Post Icon



Может ли врать ртутный термометр


Врач рассказал, как правильно выбрать градусник

Эпидемия COVID-19 продолжает шествие по планете. Симптомы при коронавирусе схожи с симптомами гриппа и ОРВИ. Именно поэтому сейчас так важно тщательно следить за температурой тела при проявлениях первичных признаков заболевания. Врач аллерголог-иммунолог Владимир Болибок рассказал корреспонденту «МИР 24», как правильно выбрать градусник для домашней аптечки.

Как рассказывает эксперт, термометры делятся на контактные (ртутные, электронные) и бесконтактные (инфракрасные термометры). Разберем их подробнее.

Ртутный термометр

Старый, всем известный метод измерения температуры. Многие отдают предпочтение ему, как проверенному временем термометру. Измерять температуру таким градусником нужно семь-десять минут. И хотя считается, что его показатели являются самыми точными, использовать ртутный термометр не только неэкологично (ведь просто так выбросить этот градусник нельзя), но и небезопасно.

«Ртутные термометры уже давно не рекомендуется приобретать – они стеклянные, их с легкостью можно разбить. Вследствие чего вы получаете дома загрязнение ртутью, а это достаточно серьезно и небезопасно», – комментирует Владимир Болибок.

К тому же, говорить с уверенностью о безупречной точности, тоже не стоит. По словам эксперта, термометр – это средство измерения, у которого всегда есть погрешность в ту или иную сторону. Можно даже провести эксперимент – в одну емкость с теплой водой поставить несколько ртутных градусников, а через некоторое время сверить показания. Скорее всего, они будут разниться.

«Для бытовой ситуации, когда вы измеряете температуру дома, реальная точность измерения не особо важна: термометр может врать на 0,1-0,2 градуса и это особой роли не играет», – говорит Владимир Болибок.

Как измерять температуру ртутным термометром:

– Встряхните градусник, чтобы он стал показывать меньше 35 градусов.

– При измерении температуры подмышка должна быть сухой.

– Зажмите термометр подмышкой, плотно прижав его рукой.

– Измеряйте температуру в течение семи-десяти минут.

– Измерять температуру после еды, водных процедур или физической нагрузки нельзя, лучше выждать полчаса.

Электронный термометр

Ждать, пока такой градусник измерит вашу температуру – недолго. Что очень хорошо подходит для непоседливых детей. Однако, как известно, россияне не слишком доверяют электронным термометрам. Оказывается, все дело в том, что зачастую его просто не умеют выбирать.

«При выборе электронных термометров стоит обращать внимание на время отклика, то есть насколько быстро он измеряет температуру. Бесконтактные электронные градусники делают это за несколько секунд, а вот контактные электронные существуют разные. Есть одни, которые нагреваются медленно, как ртутные, а есть и другие – они измерят ваши показания за две-три секунды. При покупке такого термометра стоит обращать внимание на то, какие в нем элементы питания. Их вам придется менять в любом случае, в зависимости от интенсивности использования. Иногда попадаются такие элементы питания, которые потом невозможно заменить. Поэтому лучше перед покупкой выбрать модель в интернете», – говорит эксперт.

Электронные термометры начинают «привирать» тогда, когда у них садится батарейка, однако это больше характерно для старых моделей. В новых градусниках встроен специальный индикатор напряжения батарейки, он и покажет вам заранее, что нужно заменить элемент питания.

Стоит также обращать внимание на то, для измерения в каком месте предназначен термометр. Как рассказывает Владимир Болибок, товары, которые сертифицированы в России, в основном предназначаются для измерения в подмышечной впадине. Иногда попадаются партии, которыми предполагается мерить температуру во рту или в заднем проходе.

С уверенностью можно сказать, что электронный термометр универсален для всех семей, где есть дети. Однако не стоит экономить при его выборе, так как он прослужит вам долго.

Бесконтактные термометры

Пирометры позволяют измерять температуру тела без контакта с поверхностью кожи. Датчик в инфракрасном термометре реагирует на излучение, которое исходит от поверхности тела человека. Время измерения температуры таким градусником составляет всего пару секунду.

«В паспорте бесконтактных термометров указано, какая у него калибровка и в каких точках делать измерения: лоб, висок или слуховой проход. Однако они дорогостоящие и не очень удобные для бытовых нужд – измерить температуру самому себе становится практически невозможно», – уточняет эксперт

К тому же, нужно учесть, что такими градусниками не стоит мерить температуру после купания, физических нагрузок и приема пищи – это может сказаться на точности измерений.

Другие термометры

Есть и другие, менее распространённые термометры.

Термометр-полоска – удобно брать в дорогу, они не занимают места и являются одноразовыми. Однако точными их назвать нельзя.

Безртутный градусник – такой термометр внешне очень похож на ртутный, но внутри находится смесь жидких металлов – галинстан. Эта смесь безвредна, однако для того, чтобы сбить показатели, приходится очень долго трясти градусник. Да и в аптеке такие термометры встретишь нечасто.

Термометр-соска – считается, что такой градусник хорошо подходит новорожденным детям. Однако как говорит Владимир Болибок, такой термометр действует по принципу электронного, просто представлен в другой форме.

«Проблема заключается в том, что температура в полости рта, это не та температура, которую принято измерять у нас. Все таблицы и рекомендации в России прописаны для измерения температуры в подмышечной впадине. Поэтому, когда используете такие термометры, необходимо переводить показания в эту таблицу. Для бытовых нужд лучше всего подходят контактные электронные термометры, которые измеряют температуру в подмышечной впадине», – подытожил эксперт.

электронный или ртутный, контактный или бесконтактный

До недавнего времени я думал, что разницы в показаниях электронного и ртутного термометра нет. Но читатели Т⁠—⁠Ж посеяли зерно сомнения.

Оказалось, что многие измеряют температуру ртутными термометрами. А некоторым даже врачи-хирурги рекомендуют пользоваться ртутным вместо электронного. И я понял, что мог заблуждаться все эти годы. В связи с этим у меня возникло несколько вопросов:

  1. Действительно ли ртутный термометр более точный, чем электронный, и почему? Если это так, то насколько он точнее?
  2. Так ли часто электронные термометры показывают неправильную температуру? Насколько это критично для больного?
  3. Как сильно влияет показание термометра на установление диагноза?
  4. Почему в поликлиниках и больницах температуру измеряют электронными, а не ртутными термометрами?
  5. Почему в 2014 году Россия подписала Минаматскую конвенцию о ртути и к 2030 году пообещала отказаться от производства ртутных термометров?

Евгений, современные электронные термометры для измерения температуры под мышкой и во рту такие же точные, как и ртутные. А бесконтактные электронные приборы еще точнее. Так что правы вы.

Чтобы не быть голословным, отвечу на каждый ваш вопрос со ссылками на авторитетные источники.

Как сильно показания термометра влияют на установление диагноза

В некоторых ситуациях диагноз прямо зависит от показаний градусника. Например, термометр помогает отличить опасный грипп от относительно безвредной простуды. Как правило, при простуде температура не поднимается выше +38 °С, а при гриппе может перевалить за +40 °С.

Как отличить грипп от простуды — инструкция от Американской академии семейных врачей

При этом в медицине бывают ситуации, когда от точности измерения температуры зависит не только диагноз, но и жизнь пациента. При опасной нейтропенической лихорадке, которая возникает у онкологических пациентов из-за лучевой терапии, врач начинает лечение, ориентируясь на разницу в показаниях термометра, которая составляет всего половину градуса Цельсия.

Что такое нейтропеническая лихорадка — международный справочник для врачей Uptodate

Таким образом, врачи заинтересованы в том, чтобы измерять температуру самым точным способом из возможных. Поэтому постоянно организуют научные исследования, в которых сравнивают точность электронных и ртутных градусников между собой. И данных накопилось достаточно.

Прежде чем ответить на вопрос, какие градусники лучше, расскажу, что это за приборы и чем они отличаются друг от друга.

УЧЕБНИК

Курс о больших делах

Разбираемся, как начинать и доводить до конца масштабные задачи

Покажите!

Чем ртутные градусники отличаются от электронных

Все градусники, которые подходят для медицинского использования, можно разделить на две большие группы: контактные и бесконтактные.

Какие бывают термометры — клиника Майо

Контактные термометры измеряют температуру на поверхности или внутри тела человека: под мышкой, во рту и анусе, то есть ректально. Они бывают ртутными, спиртовыми и электронными.

Ртутный термометр — это запаянная трубка с шариком ртути, за которой расположена градуировочная линейка. Все это находится в стеклянной трубке.

Под воздействием тепла ртуть расширяется, и примерно за 7 минут достигает значения, которое соответствует температуре тела пациента. Ртуть не прилипает к стенкам колбы, чутко реагирует на малейшие изменения тепла и дает одинаковые показания при нескольких измерениях подряд.

Принцип работы ртутного термометра — журнал «Заметки о биомедицинской инженерии»

Ртутные термометры считаются очень точными — долгое время это был золотой стандарт измерения температуры. Однако градусник может разбиться — в итоге человек, который его использует, рискует не только пораниться осколками, но и отравиться парами ртути. Поэтому в качестве замены ртутным разработали альтернативные термометры: спиртовые и электронные.

Сообщество 08.12.20

Разбился градусник, что делать?

Спиртовые градусники внешне очень похожи на ртутные, но внутри у них не ртуть, а подкрашенный спирт. Спирт не так хорошо реагирует на изменения температуры, как ртуть, а вдобавок увлажняет стенки колбы. Из-за этого до рисок, которые соответствуют нужной температуре, доходит не весь спирт. Поэтому спиртовые градусники считаются менее точными, чем ртутные.

Электронный градусник — это пластиковый корпус, в наконечнике которого спрятан терморезистор — металлическая пластинка с напылением из оксида никеля, кобальта или меди. Когда прибор включен, маленькая батарейка внутри градусника начинает пропускать через него ток.

Принцип работы цифрового термометра — журнал «Малазийский семейный врач»

Чем выше температура вокруг терморезистора, тем хуже он пропускает через себя электрический ток. Этот сигнал попадает на блок обработки, который обрабатывает данные и выводит температуру на экран. Качественные терморезисторы не менее чувствительны к температуре, чем ртуть. Так что исправный и качественный электронный градусник должен показывать температуру не хуже ртутного. «Единственный нюанс — в отличие от ртутного, который может храниться практически вечно, электронный градусник исправно работает только 3—5 лет. После этого его нужно заменить.»

Это контактный ртутный градусник. Цена такого на «Яндекс-маркете» — 295 Р Электронный контактный термометр. Цена в «Ситилинке» — 310 Р А это безртутный галинстановый градусник. На таких есть зеленая полоса. Цена на «Яндекс-маркете» — 390 Р

Бесконтактные термометры. Такими приборами измеряют температуру на вокзалах и в некоторых торговых центрах. Ртутных бесконтактных термометров не бывает. Это электронные устройства, но работают они не так, как контактные электронные градусники.

Типы бесконтактных термометров — клиника Кливленда

Наконечник ушного бесконтактного термометра нужно вводить в ухо, потому что он измеряет температуру на барабанной перепонке. Лобный бесконтактный термометр измеряет температуру в височной артерии, которая проходит под кожей головы, поэтому его достаточно просто навести на лоб.

Внешне все бесконтактные термометры напоминают пластиковый пистолет, внутри которого находится датчик, чувствительный к инфракрасному излучению, то есть к теплу. Датчик преобразует тепловые лучи в электрический сигнал и передает его на процессор, который обрабатывает его и отображает показания на дисплее.

Принцип работы инфракрасного бесконтактного термометра — журнал «Сенсоры»

Бесконтактные градусники устроены сложнее контактных. Фактически это полноценный электронный гаджет вроде мобильного телефона.

В отличие от пирометра — технического устройства, которое предназначено для изменения температуры от −50 до +380 °С с точностью ±1,5 °С на заводах и стройках, — медицинские бесконтактные градусники преобразуют инфракрасное излучение в очень узком диапазоне, который соответствует температуре человеческого тела: от +34,0 до +42,9 °C с точностью ±0,2—0,3 °С.

Принцип работы пирометра — техническая записка NASA, pdf

Медицинский бесконтактный градусник должен быть зарегистрирован как медицинское изделие и получить регистрационное удостоверение — РУ. Посмотреть, есть ли РУ у градусника, можно на сайте Роспотребнадзора.

Это бесконтактный ушной термометр за 3772 Р на «Акушерстве» Бесконтактный лобный градусник. Цена такого на «Озоне» — 990 Р А это технический пирометр, который не годится для медицинского использования. Его цена — 998 Р на «Яндекс-маркете»

Действительно ли ртутный термометр более точный, чем электронный

Что надежнее: ртутные или электронные термометры. Когда электронные термометры только появились, они действительно уступали в точности ртутным градусникам. Например, в исследовательском отчете 1986 года говорится, что электронный термометр в 9—23% случаев ошибался на целых полградуса.

В 1990 году разница между приборами все еще сохранялась: исследователи пришли к выводу, что если важна точность, то для измерения температуры под мышкой лучше использовать ртутные, а не электронные градусники. Однако уже через 15 лет ситуация заметно изменилась. В 2003 году педиатр из Университета Альберты составила обзор градусников и пришла к выводу, что электронные термометры догнали ртутных собратьев.

В 2016 году практический опыт удалось подкрепить экспериментом. Педиатры из Эфиопии отобрали 96 детей до 5 лет с температурой и несколько раз измерили у них температуру сначала ртутным, затем электронным градусником под мышкой правой и левой руки. Разницы между ними не обнаружилось.

Окончательно все точки над «и» расставил большой обзор 2020 года, в котором исследовали эффективность цифровых, инфракрасных и стеклянных ртутных термометров. Авторы обзора проанализировали 46 исследований с участием более 12 тысяч пациентов с лихорадкой. Они пришли к выводу, что электронные и ртутные термометры, которыми мерили температуру под мышкой, практически не отличаются в точности.

Что надежнее: контактные или бесконтактные термометры. Бесконтактные термометры появились позднее контактных, однако сразу сильно заинтересовали врачей.

При этом, когда люди едят, пьют и ходят в туалет, температура во рту и анусе еще и колеблется. Но на барабанной перепонке температура стабильнее, ведь ее снабжает кровью та же самая артерия, которая несет кровь к центру терморегуляции в головном мозге.

Теоретически врач, который сумеет измерить температуру в ухе, получит такую же точную информацию о температуре тела, как и мозг пациента. Если речь идет о такой болезни, как нейтропеническая лихорадка, эти сведения просто бесценны. А поскольку для измерения температуры в ухе лучше всего подходят бесконтактные приборы, их стали очень внимательно изучать.

В 2016 году появились данные, что лобный инфракрасный термометр работает хуже ушного и даже хуже, чем контактные градусники, которыми мерили температуру во рту и под мышкой. Авторы исследования пришли к этому выводу, измерив температуру у 237 пациентов четырьмя разными способами и сравнив результат с температурой в носоглотке, — этот метод считается очень точным, но неудобным.

Крупный обзор 2020 года, о котором я писал выше, реабилитировал лобный бесконтактный термометр и подтвердил преимущества ушного. Ушной градусник оказался самым точным. Второе место занял лобный термометр, а третье и четвертое разделили ртутный и электронный контактные термометры.

Почему в поликлиниках и больницах температуру измеряют электронными термометрами

Причин, почему в больницах используют электронные термометры, две.

Это безопаснее. В электрических термометрах нет ртути. И они изготовлены из пластика, а не из стекла, поэтому реже повреждаются при падениях.

Преимущества электронных градусников перед ртутными — книга «Клинические методы: история, физикальные и лабораторные исследования», третье издание

Это удобнее. Электронные термометры позволяют получить результат всего за 10—20 секунд. А чтобы измерить температуру ртутным градусником, приходится ждать не менее 7 минут.

Почему Россия пообещала отказаться от производства ртутных термометров

В 2014 году Россия присоединилась к Минаматской конвенции о запрете бытовой ртути, и это было разумным решением.

В одном градуснике содержится 0,5—1,5 грамма ртути. Если такое количество попадет в озеро, то рыбу, которая в нем водится, будет опасно есть.

Опасность ртутных термометров — правительство штата Пенсильвания

Помимо нашей страны конвенцию подписали 118 государств, а ратифицировали шесть, в том числе США. В некоторых штатах этой страны уже запрещено производить и покупать ртутные градусники. Вместо них американское Агентство по защите окружающей среды — EPA — призвало покупать электронные термометры.

Чем опасны ртутные термометры — заявление EPA


Почему врет электронный градусник | Med-magazin.ua

Автор: Еднак Василий Игоревич

Дата публикации: 13.12.2018

Почему врет электронный градусник

Электронный цифровой термометр – это прибор, обеспечивающий точные измерения, но только при условии, что его правильно используют.

Чтобы помочь пользователю правильно измерять температуру, в этой статье даны ответы на следующие вопросы:

 

Как правильно проводить измерения

Зная устройство и принцип работы, можно понять, почему может врать электронный градусник и как этого избежать. Электронный термометр состоит из электронной схемы и датчика, помещенных в пластиковый корпус. Электросхема работает за счет электрического тока, возникающего при нагревании датчика, состоящего из 2-х металлов. Сплав прогревается ровно до температуры тела, после чего звучит звуковой сигнал, а показания температуры выводятся на табло в цифровом выражении.

Измерения проводят в прямой кишке, подмышечной впадине или ротовой полости.

 

Ошибки при использовании термометра

Электронные термометры врут чаще всего по причине того, что пациенты не умеют правильно пользоваться прибором:

- Для получения точных данных термометр должен плотно прилегать к телу, поэтому измерения в ротовой полости или в прямой кишке более точные;

- Несмотря на то, что в инструкции указано время измерения – 10 секунд, после звукового сигнала термометр надо подержать еще 3-4 минуты. Это связано с тем, что электроника выдает усредненные результаты, а температура тела человека может даже в течение 1 минуты колебаться в промежутке ±1°. Следовательно, ошибочно утверждать, что цифровой термометр врет, если его вынули сразу после звукового сигнала;

- Элементы питания надо регулярно менять – средний срок службы качественных батареек до 2-х лет. При смене батарейки обращайте внимание на дату производства, так как батарейки обладают саморазрядом даже если ими не пользоваться.

 

Погрешности термометров

Пользователей интересует вопрос, на сколько врут электронные градусники. По точности электронный градусник не уступает ртутному, погрешность измерений обоих приборов одинакова и составляет ±0,1°С. Бесконтактный ИК-термометр менее точный, погрешность измерений самых лучших инфракрасных измерителей составляет ±0,2°С.

 

Какой градусник купить для измерений дома

На часто задаваемый вопрос, какой электронный термометр не врет, можно ответить следующим образом: все электронные модели проходят испытания и соответствуют техническим характеристикам, заявленным в паспорте. Они будут обеспечивать правильные показания при соблюдении рекомендаций инструкции пользователя. Чтобы быть уверенным в точности измерений, надо проводить поверку термометров не реже 1 раза в год.

Учимся правильно измерять температуру тела

Одним из первых признаков неполадок в организме является повышение температуры тела. Мы все умеем измерять температуру тела, но не всегда делаем это правильно. Температура в помещении, где проходит измерение, должна быть в пределах 18-25 градусов. Если в комнате прохладнее, то перед тем, как поставить градусник подмышку, нужно сначала около 30-40 секунд подержать его в руках, согрев ладонями.
Перед тем как установить градусник, необходимо протереть кожу подмышечной впадины салфеткой или сухим полотенцем. Это существенно снизит риск охлаждения термометра из-за испарения пота.
Не забудьте встряхнуть термометр, если используете ртутный вариант, или включить электронный.
При установке градусника, обязательно проследите, чтобы ртутный столбик (или металлический наконечник в электронном градуснике) попал в самую глубокую точку подмышечной впадины, при этом он должен соприкасаться со всех сторон к телу. Термометр не должен упираться в одежду.
В подмышечную ямку не должен попадать воздух. Поэтому прижмите плечо и локоть к телу, тогда подмышечная впадина будет закрыта. Плотность прилегания к коже должна быть обеспечена на протяжении всего времени измерения.
Не измеряют температуру сразу после прихода с улицы, физических нагрузок, принятия ванны или теплого душа. Обычно, если человек (а особенно, ребенок) плакал или сильно нервничал, то температура окажется завышенной. Повышенный результат получится и сразу после сытного обеда, богатого белковой пищей, а также после горячего чаепития. Во всех этих случаях нужно подождать минимум минут 10-15, которые следует провести в состоянии покоя, и уж только потом приступать к измерению температуры.
Во время измерения нужно находиться без движений, не разговаривать, не петь, не кушать, не пить.
Время измерения для ртутного термометра составляет минимум 6 минут, максимум 10, а электронный нужно держать под мышкой еще 2-3 минуты после звукового сигнала.
Доставайте градусник плавным движением. Если резко выдернуть электронный термометр, то из-за трения с кожей, он добавит еще несколько десятых градуса.
Когда болеете, измеряйте температуру не реже двух раз в день – утром (в интервале 7-9 часов) и вечером (между 19 и 21 часом). При этом ставить градусник желательно в одно и тоже время, именно так можно проследить динамику изменения температуры. При тяжелой болезни, сопровождающейся высокой температурой, измерять ее надо до приема жаропонижающих, а также после (спустя 30-40 минут после принятия лекарств).
Если термометром пользуются несколько человек, то не забывайте протирать его дезинфицирующим раствором и вытирать насухо после каждого использования.

 

Врач-терапевт отделения медицинской профилактики Шайдуллина Р.Ф.

Количество просмотров: 481413

Как правильно измерить температуру - Лайфхакер

Где и как можно измерить температуру

Температуру тела проверяют разными способами:

  1. Ректально — в прямой кишке.
  2. Орально — во рту.
  3. Под мышкой.
  4. На лбу — для этого используются инфракрасные сканеры, проверяющие артерию.
  5. В ухе — тоже при помощи сканеров.

Для каждого метода существуют электронные термометры, специально сконструированные для каждого места. Выбирать есть из чего. Но есть и проблема: дешёвые (иногда не очень дешёвые) приборы часто врут или выходят из строя. Поэтому при выборе электронного градусника не экономьте, обязательно читайте отзывы и хотя бы один раз сверьтесь с показаниями ртутного.

Последний, кстати, предпочитают многие. Максимальный ртутный термометр (так правильно называется градусник) стоит копейки и достаточно точен, чего нельзя сказать о многих электронных приборах с качеством «так себе». Однако он опасен, потому что легко разбивается, а осколки стекла и ртутные пары никого ещё здоровее не сделали.

Неважно, какой термометр вы используете, сначала прочитайте к нему инструкцию.

После каждого использования градусник хорошо бы почистить: помыть, если это возможно, или протереть антисептиком. Будьте аккуратны, если термометр чувствителен к влаге и может испортиться. Неловко упоминать, но всё же термометр для ректальных измерений не надо использовать больше ни в каком другом месте.

Как измерить температуру под мышкой

Чаще всего мы измеряем температуру под мышкой обычным ртутным или электронным термометром. Вот как делать это правильно:

  1. Нельзя измерять температуру после еды и физических нагрузок. Подождите полчаса.
  2. Перед началом измерения стеклянный градусник надо стряхнуть: ртутный столбик должен показывать меньше 35 °C. Если термометр электронный, просто включите его.
  3. Подмышка должна быть сухой. Пот надо вытереть.
  4. Держите руку плотно прижатой. Чтобы температура под мышкой стала такой же, что и внутри тела, должна нагреться кожа, а это требует времени. Плечо ребёнка лучше прижать самостоятельно, например взяв малыша на руки.
  5. Хорошая новость: если соблюдать предыдущее правило, ртутному градуснику понадобится 5 минут, а не 10, как принято считать. Многие электронные термометры реагируют на изменения температуры и измеряют до тех пор, пока эти изменения есть. Поэтому, если руку не прижимать, температура может меняться долго и результаты будут с погрешностью.

Как измерить температуру ректально

Такой способ бывает нужен, когда надо проверить температуру у младенцев: им трудно удержать руку, совать что-то в рот небезопасно, а дорогостоящий инфракрасный датчик есть не у всех.

  1. Часть термометра, которую вы будете вводить в прямую кишку, надо смазать вазелином или вазелиновым маслом (продаётся в любой аптеке).
  2. Ребёнка положите на бок или на спину, согните ему ноги.
  3. Аккуратно введите градусник в анальное отверстие на 1,5–2,5 см (зависит от размеров датчика), придерживайте ребёнка, пока идёт измерение. Ртутный градусник надо держать 2 минуты, электронный — столько, сколько написано в инструкции (обычно меньше минуты).
  4. Уберите термометр, посмотрите данные.
  5. Обработайте кожу ребёнка, если нужно. Вымойте термометр.

Как измерить температуру во рту

Такой способ не подходит для детей младше четырёх лет, потому что в этом возрасте дети ещё не могут гарантированно удержать термометр. Не измеряйте температуру во рту, если за последние 30 минут ели что-то холодное.

  1. Помойте термометр.
  2. Датчик или резервуар со ртутью нужно положить под язык и удерживать градусник губами.
  3. Обычным градусником измеряйте температуру 3 минуты, электронным — столько, сколько надо по инструкции.

Как измерить температуру в ухе

Для этого существуют специальные инфракрасные термометры: другие градусники засовывать в ухо бесполезно. Детям до 6 месяцев температуру в ухе не измеряют, потому что из-за особенностей развития результаты будут неточными. Измерять температуру в ухе можно только через 15 минут после того, как вы вернулись с улицы.

Оттяните ухо немного в сторону и вставьте датчик термометра в ухо. Для измерения нужно несколько секунд.

uptodate.com

Некоторые инфракрасные приборы измеряют температуру на лбу, в месте, где проходит артерия. Данные со лба или из уха не такие точные, как при других измерениях, зато они быстрые. А для бытового измерения не так важно, какая у вас температура: 38,3 или 38,5 °C.

Как читать показания термометра

Результат измерения зависит от точности термометра, правильности измерений и от того, где проводили замеры.

Температура во рту выше, чем под мышкой, на 0,3–0,6 °C, ректальная — на 0,6–1,2 °C, в ухе — до 1,2 °C. То есть 37,5 °C — это тревожная цифра для измерения под мышкой, но не для ректального.

Также норма зависит от возраста. У детей до года ректальная температура может подниматься до 37,7 °C (36,5–37,1 °C под мышкой), и ничего страшного в этом нет. 37,1 °C под мышкой, от которых мы страдаем, становятся проблемой с возрастом.

Кроме того, есть и индивидуальные особенности. Температура здорового взрослого человека колеблется от 36,1 до 37,2 °C под мышкой, но чья-то личная норма — 36,9 °C, а чья-то — 36,1. Разница большая, поэтому в идеальном мире неплохо ради интереса померить свою температуру, когда вы здоровы, или хотя бы запомнить, что там показывал градусник на медосмотре.

Читайте также:

Почему постоянно врут электронные градусники

Как быть, если электронный градусник показывает неправильную температуру, узнал Sobesednik.ru.

Рано или поздно все пробовали заменить ртутный термометр электронным, но сталкивались с одной и той же проблемой: такой градусник со временем начинает привирать. Это, впрочем, не означает, что надо покупать новый.

Как обманывают?

По словам кандидата медицинских наук Елены Горбачевой, заведующей терапевтическим отделением медицинского центра «Гута-Клиник», градусники, как правило, занижают температуру. Тут, правда, мы сами бываем виноваты, когда ориентируемся на писк, который издает электронный градусник. Многие думают, что это сигнал об окончании измерения, но напрасно. В большинстве случаев надо подержать градусник под мышкой еще 3–5 минут.

Можно ли использовать?

Градусник, который явно показывает что-то не то, использовать можно. Как правило, электронные термометры сильнее «фантазируют», когда температура тела нормальная. В таком случае градусник может выдавать и 34,5, и 35,6, и прочую несуразицу, но это некритично – и так понятно, что лихорадки нет. Если же у вас выше 37, градусник об этом сообщит. Хотя некоторые при повышении температуры выше 38 снова выдают погрешность – на 0,3–0,4 градуса, что иногда бывает принципиально важно.

Как настроить?

Врачи рекомендуют самостоятельно «калибровать» электронные градусники. Дело в том, что если они и привирают, то всегда одинаково. На сколько, можно выяснить, если измерить температуру у одного и того же человека сначала электронным, а потом ртутным термометром, сравнить показатели и запомнить разницу. В дальнейшем лучше пользоваться только этим термометром, учитывая погрешность. Еще нелишне периодически менять в градуснике батарейку, если такая возможность есть, – многие об этом просто забывают.

Ртутные градусники и правда самые достоверные, однако и самые опасные. При повреждении стеклянного корпуса (удар, перегрев) правильно собрать и обезопасить ртуть крайне сложно даже для профессионала. Вся надежда – на изобретение принципиально нового поколения градусников.

Термометры - типы. Какие термометры самые точные?

Термометр для измерения температуры тела обычно есть в каждом доме. Однако в настоящее время их выбор очень велик и не ограничивается только ртутным термометром. Какой из термометров наиболее подходит? Как его применять у детей и у взрослых?

Посмотреть фильм: "Какой термометр выбрать?"

1.Термометры ртутные

Дело у наших бабушек было простое - в аптечке был всего ртутный градусник . У него были свои недостатки, т. к. время измерения составляло около 5 минут, а из-за стеклянного корпуса его было легко разбить. А разбитый ртутный термометр представляет собой большую угрозу. Однако многие до сих пор считают, что это было очень точно. Однако директива ЕС от 2007 года запретила их производство из-за вредного воздействия ртути на организм человека и окружающую среду.Отравление ртутью может привести даже к летальному исходу.

2. Электронные термометры

На сегодняшний день электронный термометр является одним из самых популярных. Его использование не связано с каким-либо риском, оно также очень практично, и просто чтение результата занимает несколько секунд. Многие его модели водонепроницаемы и имеют большой дисплей, что является большим преимуществом для пожилых людей и слабовидящих.

Электронный термометр очень быстро показывает нам температуру тела.Это займет всего несколько десятков секунд, и измерение готово. В случае электронных термометров рекомендуется всегда измерять в одном и том же месте, например, под мышкой, во рту или ректально.

При измерении температуры у детей рекомендуется использовать электронный термометр с гибким наконечником.

Их можно купить в аптеке менее чем за 20 злотых. Из-за низкой цены электронные термометры могут быть некачественными и быстро ломаться.

3.Термометры бесконтактные

Бесконтактный термометр , также известный как инфракрасный термометр , является одним из самых современных приборов этого типа. Для измерения не требуется контакт с телом. Достаточно приблизить градусник ко лбу с расстояния в несколько сантиметров и нажать на кнопку. Мы сразу получим результат.

Благодаря гигиене и точности бесконтактные термометры все чаще используются в больницах. Их также рекомендуют родителям маленьких детей, у которых лихорадка встречается чаще, чем у взрослых.Некоторые бесконтактные термометры также имеют дополнительные функции, например, измерение температуры воздуха, воды или напитков.

Бесконтактный электронный термометр стоит в зависимости от модели от 150 до 300 злотых.

4. Термометр-пустышка

Соска с термометром – это новый продукт для маленьких детей. Он появился на рынке несколько лет назад. В теории это казалось идеальным изделием — оно маленькое, удобное и, главное, легко измеряемое.К сожалению, это может быть ненадежно, особенно если ребенок что-либо ел или пил за последние 30 минут. Некоторые дети также совершенно не переносят пустышку и со временем вырастают из нее, что приводит к необходимости срочно покупать новый детский термометр .

Очистка термометра в ниппеле затруднена. Прибор необходимо разобрать, промыть и снова собрать. Это не очень удобно.

Соска с термометром, мнения о разные.Однако преобладают голоса, предлагающие другие решения для самых маленьких.

Sposoby na obniżenie gorączki bez leków

Способы снизить температуру без лекарств [9 фото]

Когда мы болеем, мы делаем все, чтобы как можно скорее почувствовать себя лучше.Обычно мы идем сразу к

посмотреть галерею

5. Стержневой термометр

Вы также можете купить термометр-полоску в аптеках. Измерение, сделанное с его помощью, обычно не является точным, а только оценочным. Полоска приклеивается к надбровной дуге.

Показания основаны на анализе цвета полоски и поэтому являются приблизительными. Цвет сравнивается с шаблоном. Бывают случаи, когда трудно определить цвет.Цена термометра в полоске около 10 злотых.

6. Термометр стеклянный безртутный

Безртутные стеклянные термометры приобрели популярность после того, как безртутные термометры были изъяты из употребления. Они имеют схожий внешний вид и принцип работы. Ртуть в таких термометрах заменена более безопасными веществами, в т.ч. с алкоголем.

Безртутный термометр не подходит для измерения температуры у детей. Это стекло, что делает его более хрупким и его легче повредить. Также вам придется ждать измерения дольше, чем с другими термометрами, до 5 минут.Измерение безртутным термометром не так точно, как электронным термометром.

7. Какой термометр купить?

Нельзя отрицать, что градусник должен быть в каждой домашней аптечке, особенно если в доме живут дети. И какой тип и модель мы выберем, зависит от наших предпочтений. Взрослые чаще всего решают использовать электронные термометры, а родители грудных детей покупают бесконтактные термометры. Однако прежде чем совершать покупку, стоит определиться с преимуществами и недостатками того или иного товара, и исходя из этого выбрать модель, подходящую для вашей семьи.

Воспользуйтесь медицинскими услугами без очередей. Запишитесь на прием к специалисту по электронному рецепту и электронному сертификату или на обследование в abcHealth Найти врача.

.

Измерение температуры - правила, термометр, правильная температура

Нормальная температура тела 36,4-37 градусов . Однако следует помнить, что на полученные значения влияет множество факторов. Измеряемая температура может меняться в зависимости от времени суток, используемого термометра и места измерения. Считается, что в самых крайних случаях эти различия могут достигать 1 градуса . Также нужно знать, что температура, измеренная ближе к внутренней части тела, всегда будет выше.

Во многих домах до сих пор есть ртутный термометр . Однако это не лучший выбор, и вам следует рассмотреть возможность его изменения. Ртутные термометры были сняты с продажи во всем Европейском Союзе в 2009 году. Тогда было признано, что ртуть может оказывать пагубное влияние на наше здоровье.

На сегодняшний день наиболее широко используется сенсорный электронный термометр . Его можно купить в любой аптеке всего за 10-15 злотых. Оборудование считается умеренно точным.

Другая группа продуктов инфракрасные термометры . Эти бесконтактные используются на лбу, а бесконтактные вставляются в ухо. Они немного дороже простых электронных термометров и могут стоить, в зависимости от производителя, от 50 до нескольких сотен злотых.

Все зависит от используемого оборудования. Перед первым использованием термометра внимательно прочитайте инструкцию и следуйте рекомендациям производителя .

Электронный термометр Simple Touch используется во рту, подмышками и анусе. Время измерения обычно 15-60 секунд , в зависимости от производителя.

Инфракрасные термометры работают значительно быстрее. Они точно измеряют температуру от за 1-2 секунды . Их наводят на 2-5 см ото лба или вставляют в ухо.

Бесконтактные инфракрасные термометры имеют еще одно преимущество. Этот тип оборудования не обязательно должен использоваться исключительно в медицинских целях. Такой термометр также можно использовать для проверки, например, температуры воды.

При использовании обычного сенсорного термометра наиболее распространенной ошибкой является удерживание его слишком коротким под мышкой, ртом или прямой кишкой .Перед применением ознакомьтесь с рекомендациями производителя и строго следуйте им. К счастью, в большинстве продуктов этого типа установлена ​​специальная сигнализация , которая информирует вас о том, что измерение температуры завершено. Это время не следует сокращать, так как это может привести к неправильному результату измерения.

Для инфракрасных термометров наиболее часто встречается ошибка Неправильное расстояние термометра от кожи . Большинство производителей предполагают, что она должна быть от 2 до 5 см. Слишком далекое или слишком близкое измерение может дать ошибочный результат.То же самое относится к , выбирая неправильное место , например, руку, , или измеряя через одежду , например, шляпу.

Независимо от типа термометра при измерении температуры необходимо учитывать и другие факторы. Измерение может быть нарушено, если пациент ранее выполнял напряженную деятельность. То же самое касается людей, которые непосредственно перед измерением находились в очень теплом или холодном помещении.

Картина

Измерение температуры - вроде бы просто, но можно наделать много ошибок

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Низкая температура - что может быть причиной?

У вас жар? Поразите его естественными методами

Как быстро сбить температуру у ребенка без лекарств?

.

2016 - Стр. 5. - Отравители - Псевдоипохондрики

Симптомы могут появляться и исчезать. Чем более обременен человек, тем больше симптомов и тем чаще они встречаются. Симптомы могут варьироваться от человека к человеку. Один человек будет испытывать симптом, а другой нет.

На работе человек, который был очень продуктивным, становится менее эффективным. Возникают трудности с выполнением самых простых заданий. Легкие задачи становятся проблемой.

Симптомы хронического отравления ртутью сначала проявляются в центральной нервной системе.Позже появляются проблемы с метаболизмом печени и проблемы с иммунной системой. Затем дисфункции пищеварительной системы. Гормональные проблемы встречаются часто. Может появиться нарушение функции почек.

Происходят эмоциональные изменения. Может появиться депрессия. Отравленный человек часто истощен и безразличен. Она теряет интерес к тому, что когда-то делало ее очень счастливой. Часто появляются страхи и неврозы. У них нет надежды. Мелкие трудности становятся большой проблемой.

Отношения с людьми портятся.Человек становится раздражительным и чувствительным, а на мягкие замечания реагирует гневом. Она нервничает и беспокоится. Человек становится застенчивым и все больше уходит от межличностных контактов.

Могут появиться маниакально-депрессивные и обсессивно-компульсивные состояния, в более тяжелых случаях появляются бред и галлюцинации.

Снижение интеллекта. Сообразительность уменьшается. Кратковременная память ухудшается. Обычное планирование расходов становится проблемой. У отравленных возникают проблемы с концентрацией внимания, появляется мысленный туман.Этим людям часто снятся кошмары или вообще не снятся кошмары.

Беспокойство, раздражительность, возбуждение, тревога, депрессия, невроз и головная боль — это переживания, характерные для людей с хроническими отравлениями.

Могут присутствовать тошнота, звон в ушах и бессонница. В течение дня человек устает, у него пропадает аппетит; попеременно появляются диарея и запоры. характерны холодные ноги и руки. Склонность к потоотделению или полное отсутствие потоотделения. У пострадавших появляются высыпания или покраснение кожи.Часто возникают проблемы с пищеварением. Кожа сухая, появляются микозы (стопы, язык, интимные органы).

Волосы истончаются, ломаются и выпадают.

У этих людей развивается светобоязнь и проблемы со зрением, иногда даже дальтонизм.

Руки и ноги мерзнут и обычно сильно потеют; может возникнуть онемение конечностей.

У некоторых людей кровоточат десна, отслаиваются зубы, что является характерным признаком периодонтита.Также появляются неприятный запах изо рта и обильное слюноотделение.

Могут быть нарушены обоняние и обоняние. Есть проблема с пониманием слов. Человек просит вас повторить сказанное предложение. Возникают боли в слуховых проходах.

Температура тела нарушена. Он чувствует себя холодным или теплым, хотя температура одинакова.

Характерна тахикардия. Он может время от времени меняться без всякой причины. Наблюдается сердцебиение и покалывание в сердце.

Женщины могут испытывать боль внизу живота, боль в кишечнике и ощущение сухости во влагалище.

Опухает лицо и другие органы. Конечности опухшие.

Ртуть разрушает эндокринную систему. Функция щитовидной железы может быть снижена независимо от результатов анализа крови. У женщин менструальная кровь должна быть ярко-красной, что сигнализирует о нормальной работе щитовидной железы. Коричневая кровь указывает на низкий уровень гормонов щитовидной железы.

Другим характерным симптомом является обильное мочеиспускание. Просыпаться каждую ночь, чтобы помочиться, ненормально.

Развиваются проблемы с надпочечниками (депрессия, утомляемость, похудание, гипогликемия, пониженное артериальное давление).

Если функция надпочечников в норме, симптомом отравления может быть высокое кровяное давление и пострадавший может чувствовать постоянный голод. Ртуть мешает регуляции глюкозы.

Иммунная система рушится. Появляются частые инфекции. Есть аллергия, астма и проблемы с дыханием.

Нос постоянно заложен. Появляется кожный зуд.

Может быть проблема с переносимостью алкоголя. Они могут чувствовать себя очень плохо после нескольких кружек пива. Возникает химическая гиперчувствительность, например, к духам или другим ароматам.

Со временем появляются одышка и проблемы со свертываемостью крови, кровоподтеки на коже. Запах тела может напоминать сладкое молоко.

Возникают боли в суставах, шее и плечах. Характерны тремор век и невнятная речь. Затем начинаются треморы других частей тела, так называемые фасцикуляции и подергивания конечностей. Почерк становится размытым. Могут возникнуть судороги.

У детей может развиться акродиния - это редкий синдром с такими симптомами, как сильные судороги ног, раздражительность, покалывание кожи и воспаленные пальцы, которые сильно розовые, а кожа на руках, ногах и носу шелушится.

После контакта с ртутью моча может приобрести розовый цвет, например, после замены амальгамной пломбы или сломанного термометра или люминесцентной лампы. Все вышеперечисленные симптомы усиливаются.

Источник: «Амальгамная болезнь» Энди Катлера и pdm.org.pl

.

Меркьюри геноцид «для нашего блага и безопасности»

Все самые подлые действия властей всегда мотивированы «нашим благом и безопасностью». Ведь тоталитарные законы, лишающие нас свобод и гражданских прав, существуют только для нашего же блага и безопасности: чтобы мы не убивали и не заражали друг друга.

Каждый из нас (потенциально) является рассадником смертоносных бактерий, вирусов и токсинов, и поэтому представляет собой смертельную угрозу для всего живого.По этой причине, для нашего же блага, конечно, мы все должны быть привиты и даже в обязательном порядке пролечены - на всякий случай, потому что мы могли вступить в контакт с "биологическим возбудителем". Или мы можем не осознавать тот факт, что мы безумны, например, мы, более чем вероятно, страдаем бессимптомной шизофренией или, по крайней мере, одним из множества синдромов, включенных в раздутый дрожжами список психических расстройств DSM-V. Так что было бы крайне полезно с точки зрения нашего самочувствия, чтобы мы с детского сада в могилу унесли профилактические психотропы (иначе мы можем представлять серьезную угрозу безопасности людей в нашем окружении).

Нас становится все больше и больше, поэтому мы и производим все больше и больше углекислого газа, поэтому для нашего блага власти должны принять радикальные меры по его снижению.

Как-то так получилось, что почти всякая деятельность «для нашего блага» (и здоровья) требует большого количества ртути.

Например, ртуть нужна для изготовления вакцин и изготовления энергосберегающих «лампочек».

Про "безопасные" вакцины я писал здесь, но про лампочки забыл, а про них новые, очень интересные новости.

Как выяснилось («последние научные исследования показали»), энергосберегающие лампочки канцерогенны!

Немецкое общественное телевидение обнародовало шокирующие результаты лабораторных анализов. Энергосберегающие лампочки вредны для здоровья!

(...)

- Все протестированные луковицы содержат значительное количество фенола, который может вызывать рак, сообщает NDR. Но это еще не все. В них обнаружены и другие вредные соединения. - При испытаниях энергосберегающие лампочки выделяли канцерогенные вещества, причем эти вещества были в высокой концентрации

Энергосберегающие лампочки могут убить!

Немецкие ученые бьют тревогу! Энергосберегающие лампочки, которые скоро вытеснят традиционные с рынка и в наших домах, вредны для здоровья! Они могут вызвать диабет, остеопороз и даже рак!

(...)

Они очень дороги и, как оказалось, очень опасны для нашего здоровья.Немецкие ученые обнаружили, что свет, который они излучают, нарушает гормональный баланс человека. «В конечном итоге это может привести к различным заболеваниям, включая диабет, остеопороз и даже рак молочной железы и простаты», — предупреждает доктор Александр Вунш.

«Он также повреждает сетчатку глаза», — добавляет офтальмолог Бернахард Лахенмайр.

Евросоюз запретил производство и продажу ртутных термометров, потому что держать такой яд дома слишком опасно.

В то же время тот же Союз запретил производство и продажу традиционных лампочек накаливания (потому что они нагреваются) и замену их люминесцентными лампами.Эти страшные луковицы растопили бы ледники, а выделившаяся из них вода затопила бы даже Гималаи!

Только идиот может поверить в идеи, продвигаемые Союзом, поэтому власть позаботилась о том, чтобы сделать идиотами все общество. Как? А очень просто: благодаря образовательной реформе, которую только что провела Польша с помощью антипольского блуда. Но это совсем другая тема, так что вернемся к ртути.

Молодой, хорошо образованный житель Великого Ясногрода поверил в эти сказки и как можно скорее выбросил термометры и выкрутил традиционные лампочки, заменив их на «современные» и энергосберегающие люминесцентные лампы.

А что будет, когда такая "лампочка" сломается?

В фильме «Лампочка фантастика или диммеры» мы знакомимся с 4-летним Максом из Германии. Его родители были так обеспокоены климатом, что чуть не убили своего ребенка. Конечно, не по умыслу, а по незнанию и наивной вере в жаргон, навязанный обществом… вот и все. Кем? Союз? Климатологи? Наука?

На этот вопрос я пока не отвечу. Кому интересно, посмотрите упомянутый фильм, ведь в конце он найдет ответ.

Родители Макса вкрутили энергосберегающую лампочку в торшер и поставили на комод у двери его комнаты. Они энергично суетились по квартире, пока вдруг кто-то случайно не опрокинул лампу, и она упала на пол. Лампочка сломалась, поэтому они почистили ее и забыли обо всем инциденте. Через несколько недель дети слепили во дворе снеговика. Когда они вернулись домой, папа заметил, что на шапках много волос. Он был удивлен, но решил, что это действительно произошло, так что ему было все равно.Вскоре волосы стали выпадать в таком количестве, что на голове появились бляшки. В конце концов, у Макса полностью выпали волосы, и что еще хуже, его руки так тряслись, что он не мог пить из чашки. Следующие врачи, которых посетил Макс, не смогли поставить диагноз. После долгих исследований наконец пришла мысль, что это может быть отравление ртутью. Только тогда родители связали разбитую лампочку с проблемами сына. В момент аварии горела лампочка, поэтому было жарко. Когда она упала и разбилась, содержащаяся в ней ртуть испарилась, отравив детей, и больше всех пострадал Макс.

Фильм задает риторический вопрос: стоит ли убивать собственных детей, чтобы (иллюзия) спасти окружающую среду?

Через год после аварии с лампой дом родителей Макса опустел. Никто не знает, безопасно ли там находиться. Пока вся семья живет у друзей. Столько несчастий на одну разбитую лампочку...

Нажмите здесь, чтобы посмотреть фильм

Я провел небольшой поиск в Интернете и немного изучил информацию о ртути.

Данные о ртути и последствиях отравления ее парами основаны исключительно на твердых научных данных, которые говорят и тем, кто ослеплен своей верой в рационализм.Никакой альтернативной медицины, никаких теорий заговора или неполиткорректных «споров». Пусть ни один бескомпромиссный сторонник корпоративной лженауки не посмеет сказать мне, что «люминесцентные лампы были легализованы Европейским Союзом, так что они безопасны и дискуссия окончена». Точно так же я не хочу слышать, что «Эл Гор был удостоен Нобелевской премии, что положило конец дискуссии о защите климата».

Священная рационалистическая догма так же невосприимчива к твердым научным доказательствам, как и догма о непорочном зачатии.Аминь.

Ртуть накапливается в гипофизе, почках и щитовидной железе. Особенно опасен для беременных женщин и детей. Отравление ртутью было связано со многими серьезными заболеваниями, такими как аутизм, артрит, болезнь Альцгеймера и даже шизофрения (цитата из видео ниже).

Ролик и идея мира без ртути похвальны, но жаль, что ни в фильме, ни на сайте ни слова о вреде энергосберегающих лампочек.Боюсь, что это запретная тема, потому что порча интересов корпорации может считаться преступлением и наказываться тюремным сроком (такой вердикт вынес суд в Швейцарии, которым мы восхитились, когда журналист представил научные доказательства о вреде микроволновых печей). Так что молчим.

Более половины поляков не знают, как нейтрализовать пролитую ртуть и избежать отравления, согласно исследованию, проведенному TNS Polska в рамках социально-образовательной кампании «Зеленое окно – выброси ртуть из своей жизни».

Это настораживает, судят его организаторы, потому что ртуть - второй по токсичности элемент на Земле после плутония - не поддается биологическому разложению и очень вредно влияет на наше здоровье и окружающую среду.

Ртуть накапливается в живых организмах, включая человека, и мешает многим биохимическим процессам, необходимым для жизни. При разбивании термометра или люминесцентной лампы пары ртути могут быстро привести к отравлению. По данным Агентства по охране окружающей среды США, ртуть всего из одного термометра (1 грамм) способна отравить одно небольшое озеро площадью 8 га.

Источник

Википедия по ртути: 90 084

Биологическое действие

Ртуть и большинство ее соединений высокотоксичны и часто загрязняют окружающую среду. При попадании в водную среду микроорганизмы метилируют ее и так образуется металлоорганическое соединение – диметилртуть. Она жирорастворима, и в то же время очень токсична и стойкая — это основная форма ртути, которая поступает и накапливается в живых организмах.Ртуть в окружающей среде в виде диметилртути была причиной нескольких случаев массового загрязнения окружающей среды.

Ртуть также всасывается через дыхательные пути в виде паров. Из легких попадает в кровь, где попадает в эритроциты, где окисляется. Некоторое количество ртути также проникает в мозг и через плацентарный барьер попадает в кровь плода. Поглощенная таким образом ртуть выводится с мочой и в небольшом количестве с фекалиями. Он накапливается в почках и повреждает их.

Ртуть токсична, поскольку разрушает биологические мембраны и связывается с белками в организме.Таким образом, ртуть мешает многим биохимическим процессам, необходимым для жизни.

Острое отравление парами ртути вызывает пневмонию и бронхит, иногда приводящие к смертельной дыхательной недостаточности. Другие симптомы включают геморрагический энтерит, недостаточность кровообращения и стоматит. Также повреждаются почки и нервная система.

Проглатывание соединений ртути вызывает слюноотделение, рвоту, кровавый понос и некроз слизистой оболочки кишечника. Также ощущается жжение в пищеводе.Как и при респираторном отравлении, поражаются почки.

Хроническое отравление небольшими количествами ртути вначале вызывает неспецифические симптомы, такие как головная боль, боли в конечностях, слабость. В дальнейшем воспаление слизистых оболочек желудочно-кишечного тракта, выпадение зубов и появление характерной сине-багровой каймы на деснах. Наблюдается также прогрессирующее поражение ЦНС: нарушения сна, нарушение концентрации внимания, расстройства памяти, изменения личности.Позже появляется дрожь в руках и ногах, я не могу ходить. Характерным признаком является изменение почерка на так называемый «Дрожащее письмо». Поражение почек наблюдается и при хронических отравлениях.

Безопасность

Случайно разлитая ртуть должна быть тщательно собрана, а ее остатки нейтрализованы опрыскиванием серой, цинковой пылью или специальным раствором, например 20% водным раствором хлорида железа (III).

———-

(...) ртуть, даже в небольших количествах, выделяет пары, которые при вдыхании могут вызвать воспаление дыхательной системы.Элемент также попадает в печень и желудок. Организм, защищаясь, выводит инородное вещество в почки. Ртуть действует очень медленно, производя в организме токсичные соединения, которые могут повредить все эти органы. Если бы он проник в нервную систему, то мог бы повредить мозг.

(...)

Сера нейтрализует ртуть

Если в термометре пробой ртути, действуйте быстро. Лучше всего посыпать место садовой серой, которую можно приобрести в любом садовом магазине.- Сера связывается с ртутью, образуется сульфид ртути, который практически нейтрален, и тогда такой материал можно выбрасывать в мусор, - поясняет Розбицкий.

При отсутствии серы ртуть лучше всего набрать металлической щеткой и бросить в емкость с холодной водой. - Затем вам придется передать его компании, которая занимается утилизацией, - объясняет Розбицкий. — Ковальски сложно узнать, где находится такая компания, но вы можете обратиться в аптеку, которая вас проконсультирует или позаботится об опасном веществе, — добавляет он.

Газета

Простите, что упорно возвращаюсь к теме прививок. Минздрав обещал отозвать все вакцины с ртутным консервантом, но, к сожалению, на обещаниях дело и закончилось. До недавнего времени у Национального института гигиены был список безртутных и безртутных вакцин на сайте Национального института гигиены, но его оттуда просто удалили (его можно найти на моем сайте о прививках). Родитель не имеет права знать, какие прививки опасны. Общее правило заключается в том, что вакцины в многодозовых упаковках, т. е. купленные в клиниках и больницах, консервируются ртутью.Более дорогие отдельные ампулы обычно не содержат ртуть, но не факт, что она есть.

Послушайте, что самый большой друг польских детей, проф. Павел Гжесевски (с 4:22) 9000 3

Чем более массово используется вакцина, тем ниже ее цена. Итак: самое дорогое сейчас, когда пациент платит в аптеке, потому что там индивидуальная покупка, индивидуальная наценка, проштампованная на каждой упаковке. Однако если это была централизованная закупка, то вакцина стоит вдвое дешевле, чем та, что есть в аптеке.

90 130

Меркурий стал причиной величайшего вымирания в истории Земли: 90 084

Сайт EurekAlert сообщает, что, по мнению ученых из Канады, крупнейшее вымирание в истории Земли 250 миллионов лет назад было вызвано загрязнением океанов ртутью. По оценкам исследователей, тогда погибло 95% всех морских организмов.

Величайшее вымирание в истории Земли произошло в конце пермского периода, когда все континенты были еще соединены.До сих пор причины этой катастрофы точно не установлены. Ученые говорят, что скорее всего этому способствовали вулканические процессы в сегодняшней Сибири. В то время из недр Земли предстояло извлечь огромное количество токсинов, загрязняющих океаны.

Последние исследования показывают, что был еще один фактор, который мог сыграть значительную роль в величайшем вымирании в истории Земли. Речь идет о ртути. Доктор Стив Грасби из Министерства природных ресурсов Канады напомнил, что извержения вулканов являются крупнейшим источником ртути.250 миллионов лет назад выброс этого металла был в 30 раз больше, чем при сегодняшних извержениях вулканов.

В океанах ртуть нейтрализуется, т.е. водорослями. Однако в то время его было слишком много, поэтому процессы самоочищения не успели остановить катастрофу. Доктор Бенуа Бошан подчеркнул, что это исследование имеет большое значение и позволит по-другому взглянуть на все остальные великие вымирания в истории Земли.

Кто-то замешан во втором вымирании ртути? Может быть, это просто жажда наживы, а может, это преднамеренный геноцид.

Добавить в избранное:

Нравится Загрузка...

Аналог

.

Rafał Kosik »Архив блога»

энергосберегающие лампочки

Я был очень удивлен, увидев недавно в Леруа Мерлен стойку, где я обычно покупаю лампочки, потому что я не нашел там ни одной лампочки. Были почти исключительно люминесцентные лампы, которые неправильно назывались, но обычно энергосберегающими лампочками. На Кубе пользоваться лампочкой мощностью более 15 Вт может быть неприятно. Я не знаю, как проявляются эти неприятности и понимаю, что они меркнут перед огромным удовольствием жизни на Кубе, но я помню те 15 Вт.В ЕС с сентября 2012 года будет запрещено продавать лампочки мощностью выше 7 Вт.

Маркетинг

сводит все потребительские сомнения к простому утверждению, что вместо 75 Вт стоит курить только 17 Вт. И речь идет не об экономии в кармане потребителя, а о тропических лесах и китах. Или что-то об этом десерте. Вероятно, стоило бы использовать 17 Вт вместо 75 Вт, если бы все было так просто. На упаковке написано, что лампочка потребляет 17 Вт, а светит как традиционная 75 Вт. Что ж, это ложь.Светит больше похоже на 60 Вт, что каждый может проверить на себе, пока есть еще лампочки, сконструированные по канону Эдисона. К тому же энергосберегающая лампочка при включении потребляет в несколько раз больше энергии, достигает полной яркости обычно через несколько-несколько десятков секунд, а ее долговечность в основном исчисляется количеством включений. Использование таких лампочек имеет смысл там, где они будут гореть долго, а уж в подъезде, в туалете, в прихожей или в кладовке, смысл весьма сомнительный.Вероятно, они проживут там меньше, чем обычно. Там хорошо подошли бы светодиодные (или OLED) лампы, но они еще дороже и все еще находятся в стадии разработки. Я даже не говорю о том, что социальный мусор вот-вот выкинет эту лампочку с лестницы, потому что она стоит в разы дороже традиционной. На самом деле я говорю, потому что уверен, что так и будет, и энергоэффективность этой лампочки станет отличной. Потребляемая мощность - 0 Вт. 9000 3

Зимой, на мой взгляд, вообще не в тему, потому что горящая лампочка, что бы это ни было, просто дополнительный источник обогрева дома и хорошо профилированный, потому что греет там, где находится домочадец.Летом спорно, но летом искусственное освещение используется гораздо меньше.

Еще одна проблема - выносливость. У меня есть несколько садовых ламп с 15-ваттными лампочками для защиты от грабителей. Я попытался заменить их на энергосберегающие, которые, к сожалению, сгорели через несколько сырых дней. Поэтому они не подходят для наружного применения, поэтому, вероятно, плохо будут функционировать и в прачечной, ванной и любых помещениях с повышенной влажностью.

Использование люминесцентных ламп также влияет на здоровье.Я не знаю, каков будет эффект от длительного использования, но это свет, который мигает с высокой частотой. Вольфрамовая лампа горит непрерывным светом и дает приятный спектр, люминесцентная лампа работает благодаря своим быстрым последовательным вспышкам, и ее спектр не такой ровный и приятный для глаз. Я не нашел соответствующих исследований, и я не думаю, что они были проведены только что. На всякий случай не буду использовать их для чтения или работы.

Отдельным вопросом является излучение электромагнитных помех и электрических помех внутри сети некачественным (азиатским) оборудованием.Это помехи, которые могут повредить другие устройства в сети.

При рассмотрении выгод и потерь, связанных с применением каждого решения, вопрос следует рассматривать комплексно, т.е. в данном случае следует учитывать весь жизненный цикл лампочки. Нет сомнения, что производство люминесцентных ламп намного сложнее и энергоемче. Как насчет утилизации сломанных лампочек? Стекло, как и стекло, может порезаться, из какой бы лампочки оно ни исходило. Дальше становится хуже.В обычной лампочке кроме стекла, то есть кремния, есть сталь, медь, немного алюминия, немного неизвестного изолятора и немного вольфрама. Первым делом в энергосберегающей лампочке стоит ртуть — металл, высокотоксичный для организма человека. Разбитая люминесцентная лампа – это маленькая экологическая катастрофа в доме. Кроме того, энергосберегающая лампочка имеет пластиковый корпус, печатную плату с жестью и с десяток электронных компонентов, о которых я мало что знаю, кроме того, что их нельзя выкинуть на компост.С традиционной лампочкой природа справится лет за десяток, а энергосберегающих я даю как минимум несколько тысяч. Переработка? Куда выбрасывать разбитые энергосберегающие лампочки? Наверное, куда алкалиновые батарейки, т.е. в обычную помойку. Конечно, я знаю, что для этого вида мусора есть специальные пункты сбора. Я знаю, но я не видел ни одного. Следовательно, утилизация люминесцентных ламп — это пока фикция на бумаге. Они окажутся на обычной свалке.

Экология - Здесь можно доказать все. Был момент, когда производители пластиковых пакетов расхваливали свое преимущество перед бумажными пакетами, указывая стоимость воды, используемой в их производстве.Экология давно утратила свой первоначальный смысл (экологическая наука), и даже такое общепринятое понимание экологии неверно. Убивать канадских тюленей деревянными дубинками не неэкологично, а бесчеловечно. Это два разных понятия. Да и вообще, с чем мы боремся с помощью люминесцентных ламп? С глобальным потеплением? С энергетическим кризисом? С угрозой истребления последних панд? Поэтому высшей задачей всех просвещенных людей должно быть ограничение индустриализации за условные рамки западной цивилизации.Через несколько или десяток лет миллиард азиатов пересядет с велосипедов на автомобили. И им будет наплевать на норму выбросов Евро-9, или что там тогда будет действовать. Если все африканцы разбогатеют, купят холодильники и запустят их, в Европе наверняка погаснут даже фонарики. Мы позволяем себя убедить, что что-то правильно, мы поддаемся тенденциям, не задаваясь вопросом, почему мы на самом деле делаем то, что делаем.

Так что, может быть, речь идет не о какой-то экологии, а о бюрократическом механизме, который, однажды запущенный, приводится в движение, требует больше полномочий, правовой защиты, выдает директивы и методические указания по их производству.Вроде как кормление дошкольников шпинатом, что я когда-то испытала на себе. Почему вы должны кормить своих детей шпинатом? Младенцев следует кормить шпинатом так же, как младенцев следует кормить шпинатом. Механизм неправильно понятой прикладной экологии становится институтом, основным смыслом существования которого является собственное выживание. Отрицание смысла использования энергосберегающих решений еще не является преступлением, но близко к «неприспособленности». Есть много лучших способов экономить энергию и производить ее из возобновляемых источников.Я рассматриваю вопрос, является ли человек главной причиной глобального потепления среди сказок, потому что на мой взгляд они не подходят для полки НФ.

Эта запись была размещена в субботу, 01.05.2010 в 13:49 и находится в разделе Блог, Pełślenia, -. Вы можете следить за любыми ответами на эту запись через ленту RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить отзыв. В настоящее время пинг не разрешен.

.

Этажом выше - Людвик Лорен - книга

I

Если посмотреть на обстоятельства, в которых я оказался в то время, то можно было, наверное, заподозрить, что моя голова была полна хаотичных мыслей. Что я удивляюсь, сколько мужества и сколько глупости в том, что я делаю. Что глазами своего воображения я уже смотрел на перспективы на горизонте и светлое будущее, которое ждало меня за ними. Что в тишине я строил планы по строительству финансовой империи, основы которой я вскоре заложу упорным трудом в новом, лучшем мире, к которому я стремился достичь с такой решимостью.

И, может быть, кто-то другой действительно озадачился бы всем этим... Но я сосредоточил все свое внимание на соображениях куда более прозаичных. Я был поражен тем, что корпус, эффективно изолирующий внутреннюю часть корабля от мельчайшей капли воды, так легко пропускает через себя весь холод мира.

Нас было сорок три человека в салоне. Сорок семь, если считать детей (а так как они тоже занимали место и воздух, не вижу причин их не считать).Как-то не хотелось делать точные замеры, но голову даю, что больше двенадцати, тринадцати квадратных метров у нас было не больше двенадцати, тринадцати квадратных метров... какие четырехэтажные кровати (или даже нары, как я так честно подумаю в ретроспективе ) были набиты так плотно, что между ними трудно было зажечь спичку, да и то по-человечески.

Меня беспокоил этот поршень? Не очень. Мне было всего двадцать три года, я был молод и привык жить в плохих условиях.Нет… давление было терпимым. Но этот мороз? Мороз… Это был ад (хотя Ады обычно славятся тропическими, а не арктическими температурами).

Правда, эти знания никогда не пригодятся мне в дальнейшей жизни, но во время моего первого и единственного плавания через Атлантику я на собственной холодной коже осознал, что осень в Центральной Европе и осень в открытом океане — две вещи. совсем другая осень.. Тем более, что маршрут, проложенный по упомянутому океану, опасно, но неумолимо приближается к шестидесятой параллели северного полушария.

в ноябре.

И даже это меня в какой-то мере забавляло, что, пока мы чуть ли не буквально умирали от холода (говорят, что нескольким несчастным пришлось вычеркнуть слово «почти» в этом предложении), три палубы над нашими головами были в смокингах, а женщины в платьях с открытой спиной. Между нами было три колоды — только и пока. Дюжина или около того метров по прямой, дюжина или около того поколений амбиций и жертв на реальной линии.

Я тогда был на РМС Надежда - нет смысла ходить вокруг да около - пассажир четвертого класса.В пятом классе до потолка путешествовал только уголь, набитый в темных складах.

Разница между ним и нами сводилась к тому, что мы могли свободно (без всяких ограничений, это была такая роскошь!) из спальных кают в комнату в той части палубы, которая в проекте предназначалась для столовая, противостояние которой с действительностью превратилось в нечто вроде трактира без трактирщика. Оттуда круглые сутки лился смех и крики, а большая часть заставленного скамейками зала наконец-то освободилась и превратилась в танцплощадку.

И кормили - в отличие от угля -.

В то время как мои попутчики (позвольте мне назвать этот многонациональный рой, в котором я провел две недели на тарабарщине) казались относительно довольными только тем, что у них достаточно еды и где спать, я неоднократно ломал себе голову, что часто предшествовало ряд других размышлений в моей жизни.

Как быть там, думал я, наверху? А как не быть?

Я уже жил с этим убеждением, что в этот момент я не могу вспомнить, когда мне впервые пришло в голову, что я хотел бы чего-то большего от жизни, чем просто унаследовать семейную мастерскую моего отца и работать в ней, пока я не умру и мой сын не сможет унаследовать его от меня.

Не то чтобы я был поглощен мыслями о том, что мне предопределено величие. Такую риторику я всегда считал пустой болтовней и опасным предлогом для оправдания моих преступлений, используемым такими людьми, как Раскольников.

Ибо я думал (и верю до сих пор), что мало зрелищ более жалких, чем человек с манией величия, и мало зрелищ более ужасающих, чем человек с манией величия и топором в руке.

Как бы лицемерно это ни звучало с сегодняшней точки зрения, я никогда - и уж точно не тогда, когда, будучи двадцатитрехлетней сардиной, в недотопленной кабине RMS Hope - я никогда не гнался за величием.Если тогда вместо прошлого и будущего с несколькими купюрами в кармане я мечтал о чем-то конкретном, то это просто переход на одну палубу выше.

И даже на два, если мне повезет в жизни.

Иногда во время случайных встреч (которых теоретически никогда не должно было случиться) с статными гуляющими великанами в выстиранных и выглаженных одеждах я задавался вопросом, что является причиной и что является следствием, что является следствием чего.

Мне, чтобы купить билет четвертого класса в один конец, пришлось продать мастерскую и занять у местных ростовщиков солидную сумму, которую я никогда не собирался возвращать. И они? Если верить слухам, билет первого класса на двоих стоил дороже всех билетов четвертого класса (а нас там было, честно говоря, тысяча человек).

Были ли эти люди — «передовые», как я часто о них думал, — могли ходить по палубе с таким спокойствием из-за огромных состояний, стоящих за ними? Или, наоборот, потому и сколотили состояния, что так же, как и на палубе, - тоже шли по жизни с непоколебимым спокойствием?

- Больше похоже на последнее, - неожиданно услышал я.- Но это тоже первое. Иногда даже больше, чем другие.

Что делал рядом со мной человек, говорящий эти слова, и откуда он вообще взялся с этой стороны, я понятия не имел. Я стоял тогда — помню до сих пор — на смотровой площадке третьего класса. Потому что, если внутри было чертовски холодно и так холодно, я мог бы с тем же успехом наблюдать за океаном в леденящем морозе — примерно такой ход мыслей привел меня сегодня туда.

А мужчине, так неожиданно ответившему на мой вопрос (неужели я это вслух сказал?), было не больше пятидесяти лет, или, по крайней мере, он так выглядел.Безупречно — и совсем легко для обстоятельств природы — одетый, гордо прямой, с курчавыми усами промышленника и в высоком блестящем цилиндре лондонского джентльмена, он смотрел в какую-то, только ему известную, точку горизонта.

Помимо того, что такое заключение должно было быть отягощено ошибкой невозможности на самом его основании, оно выглядело как один из более богатых пассажиров второго класса, или представитель меньшинства пассажиров первого класса, не грозящий гламур.Так или иначе, его присутствие на такой низкой палубе было для меня беспрецедентным и достаточно странным, что я не мог не спросить:

- Что, мистер Туроби?

- А ты? Он ответил с вспышкой отражения.

И хотя он имел право называть меня вами обоими из-за разницы между нами в годах и пропасти, которая неминуемо должна была разделить наши поместья, у меня сложилось впечатление, что «вы» имели свое место в другом месте.Слова человека в цилиндре звучали так, как будто их фамильярность оправдывалась нашим долгим и близким знакомством. Что это полная нелепость и что я видел этого человека впервые, надеюсь, объяснять не надо.

- Что ты здесь делаешь? Он повторил вопрос. - Это не твоя колода. Вы должны быть ниже.

- Я расширяю перспективу, - нерешительно ответил я, сам не зная, как этот ответ пришел мне в голову. «Внутри мне особо делать нечего, а здесь я хотя бы могу смотреть на океан».Для того, кто никогда раньше не видел приличного озера, это настоящее удовольствие.

- Понятно.

Вот и все. И он по-прежнему стоял на смотровой площадке третьего класса, не говоря ни слова, глядя более или менее в ту сторону, куда до недавнего времени смотрел только я (но почему, учитывая, что океан был единственной стороной, на которую можно было смотреть, не следует придавать больший вес).

- А ты? - спросил я через двухлетнюю минуту. - Ты тоже должен быть здесь, извините, этого тоже быть не должно.

- Почему? - удивился он, а потом так необычно улыбнулся, что я не поняла, то ли он издевается надо мной, то ли ломает лед между нами. - Ведь деньги преграждают путь только в одну сторону. Вы не можете подняться, но я могу спуститься. Разве это не очевидно?

- Понятно… Но даунхилл не очень популярное направление.

Теперь он не столько улыбался, сколько откровенно смеялся.

- Вы удивитесь, насколько он популярен. Мало кто выбирает его добровольно, но чем выше вы поднимаетесь, тем яснее вы увидите, что яма – это святилище, привлекающее на удивление много паломников.

- Не хочется в это верить... У вас у всех что-то есть. И легче сделать что-то другое из чего-то, чем сделать что-то из ничего. Так что даже если бы я потерял часть своего имущества, я бы использовал остальное...

- Чтобы не потерять больше.

- Нет…

- Да, - перебил он меня спокойно, но твердо. - Особенно, если ты вырос в этом богатстве и не представляешь, каково это жить без гроша в кармане. Некоторые, да и большинство, даже предпочитают замедлить свой неизбежный крах, а не ценой риска, что вместо тридцати лет они упадут завтра, попытаются развернуться и начать все сначала.Поэтому, окруженный врагами, Рим способен прилагать сверхчеловеческие усилия и творить чудеса, а Римская империя, в миллион раз сильнее его, медленно скатывается к пропасти с полным осознанием собственного распада. Потому что Риму слишком мало что терять, чтобы бояться этого. А Империя слишком велика, чтобы рисковать.

«Боюсь, я с вами не согласен, — ответил я, подумав, — или, по крайней мере, не понимаю вас».

И вообще тогда я не мог до конца представить, о чем говорил человек в цилиндре.Однако сегодня я его очень хорошо понимаю... хотя и не вполне с ним согласен.

«Вот увидишь», — продолжил он, прежде чем я успел что-то сказать. - Самая большая боль в жизни - иметь что-то. Не иметь ничего — такое же благословение, как и иметь все.

- А ты? «Меня немного раздражали эти снисходительные мудрости. - У вас есть что-то или все?

"Зависит от твоей точки зрения", - спокойно ответил он, предполагая, что рано или поздно он ожидал услышать вопрос.- И это зависит.

- С вашей точки зрения. В настоящее время.

- Теперь, - он был совершенно не тронут непреднамеренным оскорблением моего тона, - к счастью, у меня ничего нет... пока.

Я думал, что он снова драматично посмотрит на горизонт, давая мне время собрать высказанные им теории и мои собственные мысли, но на этот раз, сказав то, что должен был сказать, он просто повернулся ко мне спиной и ушел.

Ничего не скажу, мне стало обидно за такое проявление беспечности.Но мне не потребовалось много времени, чтобы прийти к выводу, что я мало что могу реально сделать с этим чувством.

Вот благословения, которые пришли мне в голову, от невладения.

Можно даже не обижаться, потому что если присмотреться, то проблем просто нет.

Так что я просто отвел взгляд от человека в цилиндре, который (человек, а не сам цилиндр) почти так же неожиданно, как и появился, теперь исчез за тяжелой дверью, которая, вероятно, вела в коридор, лестницу и, наконец, наверх палуба.Ведь куда же, как не вверх?

И только стоявшие рядом люди смотрели на меня с полнейшим непониманием в глазах. В том, что я их сегодня не удивляю, нет ничего удивительного... Но тогда мне тоже удалось удачно объяснить их изумление. Редко встретишь кого-то вроде меня в вежливой беседе с кем-то вроде этого человека в цилиндре.

Я бы даже сказал крайне редко.

История моей жизни имела бы более поэтический смысл, если бы я мог написать, не забывая о том, что однажды днем ​​я лениво прислонился к перилам и кричал: «Земля на горизонте!».И что тогда все — бедные и богатые — бросались друг другу в объятия, и не было конца взаимным благословениям и слезам радости.

Это была бы очень красивая картинка, я не отрицаю. К сожалению, как это бывает с такими моментами, его потенциальное обаяние было болезненно пережить столкновение с реальностью. Мало того, что не я первым заметил землю с палубы, но и когда ее действительно заметили, даже я не был на смотровой площадке третьего класса (на палубе, отведенной под четвертый, мы могли только смотреть на воду через микроскопические луковицы).

В самую полночь по кораблю разнеслась весть о том, что наша цель уже видна. Добавим, что среди ночи — как и во все другие ночи за полярным кругом — замерзнуть невозможно. Со временем я привык к этим условиям (а потом снова привык), но потом начал смело играть с мыслью, что смерть от холода под монументальным РМШопом будет комическим завершением моей честолюбивой жизни.

Но когда весть о финале нашей двухнедельной одиссеи проникла в сонную атмосферу спальных кают четвертого класса, я и остальные пассажиры бросились к лестнице, ведущей на верхние палубы.Подобно свиньям у корыта, этот внезапный исход можно описать четырьмя словами.

Те, кто бежал впереди меня, возбужденно передавали слово «земля» из уст в уста. Но какой ложью это потом оказалось - возможно, с преуменьшением, - я даже представить себе не мог. Потому что от того, что я увидел после того, как мне удалось втиснуться в перила, буквально перехватило дыхание.

Мягко говоря... не этого я ожидал, когда впервые услышал в одном из баров моей родной Праги о городе, построенном на окраине Полярного круга.Не так я представлял себе карту, на которую в один сумасшедший день решил поставить все свое состояние и всю свою жизнь.

То, что все отчетливее вырисовывалось из тумана над водой, вовсе не было «землей на горизонте». Прежде всего потому, что самой земли еще не было видно, и кроме того... я уже тогда знал, что то, на что я смотрю, есть нечто большее, чем обычная "земля на горизонте".

Если бы мне пришлось придерживаться этих слов, я бы скорее сказал, что передо мной горизонт на земле.Кто хотел куда-то в жизни, рано или поздно должен был осознать, что его «куда-то» именно здесь.

В полярном Чарлтауне.

Вероятно, я не ошибусь, если скажу, что, как и я в тот момент, пленники, должно быть, чувствовали себя вытащенными из германских деревень столетия назад, которых римляне вели в триумфальном шествии в столицу. Они смотрели на возвышающиеся над ними здания и недоумевали, как это возможно, что человеческий разум и человеческие руки смогли воздвигнуть такое сооружение.

Совсем забыв про точку замерзания, я смотрел на возвышающиеся вдалеке здания и недоумевал, как это возможно, что человеческий разум и человеческие руки смогли возвести такое.

Ряды и ряды окон, светящихся жаром электричества, казалось, тянулись вечно (или если не бесконечно, то, по крайней мере, до высокой полосы облаков, за которой ничего не было видно). Чарлтаун, должно быть, стал шоком для кого-то вроде меня, который считал, что высокое здание должно быть на один этаж выше трех.

Город небоскребов - как было сказано - построенный за полярным кругом город будущего.

И хотя среди мучивших меня в то время чувств самым простым способом для меня было обозначить страх, что я не смогу очутиться в таком муравейнике, в то же время я не мог сопротивляться впечатлению, что если где-то в мире я должен был подняться на гору из моей бедности, это было бы здесь. Здесь, где вышеназванная гора с самого низа даже не могла быть покрыта.

- Эй, что там за свет? - Я услышал чей-то голос за спиной.«Это полярные сияния, которые должны были появляться здесь время от времени?

«Не идиот», — ответил кто-то другой. - Это город.

- Какой новый город?

- Тот, к которому мы плывем.

- И вы думаете, что вот где, - голос первого значительно смягчился, даже смягчился, - мы будем жить? Там... облака?

- Не знаю, брат, не знаю. Но нам надо где-то жить.

Примерно в то время, когда я был вынужден подслушать этот внутрисемейный разговор, меня удивила мысль настолько очевидная, что она никогда раньше не приходила мне в голову, - что я один здесь, на этом корабле и в этом городе.Довольно.

Один из безымянных неудачников, которых запихали сотнями - по собственному желанию! - под палубой трансатлантического колосса, выходящего из бретонского Нанта. А передо мной - что? Город с небоскребами, достигающими неба.

Сегодня я знаю, что Северо-Западный проход часто дуют ветры такие морозные и пронзительные, что достаточно нескольких их дуновений с полярным холодом, чтобы в мгновение ока утопить полного радости человека в всепоглощающей печали. В то время я, конечно, не имел представления о таких местных свойствах зеленого ветра, поэтому то, что на самом деле являлось меланхолией, вызванной местными условиями, я принял за симптомы своеобразной апатии и подавленности.

Эти чувства, усиленные размерами маячащих вдалеке зданий, настолько угнетали меня, что я инстинктивно стал искать утешения на лицах окружающих меня бедняков. И нет, говоря о бедности, я не имею в виду, что у большинства из нас скудные остатки сбережений были спрятаны в подкладках одежды. Мы были довольно бедны в том смысле, что оставили позади все, что у нас было, и все, что мы могли иметь в будущем, нам приходилось с трудом вырывать по крупицам из этого будущего.

Колонисты, завоеватели, первооткрыватели. Конкистадоры Севера.

Во сколько мы вошли в порт, я не знаю. В то время (и пока) часов у меня уже не было, я продал их все вместе с папиной мастерской перед отъездом. Но я знаю, что хотя эта ночь обычно имеет то свойство, что все, что кажется нам великим, все же преувеличивается, в этот раз это совсем не сработало. Чарлтаун произвел на меня еще большее впечатление в течение дня, чем в первый раз.

Не издалека, а вблизи массивные тела неприкрашенных зданий казались еще крупнее и еще выше.В какой-то момент мне даже в уши ударил — молниеносно перескакивающий изо рта в рот — слух о том, что бетонные колоссы имеют не более шестидесяти этажей.

Назовет ли кто тогда число сорок, семьдесят или двести двадцать — признаюсь, для меня это было безразлично. Эти высоты были настолько нелепо огромны, что я все равно не мог их постичь. Со временем, как и все остальные в Чарлтауне, я не только уложил их размер в свою голову, но и сумел привыкнуть к ним, как если бы я был чем-то совершенно естественным в этом мире.Наверное, если бы у меня была возможность сегодня снова увидеть одну из европейских столиц, я бы поразился их карликовости.

В то время, однако, больше всего моего внимания занимали неархитектурные уникумы. Первоочередной задачей в списке приоритетов была необходимость очутиться в этом, на первый взгляд довольно враждебном, городе и найти в этом городе место, где можно было бы что-нибудь поесть, поспать и время от времени не умереть от простуды.

Первым шагом (обязательным не только для меня, но и для каждого иммигранта, намеревавшегося переехать вглубь страны из порта) было обращение в УправлениеПосетители и стоят в местной очереди избитые три часа.

Этот контроль (точнее "контроль") был направлен только на уточнение скрупулёзно ведущейся переписи жителей количеством новоприбывших. Чарлтаун, который в то время все еще находился на ранней стадии заселения, отчаянно нуждался в людях, поэтому наши следователи не устанавливали слишком уж непомерную сумму. Чтобы попасть в город, достаточно было... захотеть войти в город. Если бы мы лучше знали, что нас ждет на улицах (и прежде всего в небоскребах) заполярного мегаполиса, мы бы, наверное, уделили этому требованию больше внимания.

Но никто из нас не мог этого знать, поэтому мы относились к марафону формальностей в Канцелярии лишь как к неприятной и совершенно ненужной бюрократической неприятности... Хотя для многих из тех, кто образовал со мной эту S-образную очередь, это было бы лучше повернуться на каблуках, быстро вернуться на палубу RMS Hopea, поджав хвост к Европе.

И это даже с учетом кровавого фарса, который должен был начаться в Европе менее чем через два года.

После двух недель пути, которые, если честно, пролетели довольно быстро, время ожидания в этой очереди, отделявшей нас от земли обетованной, тянулось нещадно.

Четверть часа, казалось, превратились в часы, и мы продолжали двигаться вперед почти с черепашьей скоростью. Не то чтобы это была вина только официальной опоздания (потому что этот элемент не мог быть упущен, конечно), но скорее наше нетерпение, подпитываемое воображением, заставило нас это осознать.

Наконец, однако, мне пора встать перед чиновником, закутанным в такой толстый плащ, что он легко может остановить артиллерийский снаряд среднего калибра (я так думаю).Лицо человека было совершенно невыразительным и совершенно неподвижным, как будто он потерял свое настоящее лицо, а оно было отлито из воска в качестве компенсации и снабжено механизмом, двигающим веки (и почему в этом городе это сравнение не столь абстрактно, как могло бы быть). кажется могло показаться, я обязательно вернусь еще не раз).

Больше я никогда не видел этого лица, но каким-то образом оно — даже не его владелец, а оно само — запомнилось мне. Возможно, в этом было что-то особенное.Или, может быть, она была просто первым местным лицом, которого я когда-либо встречал в Чарлтауне... или, может быть, это делало ее такой особенной?

- Имя - Я слышал сотни перед собой и сотни воспоминаний.

- Лейбниц - правдиво ответил я. - Оскар Лейбниц.

- Лейбниц… немец, швейцарец или австриец?

Какое-то мгновение я даже не решался воспользоваться калиткой, с которой случайно вышел, но в конце концов решил не лгать. На том - последний раз за все время моего пребывания в Чарлтауне.То есть на всю жизнь.

- Чехия. Инстинктивно я гордо выпрямился. - Я родился и вырос в Праге.

- О да... - Клерк, казалось, совершенно не интересовался моим остаточным резюме. - Валюта есть?

- Только местный.

- Сколько?

- Двести. - Сознательно, опасаясь конфискации, я сократил фактическую цифру вдвое. - Двести орлов польской митрополии.

Чиновник красноречиво улыбнулся, и в его глазах жалость смешалась с… жалостью.И ничего больше.

"Я дам вам два совета", сказал он таким усталым голосом, что не оставлял иллюзий, что я не первый слышу эти советы. Во-первых, здесь никто не говорит «Орлы полярной метрополии». Орлы есть орлы. Если вы не позаботитесь об этом мегаполисе, рано или поздно кто-то поймет, что вы только что приехали. А встречи с местным фольклором, проходящие в такой атмосфере, обычно заканчиваются потерей зубов или денег, или зубов и денег.

- Конечно, орлы. - Я запомнил это раз и навсегда. - А второй парад?

- Второй совет зависит от того, есть ли у вас здесь кто-нибудь. Кто-то за панацею?

- Боюсь, что никто… По крайней мере, я никого не знаю.

- Тогда рекомендую спросить дорогу к Нефтяному заводу. Месяц назад они открыли новое майнинговое подразделение и все еще ищут сотрудников. Всех не берут, но ты не выглядишь идиотом.

- Приму это за комплимент.Я улыбался с энергией всех двадцатитрехлетних на пороге новой, потенциально гораздо лучшей жизни.

Клерк, однако, похоже, не думал, что любая реакция стоит моих усилий.

"Опыта не требуется", - неустанно продолжал он. - Работа тяжелая и малооплачиваемая... Она не одна такая. Но с голоду не помрешь.

- А другие причины?

- С голоду не умрешь.

«Ну, тогда спасибо», — неустрашимо ответил я, собирая документы (в рамках этой ускоренной натурализации я только что официально стал гражданином Чарлтауна).- За совет и за то, что приветствовали меня в этой, в конце концов, мерзлой земле. Это все что есть?

- Почти. Восковая маска на его лице на мгновение стала почти человеческой. - Еще один.

- Что?

- Да поможет ему Бог.

Если за все годы, что я провел на острове Принца Чарльза, который по политическим причинам был переименован в таковой только в 1948 году, Бог действительно заботился обо мне, то эта забота, несомненно, принадлежала более своеобразным видам.Она была ближе к случайным, но эффектным вмешательствам, чем к постоянной внимательной опеке. Это немного похоже на отца, который ежедневно поглощен другими делами, время от времени неожиданно вспоминает, что у него есть дети, а потом осыпает их подарками.

Или как при тотальной аварии.

Разум приказал последовать совету симпатичного бюрократа из Управления по делам посетителей и направить шаги (а вместе с ними и все мое тело, еще не до конца привыкшее к таким низким температурам) в сторону Нефтяного завода.Однако желудок подсказывал, что на свете есть дела поважнее работы, и самым неотложным из них, несомненно, было потратить несколько орлов на что-нибудь поесть.

Мое сердце... Мое сердце без устали тянуло меня вглубь города.

К черту работу, к черту еду - такой сладкий яд просачивался мне в голову - ты в городе чудес, так что не стой там, а иди и любуйся этими чудесами.

Обманывая себя тем, что делаю это только для того, чтобы расспросить местных жителей о самых дешевых пабах и маршруте к Нефтяному заводу, я растворялся в суматохе жизни, бурлящей у подножия монументальных небоскребов.Через какое-то время я уже не знал, что меня больше впечатлило - сами постройки или самопроизвольно выросшие у их ног.

Сразу надо сказать, что вид, который засел у меня в голове под слоганом «Ночь, когда я впервые увидел Чарлтаун», явно отличался от того, что я испытал, войдя в дом.

Первое удивление, с которым мне пришлось столкнуться, красное от ветра, заключалось в том, что я еще не вошел в город.Ибо, как и везде в мире, в городе были здания, так и здесь... город был в зданиях.

Сами небоскребы имели мало общего с классически понимаемыми башнями. Каждый из них был образован в плане равнобедренного креста, плечи которого, узкие в основании, расширялись по мере удаления от точки соприкосновения с другими. Что-то вроде четырех угловатых треугольников, вершины которых обращены друг к другу. Или как Croix Pattée. И таких зданий было девять, восемь завершенных и одно строящееся, все на равном расстоянии друг от друга на квадратном плане.

Это более-менее (не более-менее, а именно так) с высоты птичьего полета. От земли, напротив, ко всем этим длинам и ширинам надо было добавить еще одно измерение — высоту. Шестьдесят этажей, шестьдесят этажей, потолки которых — которые я собирался увидеть собственными глазами — были гораздо выше, чем в большинстве пражских домов.

Переводя это сейчас, слегка, но осознанно, я смотрю в будущее и делюсь знанием, о котором, приехав в Чарлтаун, не знал еще и доли.Описания (особенно зданий), однако, имеют то преимущество, что раз они честно и точно нарисованы, то с чистой совестью можно их отпустить и вместо того, чтобы время от времени к ним возвращаться, сосредоточиться на другом, гораздо большем. привлекательные элементы истории.

В основу каждого из этих небоскребов, напоминающих Рыцарский крест (один из самых изношенных мотивов европейской геральдики), был положен один и тот же проект, а в основу проекта легла модернистская панацея от всех архитектурных бед ХХ века - железобетон.Хотя все здания снаружи были похожи друг на друга, большинство из них заканчивали свой список сходств. У них был общий железный скелет и серая внешность, но внутри они различались почти во всем.

И все же, как говорят все уродливые дети, важна не внешность, а то, что внутри.

Внутри каждого из девяти (ну ладно, восьми, девятого, построенных только после Второй мировой войны) зданий, составляющих Чарлтаун, — за исключением от десяти до пятнадцати тысяч жителей — располагалось очень разнообразное расположение.

Основывая весь конструктивный вес высотных зданий на их наружных стенах, швейцарский провидец, стоящий за идеей строительства города будущего, предоставил жителям возможность моделировать пространство в соответствии с их почти безграничным воображением.

Они могли возводить стены, сносить потолки, создавать закрытые тропические экосистемы на сороковом этаже или превращать целые этажи в бальные залы или бассейны. Все дело было только в деньгах (и согласовании планов в Строительном надзоре).

На что была направлена ​​вся эта беспрецедентная в мире идея, так это на создание гигантских, комплексных и полностью самодостаточных архитектурных единиц, где жители могли бы жить, работать и отдыхать в одном месте. Одним словом: полностью обеспечить жизненные потребности внутренних башен.

Потенциал такого решения (хотя на первый взгляд трудно воспринимаемый многими) для любителей колонизации территорий, расположенных в неблагоприятных климатических условиях, трудно переоценить.Так родился Чарлтаун. На земле, где нельзя было основать город, построили девять зданий квадратной формы.

А потом в этих постройках был основан город.

Расстояния между отдельными небоскребами измерялись сотнями метров, а поскольку основной посыл проекта заключался в том, чтобы позволить жильцам не покидать отапливаемые здания, пространство между ними было перерезано путаницей канатных дорог. Так вот, с четвертого этажа одного небоскреба можно было попасть прямо на семнадцатый этаж в соседнем здании.Там - с тридцатого этажа можно было попасть прямо на тридцатый этаж соседнего небоскреба.

И так далее и тому подобное.

Теоретически можно провести годы в Чарлтауне, не ступая на промерзшую землю. А практически? Что ж... Мне пришлось в первый же день своими глазами увидеть, что реальность сделала с градостроительным планом архитектора-авангардиста.

Покинув Управление попечительства, я погрузился в пестрое море одно- и двухэтажных зданий, возведенных в эклектичном кустарном стиле, выросших у подножия крест-накрест башен.Маленькие, шаткие и плохо утепленные, они были последним прибежищем для тех, кому по разным причинам не нашлось места внутри бетонных колоссов.

Отрезанные от мира на этом богом и людьми забытом острове, столкнувшись с необходимостью покинуть небоскребы, они сделали единственное, что могли сделать - у подножия возвышающегося к небу Чарлтауна, они основали собственный застрявший город на землю. Районы бедности во всем мире выглядят одинаково, поэтому не вижу ни малейшего смысла посвящать отдельную характеристику именно этому.Достаточно сказать, что в сочетании со стоически неподвижными небоскребами эти трущобы просто кипели жизнью.

Построенный из листового металла, кирпича, дерева и всех обломков, оставленных небоскребами или торговыми судами, зашедшими в порт, кварталы постоянно гудели многоязычными голосами. Стихийно очерченные улицы бесконечно извивались в меандрах поворотов, перекрестков и площадей, и там, где стояло одно из качаемых северным ветром зданий, стояли люди.

По большей части их внешний вид внушал мне более или менее оптимизм и уверенность, что я снова и снова клал руку поверх пальто в то место, где я зашил большую часть своих сбережений. Одним словом: я быстро понял, что если я хочу выжить в Чарлтауне, то это не вопрос выбора, а необходимость как можно быстрее выбраться из этих трущоб и найти уютный уголок внутри любого (любого) животного присутствия.

Мне было все еще чертовски холодно - хоть я и подарила себе меховую шапку в качестве приветственного подарка при первой же возможности, - но чем дольше я ходил по улицам, тем отчетливее становилось мое восхищение прохожими, выдерживающими местную температуру. в безропотное вдохновение.Если бы они не замерзли здесь, почему это случилось бы со мной?

Где-то в поле моего зрения проскользнул старый ртутный термометр, равнодушно сообщающий прохожим, что легкий морозец, который радует их в будний день в Чарлтауне, составляет всего девятнадцать градусов ниже нуля.

Ведь такие зимы, - подумалось мне тогда, - бывают и в Праге... Но как аномалия, а не норма.

Тем не менее, я находил отчаяние по поводу состояния климатических условий столь же заманчивым, сколь и бессмысленным, и вместо того, чтобы посвятить себя этому дольше, я еще крепче натянул шапку на учение и с высоко поднятым лбом отправился покорять мир.

То есть сначала я пошел есть, а потом пошел покорять мир.

По совету чиновника с отлитым из воска лицом, обращаясь на улице к более приятным на вид прохожим, я стал спрашивать дорогу к Нефтяному заводу. В большинстве случаев наши разговоры сводились к тому, что я задавал вопрос, а мой собеседник (кто его так многозначительно называть - преувеличение) тыкал пальцем в какую-то сторону и, не пытаясь ответить, продолжал по-своему.

До сих пор мне интересно, была ли эта сдержанность в пути плодом мороза, бедности или их комбинации.

Вопрос, который следует задать уже на этом этапе здравомыслящим умам (мне понадобилось еще некоторое время, чтобы его кристаллизовать тогда), каким чудом мне удалось не заметить промышленный комплекс размером с нефтеперерабатывающий завод.

Так как не все обязательные проводники, направлявшие меня к месту назначения, знали, где на самом деле находится пункт назначения, я еще час кружил между небоскребами и зданиями суррогата отдельного города, выросшего у их ног.Наконец, поняв, что если я не успею сделать дела до наступления темноты, то ночь встретит меня не только бомжом, но и безработным (что в таких климатических условиях довольно незавидное состояние), я активизировал свои усилия.

На этот раз, вместо того, чтобы искать подсказки от жителей, которые вряд ли были убиты, я сосредоточился на менее дружелюбных на лицах, но их общий вид давал надежду, что они не только слышали о Zakłady Naftowe, но и также, если повезет, они сами в них работают.

Итак, когда я, наконец, нашел одного из этих одиноких странников (потому что я был достаточно сумасшедшим, чтобы собираться среди целых групп, к счастью, я еще не был), и я задал ему вопрос, который практически никогда не поднимался в течение последних пятнадцати минут :

- Как добраться до ZakładyNaftowe?

Остановившийся у меня человек, заметно уже изпаханный жизнью, окинул меня сначала немногоговорливым, но наводящим взглядом, а потом с флегматичностью и неохотой ответил мне:

- Ты пойдешь прямо туда, четыре..

- "Четыре" это вон тот небоскреб? Я робко прервал его вопросом, важность которого подчеркнул, указывая пальцем на здание, которое имел в виду.

- Ну, тот. Каким ты был, мужик, ты вчера родился, каким?

В каком-то смысле, - пришло мне в голову, - это даже не вчера, а сегодня. Я махнул рукой в ​​знак того, что не стоит заниматься вопросом моей неориентации в пространстве и лучше сосредоточиться на деталях. Человека, закутанного в тулуп, не нужно было повторять дважды.

«Ну, тогда берите четыре», — продолжил он с отчетливым французским акцентом. - Лучше всего обойти его с левой стороны, потому что справа все оказалось не очень интересно.Потом добрых триста метров прямо, до такой лачуги, обтянутой красной простыней, которая раньше в ней стоила довольно дешево.

- Под каким именем? Так что, на всякий случай, я знаю, что спросить.

- Что-то итальянское, я думаю, Новоченто какое-то. Но мы все просто назвали ее Рыжей, чтобы все знали, что происходит.

- Буду помнить. Что дальше?

- С Красной улицы его невозможно пропустить, потому что он практически рядом. В двух шагах, как говорится.

- А если я еще смогу... - И тут я осознал содержание вопроса, который давно копился у меня в затылке. - Почему я не могу увидеть эти масличные растения отсюда или откуда-либо еще, где я был раньше?

Глаза мужчины заметно расширились только для того, чтобы позволить себе смотреть на меня так, как не смотрели бы на меня в Чарлтауне, когда я задавал такие же неожиданные вопросы. Короче говоря, он смотрел на меня так, как будто я был последним идиотом.

- Правда, парень, у тебя с головой все в порядке? — выпалил он через некоторое время, убедившись, что я задал ему этот вопрос не в шутку, а смертельно серьезно. - Просыпайся наконец. Мы в Чарлтауне… А тут вся жизнь, кроме нас, которые упорно промерзают на поверхность, то ли в многоэтажках, то ли… ну, пулемёт.

- Или под землей, - нерешительно закончил я. - Так НПЗ тоже под землей...

- НПЗ, да еще ниже шахты.Там масло. И там теплее.

- Теплее? - подхватил я, буквально согретый перспективой спастись от этого апокалиптического Белого Холода. - О, я с нетерпением жду этого.

Мужчина то ли снисходительно нахмурился, то ли болезненно улыбнулся. Я не знаю, до сегодняшнего дня я не был уверен. Но я помню его пророческое:

- Поверь мне, мальчик, ты будешь скучать по Западу.

Что может показаться невероятным в контексте всей клики, которую я собирался бросить мне в голову в Чарлтауне, что, ведомый неподвижным туземцем в тулупе, я без труда нашел дорогу на Нефтяной завод.Никто не бил меня по дороге, никто не пытался меня ограбить, никто не стрелял в меня, никто не обманывал, и никто не стоял на пути между мной и целью, на которую я мерялся.

По местным меркам это был исключительно удачный результат (ведь я и сам еще слишком мало знал о городе, в котором жил, чтобы оценить эту улыбку судьбы). Возможно, беспроблемное прохождение этих нескольких сотен метров было лишь делом везения… А может, разница была в том, что следующие несколько сотен метров, которые мне предстояло попытаться пройти в будущем, уже не были параллельны земле , но перпендикулярно ему.

Казалось бы, мелочь, но не большая.

Еще одним сюрпризом - и положительным - при моем первом посещении Zakłady Naftowe было полное отсутствие очереди, ожидающей меня на входе. Никаких хмурых потенциальных работников, которые видели бы в стоящих рядом чуть больше, чем конкуренцию за желанную работу. Наоборот, Заводские Ворота - буквально, а не в рамках литературной гиперболы - были передо мной дырой.

Поблизости было несколько мужчин, но, судя по их внешнему виду и поведению, они были больше заняты поиском работы, отдыхом от уже имеющейся работы.

Один из них был так любезен, что направил меня прямо в военкомат в форме, не имевшей ничего общего с вежливостью. Даже тогда минимализм административного комплекса, обслуживающего Нефтяной завод и, таким образом, как я вскоре узнал, крупнейшего работодателя в Чарлтауне, казался мне смехотворно гротескным.

Несколько разбросанных тут и там бетонных кубов, чья эстетика больше напоминала военные блокпосты, чем жилые дома или офисы, высокая стена из того и сего, окружающая двор и... все.

Мало сказать, что это зрелище произвело на меня легкое впечатление. Он ничего не сделал. Однако от полного игнорирования меня спасло осознание того, что то, что лежит на поверхности, — лишь вершина айсберга, вкопанного в землю. С другой стороны, от того, чтобы развернуться на каблуках и уйти, меня спасло блаженное неведение того, насколько гигантским был этот айсберг на самом деле.

Военкомат был оформлен в соответствии с декором, которого можно было бы ожидать от абсолютного монополиста в горнодобывающей промышленности в радиусе тысячи километров.Ну… с преувеличенным гостеприимством, там не особо дуло, хочу сказать.

Но поскольку тогда я не мог себе позволить изменить предложения, мне ничего не оставалось делать, как подойти к окну под словом «КАНДИДАТ» и посмотреть на пятидесятилетнюю тучную женщину, которая должна была почтить это окно.

- Ищете работу? - услышал я в приветствии.

- Ищет, ищет, - ответила я, храбро борясь с собой, чтобы отпустить это мелкое поддразнивание.- Он найдет?

Женщина посмотрела на меня поверх очков, как будто оценивая меня от талии (потому что мои ноги были вне поля зрения) до кончиков пальцев ног, она могла решить, стоит ли вступать со мной в словесную перепалку.

Она, видимо, решила, что это того не стоит и что будет разумнее вложиться в то, чтобы продолжать обращаться со мной как с вещами.

- Что он может сделать? Вы когда-нибудь работали над добычей полезных ископаемых, адсорбцией, абсорбцией, крекингом или дистилляцией?

- Несколько раз перегонял, - ответил я, - но, к сожалению, не сырую нефть.

- Какой физический? Я ничего не знаю?

Я был тогда слишком беден, чтобы иметь право обижаться на это смелое предложение, но я был также слишком беден, чтобы промолчать об этом и не вывести женщину из заблуждения, которое могло так сильно повлиять на мое будущее .

- Я могу что-то сделать, - поправил я, потянувшись за единственной карточкой, привезенной в рукаве из Европы. - Я с малых лет работал с отцом на часах, могу починить кого угодно. И не только часы, конечно, а все, что в своей работе опирается на шестеренки.Если что-то когда-либо тикало и должно было тикать, все, что вам нужно сделать, это позволить мне сделать это, и обновление обязательно начнет тикать.

Женщина еще раз оглядела меня поверх очков. Вопреки моим ожиданиям, в этом взгляде было не больше уважения, чем в первый раз.

- Гидравлику тоже ремонтируете?

- Нет, скорее...

- Ректификационные колонны?

- Я вам больше говорил о механизмах, а не об установках. - Я уже знал, что этот разговор идет не в том направлении."Может быть, если я...

" Такая физическая, перебила она меня, и тощая. Когда он выйдет, он устанет довольно быстро.

В этом месте она сделала эффектную паузу, наверное, в надежде, что таким образом ей удастся вызвать выражение страха и беспокойства на моем лице… Что ей, конечно же, удавалось исполнять концертами.

- Итак? - Я попросил.

- Вы можете спросить на портовой насосной станции, нужна ли им помощь при обработке танкеров.

Холодно, дерьмо, - загрохотало у меня под черепом, - я был там раньше, и у меня нос забит этими арктическими температурами.

- А эта колонка, да... Что ты упомянул?

- Выпрямление.

- Кто-нибудь может помочь? Я быстро учусь… Сначала я мог делать какие-то простые вещи, и если кто-то хотел меня обучить, я бы быстро переучился.

Она посмотрела на меня в третий раз. Все равно неуважительно. Постой, - думал я, присев под этим ледяным взглядом дамы моей жизни и смерти, - я тебя когда-нибудь задержу, грубо толстяк.Ты вылетишь из этого теплого офиса.

- У колонны... ну может быть. Но он сказал, что не инженер.

- Нет, не инженер. Но молодой, умный и полный энтузиазма. Ничего, кроме как взять меня под свое крыло и сделать из меня эксперта.

- Пятнадцать орлов в день, - прогнулась женщина (если создание атмосферы отчаяния, в которой я был бы готов принять любые условия, не было ее целью с самого начала), - если четверть выдержит, то двадцать. Тогда он увидит.

- Пятнадцать орлов? Более разумная часть меня внезапно вскрикнула.- Но я заплатил пять за сегодняшний ужин.

Женщина пожала плечами. Я не уверен, действительно ли она улыбнулась вполуха или мне это только показалось… Я уверена, что смогу это сделать.

"Тогда это должно быть дешевле", сказала она.

- А квартира? Кровать в рабочей комнате?

- Он что, с елки сломался что ли? На этот раз она посмотрела на меня с искренним удивлением. Немного похож на человека, указания которого привели меня сюда.- У него есть работа, у него есть деньги... Что еще? Через шесть месяцев он может подать заявку на проживание в семи, пока Zakłady Naftowe скупает следующие этажи. Обеспокоена условиями жизни своих сотрудников.

- Не хотели бы они платить им немного больше из той же заботы?

- Берется за работу или он синий?

- Берет, - без колебаний ответил я (и лучшие альтернативы на горизонте).

Еще до того, как я впервые ушел в подполье, еще до того, как я даже вышел из военкомата, я дал себе зарок, что долго не буду на этой работе.Я приехал в Чарлтаун не для того, чтобы хоронить себя ниже уровня земли. Я тоже собирался двигаться по вертикальной линии, но в противоположном направлении.

Однажды я посмотрю на эти замерзшие пустоши с высоты - пообещал я себе. Пока… Пока достаточно как-то попасть внутрь одного из небоскребов, пусть даже в качестве напарника. Тогда только один этаж.

Этажами выше.

II

Квартиру, которую я нашел, даже квартирой назвать было сложно.Мы вчетвером расположились на площади всего в несколько квадратных метров. Мокрые стены, двухъярусные кровати и сон в пальто — такой уровень жизни встречал модернистский идеальный город, рожденный браком больших амбиций и большого капитала. Именно это дыхание организма, контролируемое двенадцатичасовой работой, леденящее в воздухе, изменило мою стойкую пражскую болезнь.

Как я уже говорил, мне пришлось делить квартиру с тремя такими же, как я, искателями приключений. Если бы моя жизнь решила написать мою историю в соответствии с универсальными правилами, управляющими Царством Рассказчиков, я бы случайно нашел среди этих троих друга, дружба с которым осталась бы потом в огне, ожидая нас на пути к пик оппозиции.

Ничего подобного не произошло. Мало того, что мои вынужденные соседи по комнате оказались трудным материалом для знакомства, они также с трудом выжимали из себя больше трех слов в час. Да и вообще... Я и сам тогда был ничем не лучше их. Как и они - я каждый день оставлял все свои силы на пятнадцать (двадцать после четверти!) в подвале Нефтяного завода. А так как они это делали, то я позже восполнял слишком мало этих сил за счет калорий, извлеченных из объедков со стола, которые я преувеличенно называл трехразовым питанием.

Мне было двадцать три года, триста орлов, зашитых в плащ, буйное честолюбие и конское здоровье (выносливость которого тоже должна была когда-то достигать каких-то пределов). Я был постоянно голоден, устал и постоянно мучился — в зависимости от того, работал ли я под землей или бродил по ее поверхности — палящим зноем или морозом. Мое самочувствие также не улучшилось от осознания того, что все, что мне удалось заработать в данный день, было потрачено на постоянной основе для того, чтобы иметь возможность пережить следующий день.

Мне так же, ненароком, но всегда, удавалось редкое искусство синтеза двух, казалось бы, совершенно противоположных обстоятельств - день за днем ​​я работал, как последняя рабочая лошадка, и в то же время каким-то чудом еще не отойдя на шаг места, в которые я попал, когда работал на Нефтяном заводе (потому что, если отправной точкой был момент входа в порт Чарлтаун, я даже в сотню орлов вплетался).

И так же, как я не могу разнообразить свой репортаж об этом периоде каким-либо диалогом, так вряд ли был тогда диалог, вносивший разнообразие в этот период.После того, как мне объяснили, какие задачи будут заключаться в моей роли по обслуживанию ректификационной колонны НПЗ, я только усердно над ней работал. Я работал, работал, работал и работал.

Я бы не назвал Чарлтаун адом моих первых месяцев в подвале, в моей жизни случались вещи и похуже (и если бы я не сбежал из Европы до того, как стало неприятно, то и со мной могло бы случиться).

Это не уменьшило нараставшего во мне тогда разочарования.Короче, я не об этом писал. И чем дольше длилась эта синусоида высоких и низких температур, тем больше я волновался по поводу своих рук.

Не так давно такое деловитое, уверенное и точное, теперь - по крайней мере, на моих глазах - оно было покрыто твердыми мозолями, утолщалось и явно дрожало. Когда я лежал под — примитивными одеялами, которые согревали меня, — и мои глаза сканировали трещины, покрывавшие потолок, я задавался вопросом, не оказался ли я сейчас так внезапно, с прикосновением волшебной палочки (или волшебного приказа о депортации) обратно в Прага, мои пальцы еще могли вернуть былую ловкость.

Я родился в семье часовщика, вырос в доме часовщика, вырос у часовщика и выучился на часовщика. Уезжая из родного города – нескромно признаюсь, – я не только немного знал об этих тикающих чудесах, но и мог уверенно числиться в рядах ведущих пражских часовщиков (по крайней мере, молодого и среднего поколения). Чешские часовщики не в одном ряду со швейцарскими часовщиками… Но не зря меня зовут Лейбниц.

Было бы глупо просто проматывать все во имя ста пяти орлов в неделю, из которых я даже ничего не мог убрать.

Оставаться в таком состоянии значило обречь себя на падение, а изменить его - изменить невозможно. Самым простым и очевидным было пойти по пути, намеченному активистами компании, и вместо того, чтобы думать о том, как бы поскорее убраться с Нефтяного завода, просто начать разговаривать друг с другом «товарищ». В Чарлтауне, в сотнях километров к северу от Канады, такие идеи могли бы еще показаться привлекательными, но из Праги было слишком близко до Советского Союза, украинского голода и чудес на Висле, что я не знал бы, чем подобные проекты заканчиваются на практике.

Так совсем разбитый, на краю света для миллиардеров, перегоняющих сырую нефть, Я смотрел на белый снег сквозь все темнее и темнее очки... И с каждым месяцем этого снега становилось все больше и больше.

Хотя низкие температуры - хотя они все еще раздражали меня до невозможности - я уже немного к этому привык. Время, как я мог узнать на собственном примере, не только лечит раны, но и регулирует климатические ожидания — такое средство от боли за все время.

Тем более это оценят те, кто может это измерить.

Так я работал три месяца. Я проработал три долгих месяца в полярном подвале Заклады Нефтегаза.

Однако, поскольку я живу сегодня, я должен был как-то пережить те дни (ибо кто слышал о такой истории, которую рассказал бы дух?).

Если кто-нибудь когда-нибудь решит зафиксировать мою биографию, то, вероятно, напишут, что однажды моя судьба вдруг и неожиданно изменилась к лучшему... Этот бред, на мой взгляд, верный, потому что, во-первых, настоящей судьбы нет, и, во-вторых, даже такой, какой он есть, он сам по себе не меняется.Кто-то должен взять его за голову и увести с пути, на котором он упорно стоит.

Мне посчастливилось встретить такого, когда после долгой ночной смены, убитый из Закладов, я отправился в отвратительное заведение, лозунг которого - если бы кто осмелился его произнести и поставить на вывеску - был бы "дерьмо, но слишком дешево".

Питался я там довольно часто, так часто и однообразно, что на входе даже перестал спрашивать, что подавать, поэтому, когда я интуитивно ориентировался на эту жемчужину полярной гастрономии, мой разум витал где-то в облаках.

Его снесли на землю только тогда, когда ему произнесли знакомым голосом:

- Здесь?

Я, должно быть, сначала визуализировал настоящий ответ на этот вопрос, потому что во-вторых, он ударил меня по ушам, я подпрыгнул (буквально, уверяю вас, не образно) и, судорожно борясь то влево, то вправо, начал оглядываться вокруг себя.

Человек, произнесший эти слова с невинной небрежностью, и мне потребовалось много времени, чтобы обострить зрение, хотя он был одет в лучшем случае по-осеннему, он не возражал против арктического, за двадцатиградусного мороза, плотно покрывающего нас обоих на всех сторонах.

Мне не нужно, надеюсь, уточнять, что тот, кто обратился ко мне в тот день, был не кем иным, как человеком, которого я встретил ранее у перил смотровой площадки третьего класса на RMSHope.

В этих обветшалых декорациях заснеженного бедного квартала (да и в сравнении с собой, который после трех месяцев напряженной работы на Нефтяном заводе я выглядел как минимум недоделанным) он выглядел еще более достойно, чем тогда. Его промышленные усы, казалось, были завиты еще аккуратнее, а лондонский цилиндр — я бы порезал себе за это руку — прибавил по крайней мере несколько сантиметров в высоту.

- Не ожидал тебя здесь встретить. Он продолжал называть меня тобой с той же доверительной естественностью. - Тем более, что с момента нашего прибытия в порт прошло уже три месяца. Это не то положение, в котором вы планировали оказаться, когда мы имели последнее удовольствие перекинуться друг с другом двумя словами.

- Ты тоже, - тронувшись за живое, я инстинктивно откусил, - я тут не совсем вписываюсь. Что привело вас в городе небоскребов к такому приземленному уровню бедности рабочего класса?

Человек в цилиндре небрежно махнул рукой, как будто я надоел (или даже разочаровал) его, задавая такие крайне незаконченные вопросы.

- Жизнь тянет нас всех вниз, я ведь говорил тебе. Даже когда мы все еще очень хотим продолжать восхождение.

- И вас сюда сегодня жизнь привела?

- Мы говорили не обо мне, а о тебе.

- Почему именно? - Я не только инстинктивно задал вопрос, который, наверное, задал бы каждый в моей ситуации, но и искренне хотел узнать об этом.

- Потому что я больше не спешу. Тем не менее, вы должны быть в спешке.И много.

Я еще раз хотел спросить его, почему, но вспомнил о четырехместной кабинке, двенадцатичасовом рабочем дне и пятнадцатидневной заработной плате.

- Вы пересекли океан, чтобы добраться до города, небоскребы которого достигают облаков, и за девяносто дней вам не только не удалось на них взобраться, но вы даже не забрались ни в один из них. Вместо этого вы предпочитали ползти под землей… Вы испытываете гордость, когда смотрите на свои достижения?

- Простите - меня больше возмутили не сами слова, а точность скрытых за ними прозрений - но по какому праву вы смеете так со мной говорить? А ты вообще кто?

Мужчина подарил мне улыбку, сумевшую заключить в себя самую суть той терпеливой, но снисходительной доброты, с которой опытные ветераны жизни часто смотрят на мотающуюся по миру молодежь.

- Кто я? — сказал он после долгой паузы. - Это довольно сложно. Зависит от определенных факторов, на которые я не имею никакого влияния, даже при самых искренних намерениях… Кто вы? Вот правильный вопрос.

«Лейбниц», — ответил я с искренней мачо-наивностью. - Оскар Лейбниц.

- Дело не в вас, молодой человек, я спросил ваше имя, а в том, кто вы.

— Боюсь, я вас не понимаю, — честно ответил я.

В то же время, о чем я узнал только через четверть часа, я также совершенно перестал обращать внимание на - такой придирчивый всего минуту назад - мороз.

- Имя и фамилия - это просто слова, набор случайно расположенных букв, которые, кроме сентиментальных, не представляют никакой реальной ценности. Особенно здесь, когда вы решили начать все с нуля. Ни семьи, ни репутации, ни связей, ни долга благодарности. Если бы тебя звали не Оскар Лейбниц, а, скажем, Артур Пибоди, это ничего бы не изменило в твоей жизни. Поэтому я спрашиваю у вас не ваше имя, потому что оно здесь ничего не значит, а кто вы.

- Неужели еще...

- Вы работник НПЗ? Инженер-нефтяник?

- Нет.

- Кто ты тогда?

- Часовщик. Я почувствовала, как моя грудь, холодная изнутри, инстинктивно раскрывается под слоями грязной одежды.

Человек в цилиндре еще раз улыбнулся, давая мне понять, что наш разговор прошел именно так, как он и ожидал.

- Почему же тогда, объясните мне, пожалуйста, вы перегоняете сырую нефть, часовщик?

Забавно, как трудно иногда задавать эти простые вопросы.

И как еще труднее потом честно на них отвечать.

- Так и вышло - пока я говорил эти слова, я чувствовал на языке, сколько горечи в вкушении лжи. - В таком городе мало работы для часовщиков.

- Вы искали?

Со смесью недоверия и мрачного веселья в глазах я посмотрел на человека в цилиндре, а затем мои глаза (надеясь, что он тоже последует за моими) переместились на хрестоматийные примеры беззатратного самостоятельного строительства окружающие нас со всех сторон.

- Часовщик? Я скорбно рассмеялся. - Здесь?

- Не здесь. - Мой собеседник, оторвавшись от очередной сказки, поднял насмешку, пронзившую мои глаза, и, указывая выпрямленной рукой на вершину одного из небоскребов, сказал: - Там.

Часть меня оборонительно хотела протестовать против этого нелепого предложения, но вторая часть (та, к счастью, победившая в этой короткой, но жестокой битве) решила, что лучше будет закрыть рот и слушать то, что умнее меня меня еще немного.

Проблема в том, что умнее было мало что сказать.

Еще хуже - когда я на мгновение оглянулся от огней шестидесятого этажа, не было и следа человека в цилиндре.

Единственное, что осталось у меня после знакомства с ним, это ужасно скомканный лист тонкой бумаги, на котором я сначала мог видеть только бесчисленные следы грязных ботинок. Только через мгновение после расшифровки измазанных сыростью букв я пришел к заключению, что клочок бумаги, который я держу в руках, не более чем рекламный буклет.

К сожалению, мне не удалось воссоздать все его содержимое.

К счастью, меня вполне удовлетворило то, что я прочитал (точнее, догадался из конгломерата контекста и собственных надежд) среди строк, напечатанных аккуратным шрифтом:

... один - взволнованный, я вслух объяснил эту тайну сам. «Строим один… тот, что к юго-западу от центра».

Осмелюсь сказать, что в жизни каждого человека наступает момент, когда он должен безжалостно разорвать подкладку своего пальто и вынести на свет божий триста сфер, спрятанных там более трех месяцев.

Это был для меня день 16 февраля 1938 года.

Но прежде чем мог произойти драматический акт разрыва, мне нужно было проникнуть внутрь одного из бетонных колоссов, которые уже давно воспламеняли мое воображение настолько, что я снова и снова отваживался входить в их муравьиные коридоры. Однако мне пока недостаточно попытаться проникнуть в них наяву, за пределы царства ночных и дневных снов.

Успокаивающее ободрение в это ожидание вносило сочетание двух народных мудростей, согласно которым один день всегда должен быть первым... но и то, что затянулось, не убегает.

Маленькая голова, как мудры эти народы.

Стоя у подножия Атлас-билдинга, первого небоскреба, построенного в Чарлтауне, я столкнулся с еще одним неудобством. Меньше, чем препятствие, однако, было логическое обоснование, на которое я опирался в течение следующих лет, пытаясь объяснить себе и другим, почему, вместо того чтобы попытаться добраться до одного из небоскребов сразу после прибытия в город, я отложил его на три месяца.

При входе в здание Атласа я наткнулся на сторожа-писаря, уход которого должен был стоить мне, помимо лошадиной дозы терпения, еще - история не сильно пострадает, если я раскрою эту деталь сейчас - большой часть орлов отложена на черный час.

Там было двое охранников - я видел как минимум двоих. Может быть, кто-то еще прятался внутри их поста? Я не знаю. И я не думаю, что это имеет большее значение. Важно, что тот, кому довелось часовую смену на морозе, увидел меня с действительно внушительного расстояния, и как только я приблизился на три-четыре метра, протянул выпрямленную руку и спросил:

- Панма пасс ?

у меня не было.

- Какой пропуск?

- Чтобы я мог пройти мимо вас.Часовой заметно расслабился, услышав мой ответ. - Один для вас, чтобы войти. Не мапан?

- Нет, я же говорил, но я все равно хочу войти.

- Так что посмотрим... - Он сделал вид, что обеспокоен. - У вас есть квартира в Атласе? Или работать?

- Ни то, ни это. Но я намерен иметь оба.

- То есть вы только мигрируете?

- Я скорее переезжаю.

- Чтобы…

- На третьем этаже мастерская часовщика.- Я молча молился, чтобы домыслы, которые я так смело осмелился использовать, не оказались полностью противоречащими действительности. - А я буду там работать. Вы слышали об этом человеке?

- Что немного... Он знает, что ты собираешься навестить его?

- Если бы я не знал, был бы я доброжелателен?

- Правильно. Охранник почесал то, что могло быть и кепкой, и шлемом. - Но у тебя до сих пор нет пропуска.

- Не я первый, не я последний.- Я решил рискнуть. - Наверняка жизнь уже выработала какие-то альтернативные способы решения этой формальности.

Мужчина оглянулся (пытаясь, наверное, посмотреть, насколько занят его напарник), потом долго подозрительно смотрел на меня.

- Ваше имя…? — сказал он через несколько секунд.

- Лейбниц. Оскар Лейбниц.

- швейцарец, австриец... а может немец?

- Ничего из перечисленного, обычное сходство фамилий.- Я не совсем понимал, зачем ему такая подробная информация о моем прошлом. - Один из прапрадедов якобы поселился в Вене после одной из военных командировок Бонапарта... если это имеет какое-то значение в контексте моего пропуска.

- Нет, просто из любопытства спрашиваю.

- Может быть, я тоже кое-что спрошу из любопытства. - Как-то мне было странно противно это делать. - Сколько?

- Stówa - ответил без колебаний.

Треть того, что мне осталось жить в Чарлтауне.

- Сто орлов? - Я старался. - Не меньше? В кармане...

- Не меньше. Но может быть и больше, если вы хотите так много торговаться.

Жестом я дал ему понять, что больше не хочу торговаться и что я был бы рад заплатить за вход. Часовой улыбнулся, довольный достигнутым соглашением, и я внимательно изучил его лицо. Я вернусь к тебе снова, несчастный, сказал я себе, ты пожалеешь об этих сотнях орлов через несколько лет.Просто подожди.

- Вы должны одолжить мне нож - я сказал больше, чем просил.

- Ни при каких обстоятельствах. Это было бы против правил.

- ЭТО соответствует правилам? - Я подготовил этот аргумент заранее. - Если я должен заплатить за «пропуск», я должен получить деньги. И так уж получилось, что они у меня зашиты в пальто.

Он пробормотал что-то невнятное себе под нос, но в конце концов протянул мне нож. Что касается меня, то, не желая продолжать это незапланированное (и совершенно ненужное с точки зрения моих финансов) противостояние, я аккуратно разрезал подкладку и вынул десять купюр.

Его глаза немного загорелись при виде моих сбережений, но - что в ретроспективе кажется довольно странным - он не пытался поднять запрошенную ставку. Может быть, он пожалел меня, может, у него был лучший день, а может, он просто не хотел больше со мной разговаривать.

- Вот, - сказал он, пряча деньги, которые я ему дал, в один из карманов, - путь свободен.

Даже мой паспорт дилетант не проверил.

«Я ценю это», — ответил я под давлением обстоятельств."Но тогда у меня есть еще один вопрос... Я найду где-нибудь портного?" Думаю, это хороший повод купить себе новое пальто.

Часовой пренебрежительно улыбнулся.

- Если вы действительно собираетесь навсегда переехать в Атлас, пальто вам не понадобится. Там в большинстве помещений в основном стабильные двадцать градусов.

Диаметр, до которого сразу же расширились мои зрачки, был пропорционален ступору, в который меня повергли эти слова.

- Что, ты этого не знал? Действительно? Весь город имеет залежи нефти, а отопление практически бесплатное. По крайней мере, так говорят. Только за пределами небоскребов бушует настоящий ледяной апокалипсис. Внутри часто бывает достаточно самой рубашки.

.90 000 поляков выбросят, шведы починят. Стоит ли ремонтировать электронику?

Вместо ремонта сломанной техники мы часто покупаем новую. Производители этим довольны, но страдает и наш кошелек, и экология. Польское министерство хочет это изменить. Мы можем поискать хорошие модели на другом берегу Балтийского моря.

Век одноразовой электроники

Мы живем в век одноразовой электроники. Мы все реже ремонтируем различные устройства – когда они ломаются, обычно меняем их или покупаем новые.Почему?

Принято считать, что эпоха неремонтопригодной электроники – это результат целенаправленных усилий производителей. Однако стоит учитывать и другие факторы, позволяющие, например, полностью уничтожить спортивную камеру, чем заменить поцарапанный объектив, а банальная замена аккумулятора ноутбука становится проблемой, когда все залито каким-то клеем.

На самом деле мы обязаны себе сами. Мы можем жаловаться с утра до вечера, но важны не слова, а дела, т.е. наши решения о покупке.Мы часто заявляем, что хотели бы отремонтировать испорченную электронику, но в магазине выберем более тонкий смартфон, более тонкий экран или более легкую камеру. Оборудование, которое сложнее, невозможно или невыгодно ремонтировать.

Все меньше и меньше устройств можно легко отремонтировать

Замена вместо ремонта

Нет никакого сговора производителей: за счет увеличения интеграции компонентов.То же самое касается и цены: обычно чем больше деталей, тем дороже сборка и логистика. Вот почему окупается создание смартфона, в котором мы не заменяем батарею, или стиральной машины, где ключевые компоненты интегрированы в один неразборный модуль.

Последствия очевидны: выход из строя мелкой детали часто означает необходимость замены крупного дорогостоящего компонента или просто замены устройства на новое. С точки зрения производителя, это удобное решение: даже если такая замена стоит денег, она освобождает вас от необходимости организации сервисной сети, логистических проблем, связанных с поставкой запчастей, решает вопрос обучения, персонала сертификация и миллион других вопросов, о которых мы как заказчики обычно даже не задумываемся.

По идее, это беспроигрышный вариант: в случае поломки у заказчика есть новый товар, значит, он доволен, а у компании - за вычетом всех вышеперечисленных затрат - тоже нет причин жаловаться . Но так ли это хорошо для нас?

Рис.

Хорошо иметь альтернативу

Можно долго и довольно бесплодно размышлять об экологии, потребительстве или ресурсах, имеющихся на нашей планете. Возможно, в ближайшем будущем эта последняя проблема вообще потеряет свою актуальность благодаря использованию космических ресурсов.Попытки эксплуатировать астероиды уже очень продвинуты, посадки первых зондов позади, и все больше и больше стран предоставляют юридические услуги компаниям, которые захотят заниматься добычей полезных ископаемых в космосе в будущем.

Все это правда, но прежде чем мы доберемся до ресурсов космоса, многое может случиться. Поэтому разумно предположить, что все-таки ресурсы, к которым у нас есть доступ, ограничены. Поэтому нашими образцами для подражания должны быть те, кто управляет ими с умом.В выигрыше могут оказаться страны, которые наилучшим образом используют то, что у них уже есть. Это заметило и польское министерство окружающей среды, которое в конце апреля 2018 года приняло амбициозные (для польских реалий) предположения относительно 50% вторичной переработки. По сравнению с нынешним уровнем переработки отходов около 30%, это качественный скачок, хотя в идеале, конечно, было бы уменьшение количества отходов и переработка всего, что производит наша цивилизация.

Рис.Depositphotos

Швеция подает пример

Это например. в Японии и Швеции сделали большой шаг в этом направлении, введя закон, поощряющий ремонт электронной техники — граждане, ремонтирующие различные устройства, могут рассчитывать на возмещение половины затрат и снижение НДС на отдельные услуги. На практике это означает, что с точки зрения заказчика стоимость ремонта будет на треть ниже.

Идея кажется достойной внимания не только по экологическим соображениям. Это очевидно, но помните ли вы, когда в последний раз сдавали электронное оборудование на негарантийный ремонт? Не исключено, что нормативные акты, поощряющие ремонт, будут стимулировать сокращающийся сектор услуг, связанный с восстановлением различных устройств в нашей части мира.

Рис. Depositphotos

Исправить, а не выбрасывать!

Это также умная процедура, которая ограничивает прибыль глобальных корпораций. Они сокращают жизненный цикл электроники, используя преимущества морального старения и доходя до абсурда в возрасте 2 лет. Полнофункциональный смартфон считается старым, а телевизор 3-х летней давности лишается поддержки, заставляя пользователя задуматься о покупке новой модели.

Шведский закон решает эту проблему, перенаправляя денежные потоки.Вместо того, чтобы идти в крупную корпорацию, которая все равно производит где-то в Китае и платит налоги в одном из налоговых убежищ, средства пойдут местным поставщикам услуг. Как видите, шведское правительство решило убить нескольких зайцев одним выстрелом с помощью новых правил, и в то же время позаботиться о благополучии народа Швеции.

Преимущества этого направления изменений кажутся очевидными: и окружающая среда, и экономика набирают силу. При поиске закономерностей и решений стоит внимательно следить за шведским экспериментом и стараться брать хороший пример.

.

Смотрите также