Post Icon



Как люди узнали о боге


ВИДЕНИЕ ПРОРОКА ИСАЙИ

ВИДЕНИЕ ПРОРОКА ИСАЙИ

ВИДЕНИЕ ПРОРОКА ИСАЙИ

(пер. М. В. Рождественской)

 

 

МЕСЯЦА МАЯ В 8 ДЕНЬ. ВИДЕНИЕ, КОТОРОЕ ВИДЕЛ СВЯТОЙ ПРОРОК ИСАЙЯ СЫН АМОСОВ

 

 

 

    В двадцатый год царствования Езекии, царя Иудеи, пришел Исайя сын Амосов и Иисус сын Саавов к Езекии в Иерусалим. И войдя, воссел он на одре царском, и все князья иерусалимские, советники царские и евнухи стояли перед ним. И пришли и из селений и с гор пророки и сыновья пророков, услышав, что Исайя пришел из Галгал к Езекии и приветствовал его и также благовестит ему о том, что будет. Когда возгласил Исайя все истинные слова, Дух Святой сошел на него, и все увидели и услышали вещания Святого Духа. Ведь царь призвал всех пророков; и входят они, сколько их собралось там вместе: был же Михей, и Анания старец, Иоиль, и те, кто сидели справа и слева от него.

 

   И когда услышали они глас Святого Духа, преклонили колена и воспели Бога всевышнего, почивающего в святых и таковую силу слова даровавшего миру. И когда во всеуслышание он произнес сказанное ему Святым Духом, то внезапно умолк и более не видел стоящих перед ним: очи его были отверсты, уста же затворены, ибо вдохновение Святого Духа было в нем. И поняли все, что Исайя был вознесен. Пророки же уразумели, что было ему явление; видение же, которое он видел, было не от мира сего, но от мира, тайного для всякой живой плоти.

    И когда очнулся Исайя от видения и пришел в себя, поведал он Езекии и сыновьям его Насону и Михею и прочим пророкам, говоря так: Когда я пророчествовал вслух о том, что вы слышали, увидел я ангела в славе, но не в той славе ангела, в какой всегда видел, но в какой-то великой святой славе, о которой не мог бы рассказать. И взял он меня за руку и возвел на высоту. Я же спросил: Кто ты, как имя твое и куда меня возносишь?" (Ибо дана была мне сила разговаривать с ним.) Тогда, отвечая, он сказал: Когда возведу я тебя наверх и покажу тебе видение, ради которого я послан, тогда поймешь, кто я такой, а имени моего не узнаешь, потому что снова возвратишься в тело свое. Вот когда вознесу тебя, все увидишь".                         

    И рад был я тому, что он кротко отвечал мне. И сказал он мне: Рад ли ты, что я кротко отвечал тебе? Еще более величественного, чем я, увидишь, кротчайшего и снисходительнейшего, самого светлого и смиреннейшего, желающего беседовать с тобой, для того ведь и послан я, чтобы просветить тебя во всем этом". 

    И взошли и он, и я на твердь небесную и увидели там великую битву: Сатану и воинство его, противоборствующих Благочестию и возбуждающих зависть один у другого: как это водится на земле так и на тверди небесной. Ведь примеры того, что здесь пребывает на тверди небесной, на земле находятся. И сказал я ангелу: Что это за война и зависть, и воинство?" И в ответ он сказал мне: Это битва дьявольская, и не окончится она, пока не придет тот, кого ты увидишь, и не убьет его Духом силы своей".

    Потом возвел он меня выше тверди небесной, где первое небо. И увидел я там посередине престол и сидящего на нем ангела в великой славе, а справа от него и слева сидящих ангелов, и те, кто был справа, иную славу имели и пели в один голос. Те же, кто сидел слева, пели вслед за ними, песнь же их была не такая, как у правых ангелов. И спросил я ангела, ведущего меня: Кому воссылается песнь эта?" И в ответ он сказал мне: Великой славе Божией, которая на седьмом небе, и Сыну его любимому, откуда я послан к тебе".

    И снова возвел он меня на второе небо. Высота же неба была, как от первого неба до земли. Увидел я там, как и на первом небе, ангелов справа и слева, и услышал песнь, еще прекраснее первых.

    И пал я ниц и поклонился им. И не позволил мне этого ангел, наставляющий меня: Не поклоняйся ни престолу, ни ангелу небесному, для того я послан научить тебя, но только тому, на кого я тебе укажу, кто для всех престолов и одеяние, и венец, кого ты теперь уже увидишь". И обрадовался я радостью великой, что такая кончина ждет тех, кто познал Вышнего и Вечного, возлюбленного его Сына, и будто от ангела исходящего Святого Духа они там нисходят.

    И возвел он меня на третье небо. И там увидел я также престол невеликий и справа и слева от него ангелов. Но память о земном нашем мире не признавалась там, признавалась слава Духа моего. Когда восходил я на небо, то сказал: Ничто из мира сего здесь не признается". И отвечал мне ангел и сказал мне: Ничто не прейдет здесь из-за немощи мира, ничто здесь не утаится из того, что там делается". Песнь же, что пели ангелы, и славословие сидящего ангела были еще прекраснее, чем на втором небе.

    И снова возвел меня ангел на четвертое небо, значительно большее. И здесь снова увидел я престол, и справа и слева ангелов. И те снова пели, и слава и пение ангелов были сильнее тех, которые слева, а слава сидящего ангела была прекраснее, чем у ангелов, бывших справа. Слава же их также превосходила славу нижних.

    И взошли мы на пятое небо, и тут снова увидел я бесчисленные легионы, и слава и песнь их были сильнее, чем на четвертом небе. Я же подивился столь великому множеству, увидев ангелов, украшенных различными красотами, каждого в своей славе, и прославляли они живущего в вышине, чье имя не явлено всякой плоти, как же он такую славу дает ангелам, на каждом из небес? И, отвечая, ангел сказал мне: Что ты дивишься этому, разве не видел ты единый сонм, разве не видел ты тьмы непроходимых сил небесных?"

    Затем возвел меня ангел на воздух шестого неба, и увидел я славу великую на нем, каковой не видел на пятом небе. Ибо увидел я ангелов в большой славе, чины сил страшных и мимо проходивших, песнь же их была святой и чудной. И спросил я ангела, водящего меня: Что это я вижу, Господи мой?" И сказал он мне: Не Господь я тебе, но наставник". И еще сказал: На шестом небе нет ни престола, ни ангелов слева, он строится небесными силами седьмого неба, где находится названный единочадный Сын Его, и все небеса и ангелы слушают его. Я же послан сюда возвестить тебе, что увидишь ты славу сию и Господа всех небес, и ангелов, и сил. Говорю тебя, Исайя, никакой человек от плоти мира сего, хотящий возвратиться отсюда, не может увидеть видение, какое ты увидишь. Потому что уготован тебе жребий Господень прийти сюда". И возвеличил я Господа моего, воспев, что иду по жребию его. 

    И сказал мне ангел: Когда возвратишься сюда из плоти, по желанию Отчему, тогда получишь одежду свою и тогда станешь равен ангелам, пребывающим на седьмом небе". И возвел меня на шестое небо. И там уже не было ни престола, ни ангелов справа и слева, но все имели единый облик, и песнь их была одинакова. И мне дано было петь с ними и с ангелом, бывшим со мной, ибо слава их была единой. И прославляли они Отца всех и возлюбленного Сына и Святого Духа, воспевали все едиными устами, но пением иным, чем на пятом небе, другим голосом, и казалось мне, что и свет был ярче. Когда я был на шестом небе, то свет пятого неба, казалось мне, был как тьма. И сильно возрадовался я и восславил того, кто дарует такое приемлющим милость его. И помолился я ангелу, наставляющему меня, чтобы больше не возвращаться мне в сей плотский мир. Говорю же вам, что здесь, на земле, тьма великая. Ангел же, наставляющий меня, сказал мне: Коли ты так обрадовался этому свету, то сколь сильнее ты обрадуешься и возвеселишься, когда увидишь свет праведный истинного неба, где сидит небесный Отец и единочадный Сын его, где воинство ангельское и престолы, и венцы лежат для праведных! Что же до того, чтобы не возвращаться тебе в плоть свою, то еще не исполнилось время прийти тебе сюда". Услышав такое, я огорчился сильно. И сказал он мне: Не скорби, не падай духом".

    И вознес он меня на воздух седьмого неба, и услышал я голос, говорящий мне: Куда восходит живущий во плоти?" И сильно испугался я и вострепетал. И вновь другой голос услышал, говорящий: Не препятствуйте, путь войдет достойный Бога, ибо одежда его здесь". И спросил я ангела, бывшего со мной: Кто таков возбраняющий мне и кто такой повелевающий мне взойти туда?" И ответил он мне: Возбраняющий тот, кто стоит над поющими с небес ангелами, а повелевающий тебе это Сын Божий, имя же его ты не сможешь услышать, пока не изыдешь из плоти своей". И как вошли мы на седьмое небо, увидел я там свет дивный и неисповедимый, и ангелов, и праведников без числа. Увидел я и таких, кто вышел из плотских своих одежд и пребывал в одеждах вышних, и стояли они в славе великой, но на престолах своих не сидели, венцы же славы их были на них.

    И спросил я ангела: Почему одежды они надели, а престола славы и венца не приемлют?" И ответил он мне: Не приемлют их теперь, пока не сойдет Сын Божий изначальный, однако ведают они, чьи это престолы и чьи венцы. Когда же сойдет он и будет невидим для вас, а князь мира того из-за Сына его прострет руки свои на него, и повесит его на древе и убьет, не ведая, кто он. И он сойдет в ад, обнажит и опустошит этот призрак, попленит князя смерти и уничтожит всю силу его, и востанет в третий день и, взяв всех праведников со всех концов вселенной, снова взойдет на небеса. Тогда и примут они престолы свои и венцы".

     После слов этих сказал я ангелу: О чем спрашивал я тебя на первом небе, скажи мне теперь, ибо ты обещал сказать мне здесь, откуда здесь известно то, что в земном мире происходит".

    И пока я еще говорил с ним, вот некий ангел из стоящих, много славнее возведшего меня и всех других ангелов, показал мне книги и, раскрыв, дал их мне. И увидел я письмена, словно не от мира сего. И прочитал я их, и вот были там записаны деяния иерусалимские. И словно другой человек видел дела их, о которых я не ведал. И узнал я воистину, что ничто из того, что происходит в мире, не утаится на седьмом небе. И спросил я ангела: Кто же тот, кто превосходит ангелов в славе своей?" И в ответ он сказал мне: Превосходящий славою ангелов это великий архангел Михаил, молящийся непрестанно за человечество". И увидел я одежды многие, и престолы, и венцы лежащие; эти одежды, и престолы, и венцы принадлежали ангелам, они им хранимы. И сказал мне ангел: Этих одежд многие лишаются из того мира. лишаются, поверив слову тому, о котором говорилось тебе".

    И, обернувшись, увидел я Господа в славе великой и ужаснулся. И приблизились к нему все праведники, которых я видел, и поклонились ему, и пели одним голосом. И был он подобен им, и был славнее их, как и других. Тогда подступил к нему Михаил и поклонился ему, и все ангелы поклонились вместе с ним и воспели его. И преобразился он снова и стал как ангел. Тогда сказал мне ангел, ведущий меня: Этому поклонись и воспой". И поклонился я и воспел ему. И сказал мне ангел: Это Господь всей славы, какую ты видел"; И пока он это говорил, я увидел иного преславного и во всем подобного тому, и праведники подступили к нему и поклонились, и воспели ему, и он воспел славу с ними, но не преобразился по их подобию, и пришли с ними ангелы и поклонились ему. И сказал мне ангел: Поклонись и воспой ему". И я поклонился и воспел ему. И затем увидел я другого, идущего в великой славе, и спросил ангела: Кто это?" И ответил мне: Поклонись ему, ведь это Дух ангельский, говорящий в тебе и во всех праведниках". И потом являлась некая другая неизреченная слава, которую я открытыми очами духа моего не мог видеть, но не ввел меня туда ангел и никто из ангелов, которых я видел поклоняющимися Господу, но только праведников видел я, в силе великой смотрящих на славу его. И первыми приблизились к ним Господь мой и ангельский Дух, и только они двое поклонились и воспели ему. И тогда все праведники поклонились и воспели. Потом услышал я там и голос, и песни, возносящиеся по шести небесам, и все прославляли того, чьей славы я не мог видеть.

    Песнь же всех шести небес не только слышима была, но и видима. И сказал мне ангел: Сей один вечный, живущий в вышнем мире и почивающий в святых, имени его мы не можем вытерпеть, его воспевает Святой Дух устами праведников".

    И услышал я затем голос предвечного, говорящего: Господь, сын мой, выйди и снизойди до всех небес и будь в мире, сойди даже до ангела, что пребывает в аду, преобразись по их образу, и не узнают тебя ни ангелы, ни князья мира того, и будешь судить князя и ангелов его и мир, подвластный ему, ибо отреклись от меня и сказали: Есть мы и кроме нас нет никого другого. И когда вознесешься над землей, не преобразишься больше на небесах, но взойдешь туда в славе великой и сядешь одесную меня. И тогда поклонятся тебе князья, и силы, и ангелы, и все начала небесного, земного и преисподнего". Слышал я великую славу, обещаемую Господу моему.

    И тогда поднялся Господь от седьмого неба и спустился на шестое небо. И ангел, наставляющий меня, сказал: Смотри, Исайя, и разумей будущее преображение и нисхождение его, как видели это ангелы, воспели ему и воздали хвалу, что не преобразился он по их виду". И я тоже воспел с ними. И когда спустился на пятое небо, преобразился он по образу ангелов тех, и не воспели они ему, не поклонились, ибо был он обликом, как и они. Спустился же он на четвертое небо и явился им в их образе, и не воспели ему они, ибо был он в их образе. Пришел же он на третье небо, и на второе, и на первое, преобразуясь на каждом из них, ангелы же не пели и не поклонялись ему, потому что являлся он им в их облике. На каждом же небе показывал он знамения стражам врат. Сойдя же на твердь, где сидит князь мира сего, и тут дал он знамение, и образ его был таким же, как и у тех. И не прославили, не воспели его. Сошел же он и к ангелам воздуха сего и был как один из них и не дал знамения им, ибо они не спросили его. И после этого сказал мне ангел: Разумей, Исайя сын Амосов, для того я послан Господом, чтобы показать тебе все то, что ни до тебя, ни после тебя никто не сможет увидеть и что видел и слышал ты". И видел я Господа как Сына человеческого, средь людей жил он на земле, и не узнали его, и видел я его восходящим на твердь небесную и уже больше не преобразующегося в облик их. Увидев его, все ангелы ужаснулись и поклонились, говоря: Как утаился среди нас Господь? И не познали мы Царя Славы?" И от первого неба восходил он со славой и не преобразовался, но все ангелы и справа, и слева, и на среднем престоле сидящий поклонились ему и воспели, говоря: Как прошел ты мимо нас. Господи, и не узнали мы, не поклонились ему?" И так взошел он на второе, и на третье, и на четвертое, и на пятое, и на шестое небо, и на всех небесах прибавлялась слава его. И когда взошел он на седьмое небо, воспели его все праведники, и все ангелы, и все силы. И тогда увидел я его, как сел он справа от великой славы, которую я не мог видеть, и ангела Духа видел я, сидящего слева, и сказал он мне: Довольно тебе, Исайя; узнало чадо человеческое то, что ни оком увидеть, ни ухом услышать, ни сердцем вместить человеку сколько уготовил Бог любящим его".

    И сказал мне: Возвратись в одежду свою плотскую, покуда срок дней твоих не исполнится, и тогда придешь ко мне сюда".

    Я это видел, сказал Исайя стоящим вокруг него. И они, услышав обо всем этом предивном, прославили и воспели Бога, даровавшего такую благодать людям. И сказал Исайя царю Езекии: Кончина мира сего и все виденное сбудется в последнем людском роде. И заклинал их не рассказывать это сынам израилевым, и не давать никому запись этого рассказа, но что уразумеете от царя из сказанного пророками, то уразумевайте все. Вы же заботьтесь о Святом Духе, чтобы получить одежду вашу, и престолы, и венцы славы, лежащие на небесах. Исайя перестал говорить и вышел от Езекии царя.

    Тому же Богу нашему слава и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

 

ОБ АДАМЕ И ЕВЕ

ОБ АДАМЕ И ЕВЕ

ОБ АДАМЕ И ЕВЕ

(пер. М. Д. Каган-Тарковской)

 

 

О АДАМЕ

 

    Адам в Раю до грехопадения все имел во власти своей, все под властью его жили. И когда изгнал его Господь из Рая и сидел он в Эдеме пред дверьми райскими, то видел сон, что родятся Каин и Авель, и в какое время убьет Каин Авеля. И запретил ему ангел рассказывать это Еве. И прожил так он 70 и 9 лет и заболел нутром, и не ведал, что за болезнь у него. И собрались все от мала и до велика и удивлялись, и говорили Еве: О мать наша, ты знаешь все тайны его, объяви нам, чем так отец наш болен? И было всех людей возле Адама 6000 мужей.

 

(Исповедание Евы)

     Ева тогда сказала: От начала поведаю вам, дети мои. Когда создал бог Рай на востоке и всю вселенную, и создал отца вашего и меня, и препоручил нам Рай и всех зверей, и гадов, и всех птиц пернатых. Адам хранил восточную часть и северную, я хранила западную часть и южную. И потом дал нам Господь заповедь, сказав: Вам можно всем питаться, что есть в Раю, только плод одного дерева не ешьте", и показал нам дерево. И поднялся на небеса Господь наш. И мы оба владели всем в Раю, и без повеления Адама и моего все звери и скоты, и гады не смели ни ходить, ни лакать, ни есть что-нибудь, покуда не разрешим им.

    И тогда пришел к нам Дьявол, светел, словно ангел, и сказал нам: Что вам позволил бог есть и чего не велел есть в Раю?" Адам сказал: Все нам разрешил есть, только плод одного дерева запретил нам есть и повелел нам остерегаться его". Дьявол же сказал: Очень жалко мне вас, ибо не знаете, что если бы плод от него съели, то вы были бы богами". Так сказал он и покинул нас. И нашел змею и подучил ее. Змея же, думая, что он ангел, пришла ко мне и показала мне плод от того дерева. И видела я, что змею любит бог больше всех зверей, и взяла от нее плод и съела. И сердце мое смутилось во мне вдруг, и в моей части Рая деревья сбросили листву свою.

    Я же скрылась под дерево то, плод которого съела, и позвала Адама и сказала: Приди сюда, Адам, и увидишь великое чудо". Только открыла я уста, и язык мой говорил сам собой, чтобы съел и Адам. Адам также взял плод от этого дерева, что я съела. И открылись глаза наши, и увидели мы наготу свою, и сердца наши воспылали похотью. И свершилось. И все деревья листву свою сбросили, одна только смоковница листья свои не сбросила. Адам же разрыдался и сказал мне: "О жена, что мы с тобой наделали!" Но сердце мое не отвратилось от Адама, и скрылись мы под тем деревом, которое не сбросило листву, и сшили листья смоковные, и сделали одежду себе.

    И тогда услышали глас, раздающийся с небес, архангел призывал ангелов: Придите все, велит Господь, и сойдите в Рай, ибо согрешил Адам". И потом сошел Господь со всеми ангелами своими. И поставлен был престол посреди Рая, и воззвал Господь громким гласом: Адам, Адам, где ты?" вещал сильный голос. Адам же скрылся. И схватили нас ангелы, и яростно били нас, и изгнали нас из Рая. Адам же плакал и молился, говоря: "Пощадите нас, может, смилуется Господь над нами!" Но не помиловал нас Господь. Архангел Михаил непрестанно молил о нас перед престолом. И так изгнали нас из Рая и отвергли нас.

    Мы же сидели, лишенные Эдема. Адам упал ничком и рыдал. И прошло так дней 15, и изнемогла я от голода, и сказала Адаму: Господин, встань и поищем себе убежище, уже сердце мое побеждено голодом и силы мои умалились". Адам же, воскликнув, сказал: О Ева, возникает в сердце моем желание отвернуться от лица твоего, но не с кем мне остаться и боюсь бога. Да и сердце мое не отвергает тебя". И встали мы, и обошли всю землю, и не нашли ничего съедобного, только волчец и траву полевую. И снова пришли к Раю и плакали, скорбя. И сказал Адам: Господи, пошли мне благовония, чтобы тебе кадить". Тогда послал ему Господь фимиам, и ливан. и ладан. И взял Адам и сотворил молитву Господу. И тогда умилосердился Господь, и архангел Иоиль отделил 7-ю часть Рая и отдал нам. И сначала питались плодами терновными 17 дней, а потом взяли пшеницу, и мед, и масло и ели и насытились. И изгнал бог всех скотов и зверей из Рая и отдал Адаму. Адам же разделил их и сделал дикими и домашними, и дал всем им имена и всему, питающему их. И сказал Господь: Терние и волчец от трудов твоих произрастет".

    И взял Адам волов и вспахал землю. И пришел Дьявол и встал перед волами, чтобы не давать Адаму землю пахать. Потому что, сказал Дьявол, моя земля, а божии небеса и Рай. И если хочешь моим быть, то землю паши. Если же хочешь божиим быть, то иди в Рай". И сказал Адам: Божии небеса и земля со всем, что ее населяет". Дьявол же не давал ему пахать и сказал: Напиши мне своей рукой, что ты мой, и ты на земле будешь работать". Адам же сказал: Чья земля, того и я, и дети мои". Но знал Адам, что должен сойти Господь на землю и родиться от девы. Дьявол же очень обрадовался и сказал: Заложись за меня". И взял Адам доску каменную и написал рукописание, и сказал: Чья земля, того и я, и дети мои". Дьявол же взял рукописание и скрыл у себя.

    Я сказала Адаму: Господин, покаемся, авось избавит нас Господь от Дьявола". Адам же сказал: Постимся сорок дней". Я сказала: Ты, господин мой, постись сорок дней. а я буду поститься сорок и четыре дня". И сказал он мне: Войди ты в Тигр реку и положи камень на голову свою, а другой под ноги свои, и стой по шею в воде, но не слушайся никого, чтобы не прельстили тебя снова". И показал мне тайный знак, и сказал мне: Не выходи из реки, пока я не приду". И поднялся Адам, и пошел в Иордан каяться, и сошлись туда все звери и птицы, и множество ангелов и оплакивали Адама. Адам же погрузился весь в Иордан реку и провел так 40 дней.

    Дьявол же пришел к Еве, как ангел светел, слезы роняя по земле, и сказал мне: Ева, услышал Господь молитву твою и нашу, ангелов своих, молящих за тебя, послал меня бог, чтобы ты вывела из реки Адама". Я же не поверила ему. и снова через 3 дня пришел, приняв образ Адама, и долго искушал меня. Я же не соглашалась выйти, пока не увижу знак, который показал мне Адам. И когда закончил Адам 40-дневное покаяние, пришел от Иордана и нашел след Дьявола, приходившего ко мне, и очень испугался, не была ли я прельщена снова. И когда увидел меня в воде, обрадовался очень. Но когда пришел он ко мне, то я не поверила, что это господин мой. И показал мне знак. Тогда поверила я и вышла из реки. Так освободил нас Господь от Дьявола.

    И поселились мы в Мадиаме и здесь родили Каина и Авеля. И все дни оба они пасли скот. Однажды встал Адам с ложа своего и сказал мне: "О жена, прошло четырнадцать лет, должна пролиться кровь Авеля, убитого Каином. Дай же мне осла, пойду и найду его". Когда услышала я, растревожилось сердце мое. И сел Адам на осла, поехал и нашел Авеля убитого и не сказал ничего, ибо так велел ему ангел. И принес Авеля на место, называемое Реон, и похоронил его там. И когда я родила Сифа, то сказала Адаму: "Господин, не надрывай сердце свое, ибо снова родила сына вместо Авеля и дала имя ему Сиф".

    И тут Адам прервал Еву, воскликнув: О Ева, замолчи, уже ослабел я духом. А Сиф сказал: Господин мой отец, пойду я в Рай и принесу что-нибудь из Рая, и ты увидишь, и утешишься. Адам же сказал: Сын, как войти тебе в Рай? Но ты все же приблизься к Раю с плачем, может позволит тебе Господь взять ветвь от древа масличного и, кто знает, может отпустит меня болезнь эта. Сиф спросил: Отец, откуда твоя болезнь? Адам сказал: О сын, тяжка болезнь моя. Когда согрешил я и мать твоя, тогда сказал Господь так: Умножу скорбь твою, всегда будешь в печали. И дам тебе 72 болезни: первая болезнь утробе, вторая очам, потом буду прибавлять по одной". А матери вашей сказал: "Всегда муж твой будет господствовать над тобою, когда же будешь рожать, смерть будет грозить тебе".

    Выслушал это Сиф и отправился к Раю с матерью своею, и увидела Ева лютого зверя по имени крокодил, погнавшегося за сыном ее Сифом. И остановившись, сказала ему: О зверь, не помнишь ли, как тебя лелеяла я руками своими? Как смеешь разевать пасть свою на образ божий, как смеешь зубами своими хватать сына! И тогда зверь, отвечая Еве, сказал: О Ева, от тебя пошло зло. А ты как смела покуситься на снедь, которую не разрешил тебе Господь есть? Потому и я хочу дитя твое пожрать. И тогда Ева разрыдалась, и плачь ее слышен был от востока до запада, и сказала: О горе мне, Боже мой, отныне и до века проклинать меня станет весь народ. Тогда Сиф сказал: Заклинаю тебя, зверь, в логове своем пребудешь до Судного дня, раз посягаешь на надежду человеческую. Так он и пребывает вовеки.

    Сказал Сиф и пошел с матерью своею, и плакал пред Раем, и посыпал прахом главу свою. И предстал перед ними архангел и спросил их: Что взываете? И сказал Сиф: Господи, отец мой разболелся и желает райского блага, хочет увидеть ветвь от древа масличного, может тогда утихнет болезнь его. И тогда сказал ангел Сифу: Нет для Адама лекарства, ибо приблизились дни его к смерти и кончается жизнь его. И отломил ему от древа, из-за которого изгнан был Адам из Рая, и дал Сифу три ветви. И Сиф принес их туда, где лежал Адам, отец его.

    И увидел тогда Адам и узнал их, и взял их, и, вздохнув тяжело, свил венец и возложил на главу свою, и увидел руку Господню, принявшую душу его. И увидела Ева кадильницу с ладаном, окуривающую тело Адама, и трех ангелов, держащих горящие свечи. И взглянул Сиф на небо и увидел душу Адама, отца своего, далеко от Господа стоящую, и множество ангелов, молящихся за Адама. Когда встал архангел Михаил, тогда все ангелы умолкли. И тогда смилостивился Господь, простер руку свою и принял душу Адама. И послал Господь ангела, чтобы похоронил тело его. И научил Сифа, и взяли тело и отнесли в место, называемое Геруси болото. И когда ископали могилу, архангел запечатал гроб, и раздался глас с небес, воззвавший: Адам, Адам! Он же ответил: Здесь я, Господи. И Господь сказал: Я предрек тебе, что ты земля и в землю отойдешь. И земле сказал Господь: Твоя от твоих тебе приносят все. И так погребли Адама с венцом, что был на главе его. Ева же, скорбным голосом молясь, просила: Господи владыко, прими душу мою. И так после Адама через 6 дней, преклонив главу, предала душу свою богу. И здесь же погребли Еву и сына ее Авеля. И на том месте выросло дерево из венца, что был на главе Адама.

 

О невидимом Боге и о спасении тех, кто не знает Христа

Не выглядит ли недостаточно реалистичной мысль о сокрытом присутствии Христа в иных религиях, если за двадцать столетий их последователи не почувствовали никакой потребности в Христе и в Евангелии?

Ольга Сакун - Град Ватикан

«Бога не видел никто»: словами из Пролога Евангелия от Иоанна отец Раньеро Канталамесса, проповедник Папского дома, озаглавил третью проповедь Адвента, которую слушали прелаты Римской Курии и Святейший Отец.

Бог живой – это живая Троица: именно к такому итогу отец Канталамесса пришел в прошлой проповеди, произнесенной неделю назад. Однако «мы живем во времени, а Бог – в вечности»: как же преодолеть это различие? «Как перебросить мост через столь бескрайнюю пропасть? Ответ заключается в празднике, который мы собираемся отмечать: «И Слово стало плотию и обитало с нами».

Поясняя эту истину, проповедник сослался на некоторых мыслителей, философов и богословов, начав с Николая Кавасилы. Византийский писатель и богослов утверждал, что между нами и Богом были три стены разделения: стена природы, поскольку Бог – это дух, а мы – плоть, стена греха и стена смерти. Первая из этих стен была низвергнута Воплощением, когда человеческая и Божественная природа соединились в личности Иисуса Христа. Стена греха была разрушена на Кресте, а стена смерти – в воскресении. Иисус Христос, таким образом, - окончательное место встречи между живым Богом и живым человеком. В Нем далекий Бог стал близким, стал Эммануилом, «Богом-с-нами».

Цитируя «путеводитель души к Богу» святого Бонавентуры, Канталамесса отметил, что, перечислив различные средства восхождения к познанию живого Бога, святой приходит к выводу, что окончательным и верным путем является личность Иисуса Христа.

Итак, Бог больше не обращается к нам через посредника, но обращается собственной персоной, потому что Сын – это «сияние Его славы и образ Его ипостаси» (Евр 1,3). Именно в Нем теперь можно встретить Бога и поклоняться Ему в духе и истине: «Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин 14,23).

Евангелист Иоанн – подчеркнул проповедник – поставил эту истину в центр своего Евангелия. «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин 14,6).  «Прочитанные в актуальном контексте межрелигиозного диалога, эти слова ставят перед нами вопрос, который мы не можем обойти молчанием. Что сказать о той части человечества, которая не знает Христа и Его Евангелия? Неужели никто из них не придет к Отцу? Разве они исключены из посредничества Христа, а значит, и из спасения?»

Любое христианское богословское рассуждение должно исходить их истины, что Христос отдал Свою жизнь за всех людей, потому что все люди созданы Его Отцом, и они Ему братья. Он не проводил различий. Его дар спасения универсален. Но не выглядит ли недостаточно реалистичной мысль о сокрытом присутствии Христа в иных религиях, если за двадцать столетий последователи иных религий не почувствовали никакой потребности в Христе и в Евангелии?

Чтобы ответить на этот вопрос, отец Канталамесса обратился к Книге пророка Исайи, где говорится о смирении и сокрытии Бога: «Истинно Ты Бог сокровенный» (Ис 45,15). Бог – пояснил проповедник – «не ставит на всем этикетку, как это делают люди». Достаточно подумать о том, сколько времени понадобилось, чтобы люди вообще признали Бога творцом неба и земли. Вероятно, столько же времени понадобится для признания Искупления. «Христос заботится больше о том, чтобы все люди сбыли спасены, нежели о том, чтобы все узнали, кто их Спаситель».

Вместо того чтобы волноваться о спасении тех, кто не знает Христа, нужно беспокоиться о спасении тех, кто Его знает, но живет так, будто Он никогда не существовал, забыв о своем крещении и о Церкви, подчеркнул проповедник Папского дома.

11 великих ученых отвечают на вопросы о Боге — T&P

Британский нейрохирург и автор множества статей про научный атеизм Джонатан Парараджасингхем смонтировал видеозапись, в которой собрал воедино 50 интервью с признанными мыслителями в области физики, химии, философии и психологии. Они поделились своим мнением о вере в Бога и жизни после смерти. Ноам Хомский, Бертран Рассел и Гарольд Крото — «Теории и практики» публикуют подборку самых интересных высказываний о религии.

Питер Аткинс
профессор химии в Оксфорде

«Я думаю, что теология борется с фантомами. Теологи изобрели удивительную вещь — эту практически самодостаточную дисциплину, которая никак не пересекается с физической реальностью. Они сочинили самые разные теории и мысленные конструкции, с помощью которых долгое время пытались наставлять человечество на путь истинный. Одна из таких теорий — о божественной цели. Богословы утверждают, что существует некая предопределенность, которую наука не в силах объяснить. Это типичная теологическая концепция. Они не уважают — и поэтому недооценивают — силу человеческого интеллекта. Они постоянно повторяют этот одновременно наивный и обезоруживающий «аргумент» о неисповедимых путях господних, который ни в коем случае нельзя подвергать сомнению. Это красивые слова, но они лишены всякого смысла. С какой стати, спрашивается, у всего на свете должна быть своя цель и свое назначение?»

Саймон Блэкберн
профессор философии в Кембридже

«О нет, в религиозном плане я — безнадежный скептик. Я думаю, вся эта мифология — прекрасный материал для хорошей комедии, воистину человеческой комедии! Наука оперирует понятиями и явлениями из реального мира — чувственно постижимыми. А Богословие пытается проникнуть в потустороннее, в нечто, что находится за или над реальностью. Дэвид Хьюм говорил, что у религии ничего не получается, потому что подобные начинания просто-напросто бессмысленны. Все по-настоящему полезные идеи касаются того мира, в котором мы находимся. Поэтому лучше бы религия помалкивала!»

Стивен Пинкер
профессор психологии в Гарварде

«Я — когнитивный психолог, и я придерживаюсь натуралистского подхода к вопросу о человеческом разуме. Иными словами, человеческий разум — следствие существования мозга, а мозг — результат эволюции. Я уверен, что нет никакой надобности придумывать некую метафизическую душу для того, чтобы объяснить работу нашего разума. Потому что существуют вполне доказуемые теории о человеческой природе — взять хотя бы нейробиологию или генетику. И если вы вдруг захотите ответить на главные вопросы бытия, вы с легкостью можете обойтись без отсылок к эзотерическим сущностям и божественному началу».

Ноам Хомски
профессор лингвистики в MIT

«Я пытаюсь изо всех сил не верить и стараюсь исходить из того принципа, который провозгласил в свое время Бертран Рассел: необходимо держаться подальше от домыслов о жизни после смерти и верить только тому, чему можно найти подтверждение или доказательство. И единственное возможное исключение из этого правила — вера в идеалы. Например, в равенство, свободу и справедливость. Я бы даже сказал, что это не вера вовсе, это — верность».

Лорд Мартин Риз
королевский астроном

«Наука учит нас, что даже самые простые вещи сложны для понимания. И это заставляет меня с подозрением относиться к любому, кто утверждает, что у него есть простая теория, объясняющая природу всего сущего. То есть я — в какой-то мере пессимист. Думаю, что максимум, на который мы можем рассчитывать, — это объяснять устройство окружающей действительности посредством неких условных метафор и допущений. Соответственно, я полагаю, что мы никогда не сможем похвастаться абсолютным пониманием мироздания. Тем не менее сам я точно не принадлежу к числу тех, кто мог бы принять какую бы то ни было религиозную догму».

Сэр Бертран Рассел
философ, лауреат Нобелевской премии по литературе

«Я изучил христианские догмы и историю противостояния людей верующих и неверующих. И все доводы в пользу существования Бога выглядели настолько неубедительно с точки зрения логики, что я сделал вывод: нет никакой практической пользы в вере в недоказуемые вещи. Ведь тут налицо логическая ошибка: утверждение либо истинно, либо — нет. Если оно истинно — верю, если нет — не верю. И если вы не в силах доказать истинность утверждения, то вы обязаны воздержаться от всяких домыслов и суждений по этому вопросу».

Риккардо Джаккони
лауреат Нобелевской премии по физике

«Каждое иррациональное убеждение несет в себе настоящую угрозу. Оглянитесь вокруг — главная причина проблем в обществе заключается в том, что люди действуют иррационально, потакают своей невежественности. Мне бы хотелось, чтобы с помощью науки можно было добиться сознательности человека. К сожалению, нам пока что не удалось достичь этой цели. Сегодня мы не более рациональны, чем в свое время были древние греки».

Брайан Кокс
физик, исследователь в CERN

«Можно сказать, что я чувствую себя более комфортно благодаря моей вере в Неизвестное. В этом — весь смысл науки, не так ли? Где-то там есть вещи, миллиарды явлений, о которых мы ничего не можем знать. И то, что мы о них ничего не знаем, восхищает меня и пробуждает во мне желание отправиться туда и все разузнать. Это и есть цель науки. Поэтому мне кажется, что если мысль о существовании Неизвестного заставляет вас чувствовать себя неуверенно, то вам лучше не заниматься наукой. Мне не нужен готовый ответ — точнее, готовые ответы — на все вопросы. Для меня самое важное — возможность самому найти и сформулировать их».

Сэр Гарольд Крото
нобелевский лауреат по химии

«Я атеист, и мне кажется, что большая часть ученых разделяют мое отношение к религии. Есть некоторые, которые верят в Бога, но все-таки более 90% всех крупных исследователей — не религиозны. Мы применяем научные методы в своей повседневной жизни — я считаю, что это моя главная интеллектуальная задача. Не то чтобы я не нуждался в некоторой мистической составляющей — я просто-напросто ее не признаю. К тому же, верующие люди — крайне уязвимые создания. Они неразборчивы в своих убеждениях, такие люди могут добровольно принять за чистую монету древние убаюкивающие сказочки, о достоверности которых даже не приходится говорить. Они меня беспокоят, потому что многие из них — влиятельные люди, от их решений зависят судьбы миллионов. Отвечают ли они за свои дела? Сомнительно. Если они готовы поверить в такие небылицы, то возникает вполне резонный вопрос: как далеко они могут зайти в своей легкомысленной иррациональности? Не отразится ли эта прихоть на моей жизни?»

Леонард Сасскинд
профессор теоретической физики в Стэнфорде

«Я не верю в то, что Вселенная была целенаправленно создана неким абсолютом. Я верю, что она появилась в силу тех же причин, что и человек. Разумеется, до Дарвина все выглядело так, как будто человека создал творец. Это вполне естественная мысль: только сущность еще большей сложности — нечто непостижимое и совершенно прекрасное — может сконструировать столь непростой организм и головной мозг. Однако потом этому нашлось намного более прозаичное объяснение — человек, как выяснилось, появился в результате случайной мутации, произошедшей всего лишь из-за перемены в химическом составе атмосферы. Какие-то виды оказались более успешными, какие-то — не очень, кто-то выжил, кто-то — нет. Так что, по справедливости говоря, человека создала другая троица — случайность, статистика и законы физики. Думаю, что примерно то же самое можно сказать о Вселенной».

Роберт Колман Ричардсон
лауреат Нобелевской премии по физике

«Я не верю в какого-то антропоморфного Бога, который каким-то чудесным образом сотворил Вселенную. Что касается жизни после смерти, то все, что я могу сказать по этому поводу: «Было бы здорово!» Но у меня нет ни малейшего основания думать, что она существует».

Есть ли Бог?

Шесть прямых обоснований существования Бога.

Мэрилин Адамсон

Разве вы не хотите, чтобы хотя бы раз вам кто-то просто привел доказательства существования Бога? Никакого «выкручивания рук» не будет. Не будет также утверждений типа «Вам просто нужно поверить». Мы просто сделаем попытку искренне предложить вам основания, подтверждающие существование Бога.

Однако, примите во внимание следующее. В случае, когда человек опровергает саму возможность существования Бога, любое доказательство может быть рационализировано и опровергнуто. Это все равно, что кто-то отказывается поверить, что люди были на луне. В данном случае, никакая информация не сможет изменить мнение человека. Следы астронавтов, ходившим по планете, интервью с самими астронавтами, лунные породы камней — все эти доказательства в данном случае не будут иметь ценности , потому что человек уже сделал для себя заключение, что люди не могут попасть на луну.

Когда речь заходит о возможности существования Бога, Библия говорит о том, что есть люди, которые видели достаточно доказательств, и тем ни менее, отвергают истину о Боге.1. С другой стороны, для тех, кто хочет знать, есть ли Бог, Он говорит: «И взыщите Меня и найдете, если взыщите Меня всем сердцем вашим. И буду Я найден вами.»2.

Прежде чем вы начнете исследовать факты, связанные с существованием Бога, задайте себе вопрос: «Если Бог существует, захочу ли я знать Его?»

Итак, ниже приведены аргументы в пользу существования Бога…

1. В течение всей истории человечества, во всех культурах мира, люди были уверены в существовании Бога.

Может ли кто-то со всей уверенностью утверждать, что все эти люди ошибались? Миллиарды людей, представляющих различные социологические, интеллектуальные, эмоциональные, образовательные круги …все они пришли к выводу, что существует Творец, Бог достойный поклонения. «Антропологические исследования свидетельствуют, что среди наиболее примитивных народов, проживающих в самых отдаленных местах, существует всеобщая вера в Бога. В ранних легендах и сказаниях народов мира, первоначальное понятие о Боге было связано с Богом-Творцом. Подлинный высший Бог жил тогда в сознании людей даже тех обществ, которые сегодня являются политеистическими.»3

2. Сложность организации нашей планеты указывает на существование Творца, который не только создал нашу Вселенную, но поддерживает ее существование сегодня.

Вероятно, можно было бы приводить бесконечное множество примеров, свидетельствующих о Божьем замысле. Приведем лишь некоторые из них:

Земля… имеет совершенный размер. Размер земли и соответствующая сила тяготения удерживает тонкий слой преимущественно азота и кислорода, который распространяется лишь на 50 миль над поверхностью Земли. Если бы Земля была меньше, существование атмосферы на ней было бы невозможно, так как на планете Меркурий. Если бы Земля была больше, то ее атмосфера содержала бы свободный водород, как на Юпитере.4 Земля — это единственная известная нам планета, которая снабжена атмосферой, содержащей необходимый состав газов для поддержания растительной, животной и человеческой жизни.

Земля расположена на правильном расстоянии от солнца. Известно, что перепады температуры колеблются от -30 до 120 градусов по шкале Фаренгейта. Если бы Земля располагалась хоть немного дальше от солнца, мы бы замерзли. Если ближе, сгорели бы. Даже незначительное отклонение в положении Земли по отношению к солнцу сделало бы жизнь на Земле невозможной. Земля сохраняет данное идеальное расстояние от солнца, вращаясь при этом вокруг солнца на скорости около 67 000 миль в час. К тому же, она вращается на своей оси, позволяя поверхности Земли достаточно прогреваться и охлаждаться каждый день.

Наша луна также имеет совершенный размер и удаленность от Земли при данном гравитационном притяжении. Луна создает необходимые приливы и отливы в океанических водах, так что океаны не приходят в стагнацию. В тоже время она препятствует распространению массивных океанических масс по континентам.5.

Вода… бесцветное, не имеющее вкуса и запаха вещество. Тем ни менее, ни одно живое существо не может без этого вещества выжить. Растения, животные и люди большей частью состоят из воды (вода составляет около 2/3 человеческого организма). Вполне понятно, почему характеристики воды уникально подходят для жизни: у воды необычно высокая температура кипения и замерзания. Вода позволяет нам жить при колебаниях в температуре, сохраняя при этом постоянную температуру тела 98.6 F (36.6 С).

Вода является уникальным растворителем. Если вы возьмете стакан воды и добавите в него стакан сахара, ничего не выльется через край стакана; вода просто впитает сахар. Это свойство воды позволяет тысячам химических веществ, минералов, а также питательных веществ проводится водой по всему телу, включая мельчайшее кровеносные сосуды.6

Вода также химически нейтральна. Без вмешательства в химический состав веществ, которые переносятся ею, она позволяет пище, лекарствам и минералам впитываться в организм и усваиваться им.

У воды уникальное поверхностное натяжение. Благодаря этому, сопротивляясь притяжению, вода способно двигаться вверх от корня растения, насыщая жизненно важной водой и питательными веществами даже самые высокие деревья до самого верха.

Замерзает вода сверху вниз, позволяя рыбе жить в воде в зимнее время.

97 процентов земной воды сосредоточено в океане. Однако, на нашей Земле есть система, которая удаляет соль из воды, а затем распространяет эту воду по всему земному шару. Соленая океаническая вода участвует в испарении, и формируются облака, которые легко движутся ветром и распространяют по земле необходимую для растительности, животных и людей пресную воду. Речь идет о глобальной системе круговорота воды в природе, которая поддерживает жизнь на этой планете, позволяя снова и снова использовать воду.

3. Сложносоставность человеческого мозга доказывает существование еще более разумного Творца, стоящего за этим.

Человеческий мозг… способен одновременно перерабатывать поразительный объем информации. Ваш мозг воспринимает все цвета и объекты, которые вы видите, температуру окружающей среды, давление ног на пол, звуки вокруг вас, сухость во рту. Ваш мозг регистрирует эмоциональные реакции, мысли и воспоминания. В то же самое время мозг контролирует протекающие в вашем теле процессы, такие как дыхание, движение век, чувство голода, движение мускул рук.

Человеческий мозг перерабатывает более миллиона сообщений в секунду.8. Ваш мозг взвешивает важность всей информации, отсеивая относительно маловажную. Мозг, который перерабатывает более миллиона единиц7 информации каждую секунду, одновременно оценивая ее важность и позволяя вам оперировать наиболее значимой для вас в данный момент информацией, … можем ли мы сказать, что такой поразительный орган возник по простой случайности?

Когда НАСА (Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства) организует космическую экспедицию, предполагается, что план был разработан не обезьяной, а знающими и разбирающимися людьми. Как же человек может объяснить существование человеческого мозга? Лишь разум, преобладающий над человеческим, был способен создать человеческий мозг.

4. Простая случайность — недостаточное объяснение.

Представьте себе гору Рашмор, на которой высечены образы Вашингтона, Джефферсона, Линкольна и Теодора Рузвельта. Вы бы когда-нибудь поверили, что эти образы появились там случайно? Даже если предположить наличие неопределенного времени, ветра, дождя и воли случая, сложно поверить, что что-либо подобное, связанное с историей, могло бы случайно сформироваться на плоскости горы. Здравый смысл подсказывает нам, что люди спланировали и умело высекли эти образы.

Эта статься затрагивает всего несколько поразительных аспектов нашего мира: положение Земли по отношению к солнцу, некоторые свойства воды, всего один орган человеческого тела. Могло ли хоть какое-то из этих явлений возникнуть случайно?

Известный астроном Сэр Фридерик Хойл показал насколько абсурдно с точки зрения математики случайное соединение аминокислот в человеческой клетке. Сэр Хойл проиллюстрировал маловероятность подобной случайности, приведя следующую аналогию. Какова вероятность, что торнадо пронесется над рынком старых вещей, на котором будут содержаться все запчасти Боинга 747, случайно сформирует самолет из этих частей и оставит его там, готовым к взлету. Вероятность этого настолько низка, что ее можно не принимать во внимание, даже если бы торнадо проносился над множеством свалок, которых хватило бы, чтобы заполнить вселенную!9

Задумываясь над сложностями устройства нашей жизни и вселенной, будет наиболее приемлемым считать, что любящий, обладающий разумом Творец обеспечил все необходимое для нашей жизни. Библия называет Бога автором жизни на Земле и тем, кто эту жизнь поддерживает.

5. Бог открыл Себя не только в том, что мы можем наблюдать в природе и в человеческой жизни.

Еще более ясно Он проявил Себя в Библии. Мы можем узнать Божьи мысли, его личность и отношения только, если Бог решает открыть их нам. Все остальное будет лишь человеческим предположением. Мы бы оказались в затруднительном положении, если бы Бог не желал, чтобы мы Его узнали. Но Бог хочет, чтобы мы знали Его, поэтому Он рассказал нам в Библии все, что нам необходимо знать о Его характере и отношении с Ним. Все это должно заставить нас серьезно задуматься о достоверности Библии.

«В случае, когда человек опровергает саму возможность существования Бога, любое доказательство может быть рационализировано и опровергнуто».

Археологические раскопки продолжают подтверждать, а не опровергать точность Библии. Например, археологические находки в северном Израиле в августе 1993 года подтвердили существование Царя Давида, автора многих Псалмов Библии.10. Свитки Мертвого Моря и другие археологические открытия доказывают историческую достоверность Библии.

Библия была написана с промежутком в более чем 1500 лет, 40 разными авторами, из разных мест и разных континентов, на трех различных языках, затрагивая различные вопросы в разные моменты истории.11. Тем ни менее прослеживается поразительное постоянство Библейского текста. Во всей Библии поднимаются одни и те же темы:

  1. Бог сотворил мир, в котором мы живем, Он также сотворил нас для общения с Ним.
  2. Он глубоко любит нас.
  3. Он свят, поэтому не может иметь отношений с грешными людьми.
  4. Бог обеспечил способ прощения наших грехов.
  5. Он предлагает нам получить Его спасение и установить с Ним отношения, которые будут продолжаться вечно.

Наряду с данной центральной темой, Библия открывает нам Божий характер. Псалом 144 можно считать типичным описанием Бога, Его мыслей и чувств по отношению к нам. Если вы хотите знать Бога, Он здесь для вас.

6. В отличие от всех остальных откровений Бога, Иисус Христос является самым ясным и конкретно выраженным образом Бога.

Почему Иисус? Рассмотрите основные религии мира и найдете, что Будда, Мухамед, Конфуций и Моисей называли себя учителями и пророками. Никто из них не приравнивал себя к Богу. Ко всеобщему удивлению, это было сделано Иисусом. Это и отличает Иисуса от всех остальных. Он сказал, что Бог существует, и что вы видите Его. И хотя Он говорил о Своем Небесном Отце, делал Он это, находясь не в положении разделения с Ним, но очень близкого единства, уникального для всего человечества. Иисус сказал, что любой, кто видел Его, видел Отца, любой, кто верит в Него, верит и в Отца.

Он произнес: «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни.»12. Он заявлял, что имеет качества, свойственные только Богу: способность прощать людям их грехи, освобождать их от греховных привычек, давать людям жизнь с избытком и вечную жизнь на Небесах. В отличие от других учителей, которые пытались привлечь внимание людей к своим словам, Иисус указывал людям на Себя. Он не говорил, «следуй моим словам и познаешь истину.».

Он сказал: «Я есмь путь, и истина, и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня.»13.

Какое доказательство приводит Иисус для подтверждения своей божественной природы? Он делал то, что люди не могут делать. Иисус творил чудеса. Он исцелял людей…больных, калек, глухих, даже воскресил из мертвых несколько человек. Он имел власть над предметами…производил из воздуха еду, которой хватало для того, чтобы накормить несколько тысяч человек. Он творил чудеса над природой…ходил по поверхности озера, ради Своих друзей повелевал разыгравшейся буре прекратиться. Люди повсюду следовали за Иисусом, так как Он постоянно удовлетворял их нужды, делая невозможное. Он говорил так: если вы не хотите верить в то, что Я вам говорю, вам следует поверить в Меня хотя бы на основании тех чудес, которые вы видите.14.

Что открыл Иисус о личности Бога? Что нам открыто о Божьих мыслях, ожиданиях, чувствах по отношению к человечеству? Иисус Христос показал, что Бог нежен и любящ, Он знает о нашем эгоизме и недостатках. И тем ни менее, он глубоко желает иметь отношения с нами. Иисус открыл, что хотя Бог видит нас грешниками, заслуживающими Его наказания, Его любовь к нам взяла вверх, и Бог осуществил другой план. Бог решил послать Своего Сына принять наказание за наши грехи. Иисус добровольно принял этот план.

Иисуса мучили, избивая плетью с девятью острыми наконечниками. «Венец» с двухдюймовыми шипами вонзили Ему в голову. Затем они пригвоздили Его к кресту, вонзив в деревянный крест гвозди, которые прокололи Его руки и ноги. Учитывая все Его чудеса, эти гвозди не могли удержать Его на кресте; Его любовь к нам сделала это. Иисус умер за нас, ради того, чтобы мы получили прощение. Из всех религий, известных человечеству, только через Иисуса вы увидите, как Бог пытается достигнуть человечество, проложив путь для наших отношений с Ним. Иисус являет Божье сердце, исполненное любовью, отвечает на наши нужды и привлекает нас к Себе. Благодаря смерти Иисуса, мы можем иметь прощение, быть полностью принятыми Богом и искренне любимыми Им. Бог говорит: «Любовью вечною Я возлюбил тебя и потому простер к тебе благоволение.»15 Вот что значит Бог, в действии.

Самое убедительно доказательство того, что Иисус Бог, это очень внимательно исследованное чудо Христа — Его собственное воскресение из мертвых. Иисус сказал, что через три дня после Его погребения, Он воскреснет. На третий день после Его распятия камень весом практически в две тонны, находящийся около Его гробницы был отвален.16 Стража, состоящая из хорошо обученных Римских солдат, видела ослепительный свет и появление ангела. Гробница оказалась пустой, в ней осталось лишь одеяние, в которое было увернуто тело Христа при захоронении. В течение многих лет проводился правовой, исторический и логический анализ воскресения Христа. Наиболее вероятным выводом до сих пор остается воскресение Иисуса из мертвых.

Если вы хотите знать, существует ли Бог, проведите изучение личности Иисуса Христа. Нам сказано: «ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную.»17

Хотите ли вы установить отношения с Богом и знать, что вы приняты Им?

Это решение должно быть только вашим, никакого принуждения здесь быть не может. Но если вы хотите получить Божье прощение и установить с Ним отношения, вы можете сделать это прямо сейчас, если попросите Его простить вас и войти в вашу жизнь. Иисус сказал, «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему».18 В случае, если вы хотите сделать это, но не знаете, как изложить вашу мысль словами, следующие строки могут помочь вам. «Иисус, спасибо Тебе за то, что Ты умер за мои грехи. Ты знаешь мою жизнь, знаешь, что я нуждаюсь в прощении. Я прошу тебя простить меня прямо сейчас и войти в мою жизнь. Спасибо Тебе за то, что Ты желаешь отношений со мной. Аминь.»

Бог считает ваши отношения с Ним постоянными. Иисус Христос сказал обо всех, кто верует в Него: «Я знаю их, и они идут за Мною. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей.»19

Рассматривая все эти факты, человек может сделать вывод, что любящий Бог cуществует, и наши отношения с Ним могут быть близкими и личными. Если вам интересно узнать больше о существовании Бога или о подтверждении божественной природы Христа, если у вас возникли другие подобные этим важные вопросы, вы можете писать нам.

Об авторе:  Бывшей атеистке Мэрилин Адамсон было сложно опровергнуть постоянные ответы на молитвы, а также образ жизни ее близкой подруги. Пытаясь разобраться в убеждениях своей подруги, Мэрилин была поражена, когда узнала об огромном количестве объективных аргументов в пользу существования Бога. Где-то после года скрупулезного поиска ответов на свои вопросы, она ответила на предложение Бога войти в ее жизнь; ее вера в Него находит множество новых подтверждений и обильно награждается Господом.

[1] Римлянам 1:19-21 [2] Иеремии 29:13-14 [3] Paul E] Little, Know Why You Believe (Victor Books, 1988), p. 22 [4] R.E.D] Clark, Creation (London: Tyndale Press, 1946), p. 20 [5] The Wonders of God's Creation, Moody Institute of Science (Chicago, IL) [6] Ibid. [7] Ibid. [8] Ibid. [9] Little, p. 24 [10] Thomas McCall, «The Stone of the House of David,» The Levitt Letter (Zola Levitt Ministries), September 1993 [11] Josh McDowell, Evidence That Demands A Verdict (San Bernardino, CA: Here's Life Publishers, 1979), p. 16 [12] Иоанна 8:12 [13] Иоанна 14:6 [14] Иоанна 14:11 [15] Иеремии 31:3 [16] Josh McDowell, More Than A Carpenter (Wheaton, IL: Tyndale House, 1977), p. 90-91 [17] Иоанна 3:16 [18] Откровение 3:20 [19] Иоанна 10:27-29

Как зовут Бога: что говорят авраамические религии

https://ria.ru/20190203/1550278718.html

Как зовут Бога: что говорят авраамические религии

Как зовут Бога: что говорят авраамические религии - РИА Новости, 03.02.2019

Как зовут Бога: что говорят авраамические религии

Христос, Аллах, Элохим: христиане почитают Иисуса, иудеи — Яхве, а кто-то утверждает, что все равно, в кого верить, мол, и христиане, и иудеи, и мусульмане чтят РИА Новости, 03.02.2019

2019-02-03T08:00

2019-02-03T08:00

2019-02-03T08:10

религия

общество

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155027/71/1550277117_0:17:1286:740_1920x0_80_0_0_ffc25245d519ed8389800a3f2859deaf.jpg

МОСКВА, 3 фев — РИА Новости, Александр Филиппов. Христос, Аллах, Элохим: христиане почитают Иисуса, иудеи — Яхве, а кто-то утверждает, что все равно, в кого верить, мол, и христиане, и иудеи, и мусульмане чтят одного Бога, только по-разному Его называют. Что означают имена Божии в разных религиях и почему непочтение к Богу даже в наше время вызывает религиозные конфликты — в материале РИА Новости.Все ли равно, в какую церковь ходить?"Да святится имя Твое", — говорится в главной христианской молитве "Отче наш". "Понятия имени Божия и славы Божией еще в Ветхом завете были неразрывны, поэтому не случайно и в устах Иисуса они также взаимосвязаны. Не случайно и то, что молитва, которую Иисус дал ученикам, начинается прошением об имени Отца "Да святится имя Твое", а заканчивается упоминанием о Его славе "ибо Твое есть Царство и сила и слава..." — пишет глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион (Алфеев). Слова "имя Твое" иудеи, первыми произносившие эту молитву, понимали однозначно — как Яхве, имя Божие, открытое им самим Моисею."Свято место пусто не бывает", — говорят в России. Если люди забывают Бога, на его место приходит кто-то другой. Это случилось в России во время гонений на Русскую церковь в XX веке. Когда на Украине создавали "новую христианскую церковь", вероятно, создававшие ее, думали не столько об имени Христа, сколько о национальных интересах, и вместо молитвы предпочитали собирать людей на митинги. Правда, теперь эту структуру не признает ни одна поместная православная церковь, кроме создавшего ее Константинопольского патриархата. Но люди-то ходят в ее храмы, даже не задумываясь, кому же, собственно, они там молятся.К такому результату приводит незнание имени Бога. Люди, по-разному понимающие это имя, начинают спорить между собой, и порой эти споры выливаются в религиозные конфликты. А ведь Христос предупреждал: "Наступает время, когда убивающий вас будет думать, что он тем служит Богу. Так будут поступать, потому что не познали ни Отца, ни Меня" (Ин. 16:2-3).Правда, люди нерелигиозные утверждают, что все равно, в какого Бога верить, что и мусульмане, и христиане, и иудеи, и буддисты все равно верят в одного Бога, только поклоняются Ему по-разному. Но Богу-то это не важно — главное, "чтобы человек был хороший".Такие люди знают о том, что Бог есть, но воспринимают Его как какое-то далекое существо, не имеющее никакого отношения к их личной жизни, потому и не проявляют к религии личного интереса. Им достаточно формулы: "Кто-то где-то там есть".Но разве может такое отношение побудить к общению с Богом, в чем, собственно, и состоит смысл религии? Если человек, собирающийся вступить в брак, знает о женихе или невесте только то, что он или она существует, можно ли считать его намерение создать семью серьезным?Чтобы изменить такое отношение, нужно "познакомить" человека с Богом, а знакомство начинается с имени. В древности считали, что имя отражает сущность того, кому оно дано, и очень серьезно относились к именам. И конечно, самым серьезным было отношение к имени Божиему. Таким серьезным, что некоторые религии запрещали произносить имя Божие без весомой причины, а потом запретили произносить вообще.Зачем знать имя БожиеИмя Божие интересовало представителей всех авраамических религий (считающих своим основоположником праотца Авраама) — христианства, иудаизма и ислама. В Библии мы читаем, как Иаков, боровшийся с Богом, попросил Его назвать свое имя. Боровшийся не назвался, но дал новое имя своему сопернику — Израиль. Тот же вопрос задал Богу Моисей перед бегством евреев из Египта: "Как Твое имя?" Бог назвал Свое имя. На русский его можно перевести как "Сущий", но о том, как оно звучит на иврите, до сих пор идут споры. Наиболее распространена версия, что оно произносилось как "Яхве".Впрочем, вопрос, какое имя Божие самое правильное, интересует людей и поныне. "Для молящегося нужно знать имя Божие, чтобы обращаться к нему. Для того, кто не молится, это может быть просто любопытно", — считает консультант Института перевода Библии Андрей Десницкий."Имя Божие — это сущностный вопрос для иудаизма, — утверждает руководитель департамента общественных связей Федерации еврейских общин России Борух Горин. — Моисей, познакомившись с Богом, задает Ему главный вопрос: как зовут Всевышнего? Человек, интересующийся религией, придя в синагогу к раввину, задаст этот же вопрос".Многие люди стремятся найти истину. И, рассуждая логически, они вполне могут прийти к выводу, что их создал единый Бог, в которого верят последователи всех авраамических религий, полагает руководитель аппарата Совета муфтиев России имам Рушан Аббясов. Ведь, по его словам, каждый человек, "верит он в Бога или нет, также является творением Всевышнего". В Ветхом Завете упоминаются два основных имени Бога — Элои и Яхве. Элои означает Бог. "Слово "Элои" у наших братьев иудеев имеет ту же корневую систему, что и слово Аллах", — объясняет Аббясов.Имя Яхве упоминается в Библии более семи тысяч раз. Бог сам дал его в откровении Моисею. Когда-то это имя знал каждый иудей. Взять хотя бы самую популярную книгу Библии — Псалтырь. Пророк Давид в своих псалмах использует его постоянно, в чем русскоязычные читатели могут убедиться, если мысленно заменят слово "Господь" на слово "Сущий".Что значит имя ЯхвеУ слова "Яхве" нет однозначного перевода. "Сущий", широко распространенное толкование этого имени — только одно из возможных. "Это имя похоже на форму глагола "быть", но нельзя сказать, что оно является ее регулярной формой", — заметил Десницкий.Ответ Бога Моисею звучит как нечто среднее между "Я есть", "Я был" и "Я буду", некое имя вне времени, поясняет Горин. "Но ни одно из этих слов не произносится так, как записан тетраграмматон (имя Божие из четырех букв. — Прим. ред.)", — уточняет он.Как произносилось имя ЯхвеТетраграмматон — написание имени "Яхве". По словам Горина, эти четыре буквы иудеям обозначать разрешается, но все, на чем они написаны, нельзя уничтожать — их нужно "хранить вечно". "Священные тексты хоронят в могилы, как человека", — рассказывает представитель Федерации еврейских общин. В современном иудаизме обсуждается даже вопрос о том, можно ли набирать священное имя на клавиатуре компьютера, и если да, то нужно ли после хранить этот прибор вечно? Поскольку компьютер не является перманентным носителем текста, многие иудеи считают, что писать можно и хранить вечно диск с именем Яхве необязательно.Трудность воспроизведения имени Яхве с точки зрения иудаизма — в том, что тетраграмматон состоит из четырех согласных букв. Отсутствие гласных дает множество вариантов произношения: если к этим четырем согласным прибавлять произвольные гласные, то математически получится более сотни имен. Однако примеры наш собеседник приводить не захотел, поскольку иудею нельзя произносить вслух даже неправильные варианты имени Яхве.В ветхозаветные времена первосвященник, заходя раз в год в святая святых в Иерусалимском храме, "произносил имя Божие правильно". В еврейской традиции есть упоминания об особых людях, которые знали, как его правильно произносить. "Это знание является краеугольным камнем иудаизма", — подчеркивает Горин.Сегодня ни один человек на земле не знает, как правильно звучит имя Яхве. Иудеи считают, что это знание было утрачено еще во времена разрушения Иерусалимского храма римлянами — в 70 году по рождестве Христовом. Поэтому имя Божие будет заново явлено на земле, если будет явлен Божий храм, объясняет представитель Федерации еврейских общин.Сегодня иудеи не произносят главное имя Божие, заменяя его разными синонимами. Традиционный иудей — тот, кто живет в соответствии с традиционной иудейской мыслью, основывающийся на еврейской литературе, начиная со Средневековья и позднее — называет Бога "Га Шем", что означает просто "имя".Есть замена и для молитвы: "Адонаи" — буквально "мой Господин". "В современном иудаизме не существует молитвы или ритуала, где бы кто-то произносил имя Бога (то есть Яхве. — Прим. ред.)", — утверждает Горин.Правда ли, что нельзя произносить имя Яхве"Иудеям было запрещено произносить имя Божие из почитания заповеди Моисея "не произноси имени Божьего всуе", — говорит генеральный секретарь конференции католических епископов России отец Игорь Ковалевский.Однако в заповедях Моисея это имя изначально присутствует. Русский перевод Библии с восстановленным именем Бога дает представление, как могла выглядеть в глазах древних израильтян данная заповедь Моисея (в скобки заключены оригинальные еврейские слова): "Не произноси имени Господа (Яхве), Бога (Элохим) твоего, напрасно, ибо Господь (Яхве) не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно" (Исх. 20:7).В некоторых латинских переводах Библии имя Божие записывалось также, как в иврите, четырьмя буквами без гласных — YHWH. В современном издании Вульгаты используется латинский перевод слова "Сущий" — Ego Sum. Греческий перевод Библии, Септуагинта, передает имя Яхве синонимом "Господин", по-гречески "Кириос". Впрочем, существуют также древние списки перевода Септуагинты, в которых стоял тетраграмматон "Яхве", написанный еврейскими буквами. В частности, это можно видеть в Кумранских рукописях, но не только."Сущий" у семитских народовВ древности у многих народов существовали теофорные имена — то есть те, в составе которых есть имя того или иного бога. Поэтому в некоторых семитских именах присутствует имя Яхве. Но могут ли теофорные имена дать представление о том, как звучало то имя, какое Бог открыл Моисею? Могут, но не до конца, потому что они фонетически изменяются и не употребляются в полной форме, считает Десницкий. "Хотя, например, в имени пророка Исайи — "Ишаягу" ("Яхве спас") — присутствует часть имени Яхве", — поясняет библеист.А как имя Яхве понимают мусульмане? По-арабски это имя звучит как "Аль-Ваджид" и переводится как "Существующий" или "Находящийся постоянно с человеком". Глагол "быть" по-арабски читается "ваджа" и имеет общий корень со словом "Яхве". "Это имя означает, что Всевышний всегда находится с нами, Ему не присущи такие качества, как умирание или возникновение, Он находится в постоянном общении со всем человечеством и со всем сущим", — объясняет Рушан Аббясов.Иисус Христос и Яхве"Слово Иегошуа, или, как оно передано по-гречески, "Иисус", означает: "Яхве — Сущий — спасает". Оно широко использовалось у евреев в Палестине во времена Ветхого Завета. Иисус Навин — самое известное из таких имен", — говорит Десницкий.Евангелие свидетельствует, что сам Иисус Христос произносил имя Божие, хотя делать это евреям было запрещено. "Христос сказал в Евангелии от Иоанна "Я Сущий" (греч. "Эго Эйми" — "Я Есть". — Прим. ред.). Когда Спаситель сказал о Себе: "Прежде чем Авраам был, Я Есть", иудеи пришли в ярость, потому что это звучало для них как богохульство", — объясняет Ковалевский.В христианстве до сих пор по традиции имя Сущий относят ко Христу. На православных иконах Спасителя в нимбе часто пишут O WΝ. Это совершенная форма глагола "эйми", "быть" — буквальный перевод слова "Яхве" на греческий язык.Иисус Христос — идеальное имяСлово "Христос" означает "помазанник" — это перевод на греческий язык еврейского слова "мошиах", или "мессия", имеющего то же значение. Так в Израиле называли тех, над кем совершали обряд помазания ароматным маслом. Помазанниками Божьими в Древнем Израиле были священники, пророки и цари. При этом иудейские пророки, начиная с Моисея, говорили о грядущем пришествии царя-священника, который избавит народ Израиля от всех бед и исправит все несовершенство этого мира.Христиане верят, что Иисус и есть Тот Самый Христос, который, будучи Богом, стал Человеком, а умерев на кресте и воскреснув из мертвых, избавил мир от главного несовершенства — смерти.Апостол Петр говорит: нет другого имени, которым можно спастись, кроме имени Иисуса Христа (Деян. 4:12). По словам Десницкого, сказать "нет другого имени" — то же самое, что произнести "нет другой личности". "Тут вряд ли подразумевается имя как сочетание звуков или букв. Это понятие, тождественное личности", — добавляет эксперт. Иисус Христос — Спаситель человечества, для всех христиан это принципиально важно. "С точки зрения христианства смысл имени Иисус очень подходит к миссии Иисуса Христа на земле — Он спасает человечество. Это идеальное совпадение значения имени с тем, что сделал человек, носящий это имя", — объясняет Десницкий.

https://ria.ru/20181215/1547890382.html

https://ria.ru/20180812/1526375595.html

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155027/71/1550277117_137:0:1148:758_1920x0_80_0_0_e473131fdf3dcef4bbc3243dbafd6d8a.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество

МОСКВА, 3 фев — РИА Новости, Александр Филиппов. Христос, Аллах, Элохим: христиане почитают Иисуса, иудеи — Яхве, а кто-то утверждает, что все равно, в кого верить, мол, и христиане, и иудеи, и мусульмане чтят одного Бога, только по-разному Его называют. Что означают имена Божии в разных религиях и почему непочтение к Богу даже в наше время вызывает религиозные конфликты — в материале РИА Новости.

Все ли равно, в какую церковь ходить?

"Да святится имя Твое", — говорится в главной христианской молитве "Отче наш". "Понятия имени Божия и славы Божией еще в Ветхом завете были неразрывны, поэтому не случайно и в устах Иисуса они также взаимосвязаны. Не случайно и то, что молитва, которую Иисус дал ученикам, начинается прошением об имени Отца "Да святится имя Твое", а заканчивается упоминанием о Его славе "ибо Твое есть Царство и сила и слава..." — пишет глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион (Алфеев). Слова "имя Твое" иудеи, первыми произносившие эту молитву, понимали однозначно — как Яхве, имя Божие, открытое им самим Моисею.

"Свято место пусто не бывает", — говорят в России. Если люди забывают Бога, на его место приходит кто-то другой. Это случилось в России во время гонений на Русскую церковь в XX веке. Когда на Украине создавали "новую христианскую церковь", вероятно, создававшие ее, думали не столько об имени Христа, сколько о национальных интересах, и вместо молитвы предпочитали собирать людей на митинги. Правда, теперь эту структуру не признает ни одна поместная православная церковь, кроме создавшего ее Константинопольского патриархата. Но люди-то ходят в ее храмы, даже не задумываясь, кому же, собственно, они там молятся.

15 декабря 2018, 08:00РелигияВо что верит Порошенко: зачем украинскому президенту власть над церковью

К такому результату приводит незнание имени Бога. Люди, по-разному понимающие это имя, начинают спорить между собой, и порой эти споры выливаются в религиозные конфликты. А ведь Христос предупреждал: "Наступает время, когда убивающий вас будет думать, что он тем служит Богу. Так будут поступать, потому что не познали ни Отца, ни Меня" (Ин. 16:2-3).

Правда, люди нерелигиозные утверждают, что все равно, в какого Бога верить, что и мусульмане, и христиане, и иудеи, и буддисты все равно верят в одного Бога, только поклоняются Ему по-разному. Но Богу-то это не важно — главное, "чтобы человек был хороший".

Такие люди знают о том, что Бог есть, но воспринимают Его как какое-то далекое существо, не имеющее никакого отношения к их личной жизни, потому и не проявляют к религии личного интереса. Им достаточно формулы: "Кто-то где-то там есть".

Но разве может такое отношение побудить к общению с Богом, в чем, собственно, и состоит смысл религии? Если человек, собирающийся вступить в брак, знает о женихе или невесте только то, что он или она существует, можно ли считать его намерение создать семью серьезным?

Чтобы изменить такое отношение, нужно "познакомить" человека с Богом, а знакомство начинается с имени. В древности считали, что имя отражает сущность того, кому оно дано, и очень серьезно относились к именам. И конечно, самым серьезным было отношение к имени Божиему. Таким серьезным, что некоторые религии запрещали произносить имя Божие без весомой причины, а потом запретили произносить вообще.

Зачем знать имя Божие

Имя Божие интересовало представителей всех авраамических религий (считающих своим основоположником праотца Авраама) — христианства, иудаизма и ислама. В Библии мы читаем, как Иаков, боровшийся с Богом, попросил Его назвать свое имя. Боровшийся не назвался, но дал новое имя своему сопернику — Израиль. Тот же вопрос задал Богу Моисей перед бегством евреев из Египта: "Как Твое имя?" Бог назвал Свое имя. На русский его можно перевести как "Сущий", но о том, как оно звучит на иврите, до сих пор идут споры. Наиболее распространена версия, что оно произносилось как "Яхве".

12 августа 2018, 08:00Религия"Моисей оставил нам большую загадку". Археологи заново открывают Библию

Впрочем, вопрос, какое имя Божие самое правильное, интересует людей и поныне. "Для молящегося нужно знать имя Божие, чтобы обращаться к нему. Для того, кто не молится, это может быть просто любопытно", — считает консультант Института перевода Библии Андрей Десницкий.

"Имя Божие — это сущностный вопрос для иудаизма, — утверждает руководитель департамента общественных связей Федерации еврейских общин России Борух Горин. — Моисей, познакомившись с Богом, задает Ему главный вопрос: как зовут Всевышнего? Человек, интересующийся религией, придя в синагогу к раввину, задаст этот же вопрос".

Многие люди стремятся найти истину. И, рассуждая логически, они вполне могут прийти к выводу, что их создал единый Бог, в которого верят последователи всех авраамических религий, полагает руководитель аппарата Совета муфтиев России имам Рушан Аббясов. Ведь, по его словам, каждый человек, "верит он в Бога или нет, также является творением Всевышнего". В Ветхом Завете упоминаются два основных имени Бога — Элои и Яхве. Элои означает Бог. "Слово "Элои" у наших братьев иудеев имеет ту же корневую систему, что и слово Аллах", — объясняет Аббясов.

Имя Яхве упоминается в Библии более семи тысяч раз. Бог сам дал его в откровении Моисею. Когда-то это имя знал каждый иудей. Взять хотя бы самую популярную книгу Библии — Псалтырь. Пророк Давид в своих псалмах использует его постоянно, в чем русскоязычные читатели могут убедиться, если мысленно заменят слово "Господь" на слово "Сущий".

Что значит имя Яхве

У слова "Яхве" нет однозначного перевода. "Сущий", широко распространенное толкование этого имени — только одно из возможных. "Это имя похоже на форму глагола "быть", но нельзя сказать, что оно является ее регулярной формой", — заметил Десницкий.

Ответ Бога Моисею звучит как нечто среднее между "Я есть", "Я был" и "Я буду", некое имя вне времени, поясняет Горин. "Но ни одно из этих слов не произносится так, как записан тетраграмматон (имя Божие из четырех букв. — Прим. ред.)", — уточняет он.

Как произносилось имя Яхве

Тетраграмматон — написание имени "Яхве". По словам Горина, эти четыре буквы иудеям обозначать разрешается, но все, на чем они написаны, нельзя уничтожать — их нужно "хранить вечно". "Священные тексты хоронят в могилы, как человека", — рассказывает представитель Федерации еврейских общин. В современном иудаизме обсуждается даже вопрос о том, можно ли набирать священное имя на клавиатуре компьютера, и если да, то нужно ли после хранить этот прибор вечно? Поскольку компьютер не является перманентным носителем текста, многие иудеи считают, что писать можно и хранить вечно диск с именем Яхве необязательно.

Трудность воспроизведения имени Яхве с точки зрения иудаизма — в том, что тетраграмматон состоит из четырех согласных букв. Отсутствие гласных дает множество вариантов произношения: если к этим четырем согласным прибавлять произвольные гласные, то математически получится более сотни имен. Однако примеры наш собеседник приводить не захотел, поскольку иудею нельзя произносить вслух даже неправильные варианты имени Яхве.

В ветхозаветные времена первосвященник, заходя раз в год в святая святых в Иерусалимском храме, "произносил имя Божие правильно". В еврейской традиции есть упоминания об особых людях, которые знали, как его правильно произносить. "Это знание является краеугольным камнем иудаизма", — подчеркивает Горин.

Сегодня ни один человек на земле не знает, как правильно звучит имя Яхве. Иудеи считают, что это знание было утрачено еще во времена разрушения Иерусалимского храма римлянами — в 70 году по рождестве Христовом. Поэтому имя Божие будет заново явлено на земле, если будет явлен Божий храм, объясняет представитель Федерации еврейских общин.

Сегодня иудеи не произносят главное имя Божие, заменяя его разными синонимами. Традиционный иудей — тот, кто живет в соответствии с традиционной иудейской мыслью, основывающийся на еврейской литературе, начиная со Средневековья и позднее — называет Бога "Га Шем", что означает просто "имя".

Есть замена и для молитвы: "Адонаи" — буквально "мой Господин". "В современном иудаизме не существует молитвы или ритуала, где бы кто-то произносил имя Бога (то есть Яхве. — Прим. ред.)", — утверждает Горин.

Правда ли, что нельзя произносить имя Яхве

"Иудеям было запрещено произносить имя Божие из почитания заповеди Моисея "не произноси имени Божьего всуе", — говорит генеральный секретарь конференции католических епископов России отец Игорь Ковалевский.

Однако в заповедях Моисея это имя изначально присутствует. Русский перевод Библии с восстановленным именем Бога дает представление, как могла выглядеть в глазах древних израильтян данная заповедь Моисея (в скобки заключены оригинальные еврейские слова): "Не произноси имени Господа (Яхве), Бога (Элохим) твоего, напрасно, ибо Господь (Яхве) не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно" (Исх. 20:7).

В некоторых латинских переводах Библии имя Божие записывалось также, как в иврите, четырьмя буквами без гласных — YHWH. В современном издании Вульгаты используется латинский перевод слова "Сущий" — Ego Sum. Греческий перевод Библии, Септуагинта, передает имя Яхве синонимом "Господин", по-гречески "Кириос". Впрочем, существуют также древние списки перевода Септуагинты, в которых стоял тетраграмматон "Яхве", написанный еврейскими буквами. В частности, это можно видеть в Кумранских рукописях, но не только.

"Сущий" у семитских народов

В древности у многих народов существовали теофорные имена — то есть те, в составе которых есть имя того или иного бога. Поэтому в некоторых семитских именах присутствует имя Яхве. Но могут ли теофорные имена дать представление о том, как звучало то имя, какое Бог открыл Моисею? Могут, но не до конца, потому что они фонетически изменяются и не употребляются в полной форме, считает Десницкий. "Хотя, например, в имени пророка Исайи — "Ишаягу" ("Яхве спас") — присутствует часть имени Яхве", — поясняет библеист.

А как имя Яхве понимают мусульмане? По-арабски это имя звучит как "Аль-Ваджид" и переводится как "Существующий" или "Находящийся постоянно с человеком". Глагол "быть" по-арабски читается "ваджа" и имеет общий корень со словом "Яхве". "Это имя означает, что Всевышний всегда находится с нами, Ему не присущи такие качества, как умирание или возникновение, Он находится в постоянном общении со всем человечеством и со всем сущим", — объясняет Рушан Аббясов.

Иисус Христос и Яхве

"Слово Иегошуа, или, как оно передано по-гречески, "Иисус", означает: "Яхве — Сущий — спасает". Оно широко использовалось у евреев в Палестине во времена Ветхого Завета. Иисус Навин — самое известное из таких имен", — говорит Десницкий.

Евангелие свидетельствует, что сам Иисус Христос произносил имя Божие, хотя делать это евреям было запрещено. "Христос сказал в Евангелии от Иоанна "Я Сущий" (греч. "Эго Эйми" — "Я Есть". — Прим. ред.). Когда Спаситель сказал о Себе: "Прежде чем Авраам был, Я Есть", иудеи пришли в ярость, потому что это звучало для них как богохульство", — объясняет Ковалевский.

В христианстве до сих пор по традиции имя Сущий относят ко Христу. На православных иконах Спасителя в нимбе часто пишут O WΝ. Это совершенная форма глагола "эйми", "быть" — буквальный перевод слова "Яхве" на греческий язык.

Иисус Христос — идеальное имя

Слово "Христос" означает "помазанник" — это перевод на греческий язык еврейского слова "мошиах", или "мессия", имеющего то же значение. Так в Израиле называли тех, над кем совершали обряд помазания ароматным маслом. Помазанниками Божьими в Древнем Израиле были священники, пророки и цари. При этом иудейские пророки, начиная с Моисея, говорили о грядущем пришествии царя-священника, который избавит народ Израиля от всех бед и исправит все несовершенство этого мира.

Христиане верят, что Иисус и есть Тот Самый Христос, который, будучи Богом, стал Человеком, а умерев на кресте и воскреснув из мертвых, избавил мир от главного несовершенства — смерти.

Апостол Петр говорит: нет другого имени, которым можно спастись, кроме имени Иисуса Христа (Деян. 4:12). По словам Десницкого, сказать "нет другого имени" — то же самое, что произнести "нет другой личности". "Тут вряд ли подразумевается имя как сочетание звуков или букв. Это понятие, тождественное личности", — добавляет эксперт. Иисус Христос — Спаситель человечества, для всех христиан это принципиально важно. "С точки зрения христианства смысл имени Иисус очень подходит к миссии Иисуса Христа на земле — Он спасает человечество. Это идеальное совпадение значения имени с тем, что сделал человек, носящий это имя", — объясняет Десницкий.

Откуда мы знаем, что Библия говорит правду? – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 5 мин.

Мы можем чувствовать правоту своей веры, но не всегда можем ее объяснить или доказать человеку неверующему, в особенности тому, у кого наше мировоззрение почему-то вызывает раздражение. Разумные вопросы атеиста могут поставить в тупик даже самого искренне верующего христианина.

О том, как и что отвечать на распространенные аргументы атеистов рассказывает наш постоянный автор Сергей Худиев в проекте “Диалог с атеистами: православные аргументы”.

Сегодня мы начнем говорить о Библии — книге, которую христиане называют словом Божиим и которая вызывает у неверующих много вопросов.

Как можно назвать Библию «словом Божиим», если ее явно написали люди?

Разумеется, Библию написали люди! Кто же еще? Одна из проблем, которые возникают у современного читателя с восприятием Библии — это представление о том, что слово Божие должно быть чем-то вроде инопланетного артефакта, упавшего с неба в совершенно готовом виде и вещающим без помощи людей.

Библия этому представлению, разумеется, не соответствует — и не должна. Бог обращается к людям на человеческом языке и внутри человеческой истории, поскольку цель Бога — это именно спасение людей. И Он, конечно, не сбрасывает с неба готовый текст.

Он действует совершенно иначе. Он избирает Cебе группу людей, народ, общину, с которой устанавливает прочные отношения — то, что Библия называет «заветом». Через эту общину Бог обращается ко всему миру.

В Ветхом Завете (это часть Библии, повествующая о событиях, происшедших до прихода Господа нашего Иисуса Христа), повествуется о том, как Бог избрал Авраама — человека, который доверился Ему и последовал за Ним. Потомки Авраама становятся избранным Божиим народом, которые призваны отречься от всех ложных языческих Богов и хранить верность единому истинному Богу.

На протяжении веков ветхозаветной истории Бог посылает Своему народу пророков, которые открывают Его волю, обличают грехи народа и указывают ему путь спасения. Пророки также предвещают приход Мессии — Спасителя, который избавит людей от зла и греха и положит начало новой, мессианской эре.

То, что мы называем Священным Писанием Ветхого Завета, формируется внутри этого народа, и это длительный и сложный процесс, в котором принимает участие множество людей. Иногда Бог Библии вмешивается в историю явным и чудесным образом — как, например, в истории Исхода, но в человеческой истории всегда, неотступно, действует Божий промысл, который направляет все ее события к предустановленным Им целям.

Бог особым образом вдохновляет человеческих авторов священных текстов и направляет весь процесс их формирования таким образом, чтобы сообщить Своему народу — и всем последующим поколениям людей — истины, необходимые для нашего спасения.

Таким образом, первичен здесь народ, община, с которым Бог заключает завет и внутри которого Он созидает священный текст.

Подобным же образом события развиваются и после прихода Спасителя — Он не дает нам текст. Вместо этого Он создает Церковь, общину верных, во главе которой стоят апостолы, которых Он и посылает в мир с миссией свидетельствовать о Нем: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь» (Мф 28:19,20).

Внутри Церкви формируется сборник текстов, имеющих апостольское авторство или излагающих свидетельство апостолов, которые и составляют Новый Завет.

Бог обращается к нам, в первую очередь, через общину верных — Церковь, о которой Христос говорит: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16:18). Библия возникает внутри этой общины, и, разумеется, написана людьми, которых Бог избрал, особым образом вдохновил и направил, чтобы через них обратиться ко всему остальному миру.

Почему в Библии, если она вдохновлена Всеведущим Богом, нет ни намека на современные научные знания? Например, почему в Библии не упоминаются динозавры?

Потому что это не входит в цели Библии. Как говорит К. С. Льюис, самое главное для понимания любой вещи — от штопора до собора — это понять, для чего она предназначена. Библия не является универсальной энциклопедией знаний — вы не найдете там, например, рецептов приготовления пельменей или наставлений по программированию на языке Си. Цель Библии — не в том, чтобы сообщать нам естественнонаучные знания.

Ее цель формулирует апостол Иоанн в конце своего Евангелия: «Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его» (Ин 20:31). Главное содержание Библии — это Иисус Христос, Бог, ставший человеком ради нашего спасения, и ее цель — привести нас к спасительным отношениям с Богом через Иисуса Христа. Все содержание Священного Писания подчинено этой цели: Ветхий Завет повествует о том, как Бог приготовляет приход Спасителя, Новый — о спасительных деяниях Христа и первых шагах созданной Им Церкви.

Освещать вопросы, которые не имеют отношения к нашему вечному спасению — такие, как, например, вопрос о динозаврах — просто не входит в задачу Библейского откровения.

Почему Библия не соответствует современной научной картине мира? Разве Бог не знал о созданном Им мире то, что ученые знают сейчас?

По целому ряду причин, начнем с самой простой — какой именно научной картине мира должно соответствовать Писание? Ведь эта картина постоянно меняется.

В начале ХХ века серьезным аргументом против Библии считалось то, что Библия провозглашает единство человеческого рода, падшего в Адаме и искупленного во Христе, что противоречило «научному» расизму той эпохи.

Примерно в то же время, 20-е годы ХХ века консервативные христиане (например, Г. К.Честертон) по религиозным и моральным соображениям возражали против евгеники, научного представления (и практики) того времени, что такие социальные язвы, как бродяжничество, алкоголизм и преступность можно искоренить, стерилизуя людей с «плохой наследственностью». Сейчас и расовая теория и евгеника отвергнуты современной наукой — в итоге религиозные мракобесы оказались правы — но тогда-то они считались совершенно научными.

Научным считалось и представление о вечности вселенной — и многие ученые в штыки приняли теорию большого взрыва, выдвинутую бельгийским священником Жоржем Леметром, именно потому, что она предполагала начало вселенной во времени и намекала на Божественное творение. Сейчас эта теория является общепринятой.

Для науки совершенно нормально, что ее картина мира постоянно меняется и представления, которые считались безусловно научными сто лет назад (такие как расизм), сегодня воспринимаются как крайне неприличное фричество.

Это и проясняет вопрос о том, почему Библия не может соответствовать научной картине мира, — она обращена ко всем поколениям людей до конца мира и просто не может соответствовать «научной картине» какого-то одного поколения.

Те преставления о природном мире, которые мы находим в Библии, соответствуют той эпохе, в которую создавались соответствующие тексты. И это вполне понятно, целью Откровения не являлось тогда (и не является сейчас) исправление тех представлений о природном мире, которых люди придерживались, поскольку, как мы уже отметили, это безразлично с точки зрения вечного спасения.

Читайте также:

Как создавались и выглядели рукописи Евангелий
Библия: Книги о Единственном Слове

На заставке фрагмент фото liveoncelivewild

Происхождение человека в свете науки и веры

Это была антицерковная пропаганда, приписавшая всей Церкви образ каких-то простых христиан, что Творец буквально смешал глину и сделал из нее первого человека. У христианских противников теории эволюции были более серьезные причины, по которым они выступили против этой теории, - пишет отец Яцек Салий О.П. в книге, озаглавленной «Звезды, люди и животные». Мы помним этот текст в «Политической теологии каждой недели»: «Наследие после Дарвина».

Философская гипотеза о возникновении человека путем чисто естественного развития [1] была сформулирована - еще в 1786 году, то есть когда еще не родился Чарльз Дарвин, - Иммануилом Кантом. В судебном заседании под названием Mutmasslicher Anfang der Menschengeschichte ( Предполагаемое начало человеческой истории ) Кант подозревает, что наши предки перешагнули порог человечества, когда осознали следующие четыре вещи: 1) неизвестную животным способность выбирать свой образ жизни; 2) «осознание определенного контроля разума над влечениями»; 3) способность уверенно прогнозировать и планировать будущее; 4) его преимущество перед животными, состоящее в том, что — цитируя слова самого Канта — тот человек мог «сказать ягненку: тулуп, который ты носишь, не ты, а я, уготован природой, так что я буду снять и надеть на себя» [2] .

Однако богато документированное видение эволюционного происхождения видов, включая вид homo sapiens , было представлено только Чарльзом Дарвином, особенно в двух его работах: «О происхождении видов » (1859 г.) и «О происхождении видов » (1859 г.) Происхождение человека (1871). Теория эволюции ударила по глубоко укоренившемуся в европейском сознании того времени убеждению, что человек создан непосредственно Богом. Поскольку изначально это была только научно неприемлемая гипотеза, и поскольку некоторые журналисты начали использовать ее как инструмент для пропаганды атеизма, среди верующих и неверующих стало довольно распространенным мнение, что наука о творении и доктрина эволюционного развития происхождение нашего вида взаимоисключающие.Некоторые христиане, увлекшись теорией эволюции, даже потеряли веру. В этом споре в адрес Церкви выдвигались многочисленные обвинения в мракобесии и отсталости, а религиозные журналисты, выступая на эту тему, иногда давали поводы для таких обвинений. О том, сколько путаницы было в этом споре, свидетельствует тот факт, что антирелигиозные активисты больше занимались популяризацией теории эволюции, чем компетентные специалисты.

Попытка объяснить полемику

Споры длились довольно долго - последние несколько десятилетий 19 века и первые несколько десятилетий 20 века.Сегодня нам трудно поверить, что это вообще могло произойти. Потому что о чем догма творения? Мы верим, что весь мир создан Богом. Он создан — то есть все сущее постоянно получает свое существование от Бога. Дело не только в том, что очень много миллионов или даже миллиардов лет назад, в каком-то самом начале, мир был создан Им. Временное начало мира, тот самый момент, когда он возник, на самом деле является делом второстепенным для веры.Суть сотворения мира заключается в его постоянной зависимости от существующего Бога.

А где противоречие с эволюционными теориями или с другими научными гипотезами о строении космоса или его частей? Мир получает от Бога бытие таким, какое оно есть, — и описать его таким, какое оно есть, — задача не веры, а науки. Если он находится в состоянии развития, то в свете веры в догмат творения, значит, он получает существование от Творца как способный к развитию. Формирование галактик или возникновение видов растений и животных путем эволюции — это реализация возможностей, которые материя получает от своего Творца.Противопоставлять истину творения теориям эволюции — то же самое, что противопоставлять истине, что я — творение Бога, истине, что я происхожу от своих родителей.

Теория эволюции противопоставлялась не науке о творении, а общепринятым в то время представлениям о нем

Почему же тогда вообще возник этот спор? Почему это заняло так много времени? Что ж, теория эволюции действительно была противопоставлена ​​— правда, не науке о творении, а общепринятым тогда представлениям о нем.А именно, фраза «мир сотворен» почти повсеместно понималась в следующем смысле: «в какой-то момент, невообразимо давно, Бог сотворил мир, т. е. заставил мир существовать». Словом, наука о сотворении мира была связана прежде всего с моментом его возникновения, и почти полностью была забыта самая суть этой истины: то, что все существа постоянно обращены к Творцу, чтобы получить свое существование от Него. Мифологические народные образы совпадали с широко распространенным в то время среди образованных людей деистическим мышлением — и в результате как христиане, так и неверующие упускали из виду сущностное содержание науки о творении.Если кто-то говорил, например, что Бог есть Творец всех животных, то почти каждый слышал в этом предложении утверждение, что Бог когда-то создал первых особей каждого вида; не запомнился основной смысл этой истины: что все, что живет, и все, что вообще существует, в настоящее время, в каждое мгновение, есть творение Божие.

Постепенное приобщение теологии к теории эволюции

Чтобы хоть как-то открыться теории эволюции, католические ученые в свое время разработали учение об особом вмешательстве Бога в моменты наиболее существенных изменений в ходе эволюции .В частности, два момента, утверждали они, совершенно требуют особого вмешательства Творца: возникновение жизни и появление первого человека, единственного видимого существа, несущего в себе духовный элемент. Это учение было важным шагом на пути к преодолению деистических стереотипов о творении, но оно все же было им захвачено. Сама концепция «внешнего вмешательства» Бога может наводить на ложные ассоциации с тем, что Бог находится вне мира.Конечно, Он трансцендентен миру, никакое место не может постичь Его, но в то же время Он есть все во всяком месте, «ибо мы Им живем, движемся и существуем» (Деян. 17:28).

Не только первый, но и каждый человек - человек. С самого первого момента нашего существования Бог склоняется над каждым с любовью и хочет сделать каждого из нас достойным вечной жизни

Не проще ли тогда вместо того, чтобы говорить о «внешних вмешательствах», указать на трансцендентное вездесущность Бога в каждом месте, внутри каждого существа и во всех процессах развития? Тогда нам не пришлось бы — по крайней мере с религиозной точки зрения — особо подчеркивать момент возрождения материи.Что касается человека, то не только первый человек, но и всякий человек вообще есть личность, и поэтому каждого из нас - с самого первого момента нашего существования - Бог преклоняет по имени, с любовью, и хочет сделать каждого из нас достойным вечной жизни. . Можно ли еще больше подчеркнуть специфику взаимоотношений Творца и человека? Можно ли подчеркнуть отличие человека по отношению ко всем существам, живущим на земле?

Важную роль в открытии теологов и пастырей к теории эволюции сыграло нахождение интуиций в древнехристианском наследии, что облегчало согласование этой теории с верой в Бога, Творца вселенной.Я уже упоминал, что трудности примирения обеих истин были вызваны прежде всего ложным сознанием того, что истина о творении касается лишь начального момента начала существования мира. Тем не менее, за столетия до появления эволюционных теорий Церковь учили, что Творец постоянно поддерживает существование всего. Святой Фома Аквинский даже говорил, что мир имеет свое начало во времени, но на самом деле сотворенный мир мог существовать от вечности; ведь суть его творения не в том, что он в какой-то момент начал существовать, а в его постоянной связи с Творцом, которая могла длиться даже вечно [3].

Для нашей темы еще более важным представляется тезис святого Фомы о том, что величие и достоинство творений состоит в том, что Бог дарует им не только долю в своем бытии и благе, но даже в своей способности причинять - и это таким образом, что он, не переставая быть непосредственной причиной всей вселенной и всех индивидуальных существ, позволяет одним существам быть причинами других существ [4].

Отцы Церкви создали концепции, напоминающие более позднюю теорию эволюции.Святой Августин, в частности, в труде De Genesi ad litteram , говорил, что Творец вложил в вещи rationes seminales (латинский эквивалент стоического logoiсперматикои ) некие внутренние силы, подталкивающие их к развитию в каком-то конкретном направлении. [5] .

Заявления Папы о теории эволюции

Надо признать, что сравнительно поздно и в документе довольно низкого ранга, а именно в речи Папы Пия XII от 30 ноября 1941 г., Святой Престол признал, что вера тот факт, что человек был создан Богом, не исключает выбора теории эволюционного происхождения человека.Только девять лет спустя Пий XII повторил это в документе, столь же высоком, как энциклика. А именно, в энциклике Humani generis от 12 августа 1950 г. - после указания на то, что теория эволюции относится к тем вопросам, "которые, хотя и относятся к так называемым позитивным наукам, имеют некоторую связь с истинами веры" - это следующее предложение:

«Церковное Магистериум не запрещает, чтобы наука об эволюции, пока она изучает происхождение человеческого тела из какой-то уже существующей живой материи, обсуждалась в соответствии с нынешним состоянием науки и священное богословие экспертами с обеих сторон."

В то же время было бы недоразумением утверждать, что католикам было позволено отстаивать теорию эволюционного происхождения человека только со дня той папской речи 30 ноября 1941 года. Да, общая атмосфера в Церкви была крайне критической по отношению к дарвинизму, но в то же время Магистериум ни разу не высказался против этой теории. Между тем среди людей Церкви уже в девятнадцатом веке были те, кто допускал возможность ее истинности.Вероятно, это было одной из причин того, что труд Дарвина «Происхождение видов », несмотря на бурное сопротивление, которое он вызвал, не был внесен даже в указатель запрещенных книг, а в те времена действительно было слишком легко делать такие записи [6]. ].

Источником как естественной, так и сверхъестественной истины является один и тот же Бог, поэтому не может быть реального противоречия между наукой и верой

Представляется, однако, что главная причина, по которой Святой Престол не торопился осуждать теорию эволюции, заключалась в том, что чуть ли не накануне выхода в свет труда Дарвина «О происхождении человека» Первый Ватиканский Собор напомнил о старое католическое учение о том, что veritas veritati contraria esse non potest [7], «истина не может противоречить истине».Ибо источником и естественной, и сверхъестественной истины является один и тот же Бог, поэтому не может быть истинного противоречия между наукой и верой.

Церковь не только не борется с развитием человеческих учений и навыков, но всячески их поддерживает и стремится развивать. Он не пренебрегает и не пренебрегает пользой этих учений и навыков для жизни человека, но признает, что при правильном возделывании, с помощью благодати Божией, они ведут к Богу, так как исходят от Него, Господа умений.Конечно, Церковь не возражает против того, чтобы такие области знания имели свои принципы и методы в своей области, но, признавая эту праведную свободу, следит за тем, чтобы они, противодействуя учению Божию, не совершали ошибок, не выходили за свои пределы. , не заниматься вопросами веры и не извращать их [8].

Стоит сказать несколько слов о том, что в XIX веке теологически образованные противники дарвинизма не были так наивны, как их чаще всего изображают в учено-антиклерикальной пропаганде.Эти люди хорошо знали, что библейское повествование о сотворении человека представляет чрезвычайно важные истины антропоморфно и что было бы наивно не отделять содержащиеся в этом повествовании истины веры от той антропоморфной формы, в которой они были представлены. Это различие было основой католического богословия на протяжении всех столетий его существования. Это была антицерковная пропаганда, приписывавшая всей Церкви образ каких-то простых христиан, что Творец буквально месит глину и лепит из нее первого человека.Христианские противники теории эволюции имели несравненно более серьезные основания для противодействия ей. Прежде всего их одолела озабоченность тем, что тезис об эволюционном происхождении нашего вида становится орудием отрицания особого достоинства человека.

В послании об особом достоинстве человека содержится и этот, казалось бы, наивный образ Бога, вылепляющего человека из глины [9]. Вот глубины, которые видел святой Ириней в этом образе (около 180 года!):

Бог сотворил человека своими руками, то есть через Сына и Святого Духа [....] и запечатлел свою форму на сформированном теле таким образом, что даже то, что было видимым, имело Божественную форму10].

Тогда руки Божии - Единородный Сын и Святой Дух! Сотворение человека было делом всей Троицы! Очень хорошо, что это невероятно глубокое высказывание вошло в Катехизис Католической Церкви.

С другой стороны, эта деталь библейского повествования о том, что человек был создан из земли, напомнила учителям Церкви, что человек есть часть природы и как таковой особенно призван быть священником всех неразумных существ, призван воздайте славу Богу во имя всей земли и даже всего космоса.В то же время отцы Церкви постоянно напоминали нам, что человек больше, чем часть природы, потому что сам Бог вдохнул дух в глину его тела.

Христианские противники теории эволюции были обеспокоены тем, что тезис об эволюционном происхождении нашего вида становится инструментом отрицания особого достоинства человека

Ну вот, в этот самый момент - чтобы принятие теории о возникновении нашего вида путем эволюции не означало отождествления человека с животными - обратили внимание и Пий XII, и Иоанн Павел II.Они подчеркивали онтическое своеобразие человека по отношению к животным в частности - во-первых - тезисом о том, что духовная и бессмертная душа человека не есть плод биологической эволюции, а каждый из нас получил ее непосредственно от Творца, и - во-вторых - вспоминая и исследуя библейскую истину о том, что человек есть единственное существо на земле, созданное по образу Самого Бога и наделенное Его подобием.

Из бесчисленных святоотеческих свидетельств о человеческой душе, более или менее тех же, о которых ясно просил Пий XII, когда в энциклике Humani generis указывал на возможность примирения теории эволюции с верой в Бога-Творца, I упомяну два здесь.Святой Амвросий (| 397), в своей книжечке О благах, принесенных смертью , он пишет:

Очевидно, что душа не умирает с телом, потому что она не от тела, как учит Писание во многих местах. Ибо Адам получил дух жизни от Господа Бога нашего и стал человеком, существом живым.[11]

Высказывание святого Киприана (J258) Цитирую главным образом потому, что это очень оригинальное прочтение просьбы «Да будет воля Твоя, как на небе, так и на земле»:

Так как мы имеем тело от земли и дух с неба, и молим, [значит] сами земля и небо, так молимся, чтобы и в том, и в другом, то есть в теле и в духе, исполнилась воля Божия [12].

Точно так же, говоря современным языком, впервые напомнил Пий XII в вышеупомянутой энциклике 1950 года, а недавно Иоанн Павел II в своем послании по теории эволюции в октябре 1996 года. В нем Святой Отец сказал, что некоторые теории эволюции «несовместимы с христианской антропологией», а именно те, в которых «человеческий дух считается созданным силами живой материи или простым эпифеноменом этой материи. Они несовместимы с правдой о человеке, они также неспособны определить достоинство человеческой личности».

Таким образом, те католики и другие христиане, которые изначально выступали против теории эволюции, отстаивали очень важные истины — прежде всего истину о духовном измерении нашего человечества, в том числе истину о том, что нравственный закон не подпадает под законы биологии, в Другими словами, эта сила управляется моральным законом, а не наоборот.

Целенаправленность процессов эволюции или «случайность и необходимость»?

Сегодня возникает определенное напряжение между естествознанием и теологией по вопросу о том, направляются ли процессы эволюции какой-то внутренней целеустремленностью, а точнее, по формуле Жака Моно, «случайностью и необходимостью».Иоанн Павел II неоднократно представлял эволюцию в этой первой перспективе в своих пастырских наставлениях. В катехизации по средам от 10 июля 1985 г. он сказал:

Эволюция живых существ, являющаяся предметом научных исследований, направленных на определение ее стадий и различение действующих в ней механизмов, проявляет удивительную внутреннюю целеустремленность. Эта целеустремленность, ведущая все существа в одном направлении, над которым они не имеют власти или не несут за нее ответственности, заставляет нас подозревать Духа, который является их изобретателем и творцом [13].

Аналогично говорил в катехизациях от 8 января и 5 марта 1986 года. Показательно, что Иоанн Павел II опустил эту тему в своем послании членам Папской академии наук, которое он произнес 22 октября 1996 г. в связи с заседанием, проведенным под лозунгом: души человеческой непосредственно Творцом, как тезис об онтологическом «скачке», которым явилось появление вида homo sapiens в эволюционном процессе.

Тезис о целесообразности эволюционного процесса вызывает возражения в среде естествоиспытателей. Отец Михал Хеллер признает правильность этих возражений:

Для целей нашего обсуждения достаточно, если мы будем рассматривать события как случайные, описание которых требует исчисления вероятностей. Не только зарождение жизни, но и многие детали строения нашего организма [...] являются результатом взаимодействия законов природы и случая. Если бы исследователь утверждал обратное, он вышел бы за пределы научного метода [14].

В то же время, по мнению отца Геллера, на уровне веры, то есть основанной на истине, известной нам благодаря откровению Божию, вполне может быть оправдан тезис о целесообразности эволюционных процессов: право сказать, что именно Бог, сотворивший мир, определил стратегию включения случаев в действие законов природы. Конечно, Творец мог использовать эволюцию, чтобы воплотить свои замыслы в реальность. Богослов имеет право сказать, что Бог действует в космическом процессе эволюции.Что для естествознания слепой случай, то для богословия может быть сознательным действием Бога» [15]. Я не пытаюсь ответить на вопрос, является ли это современной версией теории двух истин случайно. Кажется, нет.

Вопрос о других человеческих видах и проблема полигенизма

Теолога иногда спрашивают, есть ли проблема для христианской веры из-за тезиса палеоантропологов о том, что наш вид не является единственным человеческим видом, который жил на наша земля.Что ж, похоже, что христианская вера не особенно заинтересована в решении вопроса о правдивости человечества неандертальцев или людей Флореса [16] или, возможно, других вымерших человеческих видов, параллельных виду homo sapiens. Были они действительно людьми, или не были - в зависимости от того, призвал ли их Творец к вечной дружбе друг с другом, то есть в зависимости от того, были ли они наделены духовной и бессмертной душой. Ни одна из этих двух гипотез не противоречит вере, хотя каждая из них может вызвать некоторые очень интересные богословские вопросы.

Проблемой теологии является вопрос о том, происходит ли наш вид от одного или многих первостволов. Пий XII в упомянутой выше энциклике Humani generis включил текст на эту тему, ставший классическим образцом в лекциях по толкованию доктринальных текстов Церкви:

Что касается гипотезы так называемого полигенизма, то сыны Церкви не имеют права на свободу обсуждения. Ибо верующие не могут принять теории о том, что после Адама на нашей земле были люди, не происходившие от него как от общего предка, или что слово [Адам] означает какое-то неопределенное число праотцов.Ибо совершенно невозможно понять, как такая фраза может быть согласована с учением источников Откровения и Церковного Учительства о первородном грехе, который происходит от греха, действительно совершенного одним Адамом, и таким образом сообщается всем людям через рождение. что это становится личным грехом каждого из нас.

Небогослова обычно удивляет тот факт, что это утверждение было широко принято в то время как поощрение поиска возможности согласования гипотезы полигенизма с католической верой. Оно однозначно показывает, что вера лишь косвенно придает значение тезису о происхождении рода человеческого от первых двух людей.Ибо что действительно важно для веры в вопросе о многоженстве, учит папа Пий XII, так это учение «о первородном грехе, который происходит от греха, действительно совершенного одним Адамом». Мы пока не можем примирить гипотезу полигенизма с учением веры о первородном грехе.

Богослов имеет право сказать, что Бог действует в космическом процессе эволюции

Таким образом, сразу после выхода энциклики в католическом богословии появилось множество предложений о примирении истины о первородном грехе с гипотезой полигенизма.Тем не менее Папа Павел VI был чрезвычайно вовлечен в поиск решения этой проблемы [17]. Дискуссия закончилась из-за гипотезы о том, что наш вид - с биологической точки зрения - появился не столько в результате генной мутации, сколько хромосомной, и его прародительницей будет "митохондриальная Ева", вероятно, дочь появился человек, у которого такая глубокая мутация немедленно вызвала бы изоляцию пола [18].

Вопрос о рае: существовал ли он на самом деле?

Традиционное учение веры о состоянии первичной справедливости, в котором наши прародители начали свое человеческое существование, представляется относительно сложным для согласования с видением эволюционного происхождения человека.Если ставить вопрос о том, действительно ли изначально существовал Рай, следует учитывать по крайней мере три тематические группы:

1) Католическая вера недвусмысленно провозглашает, что человеческий грех более поздний, чем человек, и что он появился в нашей истории через настоящая вина человека. Отрицание вышеуказанной истины означало бы трудноприемлемый тезис о том, что сам Бог создал человека грешником.

2) Рай, если он и существовал, то просуществовал всего минуту в истории человечества, касался небольшого числа людей (возможно, только двоих), поэтому вопросы о Рае кажутся недоступными для научного исследования.

3) Думается, что данные палеозоологии - свидетельствующие о существовании в животном мире болезней и смерти, хищников и борьбы за существование задолго до появления человека - заставляют отказаться от идиллических представлений о каком-то вселенском рае на земле и поддерживают тезис святого Фомы Аквинского, по сути, в христианской традиции тезис большинства, описывающий Рай как особое положение наших прародителей, являющееся свидетельством и плодом их ненарушенной дружеской связи с Богом.

4) Вопрос о рае, который не может быть рассмотрен на основе частных наук, был бы проблемой также и религиозно бесплодной, если бы не было упущено его отношение к нашему теперешнему положению с Богом. Во Христе у нас есть возможность не только вернуть самое важное, а именно дружбу с Богом, но теперь мы можем вернуть то, что традиционное богословие называло сверхъестественными дарами, которыми были наделены наши прародители до того, как они утратили свою святость и справедливость.

пт проф.Яцек Салий ОП

Фрагмент взят из книги о.проф. Яцека Салия ОП Звезды, люди и животные - О человеческом достоинстве и достоинстве материи и изданной издательством "На дороге"

* **

[1] Чтение прочитано 23 ноября 2005 г. во время научной конференции «Современные споры о происхождении человека», организованной Институтом философии и Институтом экологии и биоэтики Университета кардинала Стефана Вышинского в Варшаве.

[2] Существенный фрагмент этой диссертации, из которой взяты обе цитаты: I.Кант, Предполагаемое начало истории человечества , пер. Б. Суровска, в: Философия немецкого Просвещения , Варшава, 1973, стр. 472-478.

[3] Św. Фома Аквинский, Summa theologiae (далее STh) 1 кв. 46 (если не указано иное, авторский перевод Summa ).

[4] Я представляю этот тезис в статье Посредничество причин, открытых в правлении Божественного Промысла , в: J. Salij, Eseje Tometyczne , Poznań 1995, p.92—100.

[5] ул. Августин, De Genesi ad litteram 9.16 (PL 34, 406). См. Дж. Лукомский, Теория Августины о развитии организмов в свете современной эволюции , "Studia Philosophiae Christianae", Р. 7: 1971, № 2, стр. 151—182.

[6] Пользуясь случаем, скажу два слова о мифах, поселившихся в нашем общественном сознании о якобы осуждении творчества Николая Коперника. Ну а в индекс он попал в 1616 году, т.е. через 73 года после его издания.Стоит, однако, знать, что книги, входившие в индекс, в то время делились на три категории. Самой мягкой санкцией было «приостановление действия до внесения поправок» ( suspensum donec corrigatur ). Книги второй категории считались запрещенными ( запрета ), и, наконец, самые суровые санкции были даны осужденным книгам ( дамната ). Первую, самую мягкую санкцию получил труд Коперника. «По индексу ,» Пельплинские исследования» 1973, спецвыпуск, с.49-59.

[7] ул. Фома Аквинский, Summa contra gentiles 4, 8 (польский перевод: Святой Фома Аквинский, Summa contra gentiles . Истина христианской веры , перевод З. Влодек, В. Зега, т. 1: Познань, 2003 г. , т. 2: Познань, 2007 [далее: SCG]).

[8] Догматическая конституция о католической вере (Первый Ватиканский собор) 4, 52-53, в: Документы генеральных соборов , т. 4, изд. A. Baron and H. Pietras, Kraków 2005, p.Schönborn et al., Первородный грех в учении Церкви , Познань, 1997, стр. 79-91.

[10] ул. Ireneusz, Demonstratio apostolic a 11, цитируется в: Катехизис Католической Церкви (далее: CCC) 704, изд. 2 утра, Познань, 2002, стр. 183.

[11] ул. Амвросий, О товарах, принесенных смертью 38, в: там же, Подборка сочинений , пер. W. Szołdrski, Варшава, 1971, стр. 156.

[12] ул. Киприан, О молитве Господней 16, в: там же, Писма , пер.J. Cz, Poznań 1937, стр. 236.

[13] Иоанн Павел II, Я верю в Бога-Творца , Liberia Editrice Vaticana 1987, стр. 114.

[14] Бог, необходимость и случай. С о. проф. Михал Хеллер дает интервью Мареку Зайонцу , Tygodnik Powszechny, 24 июля 2005 г.

[15] Там же.

[16] См. М. Рышкевич, Маленькие люди из Флореса - великий вопрос антропологии, "Zeszyty Towarzystwa Opierania i Kroadowania Nauk" 2005, № 43 (июль), с.99-127.

[17] Эта проблема широко представлена ​​Тадеушем Лукашуком в книге Связь между догмой о первородном грехе и моногенизмом в католической теологии последнего дня , Варшава, 1976.

[18] эту гипотезу в объяснении обсуждаемых богословских проблем с большой осторожностью в статье Митохондриальная гипотеза Евы и теологический моногенизм , в: Слово примирения . Памятная книга к 70-летию со дня рождения о.М. Чайковский, редактор J. Warzech, Варшава, 2004 г., стр. 403—412.

.

Почему есть страдание? Почему Бог допускает страдания?

Что такое страдание?


Что такое страдание?

С давних времен люди задавались вопросом: "Почему Бог допускает страдания?" Этот вопрос стал еще более драматичным под влиянием жестокого военного опыта 20-го века, особенно Холокоста, т.е. промышленного истребления еврейского народа и других народов нацистской Германией.

Этот вопрос также известен как вопрос теодицеи. Это слово происходит от древнегреческого (от theós = Бог и díkē = справедливость) и обозначает точку, в которой Божье всемогущество и Божья благость кажутся несовместимыми. Это раздел богословия, который занимается проблемой, как примирить существование доброго, милосердного Бога с существованием зла.

Философу Эпикуру (341-270 гг. до н. э.) приписывается классическая фраза: «Либо Бог, хотя и хотел бы устранить зло, но не может этого сделать: тогда Бог слаб (что не относится к Нему Самому), либо Он может это сделать , но он этого не хочет: тогда он слаб и злобен одновременно, то есть он не Бог».

Что говорит Писание?


Писание связывает вопрос теодицеи главным образом с фигурой Иова. Только в Книге Иова было разбито ветхозаветное убеждение, что болезни и страдания являются наказанием для человека, отступившего от Бога, и что праведники будут благословлены счастьем и богатством. Правда, жить по Божьим заповедям часто бывает счастливой жизнью. Однако ошибочно автоматически истолковывать начало несчастья как Божью кару.

Библейский Иов («Этот человек был невиновен и праведен; он боялся Бога и удалялся от зла», Иов 1:1) был подвержен всем страданиям, которые может испытать человек. Его жена даже убеждала его проклясть того Бога, который допускает такие вещи. Но Иов не позволял ни жене, ни ложным утешениям и попыткам объяснений друзей отвратить его от веры: «Если доброе мы приняли от Бога, то почему не принять худого?» (Иов 2:10).

Вопрос о страдании решается в лице Иова не только теоретически, но и конкретно и исторически.Бог является и присутствует посреди драмы человеческого бытия как сострадательный Бог: «Я взглянул на бедствия народа Моего в Египте, услышал вопль их под бичом надзирателей их, поэтому я знаю чудовищность их страданий. (Исх 3:7). Это также блестяще выражено у св. Апостол Иаков, который говорит: «Вы слышали о терпении Иова и знаете, как в конце воздал ему Господь, ибо Господь полон милости и милосердия» (Иак. 5:11).

С Иисусом приходит уверенность: мы не должны отказываться от страданий, потому что Бог не отказывается от нас.«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин 3:16). Бог на кресте как Один может выдержать боль за невинные страдания всего творения. «Крест — это поистине место, где в полной мере раскрывается сострадание Бога к нашему миру» (Папа Бенедикт XVI).

Маленькая катехизация с YOUCAT


Почему в мире есть страдания?

Некоторые люди говорят, что знают ответ на вопрос, почему на этой земле существуют страдания.Я никогда не верил им. Ни в одной книге мира (даже в Священном Писании) я не могу найти убедительного ответа на этот вопрос. Как вы читаете в YOUCAT, выпуск 51: «Зло в мире — это темная и мучительная тайна».

Когда-нибудь наши глаза, а может быть, и рот откроются, и мы сможем спросить Самого Бога: «Зачем Ты допустил все это? Почему ты не ответил на все слезы заблудших, на все страдания невинных детей? Не могли бы вы остановить это?».

Перед лицом страдания даже Иисус на мгновение засомневался. Перед тем, как попасть в ловушку смерти, он истекал кровью и посылал вопросы в, казалось бы, безмолвное небо в смертельном страхе. Отец не помешал Ему идти на крест - и Иисус тоже не избежал в конце Своих страшных страданий. Он не знал почему, но зачем…

© Il ragazzo photo from Cathopic

Нет ответа, но есть решение

Небесный Отец послал нам не ответ, а решение.Или, скорее, Спаситель. В YOUCAT, выпуск 101, читаем: «Христос, наш Искупитель, избрал крест, чтобы понести вину мира и страдания мира. Таким образом, он вернул мир Богу через свою совершенную любовь». Как это следует понимать? Умереть за любовь? И что он будет делать, если кто-то умрет среди стольких умирающих?

Христианская вера основана на двух предположениях. Первый — в YOUCAT, выпуск 51, где мы читаем: «Одно мы знаем… точно: Бог на сто процентов благ.Он никогда не сможет сделать ничего плохого». Бог больше не был бы Богом, если бы Он был, как верят некоторые эзотерики, и хорошим, и плохим. Такого Бога можно только презирать.

Но если не Бог является причиной наших несчастий, то кто?

В поисках преступника

«Бог не хочет, чтобы люди страдали и умирали», — читает YOUCAT в номере 66. Это второе большое предположение.

Кровь и слезы человечества часто имеют человеческие и естественные причины.Не только чудовищные тираны отправляют массы людей в крематории концлагерей или морят голодом миллионы украинских крестьян. Нет, мы, маленькие, тоже каждый день вносим свой вклад в несчастья мира. Иногда это происходит необычным образом, когда продавец перестал обслуживать определенных людей. Иногда это делается почти «нормально», когда мы позволяем кому-то голодать, хотя он находится в пределах нашей досягаемости (например, перед нашим домом).

Мы настолько свободны, что можем уничтожить себя, наших соседей и нашу природу.Незримо темный отвар греха покрыл и отравил все сущее. Даже стихийные бедствия — такие, как ураганы, землетрясения, пандемии — это как глубокая реакция мира на зверства, которые люди творят друг другу, как будто это мелкая обида.

Люди спрашивают себя: «Как мы дошли до того, что все, что было хорошим, истинным и прекрасным в творении, стало таким ужасным и таким разрушенным?» Также возможно, что Творец всего сущего почти не осознает свою работу.

© Фото Марцина Чернявского с сайта Unsplash

Рай обновленный

Как мы читаем в YOUCAT, в выпуске 66, «первоначальная идея Бога была раем для человека: Вечная жизнь и мир между Богом, мужчиной и его окружением, между мужчиной и женщиной». Так почему же мы потеряли этот рай?

Ну, Бог не создал нас пассивными марионетками. Он сделал нас похожими на себя и дал нам то, что может дать только Бог: почти безграничную свободу. Какой риск! Благодаря свободе можно стать убийцей.

Идея была другой: в «свободе мы должны выбирать Бога, любить Его превыше всего, делать добро и избегать зла, насколько это возможно» (YOUCAT 285). Так является ли мир неудачным экспериментом Бога? Разве не было бы логичным, чтобы Бог снова послал великий потоп, в котором снова утонет испорченное человечество?

Бог не такой. «Бог есть любовь» (1 Ин. 4:8). В YOUCAT, выпуск 33, мы можем прочитать: «На этой фразе сильно держится вера, хотя опыт страданий и зла в мире может вызвать сомнения в том, действительно ли Бог так любит».Бог делает что-то непостижимое: Он не уничтожает нас. Он также не независимый наблюдатель, держащийся в стороне от нашего бардака. Он позволяет трагедии человечества достичь своего сердца - сердца, полного милосердия. Он посылает нам самое дорогое, что у него есть: своего Сына - да еще и на верную смерть от рук человеческих!

Это говорит нам о том, что там, где страдают люди, страдает и Бог. Иногда мы говорим: Кто-то страдает, как животное. Однако это неверно: здесь кто-то страдает, как Бог. Более того: Бог страдает не как человек, а как человек, чтобы мы знали, как выглядит вечность в его сокровенном существе.Он страдает, как будто хочет доказать совершенную любовь, любовь без границ, любовь, в которой один отдает свою жизнь за другого. И он страдает так, что ни один человек никогда не может сказать: «Я знаю место, где Ты, Боже, не был: в моей боли!»

Бог не останавливается на этом зрелище: "Смотрите, я невиновен, я тоже несу ваши страдания!" В своем вселенском сострадании Творец мира строит нам, людям, путь назад в Рай, мост через бездну смерти. Христиане справедливо верят, что Иисус Христос — единственный путь, единственный мост к жизни.«Нет другого имени под небом, которое можно было бы дать нам, — говорится в Деяниях Апостолов, — которым мы спасемся» (Деяния 4:12).

Иисус как мост к жизни

Иисус берет на свои плечи все, что невыносимо для людей и даже для самого Бога. Мы должны были бы каяться и каяться в наших греховных действиях. Он все же раскаивается совсем по-другому. Нам также пришлось бы платить и платить за наши неудачи. Однако он оплачивает все неоплаченные счета.Нам пришлось бы страдать и страдать из-за многих несчастий, которые мы навлекли на себя. Но Он взял наши грехи и грехи всего мира на крест. Мы должны умереть в наказание. Но он умирает за нас — и чтобы открыть нам путь обратно в рай, он умирает самой ужасной смертью, которую древний мир изобрел для худших преступников: самой жестокой смертью на кресте.

И тут случилось великое чудо! Это Иисус, взявший на Себя все бедствия греха и жестоко страдавший из-за них, претерпевший за нас все страдания, но не претерпевший смерти.Отец забрал его из царства смерти! Христос обрел жизнь и явился многим свидетелям своего воскресения живой, физически осязаемой Личностью.

Воскресение Иисуса не было уникальным и индивидуальным событием. Такого не было ни разу - и больше никогда. Воскресение Иисуса – это страховка вашей и моей жизни. Это мост, который выводит нас из быстротечности и тщетности наших дней. В виде?

Об этом можно сказать больше, чем здесь.Но этого достаточно: «Поскольку смерть уже не является концом всего, радость и надежда пришли в мир» (ЮКАТ 108). Во всяком случае, среди страданий у христиан есть эта безумная уверенность, что со всей болью восходит солнце Пасхи.

С солнцем за спиной...

С солнцем Пасхи позади можно понять, что есть люди, которые говорят: «Спасибо Тебе, Боже, что Ты положил камни на моем пути. Ты привел меня в чувство и вернул на жизненный путь!».Во всяком случае, что св. Франциск Сальский, верно: «Ваши страдания были бы тяжелы, как горы, если бы вам пришлось нести их в одиночку. Но это иго, которое Господь помогает тебе нести, и даже Он Сам несет тебя и твое бремя». ∎

.

изображений Бога | Ежемесячник Znak

Юстина Семенович: В своем тексте Фредерик Гуня диагностирует, что причиной кризиса религии является ложный образ Бога, который мы создали на Западе, вместе с сильной привязанностью к дуалистическому мышлению о нас и о мире. Мир. Но такой диагноз сразу наталкивает на извращенный вопрос: существует ли истинный образ Божий? И что вообще значит иметь образ Божий?

Кароль Тарновски: Картина неизбежна.Отношения с Богом всегда опосредованы. Хитрость в том, чтобы не смешивать образ Божий с Ним, потому что тогда мы имеем дело с идолопоклонством, которое, как это ни парадоксально, очень часто переходит в атеизм, в полное неприятие Бога. Если данный образ Божий недостаточно прозрачен, открыт, если он не допускает возможности его преодоления, то он убивает веру, потому что тогда он скатывается либо в фундаментализм, либо в неверие. Юстина Семенович: В своем тексте Фредерик Гуня диагностирует, что причиной кризиса в религии является ложный образ Бога, который мы создали на Западе, вместе с сильной привязанностью к дуалистическому мышлению о себе и мире.Но такой диагноз сразу наталкивает на извращенный вопрос: существует ли истинный образ Божий? И что вообще значит иметь образ Божий? Кароль Тарновски: Картина неизбежна. Отношения с Богом всегда опосредованы. Хитрость в том, чтобы не смешивать образ Божий с Ним, потому что тогда мы имеем дело с идолопоклонством, которое, как это ни парадоксально, очень часто переходит в атеизм, в полное неприятие Бога. Если данный образ Божий недостаточно прозрачен, открыт, если он не допускает возможности его преодоления, то он убивает веру, потому что тогда он скатывается либо в фундаментализм, либо в неверие.

Петр Сикора : Я согласен, что мы неизбежно должны иметь некий образ Бога, Высшей Реальности. Однако все эти образы обязательно ложны. Мы всегда создаем их из конечных элементов, и они должны относиться — или, скорее, отсылать нас — к тому, что бесконечно. Но и их лживость, идолопоклонство заключается не столько в них самих, сколько в нашем отношении к ним. Псевдо-Дионисий говорил, что наилучшие образы Бога — это те, которые наиболее недостойны, потому что мы не можем спутать их с Богом.Если мы думаем о Боге как об огне, то труднее забыть, что Бог — это всего лишь образ. С другой стороны, когда у нас есть более абстрактный образ Бога, например «Благо», легче упокоиться с этим образом, привязаться к нему. И именно при привязанности к образу возникает идолопоклонническое отношение к нему.

Krzysztof Mech: Возможно, лучше всего думать об образе Бога как о символе. Символ связывает конечное, всегда обусловленное, конкретное, историческое, историческое, личное, с безымянным, неопределенным, невидимым.Взгляд на образы Божии как на символы может приблизить нас к мышлению до св. Фомы Аквинского, характеризующегося убеждением, что Бог постоянно отмечает собой существ. Он оставляет смысл в мире. Итак, не так, как хотелось бы пантеистам, чтобы Бог перманентно все проникал и был во всем, а в каком-то смысле общался с миром, историей, человеческой природой. Здесь и то, и другое нет. Но это видение мира было поставлено под сомнение с появлением натуралистической парадигмы.На самом деле вопрос об образах Бога предшествует более основному вопросу о присутствии Бога в мире. Мне кажется, что не некий неверный, неправильный образ Бога стал причиной Его гибели на Западе, а наоборот, это специфическое видение мира и человека как подчиненных лишь имманентным, естественным законам, сделавшее Бога ненужным. , и поэтому все его картины неубедительны.

К.Т. .: Мы действительно научились воспринимать мир и его события как символы, которые «дают пищу для размышлений», как метко выразился Поль Рикёр.Кажется, что мир не так предстает современному человеку, ничто в нем не дает пищи для размышлений. Почему это происходит? Потому что сегодня созерцательное отношение к действительности превратилось в чисто практически-техническое, практически-империалистическое. Это тесно связано с крайне активным отношением к миру. Сегодня человек хочет управлять реальностью, он хочет познавать ее, но только в той мере и в той мере, в какой это позволит ему ею управлять.Таким образом, он не столько не воспринимает все духовное измерение, сколько не хочет его воспринимать. P.S.: Не знаю, можно ли указать, что было раньше: то ли изменение образа мира способствовало кризису образа Божия, то ли наоборот. Мне кажется, что это неразрывно связанные вещи. Скорее, в данном случае мы имеем дело с герменевтической спиралью: трансформации, как по образу Божию, так и по образу мира, происходили одновременно и влияли друг на друга. Что касается упомянутого выше активизма, то у меня есть сомнения, действительно ли можно говорить о каких-то радикальных изменениях.Возьмем, к примеру, одно из проявлений культуры, никак не связанной с секуляризацией, индийскую культуру, даже в ее допанишадский период. Большая часть этих размышлений о жертве была вызвана желанием контролировать реальность. Все, боги, должны были подчиняться тому, кто приносил жертву. И я думаю, что ту же тему можно найти и в других культурах. Потребность контролировать и управлять миром глубоко укоренилась в человеке. Поэтому я не знаю, можно ли ставить такой перелом и констатировать, что тогда у людей было созерцательное отношение к действительности, а сейчас только прагматичное.Я думаю, что одно всегда смешивалось с другим.

К.Т .: Но это обретение власти жертвой было связано с верой в то, что есть кто-то, кто выше меня, что я не единственный хозяин мира. Я думаю, что есть принципиальная разница между религиозным и нерелигиозным видением мира. Бартломей Доброчинский: О культурных различиях в восприятии Бога и культурных условиях образов абсолютной реальности. Когда меня пригласили на эту дискуссию, первый образ, который пришел мне в голову, возник из книги Клода Леви-Стросса «Тотемизм сегодня», где в отрывке о сакральном автор сравнивает верования североамериканских индейцев, именно омачей, одного из племен из языковой группы сиу, имея в виду Бергсона, и пишет, что каждый раз, когда он читает последнего, его очень забавляет, насколько его видение Бога соответствует видению мира этого племени.В доказательство он даже сопоставляет отрывок из Бергсона и высказывание индийского шамана, когда он рассказывал о том, что мы называем «Богом», а что они называют «Вакан». Ну, они верят, что высшее имеет две формы. Одно из них непроявлено, неуловимо, непредставимо, оно пребывает в как бы постоянном движении, поэтому о нем невозможно построить какое-либо утверждение. Второй персонаж находится под стражей. И эта остановка - все. Синица, туча, человек - все это способы остановить Бога, его маленькие осколки или аспекты.Их видение Бога состоит из таких двух одновременных образов, если даже можно так назвать первую концептуализацию. Таких различий в верованиях американских индейцев много. Вспоминая этот анекдот, я хотел бы обратить внимание на то, что, быть может, неизбежно ускользает от нас в таких разговорах. А именно, мы говорим о Боге прямо внутри определенной традиции, а именно: иудео-христианской традиции. И это в известном смысле неизбежно, потому что, как, вероятно, сказал Бертран Рассел, вы даже вовсе не атеист, но всегда в Церкви, а потому всегда перед лицом Бога каким-то образом понятого.Но я боюсь, что именно по этой причине мы мало что сможем сделать с помощью слова «Бог» на эту тему, потому что оно всегда отправляет нас в очень конкретное место. Поэтому я предпочитаю использовать слово «священный», менее отягощенное конкретными образами. И это оставляет больший пробел для размышлений о том, что мы называем Богом, к какой реальности это слово относится к нам. Что мы хотим сказать, зачем выражать, когда говорим «Бог».

И.С. .: Это в основном вопрос о том, что является источником образов Божиих, т.е.для религиозного опыта и для отношений между ними. Кажется, что между этими двумя аспектами религии существует противоречие.

Б.Д. .: Я не могу представить разговор о Боге или высшей реальности в отрыве от опыта. Мне кажется, без этого нет религии. А сама она всего лишь неумелая попытка его прекратить. Не имеет значения, являются ли они апофатическими описаниями гностиков и христианских мистиков, притчами или коанами, или даже доктриной Сунджаты (потому что она также может в определенном смысле считаться образом Бога, т.реальность) — все они возникают из-за желания поделиться тем или иным опытом. Интересно, что у всех этих столь разных «отношений» от этих необычных переживаний есть общая суть. Во-первых, все они указывают на некоторую степень абсолютного единства как на основное переживание, а во-вторых, они повторяют различными способами, как мантру, возражение, что то, что они говорят, невыразимо, невыразимо. Они только указывают на что-то, и расстояние между ними и тем, на что они указывают, так же велико, как между пальцем и луной.И то, что в пределах нашей досягаемости, — это всего лишь указательный палец, рассказ об опыте. Но из него самого ничего нельзя вывести, потому что оно тоже очень частично (или остаточно) и ограничено хотя бы потому, что имеет место в определенное время. Каков результат этого? В дзен-буддизме сказано: «до Сатори горы были горами, облака были облаками, вдруг они перестали быть, но потом снова стали горами…». И хотя я не люблю сокращать примеры из патологической реальности до иллюстраций непатологической реальности, я бы сравнил религиозный опыт с опытом панической атаки.Тот, кто переживает это впервые, вообще не знает, что с ним происходит. В состоянии крайнего возбуждения, на грани самообладания, выдвигает гипотезы одну за другой, и обычно все они оказываются ложными: он подозревает, что у него сердечный приступ, что он умирает, у него начинается психическое расстройство. болезнь, его судят и т. д. А снаружи с ним ничего не происходит. Можно сказать, что в каком-то смысле тот, кто пережил паническую атаку, и тот, кто не высказался, не может сказать друг другу об этом ничего, потому что этот опыт — это то, что присваивает все человеческое функционирование, которое будет никогда больше не будет после этого, он такой же.Вот что такое религиозный опыт, только в некотором смысле бесконечно иной, если обратиться к апофатической формуле. Тот, у кого они были, на мой взгляд, никогда не спутает образ Божий с Собой и не понадобится, только для общения, обмена пережитым. И у меня складывается впечатление, что многие организованные религиозные традиции, но я имею в виду прежде всего наиболее близкие нам, воплощенные в католической церкви, представляют собой развитие чего-то, с помощью аналитического, очень уравновешенного и спокойного интеллекта, чего-то такого, что случилось с интеллектами в совершенно ином состоянии и с людьми совершенно иного рода.Образ Церкви со всем ее внутренним и внешним убранством, с тем, как выглядит церковная иерархия, наталкивает меня на ребячество на самом деле, а потому и, вероятно, несправедливо, но тем не менее неотразимо наталкивает меня на вывод, что ничего общего у этих людей нет. с людьми, описанными в евангелиях, или с такими, как Дионисий Ареопагит или мастер Экхарт и им подобные, пережившие «те вещи». И мне кажется, что это вторая причина слабости или кризиса образов Божиих сегодня, помимо той, что была вызвана Чарльзом Дарвином.(Именно его я бы в шутку назвал главным виновником всего этого сдвига парадигмы в сторону милостивого натурализма, преобладающего сегодня). Люди, которые в каком-то смысле в первую очередь «передают» мне сегодня образ Божий, совершенно невероятны. Я не верю, что у них есть доступ к тому, о чем они говорят. Януш Поневерский: Однако и сегодня нет недостатка в религиозных людях (включая католиков и представителей церковной иерархии!) - тех, кто проявляет какой-то внутренний свет, которые, несомненно, являются свидетелями Нечто Большего, чем они.Это мой опыт: я встречал людей, которых я знаю (видел), которые являются друзьями Бога...

P.S. .: Я думаю, что религиозный опыт - это нечто большее, чем определенный психологический опыт, это вопрос тотальность жизни. Важно, как мы относимся к религии. Из чего он состоит, т. е. разного рода образы, рассказы, учения, догмы, смысл в себе, как бы непосредственно, без отсылки куда-то дальше или глубже, или все это модель или указатель, который мы создаем для того, чтобы иметь возможность согласиться с некой реальностью, которая, однако, не тождественна этой модели или указателю.Многие философские анализы от веков до наших дней показывают, что религия в первом смысле есть просто набор противоречий, она ничего не говорит. Чтобы религиозные символы имели смысл, они должны быть связаны с приверженностью. Я намеренно избегаю слова «опыт», потому что оно имеет специфическое философское происхождение, которое до некоторой степени маркирует и сужает его значение. Чтобы понять, что происходит сегодня, нам нужно видеть не то, что представляет собой наш образ Божий, а то, как мы к нему относимся. Разве мы не хотим остаться в кадре одни? Если это так, то очень легко заключить, что Бога не существует или он вообще не имеет значения.Это напряжение между образом и опытом, которое существует в религии, очень хорошо отражено в одном из моих любимых текстов из истории философско-мистической мысли «Диалог о сокрытом Боге» Николая Кузанского. Это диалог между язычником и христианином. Язычник начинает: «Я вижу, что ты кланяешься и много слез льешь, кому ты поклоняешься?» «Я не знаю», — говорит христианин. "Как это?" Язычник удивлен. «Именно потому, что я не знаю, я поклоняюсь», — отвечает последний. Весь последующий обмен состоит в том, что язычник пытается выудить у христианина его представление о Боге, представляя ему различные возможности, а христианин все время сбивает его с толку, принимая эти возможности, а затем тотчас же отвергая их.Так как это апологетический текст, то он естественно заканчивается «победой» христианина, и заключается она в том, что язычник перестает спрашивать его об образе Божием, а начинает поклоняться ему вместе с ним. Вся эта дискурсивно-изобразительная деятельность необходима, но в то же время она лишь ведет к вовлеченности.

Б.Д. .: Я думаю, что два изложенных вами понимания религии в основном относятся к двум разным порядкам. Не совсем так, что можно выбрать кого-то одного.И я знаю это по собственному опыту. Рационально, интеллектуально я агностик. Столкнувшись с чудовищностью прочитанного, о чем говорят многие религии и традиции, а с другой стороны наука, вы совершенно беспомощны. Каждый аргумент в пользу религии разрушим, и каждый из них также атеистичен. И в то же время мне нужно, немного пошутив, «произвести» для себя Бога. Это не означает, что мой религиозный или духовный опыт меняет этот взгляд с рационального уровня, он отрицает мое нынешнее представление о Боге.Нет, я все еще агностик.

К.М. .: Я думаю, что эта слеза больше и тревожнее. Потому что под подозрением не только образ Божий, но и опыт. Сегодня все, в том числе и духовные переживания, можно объяснить натуралистически, например, подсказкой бессознательного. И тогда оказывается, что никакой опыт не может быть окончательным основанием, чем-то неопровержимым. Мы деконструировали образы Божии и не верим им, но не верим и своему собственному опыту, даже такому, который для людей, живущих в иной парадигме, имел бы достаточно силы, чтобы довериться им и свидетельствовать о них всей своей жизнью. .Я имею в виду здесь, например, св. Павел. Ведь он только что упал с коня и имел некое видение, и всю свою последующую жизнь он строил на основе этого одного опыта. Он интерпретировал ее как встречу со Христом, определившую всю его судьбу. Вопрос в том, можно ли что-то сделать, чтобы восстановить религиозный опыт человека, а значит, и образ Божий. Кажется, что в этой парадигме нет ничего. Когда вы говорите: «Мне нужно создать Бога для себя», вы также получаете потребности и желания.

Б.Д .: Меня все устраивает. Потому что то, что вы сказали, также нарушает натуралистическое видение. Тогда мы в одном сне. Наука может быть так же подсказана бессознательным и столь же обманчива. Все можно отрицать, но в итоге я должен на что-то опираться, должен за что-то стоять, делать выбор.

К.М. .: Кончишь на веру.

Б.Д. .: Но дело не в том, что я полагаюсь на веру исключительно как на мнение, подлежащее достаточно умеренной проверке действительностью.Я кончаю на веру в том смысле, что вижу и знаю то, к чему склонен, лишь в ограниченной мере, но выбираю тем не менее, с полным осознанием того, что могу сбиться с пути, и проверяю последствия этого выбора на себе. Может быть, я придаю особое значение одному из этих переживаний и остаюсь ему верным, или я выбираю быть непоследовательным и иногда склоняюсь к одному переживанию и другому времени, или я придаю особое значение одному переживанию, а не другим. P.S.: Отношение к опыту с определенной долей недоверия и даже формулирование его в редукционистских терминах в какой-то мере оправдано. Ибо, подобно образам Бога, переживания также созданы мной, являются моими и поэтому обусловлены. Поэтому апофатические мыслители подчеркивают, что опыт — это не то, на чем я должен останавливаться. Апофатический подход к образу Божию, как и к религиозному опыту, подчеркивает их переходный характер. св. Павел также говорит: «Я не думаю о себе, что я уже победил, но это одно [я делаю]: забывая то, что позади меня, и прилагая силы к тому, что впереди меня, я устремляюсь к назначенному конец, к награде, к которой Бог призывает вверх во Христе Иисусе.(Флп 3:13-14). Опыт в Дамаске был важен, но поскольку он привел его в движение, он не останавливается на достигнутом. И здесь возникает принципиальный вопрос, принимает ли это движение форму стремления, устремления навстречу. Целенаправленно или хаотично, непоследовательно?

К.Т .: Да, это важный вопрос. Однако нужно также быть осторожным, чтобы не зайти слишком далеко в уменьшении опыта религии и веры. Кроме только что упомянутой формы вверения, есть еще вера, которая не только сопутствует переживанию действительности и проверке гипотез.Существует также специфически религиозная вера, которая, я думаю, сопротивляется «натурализации» из-за двух составляющих ее явлений. Первая — это молитва, понимаемая не как упомянутая выше жертва, т. е. как практика выражения воли к господству над миром, а как установка открытости, жест «обращения к». Он также не тождественен опыту в смысле некоторого ментального мистического опыта. Молитва – это некая отдельная деятельность в мире, это некая деятельность, которая очень красноречиво свидетельствует о нас.И второй вопрос, который до сих пор совершенно опущен и имеет решающее значение для понимания того, что такое религия и религиозная вера, — это вопрос о спасении, спасении от зла. Потому что освобождение от зла, какой бы ни была техника, предполагает абсолютную асимметрию между ситуацией, в которой мы застряли и от которой хотим освободиться, и той, к которой мы идем.

P.S .: Думаю, что вопрос о спасении, общий для многих религиозных традиций, является решающим. Оно определяет и характер движения, о котором я говорил, потому что оно принимает определенное направление.

Б.Д. .: Вопрос, однако, в том, как понимается спасение. Это не ясно. В некоторых традициях сотериология фактически принимает форму автосотериологии, то есть веры в то, что мое спасение полностью зависит от меня. И второй очевидный вопрос — как достигается спасение. В римско-католической традиции сильный акцент делается на этической нити, в других, я имею в виду, например, тибетский буддизм, более обнажена гносеологическая нить - это знание несет просветление и тем самым спасает.Оба эти вопроса тесно связаны с образами Бога, потому что ответы на них зависят от того, какова эта конечная реальность.

P.S .: Мне кажется, что эти различия относительно спасения и того, понимается ли оно в терминах «знание-неведение» или «добро-зло», возникают из разных образов предельной реальности. Может показаться, что некоторые из них я должен принять за реальные и отбросить те, что я должен выбирать между ними, но вы также можете посмотреть на то, что принуждение меня к выбору является идолопоклонством.Выбор одного конкретного изображения может показаться необходимостью, потому что как вы можете распознать их все, если они взаимоисключающие? И действительно, на теоретическом уровне я не в состоянии их примирить. Но христианские апофатики учили меня, что такое теоретическое, статичное представление о Боге в наших умах невозможно, всегда обманчиво, потому что все имена и ни одно не могут быть применены к Богу одновременно. Поэтому для меня важнее вопроса о том, какое спасение я признаю, через познание или через добро, вопрос о том, соответствуют ли мне какие-либо его образы вполне, или я вижу их недостаточными и дополнительными.Кроме того, существует и плюрализм образов спасения внутри отдельных религиозных традиций, хотя, конечно, акценты в них распределяются по-разному. В некоторых формах культурного христианства знание не имеет значения, важно только следование моральному кодексу, представленному авторитетом. Но это еще не все христианство. Достаточно вспомнить спор доминиканской и францисканской школ о том, что есть истинное спасение, «результат» которого можно было бы свести к формуле: не только любовь, но и знание.Экхарт, который в конце концов был таким радикальным апофатиком, говорил, что необходимо какое-то познание. С другой стороны, я однажды прочитал, что некий мастер дзэн, который, как говорят, достиг сатори, вел себя аморально. Выяснилось, что различные другие мастера дзэн в конце концов пришли к выводу, что его просветление не может быть истинным, потому что мастер, который досаждает своим ученикам, не может быть истинным мастером. Так что мне кажется, что здесь мы касаемся вопроса о различении подлинного религиозного опыта от неподлинного.Даже если я не знаю, что такое абсолютное благо, и у меня могут быть разные бессвязные представления о нем, я вижу определенное направление. Однако не каждый опыт должен быть связан с этим направлением. И я думаю, что апофатическая установка учит известной осторожности в отношении своих переживаний и осознанию того, что всегда есть риск, что я иду не в том направлении, и в то же время что я не могу не рисковать, несмотря на отсутствие каких-либо неоспоримых причин.

Б.Д. .: Но должно же быть что-то, что побуждает вас к этому.Апофатия не может быть результатом единственного интеллектуально обоснованного методологического благоразумия, т. е. ее чистой отрицательной ценности. Не может быть, чтобы я был осторожен и ничего не сказал утвердительно, потому что, если я признаю, что Бог представляется мне любящим, волосатым и с бородой св. Миколай, все, во главе с Докинзом, будут надо мной смеяться. На мой взгляд, вторая ее ценность в том, что она что-то охраняет, этим «что-то» не может быть только правильность или красота рассуждений.

PS .: Я согласен, я не хотел этого говорить. Мне кажется, что подлинная религиозная апофатия связана с трогательным переживанием, интуицией, что я имею в виду нечто глубокое, хотя в этом нет ничего законченного, ничего такого, что я мог бы знать или уловить.

B.D .: Как выразился Мастер Экхарт, «Все, что создано, душе в конце концов надоест».

P.S .: Вопрос, откуда это. Где источник этой тоски? Мне близок Григорий из Нисского, который говорит, что человек не все время апофатичен, потому что он развивается и биологически, и психически.И в начале, чтобы упустить это, ей нужно иметь более конкретный образ того, что она упускает. Затем это стремление растет внутри него, и он может обнаружить, что все, что, как он думал, ему не хватает, не было именно этим. В какой-то момент он начинает понимать, что ничто из того, что он может знать, не является тем, чего он жаждет.

К.Т .: Вы спросите: откуда эта тоска? Можно подозревать, что это, как и все остальное, биологически обусловлено. Только это никуда не денется. Потому что если я это чувствую, то, по крайней мере, на уровне чувства я не могу этого отрицать.Есть что-то экстраординарное в том, что в нас есть стремление к Бесконечному, которое в каком-то смысле изначально дано нам, независимо от культуры. Если бы это желание было устранено, поставлено под сомнение, то, действительно, как вы правильно заметили, Варфоломей, не было бы разницы между негативным богословием и атеизмом. Дело в том, чтобы вообще не переставать говорить о божестве, чтобы не загромождать его своими понятиями и чтобы оно оставалось одним, чистым и нетронутым нами. Потому что что остается тогда? Есть ли смысл тогда говорить о Боге и божественности? Должно быть что-то изначально данное, чтобы заставить нас говорить об этом.Мы обязательно облекаем это переживание в различные образы, а так как это переживание тайны, чего-то невыразимого, то они требуют от нас постоянного усилия по очищению. Однако апофатия как таковая должна трактоваться, я думаю, как некая регулирующая идея. Если мы перестаем иметь какие-либо образы Бога, это обычно означает, что мы больше не верим в этого Бога, что он «испарился» из нашей жизни.

J.P .: То, что господа говорят об известном «отношении» между апофатизмом и атеизмом, подтверждает мое предположение, что атеизм есть нечто неотделимое от религии, нечто такое, что для меня — как верующего — призыв к постоянной «проверке» моей веры, внимательно посмотреть, в какого Бога я верю.Потому что чаще всего атеист прав - Бога, о котором он говорит, нет. Таким образом, призыв от атеизма к христианству постоянно очищать образ Божий чрезвычайно важен и очень ценен, и его нельзя игнорировать. Раз уж я в голосе, то хочу добавить, что испытываю большое сожаление по отношению к значительной части Христианских Церквей, которые на практике исключили из Декалога заповедь не делать себе изображения и не привязываться к ним. Конечно, я знаю историю Церкви и знаю, почему так произошло, понимаю опасность буквального понимания этой заповеди.Тем не менее, здесь произошла ужасная ампутация, из-за которой эта заповедь отсутствует также в комментариях, проповедях и катехизациях. Для нас, верующих в Воплощение, это кажется устаревшим. Это неправильно, потому что, на мой взгляд, призывает нас не привязываться не только к какому-либо образу, но и к любой форме религиозности, к любой религиозной практике, которая в христианстве, а может быть, особенно в католицизме, является постоянным искушением. . Любая попытка подвергнуть сомнению данное благочестие или формулу порождает скандалы и обвинения в ереси.Я также думаю, что Декалог стал для нас чисто внешней таблицей морали, указателем обязательств. Между тем Декалог начинается словами: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства». Бог — это Кто-то рядом со мной, кто освобождает меня. Эта перспектива практически отсутствует, когда речь идет о Декалоге. Я думаю, что это одна из причин, по которой христианство стало таким подчиненным. Когда мы слышим, что Бог говорит из горящего куста: «Я есть тот, кто Я есть», в католической традиции, мы тут же запускаем в действие весь аппарат, относящийся к томистическому представлению о бытии, а не, например,размышление о том, что это слова, которые говорят о том, что Бог сопровождает нас, уверяя в близости Бога или поражая нас тем, что Бог говорит что-то, чего мы не можем понять.

J.S. .: Вы упомянули одно из двух центральных событий христианства, в котором и между которыми разыгрывается вся апоретичность образа Бога в христианстве. Догмат о представительной природе Бога закреплен в Воплощении. В свою очередь, оно само, в порядке веры, имеет своим источником Воскресение.В лице Иисуса Христа, которое раскрывается уже в самом двойном имени, есть противопоставление между фактичностью, историчностью, а потому особенностью христианства и его всеобщностью. Может ли христианин последовательно придерживаться апофатической позиции, то есть разделять убеждение, что никакой конечный элемент реальности не может быть адекватным выражением Абсолюта, и в то же время видеть в Иисусе Христе полноту откровения?

P.S. .: Думаю, это напряжение присутствовало в самом начале христианства.Когда вы читаете евангелия с помощью исторических методов, вы уже можете увидеть два способа смотреть на Иисуса Христа и помнить об Иисусе Христе в изначальной общине. Первая, которую можно обобщить с точки зрения исторической памяти, хорошо известна, легко визуализируется и рассказывается. Важным в этой парадигме является Иисус, тот, кто родился в Вифлееме, вырос в Назарете, а затем ходил по миру. Этот взгляд очень глубоко укоренен в памяти и истории, понимается даже не в смысле фактографии, а в смысле некой биографической истории.Это очень естественно, по-человечески, потому что очень близко нам. Однако в самом Новом Завете есть очень сильные предупреждения о том, что остановка на этом первом взгляде является фальсификацией вести. Все синоптические Евангелия, хотя и сосредоточены на этом историческом измерении, заканчиваются этим предупреждением об ангелах у гроба. Когда женщины вспоминают Иисуса, ангелы говорят: «Что вы ищете живого среди мертвых? Его нет здесь» (Лк 24:5-6).Они увещевают их: не ищите его в прошлом. Подобный мотив, еще более подчеркнутый, появляется в Евангелии от Иоанна. В нем Иисус наставляет апостолов, среди прочих что его уход был для них полезен. «Если бы вы любили меня, то понимали бы, что мне должно идти, ибо, если не уйду, не придет полнота истины» (ср. Ин. 7:39, 16:12-13). Тот же мотив появляется в описании встречи Воскресшего у Марии Магдалины. Она узнает его постепенно, начиная с очень осязаемых форм, пока, наконец, не увидит его воскресшим, тогда она падает к нему на колени и обнимает его ноги, и он говорит ей: «не держи меня, ибо я восхожу к Отцу». "(см.Дж 20:11-17). В этом втором взгляде воскресший Христос, которого должен искать христианин, — это не Иисус из прошлого. В Его личности есть некоторая преемственность, но на самом деле это трудно объяснить. Как и в случае с Павлом: что действительно имеет значение во мне, так это Христос (ср. Гал. 2:20). Христос должен быть всем во всем (Кол. 3:11). Он — архе творения (Колоссянам 1:18). Но что значит, что он живет во мне? Кто этот я, в котором Он живет? Кто такой Христос, Который должен образоваться во мне, Который должен быть всем во мне? Именно эта перспектива позволяет понять, где в христианстве источник движения, которое можно было бы назвать «стремлением к» и которое на самом деле является призывом трансцендировать свою нынешнюю идентичность.Мы привыкли думать о Новом Завете как о едином целом, но он многообразен, в нем пульсирует множество течений, находящихся в определенном напряжении друг с другом. Среди них можно отчетливо выделить и те, которые говорят, что личность Воскресшего, составляющая основу христианства, не может быть схвачена ни в одной картине, что все образы, все, что можно схватить, суть лишь несовершенства знания.

J.S .: Обычно так, т.е.как непредставимое, мы говорим о Боге Отце, а Христос «есть образ невидимого Бога».

P.S .: А что это на самом деле означает? Тот факт, что мы не можем прямо говорить о знании и опыте Отца, и в то же время, является ли Христос моей глубочайшей, самой подлинной идентичностью, означает, что этот непроявленный, неопытный аспект имеет свое выражение в нас. В основе этого образа лежит прозрачность: «Верует в Меня, не в Меня верует, но в Пославшего Меня» (Ин. 12, 44).Это формула этого постоянного движения обращения или стремления к тому, кто присутствует, не останавливаясь на нем. В этом и суть образа иконы. Она не должна держаться за себя, поэтому чужда реалистическому изображению, а если и появляется, то указывает на искажение духовности иконы. Совершенная икона Троицы – Христос Пантократор. Схематично-символический образ человека заключает в себе образ целого, который является тринитарным, - этот образ как бы ломается, как бы под давлением того, что он представляет, он не скрывает своей недостаточности.

B.D .: Однажды я спросил Томаша Венцлавского, почему, по его мнению, если к Евангелиям относиться как к более апологетическим, чем к историческим текстам, христианство выжило и распространилось. Почему люди поверили? Что именно там произошло? Его ответ покорил меня и запомнился. Он сказал, что тело, должно быть, исчезло. Как он исчез, что с ним стало, мы не знаем. Те, кто шел с Ним, были потрясены, вдруг потеряли все. Закончилось.Кто-то из студентов, вероятно, сбежал. Но те, кто остался, должны были серьезно сказать себе, во что они верят и что делать в этой ситуации. И они ответили, что все еще верят в него, что за ним стоит следовать, что в нем есть истина. Если да, то они должны делать то, чему он их учил. И они стали вместе преломлять хлеб и пить вино, сложив руки и молясь. Это объяснение можно истолковать по-хамски, т.е. что ученики Иисуса говорили все это сами себе и верили этому или «деликатно», т.е. как Экхарт, который говорил, что если ты делаешь то и это, то Бог рождает в тебе Сына Божия в термины природы такие же, как Иисус Христос и т. д.- то есть Христос, как ты сказал, Петр, есть архе. И второе уместное замечание Венцлавского о Воскресении. Он сказал, что проблема христианства в том, что мы говорим о Воскресении Иисуса так, как будто заранее знали, что это за воскресение. И мы этого не знаем, потому что откуда мы можем это знать? А раз так, то в некотором смысле мы беспомощны, потому что не можем описать это событие или применить какие-либо известные нам категории к размышлению о нем.Все они предположительно в некотором смысле выдуманы. Труп ожил — это одна из таких возможностей. А может быть, какая-то неведомая сила выбросила его из могилы? Или, может быть, вы думаете иначе? Неважно, ибо каждая из этих возможных формулировок обнажает нашу интеллектуальную и смысловую беспомощность перед этим событием. При таком подходе Христос первый активирует новый способ функционирования человека, новый образ жизни, новый и в то же время единственно возможный, и в этом смысле он тоже архе. Такой взгляд хорошо отражает противоречие между историчностью и универсальностью христианства.

P.S. .: Тексты Нового Завета показывают, я думаю, что они пережили что-то, что имело начало, но не имело конца. Достаточно вспомнить слова Иисуса в Евангелии от Матфея: «Я с вами до скончания века» (Мф 28:20). Среди людей, встречающих Его после Его Воскресения, нет разделения на тех, кто видит Его впервые сейчас и знает Его, и тех, кто знал Его до Его смерти. Одной из ошибок исторического христианства является вера в то, что то, что пережили ученики, было лучше, чем то, что есть у нас.Нет, это то же самое! А то, что отличает нас, например, видения, есть нечто низшее, не относящееся к делу, потому что оно запятнано несовершенством познания. «Блаженны не видевшие и уверовавшие» (Ин 20:29). Я читал интересный текст, в котором анализировались явления Воскресшего в Евангелии от Луки. Автор показал, что каждое из этих описаний противоречило конкретным представлениям того времени и места о том, каким будет воскресение. Согласно одной из таких концепций, после воскресения не будет ни еды, ни питья.А вот Иисус ест и пьет. Другая идея заключалась в том, что вы не сможете увидеть Его — появится Иисус. Что его тело будет отличаться от нашего, он будет подобен духу — и он позволяет себя трогать. Что его тело будет таким же, как перед смертью, — а пока вы можете узнать его. Можно сказать, что это негативная теология в образах. Для апофатических богословов также использовалось множество образов. Когда у нас есть только одна картина, к ней легко привязаться, а когда их слишком много, приходится их «отпускать». Возвращаясь к поднятой вами христологической мысли, я соглашусь с тем, что вы сказали, хотя и с оговоркой.Они не обрели веру, это началось с того, что с ними случилось.

Б.Д..: Я бы скорее сказал, что это началось, когда они решили, что будут повторять то, чему Он их учил, не раньше, а в процессе. Для меня это апофатично в том смысле, что это решение. Кто-то ушел, кто-то остался. У них с Ним было общее прошлое, они пережили с Ним что-то важное, но это был их выбор: «мы не заблуждались» или «мы заблуждались», все решил и все начал.

P.S. .: И мне кажется, и это, наверное, больше соответствует какой-то закономерности религиозного поиска и тому историческому контексту, что именно такая смерть, случившаяся с Христом в их мире, явно означала, что они были в заблуждении . Это была катастрофа. И они возвращаются к своим делам, ловят рыбу, а потом встречают того, кто говорит: «Закинь сети». Это и подобные описания говорят о некоем опыте, настолько важном, что даже постигшее их бедствие не может обесценить его, и оно возвращается к ним в виде таких многозначительных картин, встреч с Воскресшим, в которых Он повторяет важные для них жесты. .Поэтому мне кажется, что этот опыт был первичным, побуждал их к действию и укреплял их, а он, в свою очередь, углублял их опыт, для которого земное знание Иисуса уже не было решающим. Может быть, и просто между тем и другим, т. е. между опытом и действием, трудно поставить четкий переломный момент, а лучше смотреть на это, как вы сказали ранее: если кто-то испытывает панику, для него все меняется. Я думаю, что не история лежит в основе христианства, а "паника".

B.D .: В этом подходе, предложенном Венцлавским в то время, мне понравился тот факт, что основным следствием того, что значит быть религиозным, является выполнение определенных вещей, которые имитируют. Христианство – это следование за Христом. К моему удивлению, я оказался в православии.

К.Т. .: Но само следование за Христом есть, однако, ответ на некое увещевание. Я хотел бы также подчеркнуть, что событие христианства является событием sui generis. Дело не в том, что неважно, с чего это началось, самое главное, что это сработало.Даже с чисто формальной точки зрения это случилось, значит, это произошло когда-то и где-то. Я могу ошибаться, но инициация этого опыта, о том, что апостолы свидетельствовали, когда умирали, то есть приглашение позволить другим, не испытавшим этого, также обрести веру, которая влечет за собой потребность свидетельствовать. И в этом смысле это имитация. Есть, конечно, момент апофазы в этом опыте с самого начала, т. е. что он всегда таков, что я и так могу его отрицать.Это еще и момент верности: я чему-то верен, хотя это и не так, это никогда не будет мне полностью известно. Это очень специфический опыт. Этот негативный аспект в нем определяет, что это вера, а не прикосновение.

B.D. .: Остается только вопрос, является ли христианство какой-то всеобщей историей, и описание, которое я использую, чтобы вернуться к жизни Иисуса из Назарета, является примером того, что происходит в разных местах и ​​в разное время, когда это раскрытое знание некой внутренней динамики человека, и это знание может быть облечено в разные одежды и содержать различные меняющиеся детали.Если это так, то последователи разных религий, практикующие по своим традициям, приходят к очень похожей схеме этой динамики человеческого функционирования, и тогда христианство - это своего рода выбор по выбору, я осознаю и выбираю его своим интеллектом, потому что это хорошо гармонирует с моей личностью и эмоциональной структурой. Или дело в том, что христианство уникально, т. е. в каком-то аспекте уже в порядке веры, а не самих фактов, оно представляет собой совершенно иную историю, чем история других религий? Тогда он образует некое ядро, от которого все остальные истории несколько удалены.Оно, в свою очередь, наиболее полно и прозрачно передает эту истину о духовной динамике человеческого функционирования. Я не буду его разрешать, но я ближе к первому ответу. Я ничего не могу сказать об историческом измерении христианства. Я не знаю, что за человек был Иисус, существовал ли он вообще, умер ли и воскрес. Однозначные ответы на эти вопросы невозможны, и я думаю, что в порядке веры они действительно в каком-то смысле даже не нужны. Ибо что такое религия? Для меня это про идентичность."Кто ты?" - это основной вопрос, который течет к человеку изнутри. Религии открывают доступ к такой динамике человеческого функционирования, которая, однажды активированная, делает возможным то, что я бы назвал полнотой человечества. И это чрезвычайно ценно, и в то же время чрезвычайно опасно. Поскольку религии являются максимально тяжелой химиотерапией, они могут спасти вас от худшего, но у них также есть очень сильные побочные эффекты. И часто вместо правильной, желаемой динамики активируют целый ряд других, деструктивных, т.е.некоторые стереотипы преследования, неврозы или стремление к власти и контролю. Следовательно, хорошо смотреть на религию как на инструмент, инструмент, а не как на цель, так как обычно религии имеют тенденцию заменять то, что они говорят, самими собой.

P.S. .: Это происходит, когда вы уделяете предельное внимание чему-то обусловленному. Это самый важный урок апофатического богословия. Когда на первый план выходит идолопоклонство, происходит насилие, и разрушение затрагивает не только отдельных людей, но и гибнут целые сообщества.

К. Т .: Я пытался выразить это напряжение в религии посредством противопоставления внутренней и внешней истины религии. Внешняя истина — это то, что религии делают с тем, что они получают, и она может фактически заменить и затемнить то, из чего они выросли. Коротко говоря, внутренняя истина религии — это любовь. И я считаю, что только христианство полностью раскрыло ее. И в этом смысле он уникален и привнес что-то особенное. Тем более, что в ее начале есть конкретное и незаменимое событие личности, смерти и учения Иисуса Христа как свидетеля Бога, как Любви.

P.S. .: Каждая религия что-то вносит, торги не стоят.

К.Т. .: И все же христианство принесло некоторое сообщение о состоянии человека и о том, что нас ждет, чего вы больше нигде не найдете.

PS .: Я согласен, что это внесло нечто незаменимое, но я бы сказал, что буддизм также внес нечто незаменимое, как и другие из этих более крупных религиозных традиций. Если христиане признают во Христе архе всего творения, то невозможно ограничить эту конечную реальность одной религией и сказать, что другие не имеют к ней доступа.Дело не в том, что в христианстве есть все, а в других религиях есть только обрывки. То, что есть специфически христианское «сокровище», не означает, что у других нет своих специфических «сокровищ».

К.Т. .: Только с этой точки зрения нет никакой мотивации, кроме чисто фактической, принадлежать к христианству.

Б.Д .: Интересно, что для представителей других религий такая мотивация совсем не плоха. Когда Далай-лама был в Польше, он сказал: «Не переходите в буддизм.Оставайтесь христианами». Кажется, он думает о религии гораздо более инструментально, чем католик или мусульманин. Ни один папа не мог себе этого позволить. И.С.: Я также думаю, что трудно будет найти в других религиях то, что кажется мне наиболее специфическим в христианстве, т.е. особое видение личного Бога, которое в силу догмата Святой Троицы трудно сопоставить с другими авраамическими религиями, не говоря уже о великих религиях Востока, таких как буддизм, которому видение личного Бога кажется совершенно чуждым, как это уже можно видеть в антропологии, понимаемой совсем иначе.

Б.Д .: Вот в чем вопрос: персонализма на Востоке нет, или он есть, но мы его не замечаем? Но можно спросить и об обратном: не приписываем ли мы, говоря о личном Боге, даже в области самого христианства, наших современных представлений людям, жившим в прошлом и имевшим совершенно иное представление о мире и человек из нашего? Ведь понятие человека понятие сравнительно позднее, а личность еще позднее. Однако и их значение не является однородным.Я даже не знаю, могу ли я сегодня сказать без ряда оговорок, что этот человек индивидуален. Современные психологические и философские концепции описывают идентичность очень по-разному, и фактически именно от Юма у нас возникла серьезная проблема относительно того, что такое «я», выдающее себя за личность. Поэтому вопрос о том, является ли Бог личным и что это вообще означает, в некотором смысле совершенно абстрактен. Можно сказать, что в основе вопроса о личности Бога лежит противопоставление «я» и «не-я».Но тоже очень неоднозначно. Его можно сформулировать в такой формуле, которая совершенно не рассматривает эту оппозицию по оси: «внутри меня — вне меня», которая как бы навязывается здесь интуитивно. Такую форму оно принимает, например, в гностицизме, где говорится, что человек есть Бог, забывший, что он есть. Даже если возможно быть с Богом на «Ты», другой насущный вопрос состоит в том, какие грамматические формы стоят за этим «Ты» на самом деле. Мы привыкли говорить «он», а может, «она» или «они».Другая апория, относящаяся к личному Богу, не до конца реализованная, состоит в том, не попадаем ли мы, отрицая личное видение, сразу в объективное. Вроде не обязательно. Можно предположить, что Он есть отношение, деятельность, процесс, ситуация. В «Улиссе» появляется фраза: «Бог — это шум за окном». Это связано с другим вопросом, существует ли Бог сам по себе, или Он таков, что я произвожу Его, как я упоминал ранее. Кшиштоф Михальски сказал, что для него религия была все больше и больше тем, что мы делаем.Эта концепция в какой-то мере проявляется и в первоначальных представлениях, допускавших использование энтеогенов. Также с этой точки зрения мы можем смотреть на священника, совершающего хиротонию. И последнее, что здесь уже появилось, так что позвольте мне только упомянуть: могу ли я говорить о Боге в терминах «хороший-плохой»? Это не так очевидно.

P.S .: Очень интересно то, что вы сказали о беспредметных образах Бога. Они, безусловно, нужны, потому что являются своего рода освежением, но и от них не ускользает угроза идолопоклонства.Ведь если мы говорим, что Бог есть процесс, наше мышление может «объективно» застыть в таком видении. Я также согласен с тем, что категория человека может привести к путанице. Я думаю, что следует особо подчеркнуть одну вещь. А именно, что христианство прежде всего говорит не о том, что Бог есть личность, а о том, что Он есть Троица. В некотором смысле, когда мы говорим, что Бог есть Троица лиц, мы на самом деле еретики в том, что мы сегодня понимаем как личность. Ранер очень справедливо напоминает, что Отцы Церкви, создавшие догмат тринитаризма, считали ересью любую теорию, относящуюся к трем субъектам в Боге, и для нас категория субъективности теперь по существу такая же, как категория человека .Следовательно, Бальтазар, говорящий о Троице в такой модернизированной форме, мог бы рассматриваться создателями догмата как самозванец. Конечно, вы можете смотреть на эти различия как на некую эволюцию догмы. Однако этот пример красноречиво показывает, что, когда мы говорим о личности Бога, мы можем слишком легко спроецировать на Него свое самопонимание.

И.С. .: Но действительно ли у нас есть выбор, и я спрашиваю не на базовом уровне, где вопрос тривиален, а несколько изнутри традиции, в которой мы выросли.На эти опасения можно ответить словами Томаша Галика из его последней книги «Многообразие примирения»: «Христианство и монотеистические религии в целом часто обвиняют в том, что они переносят на Бога слишком человеческую категорию человека. Мы должны постоянно повторять, что когда мы называем Бога личностью, это метафорический, совершенно аналогичный термин. Прежде всего, это означает, что Бог — это не «это». Западный человек воспринимает Бога как личность не потому, что он по-детски представляется в образе человека, а потому, что он просто не знает категории выше категории человека» (с.166).

Б.Д. .: Я думаю, что в христианстве Бог трактуется как личное в основном из-за догмата о Воплощении. Иисус Христос был Богочеловеком, а потому и личностью, и в то же время «образом невидимого Бога». Отсюда привязанность или очевидность этой категории в западном богословии. Он христоцентричен.

J.P .: Но еврейский Бог тоже личный! Вера в личного Бога, по-видимому, не обязательно влечет за собой какую-то антропоморфизацию, но, может быть, в христианстве фигура Иисуса и слишком легкое преодоление парадокса тайны Воплощения действительно приводят к чрезмерной антропоморфизации или познавательной гордыне.Один раввин однажды очень хорошо выразился: «Вы знаете, что Бог милостив, я знаю, что Он милостив».

P.S .: Я думаю проблема и разница опять же в том, как я отношусь к образу личного Бога. Вы можете использовать его как некую концепцию, теорию, но вы также можете рассматривать его как плод определенного опыта и описание определенного отношения. Тогда я прочитаю образ личного Бога как указание на то, что Он есть реальность, к которой я могу обратиться, в смысле, аналогичном тому, от которого в этом конечном мире я могу ожидать ответа, с которым я могу установить контакт, т. е. , ведет себя больше как человек или даже собака, чем, например.стул. Затем я осознаю, что это реальность, которую я не могу освоить ни с какой техникой. Если я думаю, что мои религиозные действия приведут к определенному результату, я отношусь к Богу как к объекту. С другой стороны, если после практик, которые я предпринимаю, даже когда они не принимают форму какого-либо конкретного обращения (например, в бессловесной молитве), я не ожидаю технической эффективности, а открыт для непредсказуемого, то я опыт встречи с личным Богом.

.90 000 Молитва о прибыли не грех. Бог даже может попросить дивиденды

- Вы всегда должны молиться о прибыли. Мы не знаем будущего, и если кто-то вложил заработанные деньги в компанию, она должна расти. На заработанные таким образом деньги он может осуществлять свои мечты и цели, — говорит в интервью Money.pl священник Яцек Гнядек, польский миссионер, проживающий в Замбии, который также посвятил свою деятельность поиску экономических нитей в Библии. Также советует, на кого лучше всего молиться о деньгах и успехе в делах.

Лукаш Палка, Money.pl: Марио Драги, глава Европейского центрального банка, грешник?

Фр. Яцек Гниадек, миссионер-вербалист, живущий в Замбии: Наверное, как и все мы.

Спрашиваю, потому что в книге "Божья и человеческая экономика" священник предполагает, что следствие действий дьявола состоит в том, что современные экономисты поверили в благотворное влияние "искусственного роста денежной массы". Короче, "печатать деньги" - грех.

Потому что это правда. На мой взгляд, банкиры, экономисты - возможно, по незнанию - совершают грех, потому что сама идея таких "обезличенных" денег есть форма обмана людей. Нельзя печатать деньги на власть и убеждать общество, что экономика восстанавливается.

Деньги должны поступать от работы и сбережений, а не от того или иного решения центрального банка. Мы должны использовать деньги для определения меновой стоимости конкретных товаров и услуг. Как в знаменитом вопросе Аристотеля, который спрашивал, что дороже: вода или алмаз.Ведь в пустыне вода будет ценнее даже алмаза.

Хотите вернуться во времена бартера?

Без преувеличения. Я говорю о том, что группа политиков и банкиров была обманута и теперь вольно или невольно наносит вред обществу. Они спасают не настоящую рыночную экономику, а теорию, в которую они верят и которая себя не оправдала. Говорят, что сначала деньги, а потом экономика. Между тем все ровно наоборот. Даже люди в Замбии, где я живу, понимают классическую экономику.Того самого, в котором Запад полностью потерялся.

Итак?

Чтобы процветание можно было увеличить только упорным трудом и сбережениями. Что свобода и частная собственность должны уважаться. Что невозможно отделить «экономического человека» от «религиозного человека». Ведь она один и тот же человек, очень сложный, со своими планами, мечтами, целями и имеющимися у него средствами.

Возьмем, к примеру, Корпус-Кристи. Ведь универсальная символика этого праздника распространяется и на экономику.Хлеб и вино – продукты человеческого труда. Они возникают в сообществе, которое есть Церковь. Итак, мы говорим о капитализме.

- Важно, чтобы человек, который решает свою жизнь, был свободен
- подчеркивает отец Яцек Гнядек. [Фото личный архив]

Смелая аналогия, если честно.

Для меня капитализм — это сообщество людей, объединенных общей целью. Плодом их труда в данном случае является хлеб и вино. Однако их производство требует не только того, чтобы, как гласит каноническое право, хлеб был пресным, а вино — из винограда.Важно и то, что их делают свободные и творческие люди.

Я так понимаю капитализм, что как человек я могу сам выбирать средства для достижения своей цели. Мне не нужны политики, центральные банки или государство всеобщего благосостояния, ограничивающие мою свободу.

И эта цель - рост благосостояния?

Деньги?

Это большое упрощение. Иисус неоднократно подчеркивает, что деньги — это не плохо. Есть одно условие: они должны быть средством, а не целью жизни.Цель определенно важнее, и многие люди забывают об этом.

Кроме того, кто сказал, что прибыль, о которой мы говорим, должна соответствовать материальным благам? Желание быть богатым не более и не менее рационально, чем желание быть бедным монахом. Важно, чтобы человек, принимающий решение о своей жизни, был свободен. Религиозный человек вкладывает всю свою жизнь в добро, так что смерть является его прибылью.

Значит, умножать деньги не грех?

Конечно нет.Одна из моих любимых историй в Библии — притча о талантах. Человек призван открывать их на многих уровнях. Неважно, сколько у нее этих талантов. Может быть десять, может быть один. Однако важно развивать их на протяжении всей жизни.

И все же один из талантов — предпринимательство, под которым я понимаю создание чего-то из ничего. Кто-то не умеет делать мебель, но может организовать все так, что наймет плотников и создаст нужные вещи.У него будут деньги, инвестиции и создание рабочих мест. Ведь это творит добро.

При условии, что он честен.

Это очевидно. Умножение денег может быть одним из талантов, если мы делаем это честно и делимся. Потому что свободный рынок не идеален. Есть люди, которым нужна помощь, или даже те, кто обманул и попал в тюрьму. Их тоже нельзя осуждать, хотя, конечно, они должны искупить свои грехи и понести наказание.

- Достаток можно увеличить только упорным трудом и сбережениями, - считает о. Яцек Гнядек.
[фото личный архив]

Наконец-то появились инвалиды. Здесь, в Африке, мы также имеем дело с людьми с ограниченными интеллектуальными возможностями. Это люди, у которых тоже есть свои таланты, нужно просто помочь им раскрыть их. И я считаю, что, помогая другим, человек помогает и себе, прокладывая путь в рай.

Сталкиваетесь ли вы с финансовыми искушениями?

Например, одному поиграть на бирже и заработать много денег?

Мистер Лукаш, я живу в лесу, здесь нет биржи _ (смеется) _.

Но есть соблазны.

Я предпочитаю называть их снами. А так как мечты обычно больше, чем ресурсы, то надо как-то справляться. Например, четыре года назад моей мечтой было построить детский сад в Линде, на окраине Лусаки. Я искал деньги, и это сработало. Тогда я мечтал построить здание, где бы я мог обучать предпринимательству, и куда местные предприниматели приходили бы молиться, заниматься бизнесом или общаться.

Откуда вы взяли средства?

Из частных денег. Я нахожу людей, которые хотят финансировать эти проекты из собственных сбережений, потому что видят в этом смысл и пользу. Ко мне приходят волонтеры, потому что тоже хотят сделать что-то хорошее. Часто они не большие поклонники Церкви, но хотят быть хорошими людьми.

И хватит?

Конечно, у меня было искушение получить деньги от государственных грантов или благотворительных организаций.

Поскольку вы используете слово "искушение", я понимаю, что вы этого не делали.Я просто не понимаю, почему.

Потому что государственные деньги поступают от налогов, которые люди платят по принуждению. И откуда мне знать, что они хотели бы, чтобы их деньги пошли на школу? Я не отниму у них свободу выбора, достаточно, чтобы это сделала власть. То же самое и с организациями по оказанию помощи, которые находятся на службе правительств. Спустя годы я пришел к выводу, что они не о помощи, а о больших деньгах, влиянии и политике.

Я не вмешиваюсь, потому что считаю, что единственным спасением для Африки является продвижение здесь предпринимательства.Об этом свидетельствует то, чего мы уже достигли вместе как свободные люди. Это результат работы, этот хлеб и вино, которые мы предлагаем Богу.

Однажды в проповеди я сказал людям, что знаю способ разбогатеть. Они слушают с любопытством, а я говорю, что надо много работать и экономить. Это просто. Они были немного разочарованы _ (смеется) _.

Вы молитесь о деньгах?

Конечно. В этом нет ничего плохого. Каждую первую субботу месяца я совершаю Святую Мессу для жертвователей нашей миссии, как настоящих, так и будущих.Я молюсь за людей, за деньги, чтобы ко мне присоединились те, кто хочет сделать что-то хорошее на основе свободного предпринимательства.

И инвестору приходится молиться о высоких дивидендах от компании, акциями которой он владеет?

Почему бы и нет? Всегда молитесь о прибыли. Мы не знаем будущего, и если кто-то вложил заработанные деньги в компанию, она должна расти. Это также молитва о добре. Само название «рыночные товары» происходит от слова «хороший».Если эти рыночные товары возникают, значит, кто-то хочет их купить. А так как они находят покупателей, у людей появляется работа. На заработанные таким образом деньги они могут преследовать свои мечты и цели. Разве это не человеческое достоинство? Иисус учил всему этому.

Какому покровителю можно обо всем этом молиться?

Святому Гомобону Кремонскому.

Признаться, я никогда о нем не слышал.

Итальянский купец 12 века.Богатый, он мог приумножать деньги, но и делиться ими. Он помогал бедным. В любом случае, обратите внимание, что само название «Гомобонус» означает просто «хороший человек».

Действительно, он не очень популярен, но он покровитель нашего предприятия, клуба предпринимателей, по нашей миссии. Я часто говорю о нем, чтобы показать, что можно быть трейдером, бизнесменом, инвестором и стать святым.

Для многих это должно быть неожиданностью.

Даже в церкви предпринимателя не всегда приветствуют, потому что в обычном понимании он должен что-то украсть.Я абсолютно не согласен с таким подходом. Конечно, есть несколько мошенников, но подавляющее большинство работает честно и дает работу другим. Вот почему такие взгляды необходимо поощрять.

Здесь, в Линде, есть владелец магазина. Раньше у него был один магазин, теперь три. Ему было непонятно, как он узнал, что может стать святым, ведь он занимается только бизнесом, и некоторые видят в нем мошенника.

Как я уже говорил, предприниматель — это тот, кто делает что-то из ничего.В любом случае, моя миссия также основана на предпринимательстве. Когда я приехал сюда четыре года назад, я стоял посреди пустой площади и уже знал, что здесь надо построить школу, здесь колодец и т.д. Африка в масштабе "ложкой океан разлить"?

Ну, это мое призвание. Я осознаю, что не могу спасти весь мир. Но у меня есть группа людей, с которыми я работаю, которые верят в идею свободного рынка, предпринимательства.Мы начали наши встречи под деревом, а теперь пожалуйста - у нас есть здание. Есть инструмент, который будет побуждать людей к действию.

Это должно развиваться в большем масштабе. Я мечтаю, чтобы в приходах были клубы предпринимателей, чтобы побуждать людей что-то делать, а не позволять себя испортить социализмом, предлагаемым им правительством и благотворительными организациями.

Социализм?

Защищать людей, делать людей ленивыми, платить им за сам факт того, что они придут на встречу, ведь организация должна иметь подпись, чтобы получить деньги от Евросоюза.Это не приносит никакой пользы.

Однажды у меня был план провести трубы от колодцев к домам. Я хотел показать людям, что если каждый в одиночку не может позволить себе выкопать колодец, они могут организовать воду вместе. Я нашел спонсоров, мы подключили двадцать домов. Я хотел большего, поэтому я пошел в офис. И тут начались проблемы. Потому что оказалось, что у государственной компании монополия на водоснабжение, что больше ни у кого нет лицензии, что кто-то уже подготовил проект и он обсуждается.Я говорю, что что тут сложного, так как я за несколько недель сам подключил двадцать домов, мы же в 21 веке.

Я слышал: ты ничего не понимаешь, оставь. Спустя какое-то время, конечно… появились колодцы, и люди все равно должны таскать воду ведрами, и за это приходится платить.

Должна ли Польша принимать иммигрантов из Африки?

Милтон Фридман сказал: «Либо государство всеобщего благосостояния, либо открытые границы. Эти два понятия непримиримы».

Как это относится к моему вопросу?

Потому что вопрос, о котором вы спрашиваете, очень сложный. На это нет простого ответа. В каком-то смысле каждый из нас является мигрантом. В земном смысле, потому что мы ищем лучшей жизни. В более глубоком смысле - потому что земля для нас является остановкой на пути к Богу.

Но вернемся к вопросу напрямую, вообще вся проблема в том, что есть пределы. Поэтому они должны быть открытыми, но в то же время государство не должно помогать иммигрантам и заставлять их чувствовать, что мы социальное государство.Если они куда-то едут, то должны обеспечивать себя. Никакой помощи от государства быть не должно.

Почему?

Потому что одно дело гонения, а другое дело желание многих людей жить за счет другой страны. Многие иммигранты просто рассчитывают, что если они заплатят контрабандистам столько-то, то им в это же время вернут деньги, и они будут жить лучше. Нормальный рыночный обмен.

Если частные лица хотят помочь иммигрантам или всем нуждающимся, это свидетельствует об их благополучии.Правительство, однако, должно быть очень осторожным в таких решениях, потому что оно тратит деньги налогоплательщиков. И они не обязаны на это соглашаться.

Опросы показывают, что большинство поляков не хотят иммигрантов у себя дома.

Потому что боятся, например, работы. Это, конечно, аргумент, характерный для государства всеобщего благосостояния, в котором нет правил свободного рынка. С другой стороны, часть общества часто забывает, что мы сами получали помощь, сами были мигрантами и бежали от насилия и коммунистического режима.

Я помню свою встречу много лет назад в Варшаве с сенаторами в центре иммигрантов Werbist. Когда они узнали, что большинство находящихся там людей находятся в Польше нелегально, они не захотели ни во что ввязываться. Остался только один - от него я узнал, что он когда-то сбежал в Канаду и жил в подобном учреждении.

Миграция иногда необходима и опасна. Но такова жизнь. Ведь, спасаясь от царя Ирода, святой Иосиф взял Марию и Иисуса в долгое, рискованное и дорогое путешествие в Египет.Но ему и в голову не пришло обратиться за помощью к правителю соседней страны.

Отец Яцек Гнядек SVD

Подробнее на Money.pl

.

Смотрите также