Калии от нападений викингов.Постройте город и обезопасьте территорию, и торговые корабли снова прибудут в порт.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

1.Во-первых, постройте поселение и сделайте все возможное, чтобы ваш рыцарь стал маркграфом. Кстати, исследуйте окрестности — следуя по тропе на запад от рынка, затем на юг, вы найдете деревню Селбурн, а ближе к железному руднику, который вы сможете добывать, если построите в этом месте аванпост (рядом с юго-западнее замка есть каменоломня, другая справа от рынка). Если вы пойдете по северо-восточной тропе, вы также найдете деревню. Когда вы войдете на рынок деревни, на складе появятся иконки товаров, которые вы можете здесь купить.Достаточно определиться с заданной суммой и сразу же тележка с товаром отправится в ваш населенный пункт. Иконки могут не появиться, если в деревне ничего не продается. Вы не можете ничего купить, если у вас недостаточно золота или у вас недостаточно места на складе. Склад можно расширить в этой миссии только до второго уровня, поэтому если у вас слишком много товаров, вы нажимаете на свой склад, выбираете товар, указываете его количество и выбрасываете в корзину, иконка которой находится внизу правом углу этого меню.Торговля может идти и наоборот - вы можете успешно продавать свой товар - после открытия меню склада вы также увидите спрос деревень, с которыми у вас установлены контакты (вы вошли на их рынок) - вы можете выбрать деревню и товар, после чего тележка начнет движение из вашего поселения в деревню. Однако, если на него нападут бандиты, товар будет конфискован.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

Во время посещения окрестных земель следите за мини-картой, потому что это лучший способ увидеть, где и какие ресурсы можно найти.Если вы доберетесь до берега реки с рыбными значками и создадите аванпост в этом районе, вы сможете построить рыбацкие хижины. Стоит соединить их с поселением по тропе, а на рыночной площади построить коптильню.

Очередное повышение рыцаря от маркграфа до барона/баронессы - условия увеличивают население, улучшают замок, улучшают собор и склад, строят здания метлы и мыловарни, чтобы получить нужное количество чистящих средств.Снова пригласите маркграфа на рынок и повысьте его.

Следующим шагом в этой миссии является установление контактов с деревнями на севере и северо-востоке и достижение Часовни Риан-За-Море на востоке.Вам также нужно добраться до порта на северо-востоке, где вас ждет торговец Элиас.

2. У руководителей деревни будут доступны квесты в верхнем левом углу экрана с момента вашего посещения деревни.Одна из деревень на севере, РЕГИС — вам нужно доставить шерстяную одежду. Поскольку вы уже установили деловые контакты с деревней к юго-западу от вашего овцеводческого поселения, вы можете купить шерсть и построить ткацкое здание на своем рынке. После производства нужного количества одежды просто нажмите на экран этой миссии и товар будет отправлен. Теперь вы можете торговать с Регисом.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

3.Деревня Сванаж расположена к северо-востоку, за деревней Регис. Как только ваш рыцарь прибудет, жители деревни будут атакованы викингами — победите их — щелкните правой кнопкой мыши на одном из них, и рыцарь начнет сражаться. Таким образом, вы получите несколько жен для своего поселения, вам просто нужно организовать фестиваль (или два) на рыночной площади. Вы можете проверить количество супругов, щелкнув значок в верхней строке меню в левом углу экрана.

4.После безобидной вражеской атаки вы должны построить городские стены вокруг города. Помните о воротах на основных маршрутах (входы внизу башен должны быть со своей территории), а также озеленяйте участок со стороны моря - в той части, где находится затонувший корабль. Кстати, когда вы подойдете к обломкам со своим рыцарем, выберите значок руки, который появится над ним, и вы получите немного золота. Аналогичным образом вы можете проникнуть в руины, с которыми вы столкнетесь во время следующих миссий.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

5.Немного поторгуйтесь с другими деревнями и выяснится, что вам нужна армия для защиты повозок с товаром. Постройте мастерскую рыбы-меч и оружейную у рыночной площади. Теперь вам понадобится железо. Когда вы наведете курсор на мастерскую, вы увидите, сколько оружия уже произведено. Чтобы произвести батальон, выберите соответствующую иконку на казарме - солдаты выстроятся перед казармой. Вы двигаете их как рыцарь. Разместите их перед складом, затем нажмите на склад и отправьте тележку в деревню.Как только он появится перед складом, быстро выберите ветку (ЛКМ), затем быстро выберите (ПКМ) тележку с товаром - ее защитит армия. Если произвести 3 отряда, можно разбить ближайший бандитский лагерь южнее деревни Регис (после избавления от самих бандитов необходимо также разрушить постройки лагеря). К сожалению - войска, сопровождающие торговцев, сами в город не вернутся, поэтому вам придется их пометить и отправить обратно на рынок.

6.К северу от Сванаджа вы найдете первый сигнальный костер. Поджечь их можно сразу — просто подъедьте, выберите значок над кучей и дождитесь тележки с дровами. К юго-востоку от Сванаджа находится монастырь. Отсюда идите по тропе на юг, и вы доберетесь до порта, где вас ждет Элиас. Он просто прикажет вам зажечь сигнальные огни, чтобы корабли могли безопасно пришвартоваться в порту. Одну из них вы уже зажгли (к северу от Сванаджа), другая после разговора с Элиасом появится на миникарте к югу от порта.Теперь просто нажмите на собор, чтобы начать проповедь.

7. Монастырь разрушен викингами и просит вас прислать камень для восстановления.Помните о сопровождении фургона.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

III МИССИЯ: Галлос

Цель: Барон Рандальфинген незаконно захватил трон, и его солдаты разоряют близлежащие деревни.Маркграф Янусберг ожидает вашей помощи.

1. Постройте сильное поселение и повысьте своего рыцаря до звания маркграфа. Сразу после встречи езжайте на северо-восток, чтобы доложить маркграфу Янусбергу.Если отсюда ехать на север, а затем немного отклониться на запад, вы доберетесь до города Ридфурт, с которым отныне сможете торговать. Повернув на восток, вы найдете монастырь Кастанна. Пришло время немного освободить ваш склад. Не забудьте (!) окружить город стенами, особенно от врага — барона Рандальфингена — они будут очень кстати в конце миссии.

2.Обеспечьте монастырь транспортом мётел, и вы будете вознаграждены телегой сыра.

3. Монштайн (справа от сгоревшей деревни) - купите у них стадо овец и сможете завести ферму (в меню появится новая иконка).Постройте подходящее здание, создайте пастбища, нажав на него, и купленные вами овцы сами их найдут. Конечно, также построить ткацкую фабрику, которая нужна, чтобы стать бароном.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

IV МИССИЯ: Нарфанг

Задача: создать базу в Нарфанге и связаться с деревней Брекк, чтобы выяснить, почему викинги опустошают побережье.

1. Для этой миссии лучше всего выбрать рыцаря Маркуса из-за его боевых навыков (факелы). Откройте для себя деревню Брекк — следуйте по тропе на северо-восток.

2. Построить сильное поселение и возвысить своего подопечного до баронского сана. Не стройте стены, но обязательно получите доступ к железной шахте.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

3.Вам нужно получить информацию о том, где содержится некий барон Хаким Абд-Аль-Сар. Вооружившись вооруженными (чаще всего) и лучниками, идите в сторону города Киркасунд и зачистите следующие три аванпоста от врагов. За выполнение этого задания вы получите вора с Брекком. Теперь вы должны привести его в Кыркасунд, но не дать заметить его вражеским войскам. Двигайтесь в деревню Брекк, пометьте вора и отправьте его к городским воротам не по дороге, а по обочине. Затем пройдите через ворота и сразу поверните налево между зданиями.Подойдите к зданию казарм слева, затем пройдите на рыночную площадь к складу — отсюда (уже с информацией) вернитесь в свой замок. Отныне вы можете тренировать воров в своем замке. Вор узнал, где держат барона — нажмите на увеличительное стекло рядом с миссией, и вы увидите свою цель. Попасть в тюрьму можно с реки, потому что с этой стороны город отгорожен частоколом. Подойдите к нему и прикажите своим войскам атаковать склад (в одном месте). Они подожгут его и через некоторое время прорвутся.Когда у них закончатся патроны, используйте значок особого умения Маркуса (первый сверху среди командных значков на миникарте). Идите в тюрьму и выберите значок руки на тюрьме. Когда шкала заполнится, барон будет свободен. Теперь вам нужно сопроводить его в замок, поэтому отправьте за ним свои войска. Когда он доберется до замка — вы выиграли эту миссию. Вы заслуживаете того, чтобы посмотреть видео. Оказывается, ты напортачил не только с Алым Сабаттом, но и с самим Красным Принцем.

V МИССИЯ: Дренгир

Цель: победить Сабатта

1.Найдите Барда Тордала и узнайте, что он говорит о набегах викингов. Для этого осмотрите местность — Тордала можно найти к востоку от поселения — вы должны уничтожить аванпосты Скарлет Сабатт. А пока постройте поселение.

2.Новинкой в ​​этой миссии является пчеловод. Постройте его хижину, затем (после нажатия на нее) выберите значок улья и поместите его рядом со зданием. Разместите таким образом 5-6 ульев. Когда ваш рыцарь станет бароном, вы сможете построить таверну (2), где будет производиться мед.

3.Когда вы исчерпаете свой лимит построения армии, идите разрушьте аванпост Сабатта, указанный в миссии (нажмите на увеличительное стекло рядом с окном миссии) - атакуйте частокол, а затем атакуйте аванпост. Затем Тордал попросит вас построить в этой области три животноводческие фермы — как только вы их разместите, вы автоматически передадите их деревне Арум, с которой теперь сможете торговать. Теперь пополняйте армию факелами, регенерируйтесь и отправляйтесь в Свенанген - уничтожьте еще один вражеский аванпост. Здесь нужно построить три хижины охотника.Теперь Тордаль направит вас в Урликборг — поселение на побережье. Прибудьте туда, и вы сможете торговать с этим городом. Лидер Урликборга попросит вас прислать мед — сделайте это (у вас должно быть две таверны).

4.Последний этап — победа над Сабаттом. Для этого нужно построить магазин осадных машин, а для этого нужно достоинство графа. Назначьте своего рыцаря и разместите соответствующие здания. Когда произведете осадную машину, назначьте ей (ПКМ) сопровождение, затем ведите ее с другими войсками к стенам города Сабатт. Следите за своим рыцарем, иначе он потеряет свою жизненную силу и не покинет замок, чтобы восстановиться. Сложите таран - нажмите на машину, после чего появится выбранный вами значок.Атакуйте ворота тараном, затем аванпост внутри стен — вам помогут викинги. Когда вы победите, вы завершите миссию.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

VI МИССИЯ: Реккир

Цель: Это экономическая миссия, а не военная, помочь двум деревням пережить зиму.

Во время брифинга в начале миссии вы можете выбрать Хакима Абд-Аль-Сара (апгрейды зданий дешевле).

1.Как обычно, постройте поселение. Обратите внимание (!) Поскольку все время зима, вы не сможете ловить рыбу, собирать урожай или разводить пчел. Так что не стройте рыбацкую хижину или коптильню, не стройте хижину пчеловода, а стройте пекарню и два трактира.

2.Посмотрите вокруг. На севере вы найдете деревню Солвехум. Его лидер попросит вас проверить зерно, за которым прислали телегу. Продолжайте идти по тропе на север, и вы наткнетесь на хижину, окруженную волками. Чтобы телега вышла из него, вам нужно стоять рядом со своим рыцарем, пока шкала не заполнится. Так что лучше всего вызвать свою армию и приказать им разобраться с волками, а затем выбрать значок руки над хижиной. Теперь вам нужно испечь хлеба для этой деревни — вы получите зерно, поэтому только постройте пекарню и, когда она произведет необходимое количество буханок, отправьте товар.

Вернитесь в Солвехум и оттуда направляйтесь на восток через реку. Вы встретите деревню Вестярден. Его лидер попросит вас найти испуганную овцу (10).Проедьте по тропе из деревни на северо-восток и юг, и вы найдете их всех и сможете купить некоторых для собственного разведения. Теперь Вестярден попросит у вас одежду. Вам понадобятся два ткацких цеха.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

3.Лидер Солвешум попросит вас зажечь костер перед медвежьим логовом. Выберите значок увеличительного стекла рядом с окном миссии и отправьте своего рыцаря туда (к северу от вашего поселения). Постройте мастерскую лучника и казарму лучника, так как они быстрее всего расправятся со зверями. В их логове вы найдете соты. Переработанный в тавернах мёд отправьте для питья Солвешуму.

VII МИССИЯ: Гет

Цель: Помогите Гету, чей епископ строит собор.В городе чума (обязательно сохраните игру после отправки мёда Гету).

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

1.Построить поселение.

2. Оглянитесь вокруг. Лидер города Гета попросит вас отстроить гавань, чтобы корабль с лекарствами для города мог там приземлиться.Отправляйтесь туда и отправьте камень сюда. Когда корабль прибудет в порт, вы сможете купить художника, лекарства и красители на портовом складе. Через некоторое время из порта отойдет корабль - и он будет приходить с разными товарами каждые несколько минут.

90 100 3.Каменоломня на севере была занята Красным Герцогом. Соберите армию и уничтожьте вражеский отряд, затем направляйтесь на восток от своего поселения к лагерю бандитов, похитивших рабочих-гетов. Уничтожьте лагерь (бандитов и их палатки), затем откройте клетку. Теперь вы можете купить камень в освобожденном карьере. Купите столько, сколько вам нужно, чтобы закончить собор и отправить его. Гету по-прежнему нужны древесина и мед — доставьте товар. На достройку собора остались только деньги - пришлите. Следите за атаками Сабатта - они могут атаковать и ваше поселение, и гетов, и если они уничтожат стратегические постройки (склад), вы потерпите неудачу.Так что держите войска в обоих этих местах. Когда противник атакует, попытайтесь перехватить его тележки с боеприпасами, и вы победите.

VIII МИССИЯ: Сейдир

Цель: добиться признания Великого Предка.

Для этого задания лучше всего выбрать Кестрала. Чаще сохраняйте игру.

1.Предок даст вам и Сабатту четыре задания, в которых вы будете соревноваться друг с другом. Все миссии будут иметь ограничение по времени. Первый - отправить золото Предке, второй - отправить ее шерстяную одежду, третий - отправить ей сырую рыбу, а четвертый - отправить осадные машины. Чтобы Фортуна была с вами в союзе, вам нужно успешно выполнить три испытания.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

2.Начните строить поселение, как только появится игровое поле, так как в начале ценна каждая минута. Постройте две хижины лесорубов у дворца и хижину охотника у леса с дичью - такая же хижина в северной части вашей территории. Как только они будут построены, улучшайте их. Теперь пришло время отдыха - хижины каменщиков на севере и возле рыночной площади. Не забудьте разработать железную шахту как можно скорее. Проложите путь ко всем из них и запустите перерабатывающий завод. Постройте кожевенный завод - быстро расширьте его, потому что цель состоит в том, чтобы как можно быстрее выполнить условия, необходимые для повышения рыцаря до маркграфа.Затем наступает очередь двух скотобоен — не забывайте их быстро расширять, чтобы у населения было достаточно еды. Постройте, в идеале в июле, ферму, сельхозугодья и пекарню.

Тогда у вас должна быть быстрая поставка древесины и много железа на складе.Улучшайте замок. У вас должно быть около 6 минут до конца первого задания — затем прокачивайте своего рыцаря и сразу же стройте мастерскую оружейника. Улучшите его до максимума, затем постройте казармы. Помните о чистящих средствах, так как они понадобятся вам для вашей следующей акции. Улучшите собор, постройте ткацкую фабрику и расширьте ее до максимума, затем постройте рядом с ней овцеводческую ферму и загоны - минимум три. Конечно, вы, наверное, уже догадались, что дадите Сабатту выиграть первое задание, поэтому золото вам не пришлют.Если возможно, улучшайте свой замок и склад, а затем повышайте уровень своего рыцаря.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

3.А пока - как только произведете в казарме первый юнит - отправляйтесь (рыцарь плюс юнит) по тропе на запад, а с вечной мерзлотой иду по воде на север. Здесь вы найдете деревню — единственную с овцами. Немедленно идите в лес справа, найдите волков курсором и ударьте их. Будьте осторожны, чтобы не дать рыцарю умереть, и не упускайте из виду свой отряд, так как вам, возможно, придется поддержать его рыцарем. Уничтожив волков, быстро езжайте на деревенский рынок и купите много овец — они сами пойдут на ваши пастбища.Второе задание, вероятно, уже выполняется — за 2-3 минуты до истечения времени у вас должно быть необходимое количество одежды. Если производство слишком медленное, постройте две овцеводческие фермы. Отправить вагон с одеждой.

4.Теперь сосредоточьтесь на производстве армии, ведь она понадобится вам в третьей миссии. Не волнуйтесь, что Сабатт захватил рыбные угодья — они расположены к востоку от вашего северного аванпоста, затем южнее по узкому спуску к морю. Постройте как можно больше войск (количество войск зависит от степени улучшения замка), половину лучников, остальные войска с факелами и отправляйтесь на охотничьи угодья (в конце февраля, т.к. зимой все равно ничего не поймаешь). Четырёх бойцов достаточно, чтобы взять аванпост Сабатта на промысловых угодьях.Остальных оставьте на вершине долины, а если юнит мертв, немедленно производите новый и отправляете его в долину. Как только вы захватите свой аванпост (введите в него лучников), постройте две или даже три рыбацкие хижины и сразу же их улучшайте. Тем временем вам нужно отбить как минимум еще две атаки сабаттов — не подпускайте их к рыбацким угодьям. Как только на складе будет достаточно рыбы - отправляйте телегу. Как только он достигнет места назначения, вас больше никто не побеспокоит, так что просто сосредоточьтесь на строительстве.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire" 90 120 5.Весной постройте в поселении хижину пчеловода с множеством ульев и двумя тавернами - расширьте все эти постройки по максимуму, ведь для продвижения вам понадобится мед. Когда ваш подопечный станет графом, немедленно постройте завод по строительству осадных машин - ведь это последние задания Прародительницы. Если у вас закончилось железо, идите по району, по которому вы идете, к рыбацким угодьям — здесь есть железная шахта. Вы должны построить соответствующее количество машин, прежде чем повысить свой подопечный до шатра.Вы можете построить баню в городе из новостроек. Когда повозка с машинами доедет до Форварда, вы выиграли эту миссию.

Вы можете игнорировать предложения своего рыцаря и предложения жителей дружественной деревни - послать вора, чтобы саботировать усилия Сабатта и запустить лавину на машинном фургоне, присланном Сабаттом - занять много времени.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire" 90 124 9-я МИССИЯ: Хусран

Цель: Регулярное водоснабжение двух

деревень.

1.Постройте поселение, повысьте своего рыцаря до маркграфа, затем займите территорию к западу от вашего поселения (туда ведет мощеная тропа). Есть карьер и два леса с дичью. Повысьте маркграфа до барона.

2.Оглянитесь вокруг - на севере к вашей территории примыкают земли первой деревни, вторая лежит к северо-востоку от вашего поселения. Вы найдете монастырь, идя на запад по мощеной тропе, а затем также следуя по тропе круто вверх в гору. Когда деревни просят у вас воды, не забывайте давать ее регулярно. После того, как вы построите хотя бы два армейских отряда, победите львов в оазисе к северо-западу от ваших земель, тогда вам не придется посылать воду в одну из деревень. Теперь пришло время для второго — вам нужно загнать туда своих подопечных, постоять у одного из старых колодцев, затем, когда датчик загрузится, отправить сюда телегу с камнем — и так далее.Монастырь также попросит вас о помощи — чтобы построить водяной насос, ему нужны детали осадных машин. Постройте их и отправьте в монастырь, и вы победите.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

X МИССИЯ: Хуахар

Цель: Помочь монастырю, осажденному Сабаттом,

1.Быстро расширяйте свое поселение. Захватите территорию, прилегающую к вашей земле с востока, потому что там есть залежи железа. Необходимо как можно скорее окружить поселение стенами. Когда вас повысят, с вами свяжется лидер Джуахара. Приходите в город, затем отправьте определенные товары, иначе миссия закончится провалом, потому что город сдастся. Проверьте положение катапульт, атакующих городские стены — используйте вора.

XI МИССИЯ: Тиос

Задача: управлять Тиосом во время подготовки к турниру.Кастелян Тиоса поспорил с Красным Принцем, что он быстро организует турнир, и если он не сдержит своего соглашения, Принц возьмет верх над Тиосом.

Скрин из игры "The Settlers VI: Rise of an Empire"

1.Позаботьтесь о народе Тиоса. Сначала поставьте хижину травника в месте с символом растения, а у рыночной площади постройте аптеку. Следующая важная вещь — городские стены. Однако камня для их завершения у вас не хватит, поэтому вам придется занять территорию к востоку от поселения, где вы найдете две каменоломни. Кроме того, расширяйте свой кожевенный завод и стройте здания, которые производят чистящие средства, потому что, если население продолжит бастовать, вы потерпите неудачу. Лучше всего найти дополнительные охотничьи угодья. Затем вам нужно будет отправить на турнир партию: дерево, затем кожаную одежду.Также нужно украшать здания вымпелами, для чего нужна мастерская по пошиву вымпелов (фабрики украшений), доступная только из сана тент. Вы также отправляете деньги на турнирные призы, а также золото и луки в качестве выкупа за участников турнира, похищенных бандитами. Вы не можете отправить выкуп и разобраться с бандитами, что несложно, ведь их всего горстка и достаточно ликвидировать несколько ваших отрядов. Не забудьте уничтожить палатки в бандитском лагере. Когда на турнир прибудет почетный гость, ваша миссия завершится победой.

XII МИССИЯ: Сахир

Задача: найти знаки власти на месте старых раскопок.Местные племена знают свое местоположение.

1. Постройте поселение и продвигайте своего подопечного. Пока не ищите раскопки, потому что когда вы их обнаружите, вы получите ограниченное по времени задание.Как только вы получите знак отличия, окружите городские ворота войсками и внимательно следите за сообщением о воре, чтобы иметь возможность его перехватить. Если он украл знак отличия, вы можете преследовать его фургон и захватить его, а если он принесет трофей Сабатту, пошлите своего вора, в свою очередь, чтобы украсть его обратно. Так что, как видите, лучше следить за тем, что у вас уже есть. Не забудьте создать много армии, так как это будет полезно в этой миссии. Занимайте прилегающие территории (особенно лесистые и дичи). На юге, чуть ниже вашего поселения, находится Джум-Ам.Как только вы доберетесь до них, у вас будет примерно 20 минут, чтобы отправить много дерева для укреплений, необходимых для продолжения раскопок. Далее идут сосиски - пришлите желаемое количество. Теперь пришло время лекарств - вы могли бы давным-давно построить хижину травника на территории, прилегающей к вашему поселению, аптека тоже должна быть там, так что отправьте тележку. Как только вы разберетесь с этим, Джум Ам попросит чистящие средства — пришлите его.

2.На северо-востоке находится место раскопок Твазрун. Лидер открыто спросит, побьете ли вы ставку Красного Герцога - вы должны отправить 500 золотых. Отправлять. Знаки отличия сопровождения.

3.Третий город попросит вас защитить его от Сабатта, чтобы он мог спокойно откопать знаки различия. Отправьте туда войска и найдите врага на миникарте. Следите за своим городом, потому что враг будет наносить удары осадными орудиями, таранами и катапультами — постарайтесь захватить их и отражать атаки, пока не истечет время, необходимое для извлечения последних знаков отличия. Когда повозка с ними доедет до вашего города, вы завершите миссию победой.

XIII МИССИЯ: Монтесито

Задача: Кастелян Монтесито хочет восстать против власти Красного Герцога, и если вы хотите сделать его союзником, вы должны поддержать восстание.Помогите поселениям и монастырю.

1. Построить поселение. В первую очередь сосредоточьтесь на сборе дерева и железа. Сразу же постройте хижину травника.Прокачивайте своего рыцаря как можно быстрее, чтобы построить аптеку (вор будет распространять призрачную чуму среди жителей вашего поселения) и казарму (вам придется защищать окрестные поселения и монастырь, а также свой город). Окружите город стенами, особенно стоит заблокировать спуск на юг с западной стороны вашего поселения. Приготовьтесь к ожесточенной битве — помните, что только частокол защищает юго-восток от вражеского поселения.

XIV МИССИЯ: Геранна

Цель: победить Сабатта

1.выберите Хакима для этой миссии. Расширяйте поселение, чтобы обеспечить жителей необходимым для жизни минимумом. В начале игры у вас есть три военных отряда — используйте их с умом, предпочтительно побеждая бандитов, которые занимают территорию с железными минами. Не высовывайтесь слишком сильно, потому что каждое ваше назначение или установка станции будут привлекать войска Сабатта. Когда вам удастся победить бандитов и поставить аванпост, сохраните игру, ведь теперь вам предстоит отбиваться от атаки Сабатт — если вам повезет, ее отряды что-то подожгут и отступят, если вы их немного побьете, и Также отправьте своего рыцаря в бой.После нападения у вас есть некоторое время, чтобы расширить свое поселение в военном отношении. В начале проблемы с бандитскими лагерями - один берет территорию с железом, без которого не построишь армию, другой с каменоломнями, без которых не проапгрейдишь ни одно стратегическое здание. Невозможно победить два бандитских лагеря тремя армейскими подразделениями и отразить атаку Сабатта на город. Решение состоит в том, чтобы выбрать Хакима во время брифинга, у которого есть особая способность преобразовывать близлежащие вражеские юниты.Правда, иконка долго грузится, но когда вы разгромите один лагерь и отразите атаку сабаттов, у вас не будет армии, чтобы разбить второй бандитский лагерь, переконвертировать два-три вражеских юнита и к концу миссии ваше поселение будет не исчерпать ничего. Когда вы станете сильнее и повысите уровень, отправьте два-три отряда в поселения на севере и юге, и когда они победят солдат Сабатта, вы сможете торговать с ними. Окружите северо-западные ворота города, потому что с этой стороны будет атаковать Сабатт. Разгромите третий лагерь бандитов на северо-западе.Вы можете время от времени посещать порт и запасаться уникальными товарами, повышающими репутацию вашего города. Отправьте ресурсы, запрошенные жителями деревни. Захватите близлежащие аванпосты, затем ударьте по городу Сабатт — помните про боеприпасы и тараны.

XV МИССИЯ: Вестхольм

Цель: Освободить

союзников, захваченных предателем.

1.Сначала вам нужно выбраться из замка. Захватите ворота одним армейским отрядом, прикажите другому сопровождать вашего рыцаря. Если вы захватили ворота, они должны открыться при приближении рыцаря. Идите на север и создайте поселение. Захватите близлежащие территории и продвиньте своего рыцаря до уровня принца. Тем временем, когда вы произвели много юнитов, направляйтесь на восток, где вы найдете бандитский лагерь. После того, как вы поставите лагерь (помните про главную палатку на холме), вы освободите Элиаса.

2.Отправляйтесь в порт, чтобы передать новость о предателе. Порт расположен на юго-востоке. Вы легко доберетесь туда после победы над лагерем бандитов, продолжая свой марш в этом направлении. Отправьте вора в Вестхольм, чтобы узнать, где держат ваших союзников, а затем схватите предателя и освободите Вестхольм. Когда вы это сделаете, миссия завершится победой.

XVI МИССИЯ: Россоторрес

Цель: Сбросить Красного принца с трона.

1.Постройте поселение и окружите его стенами. Повысьте уровень рыцаря, а когда вы станете бароном и соберете войска, уничтожьте три аванпоста (к востоку, западу и югу от города Россоторрес). Дороги к вашему поселению ведут через ущелья — поэтому очень легко обезопасить следующие занятые территории, построив стены через ущелья.

2.Отправьте камень в Гран-Кастилью, но остерегайтесь бандитов на своем пути — уничтожьте лагерь на вражеском аванпосте южнее Россоторреса. Восстановите порт (вы должны отправить туда своего рыцаря, чтобы союзники отправили подкрепление). Уничтожив бандитов, вы без проблем протащите деревянную повозку, аналогично каменной повозке на требушетах. Свободный епископ Гет. Это сложнее, потому что он находится в сильно укрепленном аванпосте. Начинайте штурм только после того, как вы накопите достаточное количество машин - катапульт и таранов, раньше смысла нет.Последняя миссия требует терпения и нескольких попыток, поэтому почаще сохраняйтесь в стратегические моменты. Удачи!

Несколько советов

Вы можете вращать вид, удерживая нажатой клавишу CTR и вращая колесо мыши — помните, однако, что проще всего ориентироваться по мини-карте в правом нижнем углу экрана, где постоянно отмечены все четыре стороны света. .Так что лучше всего настроить вид так, чтобы он совпадал с миникартой - т.е. если вы приказываете рыцарю идти на север (к верху экрана), неплохо, чтобы рыцарь также поднимался на миникарте. В миссиях вы часто будете получать подсказки относительно размещения определенных целей, и такое расположение позволит вам легко ориентироваться в направлениях.

Чтобы быстро выбрать своего рыцаря, просто выберите его значок на краю миникарты (ЛКМ) и выберите место (ПКМ), куда он должен двигаться.На миникарте он виден как щит с выбранным вами в начале игры гербом. Чтобы быстро добраться до него, просто дважды щелкните по его значку.

Военные - чтобы управлять сразу несколькими юнитами, вы должны выбирать их по очереди с помощью ЛКМ, удерживая нажатой клавишу Shift, или выбирать их все с нажатой ЛКМ, перетаскивая курсор.Цели можно назначать отрядам напрямую, щелкая по местности или выбирая точку на мини-карте. Помните, что армия, у которой закончились боеприпасы, бесполезна.

Нет

.90 000 Рим - что посмотреть в итальянской столице? - Италия - Блог

Как и положено колыбели цивилизации и культуры, в Риме невозможно сосчитать все памятники. Древние руины, замки и дворцы, очаровательные церкви и восхитительные базилики, скульптуры, картины, красивые площади и сотни фонтанов – каждый неповторим. Я мог посещать Вечный город целый месяц и в итоге не стал бы рубить себе голову, что все увидел. Поэтому ниже я собрал для вас самые важные места, которые вы обязательно должны увидеть!

Вечный город, безусловно, мое место на земле. все твои несовершенства.Я люблю выразительность его обитателей, местная кухня, толпы туристов – вне зависимости от времени суток и года, и даже характерный стиль вождения автомобиля. Я хотел бы сказать, что я знаю Рим наизнанку, но скрывает в себе многовековую историю и массу чудесных вещей уголки и закоулки. Для начала хочу поделиться с вами самыми популярными. места, которые, на мой взгляд, стоит посетить во время поездки в Рим в первый.

Колизей

Посещение итальянской столицы невозможно без знакомства с ее символом.Колизей, или собственно Амфитеатр Флавиев — самый большой амфитеатр в мире и одно из самых популярных мест в мире. Вид снаружи потрясающий! Это настоящий колосс, который сложно уместить в один кадр. Овальное сооружение имеет 527 метров в окружности и 52 метра в высоту во времена Флавиев. Сегодня она немного ниже – около 48 метров.

Стоит зайти внутрь. В древние времена здесь проходили гладиаторские бои. Также были организованы наумачии, или постановочные морские сражения.Арена превратилась в большой бассейн благодаря воде из городских акведуков. До наших дней сохранились коридоры и остатки помещений, где гладиаторы готовились к боям, а также несколько этажей зрительных залов. Отсюда можно полюбоваться не только внутренним убранством амфитеатра, но и окрестностями здания: Аркой Константина , руинами огромного античного фонтана Мета Судана и храмом Венеры и Ромы. В интерьере Колизея каждый год в Страстную Пятницу проводится Крестных Станций под руководством Папы (!), Который во время службы несет деревянный крест.

Колизей находится в списке ЮНЕСКО с 1980 года, а в 2007 году был признан одним из новых 7 чудес света. Это также источник вдохновения для будущих поколений. Нетрудно заметить сходство футбольных стадионов — их овальная форма и расположение трибун созданы по образцу амфитеатра Флавиев. Он также вдохновлял архитекторов во времена Беннито Муссолини, и вы можете полюбоваться «плодом» этого вдохновения в римском районе EUR. Палаццо делла Цивилта Итальяна , также известный как Квадратный Колизей, был построен именно здесь.Узнайте больше об этом здании и районе EUR в моей следующей статье о Риме 😊.

Знаете ли вы, что...

Название Колизей не происходит от слова Колизей , описывающего размер здания! На этот счет есть три теории. Первый относится к находящейся поблизости огромной статуе - Колосс Нерона (он был разрушен около 1000 г.). Во второй рассказывается о происхождении названия храма Исиды - Коллис Исей , который когда-то стоял на холме, на котором позже был построен Колизей.Третий — намного мрачнее двух предыдущих — рассказывает о том, что давным-давно в Амфитеатре Флавиев находился храм демонов, где церемонии всегда заканчивались вопросом Колис Эум? ( Вы его обожаете? ).

Колизей

по тем временам был очень современным зданием. У него была складная крыша, которая якобы покрывала целых 2/3 здания и защищала собравшихся в зале от дождя и палящего солнца. Он был оснащен веревочной системой, которая натягивала над головами зрителей веларий — водонепроницаемое полотно из 80 треугольных парусов.

ВАЖНО! С 1 января 2019 года все билеты в Колизей продаются на определенную дату и время. Это связано с ограничением количества людей, которые могут находиться внутри амфитеатра одновременно (максимум 3000 человек). Так что билеты нужно бронировать заранее.

Римский Форум

Старейшая площадь Рима, протянувшаяся между Капитолийским холмом и Палатинским холмом (два римских холма). В республиканский период это был центр гражданской жизни, позже здесь расцвела социальная, культурная, политическая и религиозная жизнь римлян.Сегодня там в основном руины. Если вы пойдете на Римский форум, войдя со стороны Колизея, наверняка первое сооружение, с которым вы столкнетесь, будет Арка Тита . Вы доберетесь до него, пройдя по Виа Сакра - главной улице Древнего Рима, по которой следовали шествия и шествия. Беломраморная триумфальная арка высотой более 8 метров была возведена в честь завоевания Иерусалима Веспасианом и Титом. Сразу за ним находится множество памятников. Описать их все невозможно, но я постараюсь хотя бы приблизить их к вам.

На Римском форуме раньше было целых 9 храмов: Кастора и Поллукса, Ромула, Сатурна, Весты, Венеры и Роми , Антонина и Фаустины, Цезаря, Веспасиана и Гармонии. Самым большим из них был, вероятно, посвященный Венере и Риму, который занимает центральную часть Форума, если смотреть из Колизея. Крыша храма была выложена бронзовыми листами, которые по приказу папы Гонория I были сорваны в 625 году, чтобы сделать крышу собора св.Петра в Ватикане. Лучше всего сохранившийся из них — небольшой круглый храм Ромула — сегодня притвор церкви св. Косма и Дамиан. Внутри находится оригинальный бронзовый портал IV века н.э., также хорошо сохранился портик храма Антонина и Фаустины с колоннадой из вулканического туфа. Сегодня это часть церкви Сан-Лоренцо-ин-Миранда. Остатки следующих храмов представляют собой в основном колонны. Интересным местом является полукруглый алтарь на развалинах храма Цезаря, на котором был кремирован Цезарь.Очень понравились красивые скульптуры в Храме Весты и Атриум Веста (дом весталок).

Из трех когда-то стоявших на Римском форуме базилик: Юлии, Максенция и Эмилия сохранились только северная стена последней и остатки колоннады последней. Раньше на главной площади было 4 триумфальные арки. О той, что посвящена Титу, я писал чуть выше. Тот, что был построен в честь Септимия Северуса и его сыновей, сохранился до наших дней.Сооружение в память о победах в военных походах на восток имеет высоту 23 метра. От Арки Августа остался лишь небольшой фрагмент, а от той, что посвящена Тиберию, не осталось и следа.

Очень интересным местом на Римском форуме являются остатки Tabularium , т.е. архива, где хранились самые важные документы страны. Фрагмент стены первого этажа бывшего здания сегодня включен в Сенаторский дворец .Рядом с Табулярием находятся также остатки ростры, т. е. бывшей трибуны, имевшей изначально 5-метровое основание. Рядом с ним находится еще пуп мира , или другими словами, пуп Рима, т.е. небольшой кирпичный круг, который должен был обозначать центр Рима и быть местом соприкосновения двух миров: живых и мертвых.

Пьяцца ди Спанья (Piazza di Spagna)

Одно из самых узнаваемых мест Рима скрывает две туристические жемчужины. Прежде всего, это Испанская лестница XVIII века, ведущая к церкви св.Троица (Trinità dei Monti). Лестница 174 ступени. Зимой устраивают вертеп, летом устраивают показы мод, а весной – по случаю праздника цветов – украшают красивыми растениями. Испанская лестница — вторые по длине и длине ступени в Европе. Они настолько понравились туристам, что римские власти запретили устраивать на них пикники, а в августе 2019 года был введен запрет сидеть на них. В «час пик» лестницы иногда были абсолютно забиты, а вдобавок сидящие на них туристы вытирали камень, который становился скользким — а значит, еще и опасным.Риск нарушения запрета составляет от 250 до 400 евро.

У подножия лестницы находится небольшой фонтан Баракачча , т.е. небольшая лодка. Сделанная Пьетро Бернини, она должна стать напоминанием о наводнении на Рождество 1598 года, во время которого воды Тибра забросили в это место лодку. Фонтан прекрасно сочетается с лестницей и всеми зданиями на площади. Здесь также можно сделать красивые фотографии!

Прямо с Piazza di Spagna можно добраться до Via Condotti , где расположены самые роскошные бутики итальянской столицы.Под номером 86 вы найдете старейшее кафе Рима - Caffe 'Greco работает непрерывно с 1760 года!

Фонтан Треви

Даже если вы еще не были в Риме, вы можете узнать это место из фильмов/открыток/фото друзей/Инстаграма. Прежде чем я увидел ее вживую, я видел ее в «Римские каникулы » с Одри Хепберн и Грегори Пеком и в «Сладкая жизнь » Федерико Феллини. Кстати, настоятельно рекомендую посмотреть оба ролика перед путешествием в Вечный город .

Форма фонтана напоминает фасад здания, в ее в центре изображены персонажи из греческой мифологии: Океанос на колеснице тянут гибриды лошади и рыбы (гиппокамп) и два тритона.

Согласно легенде, фонтан получил свое название от девственницы Треви, открывшего источник воды, использованный впоследствии при строительстве акведука, подача воды в Ди Треви (тот же акведук используется для снабжения фонтана на Испанской площади).

Туристы, как правило, бросают монеты в Треви - обязательно встаньте спиной через правое плечо.Одна монета - гарантия возвращения в Вечный город, две - романтика, а три - гарантия свадьбы 😊. Оттуда вылавливают деньги и жертвуют на содержание памятников и нуждающимся в Риме.

Возвышаясь над римской Пьяцца делла Ротонда здание было построено примерно в 14 году нашей эры, а это значит, что оно стоит здесь уже более 2000 лет! Древний храм был возведен в честь всех богов. Что отличает его, так это великолепный купол без окон. В нем только дырка в центре - окулус диаметром 9 м, которая ничем не прикрыта.На протяжении веков сюда вливаются лучи солнца, освещая интерьер этой архитектурной жемчужины. Капли дождя также попадают внутрь и сбрасываются через незаметные отверстия в полу.

Пантеон был образцом для большинства неоклассических сооружений по всему миру. Внутри можно полюбоваться красивыми коринфскими колоннами, скульптурами и картинами. В настоящее время существует Церковь Богоматери Мучеников (Sancta Maria ad Martyres).Пантеон также служит мавзолеем заслуг — под статуей Мадонны находится гробница Рафаэля, а слева от алтаря — надгробия королей Объединенной Италии: Виктора Эммануила II и Умберта I.

Еще одна красивая площадь Вечного города, которую обязательно нужно посетить! Главное здание Пьяцца Навона — церковь Св. Агнес ин Агоне (Кьеза ди Сант Аньезе ин Агоне). Меня впечатлил огромный купол и великолепные интерьеры — разноцветные мраморы, фрески и статуи, образующие единое целое.Церковь была возведена по приказу папы Иннокентия X Памфилли, который впоследствии был там похоронен. Слева от храма также находится дворец, построенный для папской семьи. Сегодня в нем находится... посольство Бразилии.

Посреди площади есть еще один красивый фонтан - Quatro Fiumi , или четыре реки. Вода вытекает из искусственной скалы, на которой сидят животные, фантастические существа и персонажи, олицетворяющие 4 реки на 4 известных в то время континентах: Ганг, Нил, Ла-Плата и Дунай.По обеим сторонам площади Пьяцца Навона также есть 2 небольших, но не менее интересных фонтана: дель Моро (сделанный Лоренцо Бернини наподобие Quatro Fiumi) и Фонтан Нептуна .

Авентин веками был резиденцией монахов. После их присутствия здесь много монастырей и царит атмосфера умиротворения и спокойствия. Здесь нет большого движения и толпы. Однако есть и уникальные памятники!

Первый — Circus Maximus , буквально «Самый большой цирк». Он расположен в долине между холмами Авентин и Палатин и когда-то использовался как место проведения скачек.Это была самая большая арена в древнем мире и предположительно могла вместить до 485 000 зрителей!

Еще одно место, которое стоит посетить, это Термы Каракаллы (Термы Каракаллы) , или общественные бани 3 века н.э. Сегодня остались только руины, включенные в состав Национального римского музея. Однако в начале нашей эры это было огромное здание, украшенное прекрасной мозаикой и скульптурой, в котором могли одновременно принимать ванну 1,5 тысячи человек.

  • Большой цирк и вид на Палатинский холм
  • Также стоит посмотреть Базилику святых Бонифация и Алексиоса на Авентинском холме.Пол за стенами . Это правда, что сегодня это всего лишь архитектурная интерпретация огромного здания 4 века н.э., потому что первоначальный храм сгорел в 1823 году. Павла за стенами — вторая по величине — после базилики Ватикана — церковь в Риме. Храм длиной 131 метр имеет 80 колонн с мозаичными портретами пап над ними. Находясь внутри, обратите внимание на красиво украшенный готический балдахин над папским алтарем.

    Altare della Partia, или Алтарь Отечества, или Vittoriano , — самое величественное здание Рима.В огромном белом здании находится Центральный музей Рисорджименто, посвященный объединению Италии. Главной достопримечательностью Витториано является стоящая перед зданием огромная конная статуя первого короля объединенной Италии - Виктора Эммануила II. Отсюда открывается отличный вид на Пьяцца Венеция (Piazza Venezia) , на которую выстроились два здания с почти сдвоенными фасадами (они очень похожи).

    • Altare della Patria, или Алтарь Отечества с конной статуей Виктора Эммануила II
    • Вид на площадь Венеции с террасы Витториано

    Первый Венецианский дворец (Palazzo Venezia) с 15 века - один из первых построек эпохи Возрождения в Вечном городе и резиденции кардинала Барбы - впоследствии папы Павла II.В настоящее время здесь находится музей с внушительной коллекцией произведений искусства. В корпус дворца входят св. Марка с мозаикой IX века в апсиде. Второе здание на площади Венеции — копия венецианского дворца ХХ века.

    Да знаю - Ватикан не Рим, но он на расстоянии в часе ходьбы от центра Вечного города. Это также идеально связан со столицей Италии благодаря линии метро, ​​которая доставит вас к стенам Святой Престол. Было бы грехом не увидеть Ватикан, находясь в Рим!

    В первую очередь - сюда стоит идти утром, потому что без сомневаюсь, что вы проведете весь день в Ватикане.Ожидайте толпы - они здесь всегда, особенно по воскресеньям и в праздничные дни - с раннего утра до вечер. Почему? Потому что это не только самое важное место для католиков, но и также Мекка для любителей искусства и архитектуры.

    Первое место, которое вы достигнете в Ватикане, это St. Питер . Одна из самых известных площадей в мире окружена колоннадой со 140 статуями святых (в том числе поляка - Яцека Одровонжа). Его центр отмечен египетским обелиском, на вершине которого находится шар с мощами Святого Креста .Также рядом есть фонтанчик, где можно освежиться в жаркие дни (нет, мы не ходим в воду 😊!). Великолепная базилика Св. Петра — самая большая церковь в Европе и вторая в мире, самый длинный и самый большой храм в мире. Несмотря на свои внушительные размеры, не размеры делают это место уникальным.

    Архитектурное произведение искусства скрывает в себе самые ценные художественные сокровища. Фасад здания украшен статуями Христа, Иоанна Крестителя и апостолов в натуральную величину.Балкон посередине - это место, где новоизбранный Папа показывается верующим, собравшимся на площади. Великолепный купол — это конструкция 74-летнего Микеланджело. Внутри базилики находится целая «галактика звезд» искусства: бронзовая дверь — Porta Sancta 15 века, Pieta Микеланджело или статуя св. Петра, которому верующие, придя в храм, погладили ногу (отсюда она сильно деформирована). Еще один важный момент – могила св. Пиотра с куполом высотой 28 м из позолоченной бронзы.

    Также обязательно рекомендую сходить на купол базилики! Это стоит делать всем, кто не боится высоты и клаустрофобии (очень узких лестниц). Если вы относитесь к последней группе или знаете, что можете не справиться с огромным количеством лестниц, вы можете воспользоваться лифтом. Однако этот не приведет вас на смотровую площадку наверху храма. Попасть туда можно только по очень узкой лестнице. Я выбрал пеший маршрут и... обнаружил у себя оба упомянутых выше недуга.Но оно того стоило — со смотровой площадки открывается чудесный вид на Санкт-Петербург. Петра и горизонт Рима.

    Также стоит посетить Ватиканские гроты , систему взаимосвязанных часовен, окружающих могилу Св. Питер. Именно здесь находятся могилы пап, в том числе св. Иоанн Павел II. Следующая точка на карте (точнее карте) Святого Престола — Музеи Ватикана . Здесь вы увидите коллекцию шедевров, собранную епископами Рима на протяжении веков.Самые интересные выставки (на мой взгляд) Сикстинская капелла и со знаменитыми фресками Микеланджело, Пинакотека с произведениями в том числе Рафаэля, Леонардо да Вичи или Караваджо, а также Двор Шишек (Cortile della Pigma) со скульптурой из больших… бронзовых конусов.

    На полу нефа собора св. Петра, указаны размеры самых длинных церквей в мире. Среди них вы найдете церковь Святой Марии в Гданьске.

    На самом деле в Риме так много достопримечательностей, что включить их (даже самые красивые и важные) в один список невозможно.Вы уже знаете мой субъективный список обязательных к посещению мест Вечного города. Скоро я расскажу вам больше о закоулках и избранных достопримечательностях итальянской столицы. А теперь вы можете поделиться со мной римскими достопримечательностями, которые вам понравились больше всего. Обязательно дайте мне знать в комментарии!

    А может быть, у вас впереди путешествие в столицу Италии? Каковы ваши планы на посещение этого прекрасного места? Есть ли у вас точки на карте города, которые вы обязательно хотите увидеть? Поделитесь ими со мной под текстом!

    Все предложения для посещения Рима с ITAKA можно найти здесь -> НАЖМИТЕ

    .

    Смотрите также