Post Icon



Музей игоря северянина


«Леонид Андреев в кругу писателей. Леонид Андреев и Игорь Северянин» — Орловский объединенный государственный литературный музей И.С. Тургенева

Леонид Андреев в кругу писателей.

Леонид Андреев и Игорь Северянин.

Игорь Северянин (Игорь Васильевич Лотарев, 1887 — 1941) – русский поэт. Печататься начал в 1905 году. В 1911 году возглавил течение эгофутуризма, позже примкнул к кубо-футуристам. В 1916 году выпустил в Москве собрание своих «поэз» в шести томах. В мировую войну в журнале «Отечество», ближайшим сотрудником и фактическим редактором которого был Андреев, появились стихотворения Игоря Северянина «Переход через Карпаты» (1914, № 6) и «Белая фея» (1915, № 5-6). В 1915 году Андреев и Северянин приняли участие в литературно-художественных альманахах «В эти дни», «В тылу», «Невский альманах жертвам войны», часть прибыли от которых поступала в пользу пострадавших от военных действий. 27 февраля 1918 года на вечере в Политехническом музее в Москве Игорь Северянин был избран «королем поэтов».

Мать поэта происходила из известного дворянского рода  Шеншиных, к которому принадлежал и А.А. Фет, родственные отношения связывали ее также со знаменитым историком Н.М. Карамзиным и с известным дипломатом Советской России — А.М. Коллонтай (Шурочкой Домонтович).

Первыми поклонницами Игоря Северянина стали гимназистки, «бестужевки»  и эмансипированные дамы. Северянин исполнял свои стихи на вечерах необычно, он не читал их, а пел на сочиненные им мелодии, и это новшество способствовало его успеху.

      Это было у моря, где ажурная пена,

      Где встречается редко городской экипаж…

      Королева играла – в башне замка – Шопена,

      И, внимая Шопену, полюбил ее паж.

На Невском перекрывали движение, когда он выступал в зале под Думской каланчой – самом престижном месте поэтических вечеров. У окон дома, где жил поэт, ночевали поклонницы, а мужчины, случалось, распрягали лошадей и сами везли его экипаж – так было в Керчи, Симферополе, в городах на Волге. К ногам его летели бриллиантовые браслеты, серьги и брошки обезумевших женщин. Годы спустя Игорь Северянин скажет, что все, что ему бросали и дарили, он раздавал. Себе оставлял только славу. Потом добавит: «Но и она оказалась чертовыми черепками…».

Ко времени знакомства с Северяниным Леонид Николаевич Андреев уже был одним из самых популярных прозаиков. Его пьесы «Жизнь человека», «Царь-голод», «Анатэма» стали событиями в общественной жизни России 1907-1908 годов. Судя по переписке Игоря Северянина с Леонидом Андреевым, их отношения, несмотря на разницу в возрасте, были дружескими и по-соседски теплыми:

«Многоуважаемый, дорогой, Леонид Николаевич!

Простите, что я хочу Вас побеспокоить. Будьте любезны, пришлите, пожалуйста, мне сегодняшний номер «Голоса правды». Мне необходимо его видеть. Завтра же возвращу. Посылал в редакцию, к газетчикам, и — говорят — нет. Уверен, что у вас есть.

Теперь сижу без пальто, чем только и объясняется, что не навещаю Вас. Скоро получу свободу. <…>

Сердечно любящий Вас

Игорь.

С.-Петербург, 23/III-1908».

В 1926 году Игорь Северянин посвятил памяти Андреева сонет «Предчувствовать грядущую беду…».

Предчувствовать грядущую беду

На всей земле и за ее пределом

Вечерним сердцем в страхе омертвелом

Ему ссудила жизнь в его звезду.

Он знал, что Космос к грозному суду

Всех призовет, и, скорбь приняв всем телом,

Он кару зрил над грешным миром целом,

Разбитостью своей, твердя: «Я жду».

Он скорбно знал, что в жизни человечьей

Проводит Некто в сером план увечий,

И многое еще он скорбно знал,

Когда, мешая выполненью плана,

В волнах грохочущего океана

На мачту поднял бедствия сигнал.

В 1918 году Северянин уехал с семьей на отдых в эстонскую деревню Тойла. В 1920 г. Эстония отделилась от России, как и Леонид Андреев, Игорь Северянин оказался в вынужденной эмиграции. Умер поэт 20 декабря 1941 года в оккупированном немцами Таллинне и был похоронен там же на Александро-Невском кладбище. На памятнике помещены его строки:

Как хороши, как свежи будут розы,

Моей страной мне брошенные в гроб!

Музей истории города Иркутска - Архив — Новое поступление

Категория: Без рубрики | Дата: 03/04/2018

Дорогие наши читатели и посетители нашего музея!
Мы хотим с Вами поделится радостью – у нас новое поступление – книга Игоря Северянина “ За струнной изгородью лиры. Избранные поэзы”. Это экземпляр изданный в 1918 году в Москве, издательством В. В. Пашуканиса. Книге в этом году исполняется 100 лет!
Русский поэт “Серебряного века” Игорь Северянин (Игорь Васильевич Лотарев) к 1918 году был уже элитным поэтом, одним из столпов русской поэзию Он регулярно начал печататься с 1904 г. (и к 1918 году имел 6 изданий и собрание поэз в 4 томах), он уже поучаствовал в создании эгофутуризма, громко дебютировал в 1912 году в Петербурге. К 1918 году Игорь Северянин принял участие в 48 концертах и 87 дал лично (в том числе поучаствовал в 2-х знаменитых турне русских поэтов). Обладая концертным голосом он пел свои поэзы на мотив полонеза Филины из оперы Амбруаза Тома “Миньона”. Уже прозвучали его знаменитые “Я, гений Игорь-Северянин…”(именно так – через дефис он писался до 1918 года. Без разделения на имя и фамилию с момента акта инициации т.е рождения “поэта”). В январе 1918 года Северянин уезжает из Петербурга в Эстонию. Но уже в феврале приезжает на гастроли в Москву и выигрывает титул “Король поэтов” (выиграв титул в т.ч у К. Бальмонта и В. Маяковского).
В “За струнной изгороди лиры” Северянин опубликовал свои избранные поэзы 1907-17 годов. Это в основном стихи и поэзы “майских дней, маковых полей, благословения любви, о безнадежной   жизни, о вдохновенном солнце, о растерзанной душе…»

“За струнной изгородью лиры
Живет неведомый паяц.
Его палаццо из палацц —
За струнной изгородью лиры…
Как он смешит пигмеев мира,
Как сотрясает хохот плац,
Когда за изгородью лиры
Рыдает царственный паяц!..”

“Целуйте искренней уста —
Для вас раскрытые бутоны,
Чтоб их не иссушили стоны,
Чтоб не поблекла красота…”
(“Завет”, сентябрь 1909).

“Я полюбил двух юных королев,
Равно влекущих строго и лукаво.
Кого мне предпочесть из этих дев?
Их имена: Любовь и Слава.”
(“Любовь и Слава”, 1912).

После Московских гастролей Игорь Северянин окончательно уезжает в Эстонию и уже никогда не вернется в Россию.
В эмиграции звучат уже и другие стихи – тоски по покинутой Родине и надежды на возвращение домой: “Бывают дни: я ненавижу…”, “Десять лет”, “И будет вскоре…”, “Их образ жизни”, “Моя Россия”.

“О России петь — что стремиться в храм
По лесным горам, полевым коврам…
О России петь — что весну встречать,
Что невесту ждать, что утешить мать…
О России петь — что тоску забыть,
Что Любовь любить, что бессмертным быть!”
(“Запевка”, 1925)

С началом Великой Отечественной войны Игорь Северянин заболел и не смог эвакуироваться. В Таллинне он и скончался 20 декабря 1941 года.

 

 

Биография игоря северянина самое интересное.  Северянин И

С вое первое стихотворение Игорь Северянин написал в восьмилетнем возрасте. В начале ХХ века он стал первым эстрадным поэтом, выступал со своими «поэзоконцертами» в разных городах России. В 1918 году на поэтическом вечере в петербургском Политехническом музее Северянина объявили «Королем поэтов» - он обошел всех участников, включая Владимира Маяковского .

«Я, гений Игорь-Северянин»

Игорь Северянин (урожденный Игорь Лотарев) родился в Петербурге. Уже в восьмилетнем возрасте он написал свое первое стихотворение - «Звезда и дева».

Между его родителями - военным инженером Василием Лотаревым и Натальей Лотаревой, происходившей из богатого дворянского рода Шеншиных, были сложные отношения. В 1896 году они разошлись. В этом же году отец будущего поэта ушел в отставку и вместе с сыном переехал в усадьбу Сойволе близ Череповца. Там Игорь закончил четыре класса реального училища, а весной 1903 года они с отцом уехали на Дальний Восток. Поездка через всю Россию вдохновила 16-летнего юношу, и он вновь стал писать стихи. Сначала любовную лирику, а с приближением Русско-японской войны - патриотические тексты.

В конце 1903 года Игорь Северянин переехал в Петербург к матери, разорвав отношения с отцом. Его Северянин больше не увидел: через год отец умер от туберкулеза.

Вадим Баян, Борис Богомолов, Анна Чеботаревская, Федор Сологуб, Игорь Северянин. 1913. Фотография: fsologub.ru

Игорь Северянин. 1933. Фотография: stihi-rus.ru

Алексис Раннит и Игорь Северянин. 1930-е. Фотография: pereprava.org

В 1905 году в солдатском журнале «Досуг и дело» появилось стихотворение Северянина «Гибель Рюрика» с подписью «Игорь Лотарев». На деньги дяди он начал выпускать тоненькие брошюры стихотворений и отправлял их в редакции, чтобы получить отзывы. Поэт вспоминал: «Одна из этих книжонок попалась как-то на глаза Н. Лухмановой, бывшей в то время на театре военных действий с Японией. 200 экземпляров «Подвига «Новика» я послал для чтения раненым солдатам. Но отзывов не было...» Всего поэт издал 35 брошюр, которые позже решил объединить в «Полное собрание поэз».

Вскоре Северянин познакомился со своим главным поэтическим учителем - Константином Фофановым, который позже представил его редакторам и писателям. День первой встречи с Фофановым был для Северянина праздником, который он ежегодно отмечал.

Тогда же поэт взял себе псевдоним - Игорь-Северянин. Поэт задумал именно такое написание - через дефис, однако в печати оно не закрепилось.

Примерно в это же время стали появляться первые заметки по поводу поэтических брошюр: «Было их немного, и критика в них стала меня слегка поругивать» . Обругал поэта и Лев Толстой . В 1909 году писатель Иван Наживин привез в Ясную Поляну брошюру «Интуитивные краски» и зачитал некоторые стихотворения графу. «Чем занимаются!.. Это литература! Вокруг - виселицы, полчища безработных, убийства, невероятное пьянство, а у них - упругость пробки!» - сказал тогда Толстой. Негативный отзыв почтенного литератора вызвал волну интереса к творчеству Северянина: на каждую его брошюру в прессе появлялись комментарии (далеко не всегда положительные), поэта приглашали на благотворительные вечера, а журналы стали печатать его стихи. Игорь Северянин вошел в моду.

Я, гений Игорь-Северянин,
Своей победой упоён:
Я повсеградно оэкранен!
Я повсесердно утверждён!

Игорь Северянин, отрывок из стихотворения

«Ассоциация эгофутуризма» и поэзоконцерты

В 1910 году главное литературное течение начала XX века - символизм - стало переживать кризис: обнаружились внутренние противоречия и разные взгляды символистов на задачи искусства. Игорь Северянин выступил с идеей создания нового направления - эгофутуризма. В «Ассоциацию эгофутуризма» вошли поэты: Константин Олимпов и Иван Игнатьев, Вадим Баян и Георгий Иванов. В интервью одной белградской газете Игорь Северянин рассказал о создании нового направления и подчеркнул, что его «главной целью было утверждение своего «я» и будущего. А главной доктриной была «Душа-истина»» . Кружок эгофутуристов существовал недолго: уже через год после его образования поэты разошлись, а Игорь Северянин написал «Эпилог эгофутуризма».

Еще более громкая известность пришла к Северянину после того, как в 1913 году вышел его первый том стихов «Громокипящий кубок», в издании которого поэту помогал писатель Федор Сологуб. В этом же году Северянин вместе с Федором Сологубом и Анастасией Чеботаревской совершил свое первое турне по России. В эти годы слава поэта граничила с идолопоклонничеством: поэзоконцерты, как называл их сам поэт, буквально ломились от публики, завороженной своеобразной музыкальной манерой чтения. Игорь Северянин выступал в длинном черном сюртуке. Меря сцену большими шагами, он читал поэзы нараспев, не смотря в зрительный зал. Поэт Абрам Арго в книге «Своими глазами: книга воспоминаний» писал о выступлениях Северянина:

«Большими аршинными шагами в длинном черном сюртуке выходил на эстраду высокий человек с лошадино-продолговатым лицом; заложив руки за спину, ножницами расставив ноги и крепко-накрепко упирая их в землю, он смотрел перед собою, никого не видя и не желая видеть, и приступал к скандированию своих распевно-цезурованных строф. Публики он не замечал, не уделял ей никакого внимания, и именно этот стиль исполнения приводил публику в восторг».

В разгар Первой мировой войны Игорь Северянин стал выпускать сборники один за другим: «Ананасы в шампанском», «Наши дни», «Поэзоантракт». Однако они уже не вызывали такого восторга, как «Громокипящий кубок». Критика ругала поэта за то, что он эпатировал публику, использовал множество иностранных и выдуманных слов. Поэт Валерий Брюсов отозвался о нем в статье 1915 года: «Как только Игорь Северянин берется за тему, требующую преимущественно мысли… бессилие его обнаруживается явно. Игорю Северянину недостает вкуса, недостает знаний» .

Король поэтов Игорь Северянин

В январе 1918 года поэт перебрался из Петрограда с тяжело больной матерью, гражданской женой Еленой Семеновой и дочерью Валерией в небольшой поселок Тойла в Эстляндии (сегодня - Эстония). Спустя некоторое время он ненадолго съездил в Москву. 27 февраля в Большой аудитории Политехнического музея организовали поэтический вечер. Афиши висели по всему городу: «Поэты! Учредительный трибунал созывает всех вас состязаться на звание короля поэзии. Звание короля будет присуждено публикой всеобщим, прямым, равным и тайным голосованием. Всех поэтов, желающих принять участие на великом, грандиозном празднике поэтов, просят записываться в кассе Политехнического музея до 25 февраля» .

Аудитория была переполнена: Владимиру Маяковскому, который в этот вечер читал «Революцию», едва хватало места, чтобы взмахнуть руками. Игорь Северянин явился под конец - в неизменном черном сюртуке, в своей привычной манере он нараспев прочел стихи из известного сборника «Громокипящий кубок» и победил. Публика наградила его титулом «Король поэтов». Маяковский стал вторым, Василий Каменский - третьим. В марте вышел в свет альманах «Поэзоконцерты», на обложке которого было указано: «Король поэтов Игорь Северянин».

Отныне плащ мой фиолетов,
Берета бархат в серебре:
Я избран королем поэтов
На зависть нудной мошкаре.

Игорь Северянин, отрывок из стихотворения «Рескрипт короля»

Вскоре после этого Игорь Северянин окончательно перебрался в Эстонию. В 1919 году прошел его первый эстонский поэзоконцерт в Ревеле (сегодня Таллин) в Русском театре. Когда Эстония в 1920 году объявила свою независимость, поэт оказался в статусе вынужденного эмигранта. Однако в СССР он не вернулся. В эмиграции Северянин переводил на эстонский язык стихи, сотрудничал с рижскими, тартускими, берлинскими и русскими газетами. За все время эмиграции Игорь Северянин дал около 40 поэтических концертов, выпустил 17 книг, среди которых: «Классические розы», «Роман в строфах» «Рояль Леандра», «Запевка», «Не более, чем сон».

Игорь Северянин (настоящее имя Игорь Васильевич Лотарев) родился 4 (16) мая 1887 года в Петербурге. Сын офицера. Из-за сложных отношений между родителями провел отрочество в Сойволе близ г. Череповца Новгородской губернии, где находилась усадьба дяди.

Учился в Череповецком реальном училище, затем уехал на Дальний Восток, где его отец получил место коммерческого агента. Жизнь на Дальнем Востоке в годы русско-японской войны способствовала тому, что среди любовной лирики, которую начал писать Северянин, появились стихи на патриотические темы. Стихотворение «Гибель Рюрика» было опубликовано в журнале «Слово и Дело» (1905 ). Первый сборник стихов Северянина «Зарницы мысли» вышел в 1908 году . Причисляя себя к последователям «чистой лирики» К. Фофанова и М. Лохвицкой, Северянин выступил с рядом формальных новшеств в поэзии. Некоторые из созданных им словообразований вошли в русскую речь (например, бездарь), были подсказаны им В. Маяковскому (производные глаголы «околошить», «оэкранить»).

Приход Игоря Северянина в поэзию приветствовал В. Брюсов. Отрицательно отзываясь о «ресторанно-будуарной» тематике Северянина, М. Горький ценил подлинность его лирического дарования. В 1911 году Северянин возглавил течение эгофутуризма, объединив поэтов, выпускавших газету «Петербургский глашатай» (К. Олимпов, Р. Ивнев и др.). Программа эгофутуристов, сформулированная Северяниным, предусматривала самоутверждение личности, поиски нового без отвергания старого, смелые образы, эпитеты, ассонансы и диссонансы, осмысленные неологизмы и т.п. В дальнейшем примкнул к кубофутуристам. В 1913 году выпустил сборник «Громокипящий кубок» (с предисловием Ф. Сологуба), выдержавший за два года семь изданий. После выступлений в Крыму с В. Маяковским, Д. Бурлюком, В. Каменским разошелся с кубофутуристами.

Стихи сборников «Златолира» (1914 ), «Ананасы в шампанском» (1915 ), «Victoria Regia» (1915 ), «Поэзоантракт» (1915 ) и др. носят преимущественно декадентский характер, их язык отличается вычурностью, манерностью, нарочитостью, граничащей с безвкусием. Используя разнообразные размеры, до него почти не применявшиеся, Северянин смело вводил новые и, комбинируя их, изобрел ряд стихотворных форм: гирлянда, триолетов, квадрат квадратов, миньонет, дизель и пр. Поэзия Северянина в предреволюционные годы пользовалась успехом. Весной 1918 года на вечере в Политехническом музее его избрали «королём поэтов».

На Февральскую революцию Игорь Северянин откликнулся стихами «Гимн Российской республике», «Моему народу», «И это – явь» (март, 1917 ), которые вошли в сборник «Миррэлия» (Берлин, 1922 ).

Летом 1918 года Северянин, живший тогда в Эстонии, оказался отрезанным от родины. Там вышли его сборники «Вервэна» (1920 ). В 1922 году Северянин выступал в Берлине вместе с Маяковским и А.Н. Толстым; здесь он опубликовал сборники «Миррэлия», «Менестрель» (1922 ), роман в стихах «Падучая стремнина» (1922 ), в 1923 году – сборники «Соловей», «Трагедия титана». В 1925 году вышел автобиографический роман в стихах «Колокола собора чувств» (Юрьев), в 1931 – сборник «Классические розы» (Белград), в 1934 – сборник сонетов «Медальоны» (там же), в 1935 – «роман в строфах» «Рояль Леандра» (Бухарест). В стихах, написанных за рубежом, Северянин воспевал родину, в трагических тонах говорил о невозможности возвращения.

Поэзия последнего периода отличается лиричностью, отказом от вычурности, разнообразием размеров, напевностью. Стихи Игоря Северянина положены на музыку М. Багриновским, А. Вертинским, Н. Головановым, С. Рахманиновым («Маргаритки») и др.

Игорь Северянин переводил с французского (Ш. Бодлер, П. Верлен, С. Прюдом и др.), немецкого (Д. Лилиенкрон), польского (А. Мицкевич), еврейского (Л. Стоуп), сербского (Й. Дучич), болгарского (Х. Ботев, П. Славейков), румынского (М. Эминеску), эстонского (А. Алле, Ю. Лийв, Ф. Туглас, И. Семпер, Й. Барбарус, Г. Виснапу, М. Ундэр), литовского (С. Нерис) языков. В 1928 году издал в своих переводах антологию за 100 лет. Стихи Северянина переведены почти на все европейские языки.

Игорь Северянин, стихи которого сегодня знают многие поклонники поэзии - известный российский поэт начала двадцатого столетия. Он не раз заявлял о своей гениальности. Этот же факт подтверждали многие критики. И один из них - это и Валерий Брюсов талантливейший творец, без оценки которого не могла состояться ни одна литературная судьба.

Творчество, которому посвятил всю свою жизнь Игорь Северянин, биография автора и его признание в литературных кругах начинаются задолго до появления скандального стихотворения "Я - гений". Но несмотря на то, что данное произведение было написано в тысяча девятьсот двенадцатом году, оно стало визитной карточкой автора.

Детство Игоря Васильевича

На самом деле Северянин - это литературный псевдоним. В тысяча восемьсот восемьдесят седьмом году в Петербурге на свет появился Игорь Васильевич Лотарев. Детство его прошло в этом восхитительном городе. Поэтому неслучайно тема Петербурга займет такое огромное место в творчестве поэта.

Мать Игоря происходила из дворянской семьи, а отец был, как тогда говорили, из мещан. Но в этом не было ничего уничижительного. Потому что папа мальчика добился большой известности. Он стал штабс-капитаном. Но к сожалению, родители расстались. И все дальнейшие годы Игорь Васильевич жил в Новгородской губернии в Череповецком уезде. Проживал будущий поэт в имении сестры своего отца.

Известные родственники Северянина-Лотарева

До конца еще не изучено на документальной основе, каким был маленький Северянин, биография его раннего детства содержит очень много пробелов. Но для поэта было очень важно то, что по материнской линии он был связан с родом знаменитого Фета и являлся дальним родственником известного историка, автора Истории Государства Российского, Николая Карамзина.

В Новгородской губернии Игорь окончил четыре класса училища. И читателя не должно это смущать, так как в то время была совершенно иная система образования. А к тому же он, как и многие дети того исторического периода, получал замечательное домашнее семейное воспитание.

И конечно, Игорь Васильевич Северянин, биография которого начинается с фамилии Лотарев, был очень образованным человеком. Он прекрасно знал русскую мировую культуру и не случайно часто опирался на своих предшественников.

Путешествия по родной стране и начало творчества

Затем Игорь Северянин (краткая биография того периода мало изучена, поэтому известны только некоторые факты) вместе с отцом путешествует по всей России и отправляется на Дальний Восток, где остается на несколько лет. А в тысяча девятьсот четвертом году возвращается к матери. Именно там он встретит многих будущих известных поэтов, литераторов, деятелей культуры.

И вот тогда-то появится книга, которая "зазвучит" очень громко. Сам Северянин будет называть свои ранние издания - брошюрами. Написанию первой способствовали события русско-японской войны тысяча девятьсот четвертого года. И практически никто не заметил дебюта поэта, потому что это своеобразный дотворческий период. Игорь Васильевич нередко спешил с выпуском своих стихов и книг.

Появление псевдонима или громкого имени

Но стоит обратить внимание - это был год, о котором когда-то Брюсов писал, что он переломный для судьбы русского символизма. Это либо победа, либо поражение. Началась новая эпоха в российской литературе и поэзии.

Лотарев, или будущий Игорь Северянин, биография которого сложилась так, что как поэт он появился в это же время, по-настоящему известным станет гораздо позже. Но именно в это время возникает его литературный псевдоним. Сначала это был Игорь-Северянин, то есть через дефис, а чуть позже этот знак исчезнет и останется громкое имя.

Биография Северянина. Интересные факты о творчестве поэта

Самой знаменитой книгой станет "Громокипящий кубок", но слава пришла к поэту до этого издания. Многие русские символисты в то время уже знали, какие есть методы для того, чтобы добиться славы. И зачастую это был литературный скандал. То же самое случилось и с Игорем Васильевичем.

Одно из стихотворений, которое начинается так: "Вонзите штопор в упругость пробки…", было прочитано в доме Толстого в Ясной поляне. Это был обычный дворянский быт - чтение вслух книг. Вся брошюра Северянина вызвала необычное оживление, но это произведение произвело настоящий фурор. Все смеялись над необычными ходами новой поэзии автора.

Но неожиданно Лев Николаевич рассердился и сказал: "Вокруг виселицы, убийства, похороны, а у них штопор в пробке". Вскоре эти слова были растиражированы во многих газетах. Так обрел славу Игорь Васильевич Северянин. Биография и творчество его стали популярны уже буквально на следующее утро.

Истинная популярность творца и самая знаменитая книга

А вот настоящая слава пришла после выхода в свет книги "Громокипящий кубок". Имя Северянина было связано с новым направлением в русской поэзии. Незадолго до этого в Европе появился футуризм, который был связан с Маринетти, итальянским поэтом и теоретиком.

И Игорь Васильевич был первым в России, кто себя назвал футуристом. В тысяча девятьсот двенадцатом году сложилось направление эгофутуризма, а во главе его стоял Северянин. Потом он отойдет от своих собратьев.

Поиски творческого круга

Пока Игорь Васильевич был молодой, он искал себе литературных союзников, как и всякий начинающий поэт. То набирает совсем мальчишек в группу футуристов, то идет под крыло почтенного Федора Сологуба, даже пытается наладить контакты с Гумилевым. Но проще всего получалось с кубофутуристами. Они приглашали Игоря Северянина с собой в турне, и несмотря на то, что дороги их впоследствии разошлись, сотрудничество было очень плодотворным.

В поэзии Игоря Васильевича было очень много традиционного. Как бы ни мечтали футуристы создать свою собственную поэзию, тем не менее, в литературе всегда настоящее творчество пересекается с прошлым. Имена многих поэтов классиков стали важной составляющей в творчестве автора. Неслучайно Игорь Северянин, биография которого такова, что еще в детские годы он познакомился с многими известными людьми, посвятил столько стихов Пушкину, Фету, Тютчеву.

Цикл произведений о величайших творцах

В двадцатые годы Игорь Васильевич пишет целый цикл произведений под знаменательными названиями. "Лермонтов", "Толстой", "Тютчев" и так далее. Северянин использует в произведениях цитаты из русской классической поэзии для того, чтобы вновь возвратить русского читателя к ним. Возродить традиции российской поэзии.

Но в то же время в стихах Игоря Васильевича было много нового. Ведь неслучайно он заявил о себе как о поэте, который изменил ход русской литературы и поэзии. Он был новатором в области поэтического языка, занимался словотворчеством, ввел в российскую литературу множество новых слов.

Настолько многогранен был Северянин. Биография краткая и до конца еще не изученная, но несомненно, этот человек внес огромный вклад в историю русского творчества, а его произведения стали еще одним бесценным источником для читателей.

Победа в конкурсе или "Я царь"

Достаточно большое место в поэзии Северянина занимала тема города. И поиски новых поэтических форм Игоря Васильевича были тесно связаны с городскими реалиями. Он опережал свое время, стремился к необычности, к чему-то экзотическому.

За всю свою жизнь Северянин выпустил огромное количество книг, которые вышли большими тиражами, что в первую очередь означало признание автора. Он создал свою необычную поэтику. Неслучайно в одном из стихотворений, которое называется "Грезовое царство" он так воссоздавал свой поэтический мир: "Я царь страны несуществующей…".

В тысяча девятьсот восемнадцатом году Игорь Васильевич принимает участие в состязании и даже избирается королем поэтов, обойдя по количеству голосов Маяковского и Бальмонта. Северянин ездит по всей России и собирает огромные залы, на его выступления приходит множество читателей, потому что поэзия Игоря Северянина соответствовала потребностям современников.

Довольно многие произведения автора были очень серьезными, а сам Северянин, биография которого - это еше и о многие испытания, выпавшие на его долю, вместе совсем народом переживал величайшие события и потрясения эпохи. И так сложится его судьба, что он не эмигрирует, но после заключения окажется за границей.

Еще до революции он поселился в дачном месте в Эстонии, которое стало новым государством. И там, отрезанный от России, Игорь Васильевич Северянин будет продолжать творить и создавать своеобразную эпическую лирику, которая отразит жизнь человека, страдания и представления о счастье. И в русской поэзии он остался как автор ни на кого не похожий, а его творчество стало дорого многим читателям.

Имя: Игорь Северянин (Игорь Лотарев)

Возраст: 54 года

Деятельность: поэт «Серебряного века»

Семейное положение: был женат

Игорь Северянин: биография

«Книги, написанные в Серебряном веке – это весь русский интеллектуальный багаж», – говорил журналист и педагог .

И с этим утверждением нельзя не согласиться, потому что время, пришедшее вслед за «золотым», подарило не только «Пощечину общественному вкусу», манифест, в котором кубофутуристы призывают «сбросить с парохода современности и », но и множество литературных течений и группировок.

Произведения, написанные в Серебряном веке, будоражат умы читателей и по сей день, а стихотворения , и цитируются не только взрослыми, но и молодежью. Стоит отметить и популярного поэта Игоря Северянина, который в буквальном смысле собирал на своих выступлениях целую толпу благодарных слушателей. Этот мастер пера знаком по стихотворениям «Ананасы в шампанском», «Это было у моря», «Я – гений», и т.д.

Детство и юность

Игорь Васильевич Лотарев (настоящая фамилия поэта) родился 4 (16) мая 1887 года в культурной столице России – Санкт-Петербурге. Будучи ребенком, Игорь рос в 66-м доме на Гороховой улице – центральной фешенебельной магистрали города. Будущий литературный деятель воспитывался в благополучной и состоятельной семье.


Его отец Василий Петрович, выходец из владимирских мещан, дослужился до высшего чина и стал командовать железнодорожным батальоном, а его супруга Наталья Степановна приходилась дальней родственницей поэту и была дочерью дворянина Степана Сергеевича Шеншина. Но, к сожалению, как это часто и бывает, родители маленького Игоря Лотарева решили пойти разными дорогами и подали на развод в 1896 году. Что стало камнем преткновения между Василием Петровичем и Натальей Степановной – доподлинно неизвестно.


Далее мальчик проживал в имении родственников, которое находилось в деревне Владимировке Череповецкого района. В Череповце юноша успел окончить только четыре класса реального училища, а затем, в 1904-м, переехал к отцу на северо-восток Китая. Но в том же году Лотарев-старший умирает, поэтому Игоря забирают обратно в Санкт-Петербург к матери.

Литература

Можно сказать, что Игорь Васильевич родился под счастливой звездой, ведь его литературный талант стал проявляться еще с самого детства. Когда Северянину исполнилось семь-восемь лет, он под влиянием любимого поэта Алексея Константиновича Толстого взялся за чернильницу и перо и начал сочинять стихи. С 1904 года Лотарев начинает регулярно печататься в журналах, надеясь получить отклик от редакторов, но его детские стихи особого эффекта на читателей не произвели.


Таким образом, на страницах литературных изданий красовались произведения молодого Игоря Лотарева, которые он подписывал нетривиальным псевдонимом «Граф Евграф д’Аксанграф». Но официальным стартом в своей творческой биографии Игорь Васильевич считал публикацию от 1905 года в журнале для солдат и народа «Досуг и дело».

Осенью 1907-го в Гатчине писатель познакомился с Константином Михайловичем Фофановым, которого считал своим предтечей и наставником. По слухам, этот день навсегда остался в памяти Лотарева, потому что Фофанов стал первым из поэтов, кто оценил его литературный талант и стал для Северянина путеводной звездой в безграничном мире литературных строк. Примерно в это же время Лотарев становится Игорем Северяниным. Примечательно то, что Северянин – это не фамилия, а второе имя, которое поэт считал своеобразным оберегом и мифологемой.

Далее Игорь Васильевич на собственные деньги издал 35 брошюр, которые позже планировал объединить в поэтический сборник под названием «Полное собрание сочинений». Одна из рукописей Северянина, благодаря писателю Ивану Федоровичу Наживину, попала в руки знаменитому . Ознакомившись с произведением «Хабанера II», автор романа «Война и мир» раскритиковал творчество Северянина в пух и прах.

«Чем занимаются, чем занимаются…И это – литература? Вокруг – виселицы, полчища безработных, убийства, невероятное пьянство, а у них – упругость пробки…», – отозвался о стихотворении русский классик.

Иван Федорович не промедлил отправить эту цитату во многие издания, поэтому со словами, сказанными Толстым, ознакомились многие любители поэзии и, собственно, сам Северянин. Но такая беспощадная критика не сломила талантливого представителя постмодернизма, а наоборот, пошла ему на руку. Ведь, как говорится, черный пиар – тоже пиар. Имя Игоря Васильевича стало известным, его бранили все, кому не лень. А журналы, жаждущие сенсации и наживы, охотно печатали рукописи Северянина на своих страницах.


Книга "Лирика Игоря Северянина"

В 1909 году вокруг писателя начал образовываться кружок поэтов, а в 1911-ом сложилось полноценное творческое объединение эгофутуристов. Для этого литературного течения были характерны неологизмы, рафинированность ощущений, культ личности и себялюбие, которое талантливые люди пытались выставить напоказ. Но основатель нового литературного движения пробыл в этом кружке недолго, в 1912 году Игорь Северянин обзавелся популярностью среди символистов и пустился в сольное плавание.

Стоит сказать, что отстранение автора «В августе» от эгофутуристов ознаменовалось скандалом: Константин Олимпов (сын Фофанова) оклеветал Игоря Васильевича в статье, к тому же между поэтами возникло разногласие - Олимпов во всеуслышание заявлял, что именно он, а не Северянин является создателем эгофутуризма.

«Находя миссию моего Эго-Футуризма выполненной, я желаю быть одиноким, считаю себя только поэтом, и этому я солнечно рад», – выразился Игорь Северянин в своем открытом письме.

В 1913 году писатель, запомнившийся современникам литературными брошюрками, издает свой первый сборник стихотворений под названием «Громокипящий кубок», который принес талантливому поэту всеобщее признание и славу. Такое экстравагантное название цикла было придумано Северяниным благодаря стихотворению «Весенняя гроза».

Эта книга состоит из четырех непохожих друг на друга разделов, где Игорь Северянин завуалированно доносит до любителей поэзии свои философские мысли. Основные тематики стихотворений Северянина – это красота природы и человеческие чувства.

Встретил сборник Северянина тепло и написал к нему мини-рецензию, где выразил бесконечную радость в связи с рождением нового поэта. В 1912 году Игорь Васильевич впервые выступил перед живой аудиторией, а через год принял участие в турне Федора Сологуба и разъезжал по городам России.


В биографии Северянина существуют как взлеты, так и сокрушительные падения. Но, основываясь на фактах, можно предположить, что Игорь Васильевич был человеком крепкой закалки. Например, когда он выступал перед любителями поэзии в Тифлисе, публика восприняла Северянина не как поэта, а как комика: людям было непривычно слышать чтение стихотворений нараспев (Игорь Васильевич это делал с особенной манерой), поэтому зрительский зал буквально задыхался от смеха.


Но уже на последующих выступлениях Северянина публика сначала взрывалась от громких аплодисментов, а потом затихала, внимая каждому слову Северянина. Позже у ног Игоря Васильевича оказывалось несчетное количество алых роз.

В 1915 году Северянин издает сборник «Розирис», куда вошло знаменитое стихотворение «Ананасы в шампанском». Поэт Вадим Баян говаривал, что, когда Владимир Маяковский был в гостях у Игоря Васильевича, он окунул кусочек тропического фрукта в искристый напиток. Северянин последовал примеру товарища, после чего у него родились первые строчки стихотворения.

В 1918 году из-за большевистского переворота Игорь Северянин, как и многие литературные деятели, был вынужден уехать из России в Эстонию. В годы эмиграции мастер слова издал несколько поэтических сборников: «Соловей», «Классические розы», «Вервэна», также написал романы в стихах, например, «Рояль Леандра (Lugne)», и создал утопию «Солнечный дикарь». Помимо прочего, Игорь Васильевич не только сочинял стихотворения, но и переводил эстонские произведения на русский язык.

Личная жизнь

Игорь Северянин снискал себе славу Казановы. И это неудивительно, ведь в жизни представителя поэзии Серебряного века было несчетное количество женщин, которым он воспевал дифирамбы. Но Игорь Васильевич не был легкомысленным мужчиной, который любил менять барышень как перчатки, просто в силу своей натуры он был чрезвычайно влюбчивым и окунался в страстные романы с головой.


Впервые стрела Купидона пронзила сердце Северянина, когда ему было 12 лет. Поэт влюбился в свою кузину, 17-летнюю Елизавету Лотареву, которая стала его музой и вдохновляла на творческие потуги. Когда Елизавете исполнилось 22 года, она вышла замуж. По слухам, на церемонии бракосочетания присутствовал и Северянин. Но сие торжественное событие сильно повлияло на юношу, поговаривают, что ему стало дурно прямо в церкви.


Когда гению литературы исполнилось 18 лет, на его жизненном пути встретилась Евгения Гуцан. Одарив златовласую девушку стихами, Игорь Северянин предложил Евгении пожить под одной крышей. Правда, их отношения продлились всего три недели. По неофициальной информации, от Северянина Гуцан родила девочку Тамару. Несмотря на столь непродолжительную совместную жизнь, Игорь Васильевич все время вспоминал девушку и посвящал ей сборники стихотворений.


В 1921 году поэт расстался со своей фиктивной женой Марией Васильевной Волнянской и сделал предложение руки и сердца Фелиссе Круут. Таким образом, дочь домовладельца Фелисса стала единственной законной супругой Игоря Северянина, которая терпела постоянные гастрольные романы одаренного поэта.

«А я от страсти гибну… Представляете ли себе меня способным пламенеть к одной пять лет? … Жена сначала этому не очень сочувствовала, но потом махнула рукой, ушла в себя, с презрительной иронией наблюдает теперь свысока и издали», – описывал в письме Игорь Северянин чувства к пассии Евдокии Штранделл.

После того как Игорь Васильевич начал вести любовную переписку с некой Верой Борисовной Коренди, терпению Фелиссы пришел конец, и она выгнала горе-супруга из дома. Вера Борисовна утверждала, что от Северянина у нее родилась дочь Валерия (первоначально записанная под иными отчеством и фамилией). Также у поэта родился сын Вакх Игоревич.

Смерть

Благодаря эпистолярному наследию, в котором Игорь Васильевич скрупулезно описывал товарищам свое физическое и душевное состояния, стало ясно, что эгофутурист страдал тяжелой формой туберкулеза. В 1940 году Северянин вместе с Верой Борисовной переехал в Пайде, центральную часть Эстонии, где Коренди предложили работу учителя.


В то время здоровье Игоря Васильевича резко ухудшилось. Далее мастер пера и возлюбленная переехали в Таллинн, где Северянин и скончался 20 декабря 1941 года от сердечного приступа. Похороны прошли скромно, Игорь Васильевич был предан земле на Александро-Невском кладбище.

Библиография

  • 1913 – «Громокипящий кубок»
  • 1914 – «Златолира»
  • 1915 – «Ананасы в шампанском»
  • 1915– 1918 – «Собрание поэз»»
  • 1918 – «За струнной изгородью лиры»
  • 1920 – «Вервэна»
  • 1921 – «Менестрель. Новейшие поэзы»
  • 1922 – «Миррэлия»
  • 1923 – «Соловей»
  • 1925 – «Роса оранжевого часа: Поэма детства в 3-х чч»
  • 1922–1930 – «Классические розы»
  • 1932 – «Адриатика. Лирика»
  • 1934 – «Медальоны»
  • 1935 – «Рояль Леандра (Lugne)»

Игорь Северянин (Игорь Васильевич Лотарёв) в феврале 1918 года на выборах «Короля поэтов», состоявшемся в московском Политехническом музее, оказался вне конкуренции. Чем же привлек Северянин читателей? В чем его талант? Дебютировал поэт двумя сборниками стихов 1912 года - «Качалка грёзэрки» и «Очам твоей души». Но следующий сборник (1913) «Громокипящий кубок» делает его известным. Позже (1914 - 1918) появились «Златолира», «Ананасы в шампанском», «Victoria Regia», «Поэзоантракт», «Тост безответный», «За струнной изгородью лиры», «Собрание поэз». Критики причисляли его к декадентам. Северянин не соглашался с такой позицией, и поэтому на страницах своего автобиографического романа «Падучая стремнина» он категорически заявляет, что на его творчество влияли классические поэты ( , Алексей Толстой), а декаданс всегда был чужд его простой и здоровой натуре. Об этом же - стихотворение 1921 года «Поэза о старых размерах». Но ради объективности надо сказать, что декаданс все же повлиял на творчество Северянина, по крайней мере - на его ранний период.

Стиль его стихов - «поэз» - отличают манерность, декоративность, вычурность образного ряда. Об этом можно судить даже по названиям сборников. И в любом из его стихотворений на этом этапе очень отчетливо видится декадентская стилистика: В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом,по аллее олуненной Вы проходите морево… («Кензель», 1911г.). Позже Игорь Северянин постепенно отойдет от тех принципов, которые руководили им в начале творческого пути, и реалистические тенденции возьмут верх, появится пушкинская простота и ясность стиха. Когда после поэт уехал в эстонский рыбачий поселок Тойла, начинается новый период в его творческой жизни. В Эстонии вышли его новые книги - (1919 - 1932): «Эстляндские поэзы», «Вервэна», «Миррелия», «Соловей», «Роса оранжевого часа», стихотворный автобиографический роман «Колокола собора чувств», «Поэты Эстонии», «Адриатика». Эти книги - свидетельства рождения нового Северянина, который уже ушел от воспевания «шумных платьев муаровых» и «ананасов в шампанском». Теперь его занимают размышления о России, о своей судьбе, он пересматривает свои общественные приоритеты и эстетические взгляды.

Северянину трудно было мириться со своим положением беженца. До последнего часа он мечтал увидеть родину. Ностальгия по России нашла отражение во многих стихотворениях 30-ых годов («Без нас», «За Днепр обидно», «Наболевшее…» и др.) Вдали от родины Северянин занимается переводами, создает антологию эстонской поэзии, в частности Герника Виснапуу, Марие Ундер, Алексиса Раннита и др. Кроме всего, Северянин в 1934 году написал уникальную книгу «Медальоны. Сюжеты и вариации о поэтах, писателях и композиторах», в которой представлена галерея творческих портретов литераторов и музыкантов. Именно в ней обозначены истинные эстетические вкусы поэта, его отношение к классикам и современникам. Северянину не довелось больше встретиться с родиной: жизнь его оборвалась в оккупированной столице Эстонии - Таллинне - в конце 1941 года. Его могила находится на старом Александро-Невском кладбище. Эпитафией послужили горькие строки из стихотворения поэта «Классические розы»: Как хороши, как свежи будут розы, Моей страной мне брошенные в гроб! В п. Тойла есть домик-музей Игоря Северянина. Булат Окуджава, однажды побывав там, был потрясен тем, что, оказывается, всю жизнь имел неверное представление об этом поэте, что невежество и навешанные ярлыки мешали ему по-настоящему взглянуть на большого и яркого поэта Игоря Северянина. Нужно читать, заново открывать, понять и прочувствовать глубину и изысканную красоту его поэзии.

Игорь Северянин - биография, новости, личная жизнь, фото

Игорь Северянин

Игорь Северянин (Игорь-Северянин, Игорь-Сѣверянинъ). Настоящее имя - Игорь Васильевич Лотарев. Родился 4 (16) мая 1887 года в Санкт-Петербурге - умер 20 декабря 1941 года в Таллине. Русский поэт, эгофутурист. Представитель поэзии периода Серебряного века.

Игорь Лотарев, ставший широко известным как Игорь Северянин, родился 4 (16 по новому стилю) мая 1887 года в Санкт-Петербурге.

Отец - Василий Петрович Лотарев (1860-1904), капитан I-го железнодорожного батальона (впоследствии полка).

Мать - Наталья Степановна Лотарева (ум. 13 ноября 1921; урожденная Шеншина, по первому браку Домонтович - вдова генерал-лейтенанта Г. И. Домонтовича), дочь предводителя дворянства Щигровского уезда Курской губернии Степана Сергеевича Шеншина.

По линии матери Игорь Лотарев был в родстве с Афанасием Фетом (Шеншиным). Также поэт упоминал о родстве с историком Николаем Карамзиным.

Родился он в Петербурге в доме номер 66 на Гороховой улице.

Его раннее детство прошло в Петербурге. После разрыва отношений между родителями жил в имении дяди Михаила Петровича Лотарева «Владимировке» или в имении тетки Елизаветы Петровны Лотаревой «Сойвола» на реке Суда в Новгородской губернии (ныне Вологодская область), под Череповцом. В имении «Владимировка» находится музей Игоря Северянина.

В Череповецком реальном училище он окончил четыре класса. В 1904 году уехал к отцу в Манчжурию в город Дальний, также некоторое время жил в Порт-Артуре (Люйшунь). Накануне Русско-японской войны вернулся в Петербург, к матери, с которой проживал в доме сводной сестры Зои (урожденной Домонтович).

Творчество Игоря Северянина

Регулярно публиковаться начал с 1904 года. Вышли его стихотворения «К предстоящему выходу Порт-Артурской эскадры. Стихотворение», «Гибель "Рюрика". Стихотворение», «Подвиг "Новика". К крейсеру "Изумруд". Стихотворения». Свои первые публикации в периодических изданиях Игорь Лотарев подписывал псевдонимами «Граф Евграф д’Аксанграф» (accent grave), «Игла», «Мимоза».

Поэт издал за свой счет 35 брошюр, которые предполагал позже объединить в «Полное собрание поэз». Первые 8 брошюр (девятая брошюра «Сражение при Цусиме» получила цензурное разрешение, но не была напечатана) автор предполагал объединить в цикл «Морская война». Первые 15 изданий подписаны гражданским именем поэта, последующие 20 псевдонимом «Игорь-Северянин».

Появление псевдонима связано со знакомством и последующей дружбой с поэтом старшего поколения Константином Михайловичем Фофановым в ноябре 1907 года в Гатчине. Авторская версия псевдонима без разделения на имя и фамилию - «Игорь-Северянин» - это акт инициации (рождение «поэта»), оберег и мифологема. Сложный псевдоним является фактом культурного и литературного процесса в России в начале XX века. Константина Фофанова и рано умершую Мирру Лохвицкую Игорь Северянин считал своими предтечами.

Одну из брошюр Игоря-Северянина писатель Иван Наживин привез в имение Льва Толстого Ясная Поляна. Комментарий писателя о стихотворении «Хабанера II» было предано огласке в прессе: «Чем занимаются, чем занимаются... И это - литература? Вокруг - виселицы, полчища безработных, убийства, невероятное пьянство, а у них - упругость пробки...».

Игорь Северянин в молодости

В 1911 году Игорь-Северянин вместе с издателем газеты «Петербургский глашатай» Иваном Игнатьевым (Казанским), сыном Константина Фофанова Константином Олимповым и Грааль Арельским (Стефан Стефанович Петров) основал литературное направление эгофутуризм. Возникновение течения связывают с брошюрой Игоря Северянина «Пролог эго-футуризма. Поэза-грандиоз. Апофеозная тетрадь 3-го тома. Брошюра 32-я».

Игорь-Северянин покинул группу эгофутуристов менее чем через год, пояснив, что задачу «Я - в будущем» он выполнил. Расставание с эгофутуристами было ознаменовано скандалом, о чем поэт писал: «Константин Олимпов в печати оклеветал меня. Я прощаю его: мое творчество доказательно. Теперь, когда для меня миновала надобность в доктрине: "я в будущем", и, находя миссию моего Эго-Футуризма выполненной, я желаю быть одиноким, считаю себя только поэтом, и этому я солнечно рад... Смелые и сильные, от вас зависит стать Эго-Футуристами!».

Дебют Игоря-Северянина в Петербурге состоялся в октябре 1912 года в Салоне Сологуба на Разъезжей улице, а уже 20 декабря - в Москве, в Обществе свободной эстетики у Валерия Брюсова. В марте 1913 года Игорь-Северянин принимает участие в турне Федора Сологуба по западу и югу России: Минск, Вильно, Харьков, Екатеринослав, Одесса, Симферополь, Ростов-на-Дону, Екатеринодар, Баку, Тифлис, Кутаис. К 1918 году поэт принял участие в 48 концертах и 87 дал лично (всего 135).

Первый большой сборник стихов Игоря-Северянина «Громокипящий кубок» вышел в 1913 году в издательстве Сергея Соколова (Кречетова) «Гриф». Предисловие к сборнику написал Федор Сологуб: «Одно из сладчайших утешений жизни - поэзия свободная, легкий, радостный дар небес. Появление поэта радует, и когда возникает новый поэт, душа бывает взволнована, как взволнована бывает она приходом весны». В сквозной нумерации поэта сборник получил статус первого тома.

В ноябре 1913 года Игорь-Северянин и Владимир Маяковский дважды выступают вместе: 16 ноября на вечеринке вологодского землячества в зале Высших Петербургских женских курсов и 29 ноября на вечере в зале «Соляного городка». Знаменитое турне поэтов по югу России в январе 1914 года организовал Вадим Баян (Владимир Иванович Сидоров).

Эстонский поэт Вальмар Адамс, близко знавший Игоря-Северянина, заметил, что у того была великолепная музыкальная память, позволявшая ему на слух воспроизводить даже самые сложные оперные партии: «А голос у него был концертный - стены дрожали!» На своих первых выступлениях Игорь-Северянин пел свои поэзы на мотив полонеза Филины из оперы Амбруаза Тома «Миньона».

Поэт-экспрессионист Сергей Спасский описывал выступление Игоря Северянина в Тифлисе: «Он вышел нераскрашенный и одетый в благопристойный сюртук, Был аккуратно приглажен. Удлиненное лицо интернационального сноба. В руке лилия на длинном стебле. Встретили его полным молчанием. Он откровенно запел на определенный отчетливый мотив. Это показалось необыкновенно смешным. Вероятно, действовала полная неожиданность такой манеры... Смешил хлыщеватый, завывающий баритон поэта, носовое, якобы французское произношение. Все это соединялось с презрительной невозмутимостью долговязой фигуры, со взглядом, устремленным поверх слушателей, с ленивым помахиванием лилией, раскачивающейся в такт словам. Зал хохотал безудержно и вызывающе. Люди хватались за головы. Некоторые, измученные хохотом, с красными лицами бросались из рядов в коридор. Такого оглушительного смеха я впоследствии ни на одном поэтическом вечере не слыхал. И страннее всего, что через полтора-два года такая жe публика будет слушать те же стихи, так же исполняющиеся, в безмолвном настороженном восторге».

Также Константин Паустовский вспоминал одно из выступлений Игоря Северянина: «На эстраду вышел мой пассажир в черном сюртуке, прислонился к стене и, опустив глаза, долго ждал, пока не затихнут восторженные выкрики и аплодисменты. К его ногам бросали цветы - темные розы. Но он стоял все так же неподвижно и не поднял ни одного цветка. Потом он сделал шаг вперед, зал затих, и я услышал чуть картавое пение очень салонных и музыкальных стихов: "Шампанское - в лилию, в шампанское - лилию! Ее целомудрием святеет оно! Миньон с Эскамильо, Миньон с Эскамильо! Шампанское в лилии - святое вино!" В этом была своя магия, в этом пении стихов, где мелодия извлекалась из слов, не имевших смысла. Язык существовал только как музыка. Больше от него ничего не требовалось. Человеческая мысль превращалась в поблескивание стекляруса, шуршание надушенного шелка, в страусовые перья вееров и пену шампанского».

В январе 1918 года Игорь-Северянин уезжает из Петрограда в Эстонию, где поселяется в поселке Тойла. В феврале, выполняя обязательства перед антрепренером Федором Долидзе, Игорь-Северянин едет в Москву, где принимает участие в «выборах короля поэтов», который состоялся 27 февраля 1918 года в Большой аудитории московского Политехнического музея. После выборов был издан специальный альманах «Поэзоконцерт. Избранные поэзы для публичного чтения». Кроме Игоря Северянина, в нем принимали участие Мария Кларк, Петр Ларионов, Лев Никулин, Елизавета Панайотти, Кирилл Халафов.

В первых числах марта 1918 года Игорь Северянин возвращается в Эстонию, которая после заключения Брестского мира оккупирована Германией. В Тойла он попадает через карантин в Нарве и фильтрационный лагерь в Таллине. Больше в Россию он уже никогда не попадет.

Эмиграция Игоря Северянина

Распространена версия о том, что поэт еще до революции приобрел дачу в местечке Тойла, однако это не так: в 1918 году он снимал полдома, принадлежавшего местному плотнику Михкелю Крууту.

Какое-то время его многочисленное семейство существовало за счет гонорара за участие «в выборах короля поэтов». Концертную деятельность в Эстонии поэт начинает 22 марта 1919 года с концерта в Ревеле в Русском театре: в первом отделении выступают Стелла Арбенина, Г. Рахматов и В. Владимиров, во втором отделении - Игорь Северянин. Всего за годы жизни в Эстонии он дал более 40 концертов. Последнее публичное выступление состоялось в зале Братства Черноголовых 14 марта 1940 на юбилейном вечере по случаю 35-летия литературной деятельности.

В том же 1921 году Северянин принял присягу на верность Эстонии и с 5 сентября вступил в эстонское гражданство. Делая выбор между «стилическим выкрутасом и безвыкрутасной поэмой» Игорь-Северянин «простотой идет va banque» (Автобиографический роман в стихах «Колокола собора чувств»). Предваряя роман в строфах «Рояль Леандра. (Lugne)», поэт заявляет: Не из задора, не для славы / Пишу онегинской строфой / Непритязательные главы / Где дух поэзии живой. В первые годы эмиграции поэт активно гастролирует в Европе: Латвии, Литве, Польше, Германии, Данциге, Чехословакии, Финляндии. В декабре 1930 года через Ригу поэт с женой отправляется в Югославию, где Державная комиссия для русских беженцев организует ему турне по русским кадетским корпусам и женским институтам.

В феврале 1931 года поэт добирается до Парижа, где стараниями князя Феликса Юсупова ему организуют два выступления в залах Debussy (12 февраля) и Chopin (27 февраля), оба зала на Rue Daru, 8. На втором выступлении присутствовала Марина Цветаева, которая написала: «Единственная радость (не считая русского чтения Мура, Алиных рисовальных удач и моих стихотворений - за все это время - долгие месяцы - вечер Игоря Северянина. Он больше чем: остался поэтом, он - стал им. На эстраде стояло двадцатилетие. Стар до обмирания сердца: морщин как у трехсотлетнего, но - занесет голову - все ушло - соловей! Не поет! Тот словарь ушел. При встрече расскажу все как было, пока же: первый мой ПОЭТ, то есть первое сознание ПОЭТА за 9 лет (как я из России)».

Затем были турне по Болгарии с ноября по декабрь 1931 года и последняя заграничная поездка длиной более года: начавшееся в Румынии в марте 1933, продолжившееся в Болгарии и Югославии, это балканское турне закончилось в апреле 1934 года в Кишиневе.

В годы эмиграции поэт издал новые сборники стихов: «Вервэна» (Юрьев, 1920), «Менестрель» (1921), «Миррэлия» (Берлин, 1922), «Соловей» (Берлин, 1923), «Классические розы» (Белград, 1931), и другие. Им создано четыре автобиографических романа в стихах: «Роса оранжевого часа» (детство), «Падучая стремнина» (юность), «Колокола собора чувств» (рассказ о турне 1914 года с Маяковским и Баяном), «Рояль Леандра. (Lugne)» (панорама художественной жизни Петербурга). Особое место занимает утопия «Солнечный дикарь» (1924).

Игорь-Северянин стал первым крупным переводчиком эстонской поэзии на русский язык. Ему принадлежит первая антология эстонской поэзии на русском языке «Поэты Эстонии» (Tartu, 1928), два сборника стихов Хенрика Виснапу - «Amores» (Москва, 1922) и «Полевая фиалка» (Нарва, 1939), два сборника стихов Алексиса Раннита (Алексея Долгошева) - «В оконном переплете» (Tallinn, 1938) и «Via Dolorosa» (Стокгольм, Сев. Огни, 1940) и сборник стихов поэтессы Марие Ундер «Предцветенье» (Таллин, 1937).

Большой интерес представляет сборник «Медальоны» (Белград, 1934), составленный из 100 сонетов - характеристик, посвященных поэтам, писателям и композиторам. В каждом сонете обыграны названия произведений персонажа.

Также интересны исследование «Теория версификации. Стилистика поэтики» и воспоминания «Мое о Маяковском» (1940).

Смерть Игоря Северянина

Последние годы жизни Игорь Северянин провел в Саркюле - деревушке между устьем Россони и берегом Финского залива. Ныне Саркуль находится на территории России (Кингисеппский район Ленинградской области) и примечателен тем, что одна из его двух улиц носит имя Игоря Северянина. Самое яркое событие - поездка из Саркуля в Таллин на нобелевскую лекцию Ивана Бунина. Поэты встретились на перроне железнодорожной станции Тапа.

Вступление Эстонской Республики в состав Союза ССР поэт встретил в поселке Нарва-Йыэсуу (Усть-Нарва). Возобновилась переписка с поэтом Георгием Шенгели. Шенгели посоветовал Игорю-Северянину написать письмо Сталину. Поэт пообещал, но вместо этого переслал Шенгели несколько просоветских стихотворений для публикации в советской печати. Есть основания считать, что авторство наиболее слабых из них принадлежит его последней возлюбленной Вере Коренди при условии редакторской правки поэта. Автограф принадлежат Вере Коренди.

В литературе можно встретить утверждения о том, что поэт якобы получил советское гражданство. Утверждение неточное, поскольку все граждане Эстонии после принятия республики в состав СССР получили право на советское гражданство, но для реализации этого права следовало получить советский паспорт.

Зиму 1940-1941 годов поэт провел в Пайде. Он постоянно болел. В Усть-Нарве в мае наступило резкое ухудшение состояния. С началом войны Игорь Северянин хотел эвакуироваться в тыл, но по состоянию здоровья не смог этого сделать. В октябре 1941 года Вера Коренди перевезла поэта в Таллин, где он скончался 20 декабря от сердечного приступа. В некоторых изданиях ошибочно указывают дату смерти 22 декабря. Происхождение ошибки связано с опубликованным Рейном Круусом свидетельством о смерти поэта. Свидетельство выписано на эстонском языке 22 декабря 1941 года.

Родственники Веры Коренди не разрешили похоронить поэта в семейной ограде на Александро-Невском кладбище. Место для могилы было найдено случайно двадцатью метрами далее справа на центральной аллее, в ограде с могилами Марии Штерк (ум. 1903) и Марии Пневской (ум. 1910), которые не являются ни его родственниками, ни знакомыми. Первоначально на могиле был установлен простой деревянный крест, но в конце 1940-х годов литератор Валентин Рушкис заменил крест на каменную табличку с цитатой из стихотворения «Классические розы»: «Как хороши, как свежи будут розы, / Моей страной мне брошенные в гроб!».

В 1992 году на могиле было установлено гранитное надгробие работы скульптора Ивана Зубаки. Новый памятник накрыл могилу и часть прилегающей к ней территории со стороны надгробия на могиле Марии Штерк. Есть основания считать, что поэт был похоронен в безымянной могиле и таким образом сбылось его предвидение из стихотворения «Молитва» («Классические розы»): Чем дольше жизнь, тем явственней сигнал... / С кем из безвестных суждено мне слиться? / О всех, о ком здесь некому молиться, / Я помолюсь теперь в монастыре...

В 1990-х годах памятник работы Зубако был осквернен вандалами, похитившими его бронзовые элементы. В 2004 году энтузиасты вернули на могилу копию надгробного камня, установленного Валентином Рушкисом.



Личная жизнь Игоря Северянина:

Состоял в гражданском браке с Еленой Семеновой.

У них родилась дочь Валерия Игоревна Семенова (21 июня 1913 - 6 декабря 1976), названная в честь Валерия Брюсова, родилась в Петербурге. После переезда в 1918 году в Эстонию большую часть прожила в Усть-Нарве и в советские годы работала в Тойле в рыболовецком колхозе «Oktober». Похоронена на кладбище в Тойле, вероятно, недалеко от утраченной могилы матери Елены Яковлевны Семеновой.

Состоял в гражданском браке с Марией Васильевной Волнянской, исполнительницей цыганских романсов.

Жена - Фелисса Круут (в замужестве Лотарева), дочь домовладельца. Венчались в 1921 году в Успенском соборе в Юрьеве. Ради замужества Фелисса перешла из лютеранства в православие. Это был единственный официальный брак поэта.

У них родился сын Вакх Игоревич Лотарев (1 августа 1922 - 22 мая 1991), он с 1944 года проживал в Швеции, где ныне живут его дети (внуки поэта).

Игорь Северянин и жена Фелисса

Женщины в жизни и творчестве Игоря Северянина всегда занимали особое место. Так называемый «донжуанский список поэта» сравнительно невелик, но примечателен последовательными романами с несколькими сестрами: Евгения Гуцан (Злата) и Елизавета Гуцан (Мисс Лиль), Елена Новикова (Мадлэна) и кузина Тиана (Татьяна Шенфельд), Дина Г. и Зинаида Г. (Раиса), Анна Воробьева (Королева) и Валерия Воробьева (Violett), Ирина Борман и Антонина Борман, Вера Коренди (Запольская) и Валерия Запольская.

Сборники «Громокипящий кубок», «Златолира», «Ананасы в шампанском», «Поэзоантракт» полны стихотворений, посвященных Евгении Гуцан («Злате»). Анна Воробьева стала лирической героиней одного из самых известных его стихотворений «Это было у моря».

Жена поэта Фелисса с пониманием относилась к гастрольным романам поэта с Валентиной Берниковой в Югославии, с Викторией Шей де Вандт в Кишиневе. Она терпела тянувшиеся романы с Ириной Борман и Евдокией Штранделл - с последней еще и потому, что она была женой хозяина продуктовой лавки в Тойла и от нее зависел кредит в лавке.

Школьную учительницу Веру Борисовну Коренди (урожденная Запольская, по мужу Коренева) поэт называл «женой по совести». По рассказам Фелиссы, после возвращения поэта из Кишинева В. Коренди развила бурную активность: засыпала поэта письмами, требовала встреч, угрожала самоубийством.

7 марта 1935 года наступила развязка: ссора, после которой Фелисса выгнала поэта из дома. Живя с Коренди, поэт регулярно писал жене покаянные письма и умолял ее о возвращении. Когда В. Коренди узнала о существовании этих писем, то написала письмо в Эстонский литературный музей с категорическим требованием изъять «лживые письма» и передать ей для уничтожения.

Дочь Игоря Северянина Валерия Семенова так описывала ссору Фелиссы с отцом: «Круут была из семьи ремесленников, малообразованной, работала прислугой в доме у Северянина. В 1935 году он разошелся с ней и женился на Вере Борисовне Коренди (Кореневой). Это был свободный брак, детей от этого брака не было. Коренди была высокообразованной женщиной, владела несколькими языками... В 1936 году он переехал в Таллинн от Круут, которая была властолюбивой и черствой, со скверным характером, и пребывание в кругу семьи ему стало невыносимо. Все оставив, он уехал к Коренди, с которой был знаком и раньше и которая бомбардировала его письмами. Характер у нее был хороший. Она была замужем, но разошлась и стала жить с Игорем Васильевичем Северяниным».

Летом 1935 года В. Коренди объявила, что ее дочь, урожденная Валерия Порфирьевна Коренева (6 февраля 1932 - 3 июня 1982) - дочь поэта Игоря-Северянина, что стало окончательной причиной разрыва в отношениях поэта с его женой Фелиссой.

Игорь-Северянин еще долго лелеял мечту о возвращении домой в Тойла. Стихотворение «Сперата», обращенное к Фелиссе, написано 5 ноября 1935 года:

Нас двадцать лет связуют - жизни треть,
И ты мне дорога совсем особо.
Я при тебе хотел бы умереть:
Любовь моя воистину до гроба.

Хотя ты о любви не говоришь,
Твое молчанье боле, чем любовно.
Белград, Берлин, София и Париж -
Все это только наше безусловно.

Всегда был благосклонен небосклон
К нам в пору ту, когда мы были вместе:
Пусть в Сербии нас в бездну влек вагон,
Пусть сотрясала почва в Бухаресте.

Пусть угрожала, в ход пустив шантаж,
Убийством истеричка в Кишиневе, -
Всегда светло оканчивался наш
Нелегкий путь и счастье было внове.

Неизвиняемо я виноват
Перед тобой, талантом налитая
Твоих стихов отчетлив аромат,
По временам из дали налетая.

Тебя я знал, отвергнувшую ложь,
В веселом, вешнем платьице подростка.
Тобой при мне, тобою гордым сплошь,
Ах, не одна уловлена лососка!

А как молитвенно ты любишь стих
С предельной предусмотренной красою.
Твой вкус сверкает на стихах моих
Лет при тебе живящею росою.

Тебе природа оказала честь:
Своя ты в ней. Глазами олазоря
Сталь Балтики, как любишь ты присесть
На берегу, мечтаючи, дочь моря!

С улыбкой умягченной, но стальной
Презрела о поэте пересуды,
Простив ему заране в остальной -
Уже недолгой! - жизни все причуды...

Одна мечта: вернуться бы к тебе,
О, невознаградимая утрата!
В богоспасаемой моей судьбе
Ты - героиня Гете: ты - Сперата!

Однако Фелисса и на этот раз продемонстрировала упрямство.

В 1951 году с помощью секретаря Союза писателей СССР Всеволода Рождественского Коренди добилась для дочери выдачи советского паспорта на имя Валерии Игоревны Северяниной. Надгробный памятник на ее могиле не содержит даты рождения. Коренди утверждала, что поэт требовал скрывать дату рождения: «Дочь поэта принадлежит вечности!».

Стихи Игоря Северянина:

1913 - Громокипящий кубок
1914 - Златолира
1915 - Ананасы в шампанском
1915 - Victoria regia
1915 - Поэзоантракт
1918 - За струнной изгородью лиры. Избранные поэзы
1918 - Поэзоконцерт
1919 - Creme de Violettes. Избранные поэзы
1919 - Puhajogi
1920 - Вервэна
1921 - Менестрель. Новейшие поэзы
1922 - Миррэлия
1922 - Падучая стремнина. Роман в 2-х частях
1922 - Фея Eiole
1923 - Я чувствую как падают листья
1923 - Соловей
1923 - Трагедия титана. Космос. Изборник первый
1925 - Колокола собора чувств: Автобиогр. роман в 2-х частях
1925 - Роса оранжевого часа: Поэма детства в 3-х частях
1931 - Классические розы. Стихи 1922-1930
1932 - Адриатика. Лирика
1934 - Медальоны
1935 - Рояль Леандра (Lugne). Роман в строфах

последнее обновление информации: 09.04.2021




Северянин Игорь (1887-1941)

 

 

 

 

 

 

Северянин Игорь (1887-1941)

См. в Википедии Игорь Северянин

Источник - Википедия

Игорь Северянин (большую часть литературной деятельности автор предпочитал написание Игорь-Северянин; 
настоящее имя —Игорь Васильевич Лотарёв; 4 мая (16 мая н.ст.) 1887, Санкт-Петербург — 20 
декабря 1941, Таллин) — русский поэт «Серебряного века».

Родился в Петербурге в семье военного инженера Василия Петровича Лотарёва (1860 —1904). По 
материнской линии являлся троюродным братом русской революционерки и советского 
государственного деятеля А. М. Коллонтай (урождённая Домонтович), а также приходился 
дальним родственником историку Н. М. Карамзину, поэту А. А. Фету. Первые 9 лет провёл в 
Петербурге. После разрыва родителей жил у тётки и дяди в их имении Владимировке в 
Новгородской губернии (ныне Вологодская область, под Череповцом, в этом имении сейчас 
находится музей Игоря Северянина). Закончив четыре класса Череповецкого реального училища, 
в 1904 году уехал с отцом на Дальний Восток. Затем вернулся назад в Петербург, к матери.
Первые публикации появились в 1904 году (за свой счёт), в дальнейшем на протяжении девяти лет 
Северянин издавал тонкие брошюры со стихами, приносившие долгое время лишь скандальную 
известность (например, растиражированный возмущённый отзыв Льва Толстого на одно из его 
стихотворений в начале 1910 года). Из поэтов старшего поколения поначалу обратил внимание на 
молодого Северянина лишь Константин Фофанов (впоследствии его и Мирру 
Лохвицкую Северянин объявил учителями и предтечами эгофутуризма).

Северянин был основателем литературного движения эгофутуризма (начало 1912), однако, 
поссорившись с претендовавшим на главенство в движении Константином Олимповым (сыном 
Фофанова), осенью 1912 года покинул «академию Эго-поэзии» (о выходе из движения объявил 
знаменитой «поэзой», начинающейся словами «Я, гений Игорь-Северянин…»). Впоследствии 
ездил в турне по России в 1914 г. с кубофутуристами (Маяковским, Кручёных, Хлебниковым).
Вышедшие после «Громокипящего кубка» сборники 1914—1915 гг. («Victoria regia», «Златолира», 
«Ананасы в шампанском») воспринимались критикой более прохладно, чем «Кубок»: Северянин 
включал в них в большом количестве ранние, незрелые «поэзы», а новые тексты из этих книг во 
многом эксплуатировали образность «Кубка», не добавляя ничего нового. В 1915—1917 гг. 
Северянин поддерживал (совместные выступления, турне, сборники) ряд молодых авторов, 
большинство из которых никакого следа в литературе не оставили; самым заметным учеником 
Северянина этого периода был Георгий Шенгели, который сохранил признательность учителю и 
после смерти Северянина посвятил его памяти несколько стихотворений. Поэтика Северянина 
этого периода оказала также определённое влияние на раннее творчество таких известных 
поэтов, как Георгий Иванов, Вадим Шершеневич, Рюрик Ивнев, впоследствии примкнувших к 
другим направлениям.
27 февраля 1918 года в Большой аудитории московского Политехнического музея прошел 
«поэзовечер», на котором состоялось «Избрание Короля поэтов». Венком и мантией «Короля 
поэтов» публика увенчала Игоря Северянина. Вторым был Владимир Маяковский, третьим — 
Василий Каменский.

Из тридцати восьми лет литературной деятельности Северянин почти двадцать четыре года 
прожил в Эстонии, где ещё до революции купил дачу в местечке Тойла и куда переехал в 1918 г. 
В1921 г женился на эстонке Фелиссе Круут (единственный его зарегистрированный брак). Ездил в 
дальнейшем с выступлениями во Францию и в Югославию.
Поздняя лирика Северянина во многом отходит от его стиля 1910-х годов. Самые заметные его 
произведения этого периода — несколько получивших большую известность стихотворений 
(«Соловьи монастырского сада», «Классические розы»), автобиографические романы в стихах 
«Колокола собора чувств», «Роса оранжевого часа», «Падучая стремнина» и 
сборник сонетов«Медальоны» (портреты писателей, художников, композиторов, как классиков, так 
и современников Северянина).

Переводил стихотворения А. Мицкевича, П. Верлена, Ш. Бодлера, эстонских и югославских поэтов.
Ни один другой русский поэт не отразил столь широко в своих стихах природу и жизнь Эстонии, как 
Игорь Северянин. Он же стал крупнейшим переводчиком эстонской поэзии на русский язык. Среди 
эстонских поэтов, чьи произведения Северянин перевёл на русский язык, — Хенрик 
Виснапуу,Мария Ундер, Алексис Раннит, Фридрих Рейнхольд Крейцвальд, Фридрих 
Кульбарс, Лидия Койдула, Юхан Лийв, Густав Суйтс, Фридеберт Туглас,Иоганнес 
Барбарус и Иоганнес Семпер.
После присоединения Эстонии к Советскому Союзу в 1940 
году возобновил творческую активность, пытаясь публиковаться в советской печати.
Тяжело переживал преследования со стороны эстонских националистов и Гестапо.Умер 20 
декабря 1941 в оккупированном немцами Таллине от сердечного приступа, в присутствии Валерии, 
младшей сестры своей гражданской жены Веры Борисовны Коренди (девичья фамилия — 
Запольская, Коренди — эстонизированная фамилия её первого мужа Коренова).
Похоронен на Александро-Невском кладбище в Таллине.

...Игорь Северянин... как-то приезжал в Киев. - Поэт Игорь Северянин (1887-1941) мог быть в Киеве в 1913 г.

Ссылки:
1. Шкловский "вывел Горького на чистую воду" со сплетней о сифилисе Маяковского
2. Выдрина Роза
3. Маяковский и женщины
4. Шамардина Софья Сергеевна (1894-1980) Соня
5. Турне футуристов по России
6. Из людей искусства один Маяковский поддерживал большевиков, связи с ВЧК
7. По мнению академика Опарина [Войнович В.Н. в Москве]
8. Шенгели Георгий Аркадьевич (1894-1956)
9. Вертинский Александр Николаевич (1889 — 1957)
10. Тимофеев-Ресовский: о культурном развитии вне гимназии
11. Эгофутуризм
12. Богданов А.П. и создание Политехнического музея в Москве
13. Иванов Георгий Владимирович (1894-1958)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Игорь Северянин - полный список книг, читать онлайн бесплатно, лучшие произведения автора

И́горь Северя́нин (большую часть литературной деятельности автор предпочитал написание Игорь-Северянин; настоящее имя — И́горь Васи́льевич Лотарёв[1]; 4 (16) мая 1887, Санкт-Петербург — 20 декабря 1941, Таллин) — русский поэт «Серебряного века».Начало биографии и раннее творчествоРодился в Петербурге в семье военного инженера Василия Петровича Лотарёва (1860—1904). Мать, Наталья Степановна Домонтович(вдова генерал-лейтенанта Г.И. Домонтовича) - из старинного рода курских дворян Шеншиных. За Василием Петровичем Лотаревым - вторым браком. И.С. приходился дальним родственником историку Н. М. Карамзину, поэту Шеншину. Первые 9 лет провёл в Петербурге. После разрыва родителей жил у тётки и дяди в их имении Владимировке в Новгородской губернии (ныне Вологодская область, под Череповцом, в этом имении сейчас находится музей Игоря Северянина). Закончив четыре класса Череповецкого реального училища, в 1904 году уехал с отцом на Дальний Восток. Затем вернулся назад в Петербург, к матери.Первые публикации появились в 1904 году (за свой счёт), в дальнейшем на протяжении девяти лет Северянин издавал тонкие брошюры со стихами, приносившие долгое время лишь скандальную известность (например, растиражированный возмущённый отзыв Льва Толстого на одно из его стихотворений в начале 1910 года). Из поэтов старшего поколения поначалу обратил внимание на молодого Северянина лишь Константин Фофанов (впоследствии его и Мирру Лохвицкую Северянин объявил учителями и предтечами эгофутуризма).На пике популярностиУспех пришёл к поэту после выхода сборника «Громокипящий кубок» (1913, предисловие к которому было написано Ф. Сологубом). В течение 1913—1914 годов Северянин выступал со многими вечерами («поэзоконцертами») в Москве и Петербурге, встречая огромную популярность у публики и сочувственные отзывы критиков разной ориентации, в том числе критиков, скептически относившихся к футуризму. Для его лирики характерна смелая для тогдашнего вкуса (до грани пародийности) эстетизация образов салона, современного города («аэропланы», «шоффэры») и игра в романтический индивидуализм и «эгоизм»[2], условные романтически-сказочные образы. Стих Северянина музыкален (во многом он продолжает традиции Бальмонта), поэт часто использует длинные строки, твёрдые формы (некоторые изобретены им самим), аллитерацию, диссонансные рифмы.Северянин был основателем литературного движения эгофутуризма (начало 1912), однако, поссорившись с претендовавшим на главенство в движении Константином Олимповым (сыном Фофанова), осенью 1912 года покинул «академию Эго-поэзии» (о выходе из движения объявил знаменитой «поэзой», начинающейся словами «Я, гений Игорь-Северянин…»). Впоследствии ездил в турне по России в 1914 году с кубофутуристами (Маяковским, Кручёных, Хлебниковым).Вышедшие после «Громокипящего кубка» сборники 1914—1915 годов («Victoria regia», «Златолира», «Ананасы в шампанском») воспринимались критикой более прохладно, чем «Кубок»: Северянин включал в них в большом количестве ранние, незрелые «поэзы», а новые тексты из этих книг во многом эксплуатировали образность «Кубка», не добавляя ничего нового. В 1915—1917 годах Северянин поддерживал (совместные выступления, турне, сборники) ряд молодых авторов, большинство из которых никакого следа в литературе не оставили; самым заметным учеником Северянина этого периода был Георгий Шенгели, который сохранил признательность учителю и после смерти Северянина посвятил его памяти несколько стихотворений. Поэтика Северянина этого периода оказала также определённое влияние на раннее творчество таких известных поэтов, как Георгий Иванов, Вадим Шершеневич, Рюрик Ивнев, впоследствии примкнувших к другим направлениям.27 февраля 1918 года в Большой аудитории московского Политехнического музея прошёл «поэзовечер», на котором состоялось «Избрание Короля поэтов». Венком и мантией «Короля поэтов» публика увенчала Игоря Северянина. Вторым был Владимир Маяковский, третьим — Василий Каменский.В эмиграции в Эстонии (1918—1941)Из тридцати восьми лет литературной деятельности Северянин почти двадцать четыре года прожил в Эстонии, где ещё до революции купил дачу в местечке Тойла и куда переехал в 1918 году. В 1921 году женился на эстонке Фелиссе Круут (единственный его зарегистрированный брак). Ездил в дальнейшем с выступлениями во Францию и в Югославию.Поздняя лирика Северянина во многом отходит от его стиля 1910-х годов. Самые заметные его произведения этого периода — несколько получивших большую известность стихотворений («Соловьи монастырского сада», «Классические розы»), автобиографические романы в стихах «Колокола собора чувств», «Роса оранжевого часа», «Падучая стремнина» и сборник сонетов «Медальоны» (портреты писателей, художников, композиторов, как классиков, так и современников Северянина).Переводил стихотворения А. Мицкевича, П. Верлена, Ш. Бодлера, эстонских и югославских поэтов.Ни один другой русский поэт не отразил столь широко в своих стихах природу и жизнь Эстонии, как Игорь Северянин.[источник не указан 101 день] Он же стал крупнейшим переводчиком эстонской поэзии на русский язык. Среди эстонских поэтов, чьи произведения Северянин перевёл на русский язык, — Хенрик Виснапуу, Мария Ундер, Алексис Раннит, Фридрих Рейнхольд Крейцвальд, Фридрих Кульбарс, Лидия Койдула, Юхан Лийв, Густав Суйтс, Фридеберт Туглас, Иоганнес Барбарус и Иоганнес Семпер.После присоединения Эстонии к Советскому Союзу в 1940 году возобновил творческую активность, пытаясь публиковаться в советской печати.Умер 20 декабря 1941 года в оккупированном немцами Таллине от сердечного приступа, в присутствии Валерии, младшей сестры своей гражданской жены Веры Борисовны Коренди (девичья фамилия — Запольская, Коренди — эстонизированная фамилия её первого мужа Коренова).Похоронен на Александро-Невском кладбище в Таллине.Доходчивая музыкальность его стихотворений, часто при довольно необычной метрике, соседствует у Северянина с любовью к неологизмам. Смелое словотворчество Северянина создаёт его стиль. В его неологизмах есть многое от собственной иронической отчуждённости, скрывающей подлинную эмоцию автора за утрированной словесной игрой.[3]Произведения•«Зарницы мысли» (1908) •«А сад весной благоухает!..» (с откликом И. А. Гриневской). СПБ., типография И. Флейтмана, Спб., Казанская, 45 (1909).•«Это было так недавно...» СПб., 1909•«Интуитивные краски» (1910)•«Певица лилий полей Сарона» СПб., 1910•«Весенний день» (1911)•«Качалка грёзэрки» (1912)•«Громокипящий кубок» (1913)•«С крестом сирени» (1913)•«Златолира» (1914)•«Ананасы в шампанском. Поэзы» (М.: Изд-во Наши дни, 1915. — 125 с.)•«Victoria regia» (1915)•«Поэзоантракт» (1915)•«Собрание поэз» (1916) (том 1, издание В. В. Пашуканиса, Москва, 1918)•«За струнной изгородью лиры» (1918)•«Поэзо-концерт» (1918)•«Собрание поэз» (1918)•«Creme de Violettes» (1919)•«Puhajogi» (1919)•«Вервэна» (1920)•«Менестрель» (1921)•«Миррэлия» (1922)•Роман в стихах «Падучая стремнина» (1922)•Комедия «Плимутрок» (1922)•«Фея Eiole» (1922)•«Соловей. Поэзы» (Берлин / Москва: Издание акц. о-ва Накануне, 1923. — 204 с.)•«Трагедия титана» (1923)•Автобиографический роман в стихах «Колокола собора чувств» (1925)•«Роса оранжевого часа» (1925)•Роман в стихах «Рояль Леандра» (1925)•Стихотворение «Так возникают стихи» (1928)•Классические розы. Белград, 1931.•«Адриатика» (1932)•«Медальоны» Белград, 1934.•Рукописный поэтический сборник «Литавры солнца» (1934, не был издан)Изучение творчестваНа изучении творчества Игоря-Северянина специализировался рано ушедший из жизни эстонский литературовед-русист Рейн Круус, опубликовавший 25 статей об эстонском периоде творчества поэта. Главным трудом Рейна Крууса стала увидевшая свет в 1988 году в Стокгольме публикация «Игорь Северянин. Письма к Августе Барановой. 1916—1938», в работе над которой участвовал шведский литературовед Бенгт Янгфельдт.Издания•Венок поэту (Игорь-Северянин). — Таллин: Ээсти раамат, 1987.•Северянин И. Стихотворения. — Таллин: Ээсти раамат, 1987.•Северянин И. Стихотворения. — М.: Сов. Россия, 1988. — 464 с. (Поэтическая Россия)•Северянин И. Сочинения. — Таллинн: Ээсти раамат, 1990.•Северянин И. Ананасы в шампанском. — М.: Объединение «Глобус», (часть тиража — в сафьяне и коже), 1990.•Северянин И. Соловей. Поэзы. — М.: ТОМО, 1990. — 207 с. (Репринт 1923 г.)•Северянин И. Классические розы. Медальоны. — М.: Художественная литература, 1990. — 224 с. (Забытая книга)•Северянин И. Ананасы в шампанском. Поэзы. — М.: Книга, 1991. — 143 с. (Репринт 1915 г.)•Северянин И. Стихотворения и поэмы (1918—1941). — М.: Современник, 1990.•Северянин И. Тост безответный. — М.: Республика, 1999.•Северянин И. Я избран королем поэтов. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2000.•Северянин И. Стихотворения. — М.: Эллис Лак 2000, 2003.https://ru.wikipedia.org/wiki/%C8%E3%EE%F0%FC_%D1%E5%E2%E5%F0%FF%ED%E8%ED

135 лет со дня рождения Игоря Северянина

Сегодня исполняется 135 лет со дня рождения Игоря Северянина - русского поэта серебряного века, основоположника эгофутуризма и «короля поэтов». Игорь Васильевич Лотарев родился в Петербурге. С девяти лет он жил с отцом - военным инженером в Череповце и на Дальнем Востоке, а с 1904 г. с матерью, которая приходилась дальней родственницей Афанасию Фету. Окончив 4 класса Череповецкого реального училища, Игорь Лотарев получил лишь неоконченное среднее образование, но это не помешало ему стать одним из самых известных поэтов Серебряного века.

Первое свое стихотворение «Звезда и дева» он написал в восьмилетнем возрасте. Снова интерес к поэзии пробудился в нем в 1903 г. после поездки на Дальний Восток. Путь в литературу Лотарев начал с серии патриотических стихотворений, одно из которых было напечатано 1 февраля 1906 г. в солдатском журнале «Досуг и дело». С этой даты сам поэт отсчитывал начало своей литературной деятельности. Он пробовал себя в патриотическом жанре, в стихотворной юмористике, публиковался в малоизвестных изданиях и провинциальных газетах, но успехов эти опыты ему не приносили. Крупные газеты и журналы обходили вниманием молодого поэта, и он издавал свои стихи самостоятельно, в основном, на средства дяди. Таким образом с 1904 по 1912 гг. было выпущено 35 небольших книг с его лирическими стихотворениями. 
20 ноября 1907 г. Лотарев познакомился в Гатчине с поэтом Константином Фофановым. Он оценил его стихи, стал его поэтическим наставником и учителем. Роль Фофанова в судьбе Игоря Васильевича была настолько значимой, что дату знакомства с ним он отмечал ежегодно как праздник.

Игорь-Северянин - а именно так, через дефис, он предпочитал подписываться - был известен склонностью к эпатажу, и именно скандал ненароком принес ему первую известность. В 1910 году Лев Толстой ознакомился с его брошюрой «Интуитивные краски» и раскритиковал ее как пример «ничтожности» современной поэзии. Северянин вспоминал, что это возымело неожиданный эффект:

«Об этом мгновенно всех оповестили московские газетчики... после чего всероссийская пресса подняла вой и дикое улюлюканье, чем и сделала меня сразу известным на всю страну!.. С тех пор каждая моя новая брошюра тщательно комментировалась критикой на все лады, и с легкой руки Толстого <…> меня начали бранить все, кому не было лень. Журналы стали охотно печатать мои стихи, устроители благотворительных вечеров усиленно приглашали принять в них, - в вечерах, а может быть, и в благотворителях - участие...»

На фоне этой повальной критики появились и новые ценители творчества Северянина, которые помогли ему закрепиться в литературном мире. Валерий Брюсов в 1914 г. написал одну из первых крупных статей, посвященных творчеству Северянина, а Сологуб специально для него организовал литературный вечер в своем салоне и пригласил в турне по России. Сологуб также помог Северянину составить лучший сборник его стихотворений «Громоподобный кубок» и написал к нему предисловие.

Но настоящая слава пришла к Игорю-Северянину, когда он начал выступать с «поэзоконцертами» по всей России. Свои стихи он читал в особой эстрадной манере, появляясь на сцене в узнаваемом образе эстета-гения, многим напоминавшего другого известного поэта-эстета Оскара Уайльда. Выступления Северянина стали такой же приметой времени, как кинематограф или цыганские романсы, и принесли ему небывалую популярность. Его новые стихотворные сборники, или «тома поэз», неоднократно переиздавались, а «Громоподобный кубок» за 1913–1918 гг. и вовсе выдержал 10 изданий.

Игорь Северянин много экспериментировал с языком и стихотворными формами. Он придумывал слова-неологизмы, например, «лесофея», «лилиебатистовый», «полднелень». Всем известное слово «бездарь» - это тоже неологизм, придуманный Игорем Северянином. Кроме того, он изобрел 10 новых строфических форм, среди которых миньонет, кэнзель, рондолет, квадрат квадратов.

В историю русской поэзии Игорь Северянин вошел еще и как родоначальник эгофутуризма. Это направление возникло в 1911 г., когда Северянин вместе с Константином Олимповым - сыном К. М. Фофанова образовал кружок «Ego». Серьезной литературной программы у него не было, а сам Северянин в числе его принципов провозглашал следующие: «Душа - единственная истина», «поиски нового без отверганья старого», «смелые образы, эпитеты, ассонансы и диссонансы», «разнообразие метров». Эгофутуристы дружили, а затем конфликтовали с кубофутуристами, но эти конфликты не помешали Северянину сохранять приятельские отношения с Владимиром Маяковским - одним из самых известных кубофутуристов. Впрочем, Северянин, к 1915 г. достигший колоссальной популярности, был поэтом настолько многогранным, что разные критики-современники причисляли его буквально ко всем новым литературным течениям и направлениям.

В 1918 г. Игорь Северянин уехал с больной матерью из революционного Петрограда в эстонский поселок Тойла, в котором раньше отдыхал летом. В этом месте он проведет всю оставшуюся жизнь. Он только однажды приедет в Россию - 27 февраля 1918 г. в московском Политехническом музее состоялись выборы короля поэзии, на которых Игорь Северянин и был провозглашен «королем поэзии», обогнав Константина Бальмонта и Владимира Маяковского. В эмиграции Северянин продолжал писать и публиковать стихи, с 1921 г. гастролировал, бывал в Латвии и Литве, в Германии, Финляндии, Польше, Чехословакии, Франции и других странах. В новых стихах Северянин постепенно отходил от эстрадной манеры в сторону более простотой и обыденной, в чем читатели и слушатели усматривали новый этап его духовного и поэтического развития. И все же интерес к творчеству Северянина постепенно падал, а материальное положение его ухудшалось. Его последний стихотворный сборник «Классические розы» был выпущен в Белграде в 1931 г., а остальные подготовленные сборники остались в рукописях. И все же, интерес к его творчеству никогда не пропадал полностью, а в историю русской литературы он вошел как один из самых оригинальных и талантливых поэтов Серебряного века.

анализ стихотворения "Увертюра Игорь Северянин" методом анализа

Группу поэтов-эгофутуристов, заявившую о себе в 1911 году в Петербурге, возглавляли: Игорь Северянин . В ее состав вошли Г. Иванов, К. Олимпов, И. Игнатьев, В. Гнедов и др. «Эго» в переводе с латыни. - «Я». В основе творчества поэта-эгофутуриста лежит его «Я», его личность.

Слава Игоря Северянина, одного из популярнейших поэтов Серебряного века, когда-то была «заурядной» (неологизм Северянина).О его книгах «Гремящая чаша» (1913), «Златолир» (1914), «Ананасы в шампанском» (1915) и других говорили повсюду. Его выступления в городах России - "поэтические концерты" (в 1913-1917 годах их было около 100) пользовались неизменным успехом у публики.

В истории русской литературы ХХ века есть интересные факты: в 1918 году в Москве на поэтическом вечере в Политехническом музее Игорь Северянин был признан королем поэтов, второе место занял В. Маяковский, третий достался К.Бальмонт. И. Северянин, как и подобает королю, издает поэтический «Царский рескрипт». Победитель по-царски великодушен и великодушен, все прощает и благословляет:

Отныне мой плащ пурпурный, Берет бархатистый в серебре: Я избран королем поэтов На зависть скучному галстуку-бабочке. Я такой большой и такой самоуверенный - так убеждён, что всех прощу и каждой вере дам почтительный поклон... ...Я избран королем поэтов - Да будет свет моим подданным! 1918

Внешность Эгофутуризм Я.В 1911 г. Северянин объявил, а в январе 1912 г. разослал в редакцию нескольких газет свою программу «Академия эго-поэзии (универсальный футуризм)», в которой К. Фофанов и М. Лохвицкая были названы предшественниками эго-футуризма, а также интуиции и эгоизма были провозглашены теоретические основы (программу подписали И. Северанин, К. Олимпов (К. Фофанов), Г. Иванов, Грааль-Априльский (С. Петров). «Лозунги моего эгофутуризма, — писал Северянин в его воспоминания: 1. Душа - единственная сила 2 Самоутверждение личности 3.Поиск нового без отказа от старого 4. Многозначительные неологизмы 5. Смелые образы, эпитеты, ассонансы и диссонансы 6 Борьба со «стереотипами» и «заставками» 7. Разнообразие мер» 2. Как видим, литературная программа группы была весьма неясной. Не следует серьезно относиться к литературному движению, возглавляемому И. Северяниным. группа распалась очень быстро. покинул группу «Эго», признав «миссию моего Эго-футуризма выполненной»: «Я еще год назад сказал: «Буду!» / Год засиял, и вот я!

Северянин в чем-то был близок к кубофутуристам.В 1914 г. И. Северянин выступал с кубофутуристами на юге России, принимая участие в т. н. «Олимпиада футуризма» (1914). Но сотрудничество с кубофутуристами оказалось недолгим, и в 1914 году Северянин расстался с ними.

Как и другие футуристы, Северянин в своих стихах отдавал дань техническим достижениям нового века, ориентировался на быстрый темп жизни. Однако его градостроительная планировка была более внешней и имела салонный акцент комфорта и элегантности:

Увертюра Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! Удивительно вкусный, игристый, пряный! Я весь в чем-то норвежском! Я в чем-то испанском! Вдохновляет меня импульсивно! И возьмите ручку! Звук самолетов! Заводить машину! Экспресс свисток! Крылья буй! Здесь кого-то поцеловали! Там кто-то умер! Ананас в шампанском — пульс вечера! В компании нервных девушек, в компании суровых дам я превращу трагедию жизни в фарс мечты... Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! Из Москвы в Нагасаки! Из Нью-Йорка на Марс! Январь 1915 г. Петроград

Как и у других футуристов, у Северанина много неологизмов, но они «значительны», великолепно доступны, и поэт никогда ими не злоупотребляет (ср. свисток, крылышко). Он неодобрительно писал о московских футуристах: «...в своем словообразовании они часто доходили до крайней нелепости и безвкусицы, а в борьбе с канонами эстетики употребляли отталкивающие и просто неприличные выражения».Неологизмы с иностранными корнями и суффиксами, пленяющие экстравагантностью, увлекающие в чрезвычайно экзотический мир, придавали поэзии Северянина специфический шик:

Кензел В шумном муаре, в шумном муаре По аллее луны ты проходишь море... Твое платье прекрасно, твоя тальма лазурна. И песчаная дорожка из листьев смята - Как лапы паука, как мех ягуара. Для утонченной женщины ночь – это всегда молодожены… Вам суждено опьянение любовью... В шумном муаре, в шумном муаре - вы так эстетичны, так грациозны... Но кто вы такие, чтобы быть любовниками! Будет ли матч для вас? Закутай ноги в дорогое ягуаровое одеяло, И удобно устроившись в бензиновом ландо, Вверишь свою жизнь мальчику в резиновом макинтоше, И закроешь ему глаза своим жасминовым платьем - Шумное чумное платье, шумное чумное платье!.. 1911

Северянину, как и всем футуристам, было свойственно стремление эпатировать, поразить читателя и обеспечить себя.Особенно это проявилось в его стихотворении «Эпилог» (своеобразный «желтый жилет Северянина»):

Я, гений Игорь-Северян, упиваюсь своей победой: я во всех отношениях защищен! Меня тепло приняли!.. Я - год назад - сказал: "Буду!" Прошел год и я здесь! Я видел Иуду среди своих друзей, но я не отвергал его, только - месть... Нас было четверо, но сила моя, одна, росла. Не просила поддержки и не созрела из номера... 1912

Игоря Северянина, как и других футуристов, раздражала пошлость окружающего мира.Об этом стихотворении имени-оксюморона «В ослепительном мраке»:

В смокингах, рваных с шикарными сиськами из высшего общества. В гостиной принца они дрожали, их лица были в замешательстве. Я улыбнулся натянутой улыбкой, саркастически вспоминая порох: Скука распирала неожиданно непоэтичной темой. Каждая линия – щека. Мой голос дерьмовый. Рифмы складываются в печенье. Язык кажется ассонансом. Я вас презираю пламенно, ваши тупые превосходительства, И, презирая вас, рассчитывайте на резонанс света! Блестящая публика, вы ослеплены блеском! Скрытый от тебя, недостойный, будущий горизонт! Ваши темные превосходительства! Во времена Северяна вы должны знать, что Блок и Бальмонт были за Пушкина.1913

Однако Игорь Северянин не хотел, в отличие от кубофутуристов, порвать с культурой прошлого и «сбросить Пушкина с корабля современности». Он считал, что и Пушкина, и Блока надо знать еще «во времена Северянина» 3.

Критика, и это уже стало обыденностью, обратила внимание на манеры, будуарную поэзию Игоря Северянина, ресторанный характер и вульгарную изысканность, салонный дендизм и экстравагантность. Отсутствие «темы» в поэзии И. Северянина беспокоило А.Блока: «Куда он пойдет, пока нельзя сказать, что с ним будет: нет темы. Да благословит его Бог.

Возможно, обвинения современников Северянина были небезосновательны: стихам Северянина свойственна некоторая манерность, будуарность и франтизм. Все это было там. Например, его знаменитое «стихотворение миньонетки» «Это было у моря»:

Это было у взморья, где ажурная пена, Где редко видна городская бригада... Королева играла - в замковых башнях - Шопена, И, слушая Шопена, Октябрь влюбился в нее.Все было очень просто, все было очень красиво; Королева попросила нарезать гранат; И половину отдала, и у нее кончилась страница, И полюбила она страницу, всю с сонатными мотивами. И тогда она сдалась, она громко сдалась, До восхода солнца ты спала, как рабыня... Это было у моря, где бирюзовая волна, где ажурная пена и пажская соната. Февраль 1910 г.

У И. Северянина были страстные поклонники (даже более страстные поклонники), были и такие, которые не принимали его стихи, создавали на них пародии.В стихотворении «Было у моря...» замечательную пародию, абсолютно точно отражающую ритм и интонацию северянинского стиха, написал современник И. Северянин, поэт А. Ширяевец:

Это было у моря, где лазурная пена... Это было в сквере, где едят простоквашу, Где есть фруктовая вода, это было вчера. Там Глаша сказала мне: «О, клянусь, я буду твоей! И клянусь, моя мама очень милая!» Но где мать? — сказал я, побледнев. О, нельзя без матери - я поэт и эстет! Но Глаша ответила: «Без мамы я не смею.Я буду твоей с мамой, а без мамы - нет!" И ушла, не попрощавшись, не доев кефира, И хандра моя томила меня до зари. Хотела по указу, ни попы, ни матери. расстались с Глашей.Это было вчера.1918

Хотя обвинения Северянина во многом были небезосновательны, на деле все было гораздо сложнее, и его творчество вряд ли можно свести к салонному франтизму. Нельзя не заметить в поэзии иронии, самоиронии умного поэта.Сам уроженец севера называл свою известность «неоднозначной», он желал, чтобы в его стихах чаще видели то, что он хотел. В стихотворении «Двусмысленная слава» он написал:

Искали во мне пошлости, упустили из виду Единого: Кто квадрат рисует, тот и квадратной кистью рисует.

Да, Северьян часто говорил языком салонной публики в своих стихах, но это не значит, что это был язык самого поэта, что это был его - поэта - голос. По крайней мере, его «единственный» голос.Здесь можно было бы провести аналогию с персонажами рассказов М. Зощенко и с самим Зощенко, которых критики современного писателя не хотели различать. Суть поэзии И. Северянина заключается в другом - в совершеннейшем лиризме, в изысканном изяществе, в удивительном чувстве ритма и в том, что обычно трудно определить, ведь речь идет о Поэзии. Как бы ни относились критики к печально известному «Ананасам в шампанском!», как бы они ни были ироничны, невозможно сразу забыть, не почувствовать прелесть этого стихотворения.Его нельзя отодвинуть в сторону. Тексты Северянина не обременены нравоучениями, они далеки от философских размышлений. Ну а с другой стороны, Северянин - лучший поэт-песенник, невероятно чувствующий Природу, Красоту, человеческую душу в различных ее проявлениях и переживаниях.

В 1918 г. в стихотворении «Введение» И. Северянин прямо написал о себе как о поэте без тенденций и даже без особого значения:

Я соловей: нет у меня склонности и особой глубины... Но будь то старики или младенцы, Они поймут меня, певца весны. Я соловей, я птица сизая 4, но песня моя розовая. У меня есть одна привычка: всех манить в потусторонние края. Я соловей! Зачем мне критика со всей ее преданностью? "Смотри, свинья, наслаждайся корытом, а не клубками веток!" Я соловей, и, кроме песен, от меня нет другой пользы. Я так бессмысленно прекрасна, что Оно Смысл преклонилось передо мной! Март 1918 г. Тойла

И.Северанин известен и как автор низких, колких фраз о России, о собственной судьбе. После революции Северянин уехал в Эстонию, где жил до самой смерти в 1941 году. «Я не эмигрант и не беженец. Я только дачник», — говорил о себе И. Северянин. За границей он издал семнадцать томов стихов, но они были изданы небольшими тиражами, пик славы поэта остался позади в Древней Руси. В 1925 году было написано не менее известное стихотворение И. Северянина «Классические розы»:

Как прекрасны, как свежи розы в моем саду! Как они обманывали мои глаза! Как я умолял весенние морозы не касаться их холодной рукой! Мятлев 1843 В те дни, когда ясные и светлые мечты роились в сердцах людей, Как хороши, как свежи были розы Моей любви и славы и весны! Прошли годы, и повсюду льются слезы...Нет ни страны, ни тех, кто жил в деревне... Как прекрасны, как свежи были розы Воспоминания о вчерашнем дне! Но дни идут - бури теперь стихают. Приходи домой, Россия ищет пути... Как хорошо, как свежи будут розы, Моя страна брошена в мой гроб! 1925

"Моя Россия" Игорь Северянин

Я красила спицы
В рыхлые колеи...
Алюминий. Блок

Моя безбожная Россия
Моя святая страна!
Ее равнины заснежены,
Ее цыгане кочевники, -
О, неужели им не дарована радость?
Ее огненные всплески
Ее мечты продвинуты
Ее писатели живы
Поняты до дна!
Ее воры - святые,
Ее полеты - голубые
И наше солнце и луна!
И земли эти неземные,
И бунты эти далекие,
И вся, вся их глубина!
И ее соловьи,
И ночи огненные и ледяные,
И древние хмельные настои,
И чаши, полные вина!
И войска дикие степные,
И эти провода крашеные,
И эти сбруи золотые,
И крылатые галстуки,
Их шеи круты, как лебеди!
И бабы наши битые
И платья у них пестрые,
И девичьи голоса дерзкие,
Такие русские, родные,
И молодые как весна
И льются волной
И песни, прерывистые песни,
Что наша грудь полна
И вся она и вся она
Моя крадущаяся Россия
Моя страна крылата!

Анализ стихотворения Северянина «Моя Россия»

Поэт Игорь Северянин отказался принять идею революции и в 1918 году эмигрировал в Эстонию, которая до Великой Отечественной войны оставалась независимым европейским государством.Однако один из самых талантливых русских эгофутуристов внимательно следил за событиями в СССР и не переставал удивляться тому, что его родина все же нашла в себе силы встать с колен. И это при том, что все духовные начала активно разрушаются, а идеологические лозунги, лишенные человеколюбия и порой даже здравого смысла, уступают место молитвам. «Моя нечестивая Россия» — так поэт в стихотворении «Моя Россия» (1924) называет страну, которая была не нужна. После революции таких талантливых и неугомонных, как он, было много.Те, кто не успел покинуть Россию, были просто раздавлены и уничтожены этой безжалостной силой, оторвавшейся и под видом изменения мира к лучшему превратившей его в руины. Однако Игорь Северянин убеждён, что ни одна революция не способна разрушить самобытный русский дух, благодаря которому страна остаётся непобедимой. И никакие «взрывы огня» не могут стереть из человеческой памяти «те потусторонние земли», наполненные голосами «девушек», их пением, звоном бокалов с вином и лязгом конской сбруи.

Автор понимает, что на его родине удивительным образом сочетаются православие и язычество, любовь и ненависть, грязь и чистота. Неслучайно Игорь Северянин взял в качестве эпиграфа к этому произведению строчку из стихотворения Александра Блока «И крашеные провода завязли в колеях распущенных». Ведь роскошь в России граничит с нищетой, а из-под соболиной шубы могут торчать рваные лапти. Однако именно из этих противоречий складывается сильная страна, которую автор, несмотря ни на что, любит и вспоминает с особой нежностью.Уроженец севера искренне верит, что его родина, несмотря на не все испытания, выпавшие на ее долю, сумеет сохранить ту первобытную и бесхитростную природу, которая защищает от врага надежнее любого оружия. Вот почему поэт одновременно с болью и радостью восклицает: «Моя неоперившаяся Россия, моя крылатая страна!» И в этой фразе нет пафоса, присущего многим стихотворениям послереволюционного периода. Он отражает саму суть страны, которую можно возродить даже тогда, когда она почти полностью разрушена, обескровлена ​​и осквернена.

Игорь Северянин — поэт ХХ века.

Начало ХХ века в России ознаменовалось появлением авангарда и его различных поэтических направлений. В 1911 г. образовалась группа эгофутуристов, главой которой он стал.

«Futurum» на латыни означает «будущее», а «Ego» означает «я». Противореча всем традициям русской поэзии, они пытались создать новый язык, построить новые слова, объявить новую мораль, в которой вниманием поэта было бы его собственное «я».

Эгофутурист Игорь Северянин — ярчайший представитель этой скандальной поэзии.Его сборники «Гремящая чаша», «Златолира», «Ананасс в шампанском» пользовались огромной популярностью, а его «поэтические концерты» собирали полные залы и вызывали ажиотаж.

«Ананасы в шампанском» — одно из самых известных стихотворений Северянина, написанное в 1915 году. Показывает любимую городскую тему: город, технический прогресс, быстрый темп жизни.

Недаром каждое предложение в нем односоставное и заканчивается восклицательным знаком. Нет общей картины, только отрывочные вспышки «видеокадров», которые создают противоречивое впечатление: среди мчащихся экспрессов, машин и самолетов, утонченно-элегантная, на фоне «свистящих ветров» и «стрекота самолетов» идет салонная жизнь. ".

В этой прекрасной жизни преобладают ананасы и шампанское, что-то норвежское и что-то испанское, вдохновение, поцелуи, нервные девушки. Но неожиданно, так же, как и на 25-м кадре, в вечернем зареве мелькает сцена... драки. Это грубо и совершенно неприемлемо для беззаботной яркой сверкающей гостиной в гостиной.

И тогда, когда низменностей не избежать, приходит решение: превратить «трагедию жизни» в «фарс грез». Не обошлось и без неожиданных неологизмов: «свист ветра», «крылышко», «импульс», «фарс сновидений».Они «значительны» и придают поэме некую экстравагантность, провозглашенную эгофутуристской повесткой дня.

«Кензель». Для сравнения: в литературоведении кэнзелем называют форму стихотворения, состоящего из трех пяти строк. Кензел был написан в 1911 году. Он очень любил слушать веера в исполнении Северянина на многочисленных выступлениях в разных городах. Буквально после первых слов «В шумном чумном платье…» раздались восторженные аплодисменты.

Поэма представляет нам прекрасный, экзотический мир загадочной женщины.Она идет по ночной «лунной» аллее, общаясь с морем («переплывает море»), потому что платье ее шумное, муаровое (шелк, переливающийся разными оттенками), тальма (накидка) «лазурная».

Утонченный, «изящный», «эстетичный», он производит чарующее впечатление на фоне лунной ночи и песчаной дорожки, «увитой листьями», словно мех ягуара. Красота и загадочность женщины навевают мысли о любви. Очевидно, ей «предначертано» «любовное опьянение», ведь для такой неземной женщины «ночь — это всегда молодожены».Но "найдется ли пара" для такого чуда? Маловероятно

Он сядет в газовый ландолет, доверив свою жизнь «мальчику в резиновом макинтоше», закроет глаза своим «жасмином», «шумом», «муаром»… Что будет дальше? Разбитая машина, загубленная жизнь, мимолетная, бессмысленная связь? Неологизмы в стихотворении доступны и экстравагантны, они усиливают ассоциации и переносят в волшебный и загадочный мир.

А. был обеспокоен отсутствием темы в текстах И. Северянина. Критики обвиняли его в манерах, вычурности, будуарности, салонном дендизме и даже вульгарной изысканности.Конечно есть и это. Но нельзя не заметить, что поэт может быть ироничным и самоироничным, а это свойственно интеллигентным и глубоким людям. Главное, что он отличается лучшим лиризмом, утонченностью, элегантностью и удивительным чувством ритма. Его стихи затрагивают эстетические чувства, раскрывают красоту человеческой души и богатство переживаний.

Игорь Васильевич родился в Петербурге в семье офицера. Его отец Василий Петрович - военный инженер.Со стороны матери он был потомком Карамзина и дальним родственником Фета. Окончил город Череповец. Стихи Игорь сочинял с детства, его первое стихотворение о русско-японской войне появилось в печати в 1905 году в журнале «Досуг и дело».

Подростковые переживания не привлекли внимания читателей и критиков, и поэту пришлось за свой счет издать более тридцати различных брошюр-проспектов, рассылая их на рецензию редакторам журналов и именитым людям («Мысль свечения» 1908; «Интуитивные цвета» 1908 г., «Ожерелье принцессы» 1910 г., «Электрические стихи» 1910 г.).

В 1909 году Лев Толстой возмутился коллекцией Intuitive Colors. Поэт возмутился словами:

Вставьте штопор в пробковую пружину,

И женские глаза не будут стесняться

Он обрушился на поэта с отповедью. Сам Северанин говорил: «С легкой руки Толстого все, кому не лень, стали меня ругать. Журналы охотно публиковали мои стихи, а организаторы благотворительных вечеров горячо приглашали меня принять в них участие.

В 1911 году Игорь Северянин и поэт Колимпов объявили себя основоположниками новой школы поэзии - эгофутуризма. В «Прологе эгофутуризма» (1911) он проявил:

Мы живем с острыми и немедленными...

И каждое слово - сюрприз

В его стихах самолюбование и себялюбие приняли разросшиеся - на грани пародии и пошлости - формы: «Я, гениальный Игорь Северян, в восторге от своей победы».

Триумфальная слава пришла к поэту в 1913 году, после выхода «Гремящей чаши».Последующие сборники «Златолир», «Ананасы в шампанском», «Поэзоантракт» и другие не привнесли ничего нового в нынешний салонно-будуарный образ поэта, разочаровали серьезных читателей, но снискали ему репутацию «кумира школьниц».

В феврале 1918 года в зале Политехнического музея Северянин был избран «королем поэтов». В том же году уезжает в Эстонию и, после объявления ее независимым государством, отрезается от родины. В Эстонии Северянина также сдерживает брак с Фелисой Круут.С ней поэт прожил 16 лет, и это был единственный законный брак в его жизни.

В 1931 году вышел новый сборник стихов «Классические розы», обобщающий опыт 1922-1930 годов. В 1930-1934 годах было несколько поездок по Европе, которые имели ошеломляющий успех, но издателей найти не удалось. Северянин издал на собственные средства небольшой сборник стихов «Адриатика» и сам пытался его распространять.

Поэт скончался 20 декабря 1941 года в оккупированном немцами Таллине и похоронен там же на Александро-Невском кладбище.

Игорь Северянин (именно так чаще всего подписывался поэт) стал творцом эгофутуризма, рядом с футуризмом проповедующего культ индивидуализма, возвышающегося над безликой толпой простых людей. Зато приятно щекотал самолюбие самих горожан. Футуризм Маяковского Северянина был связан с эпатажной интригой, презрением к милитаристскому патриотизму и насмешкой над заплесневелым искусственным миром смертельно скучной классики. Однако главным его поклонником стала буржуазия, с которой Северянин дразнил и издевательски издевался.На поэтическом вечере в Политехническом музее Северянин был избран королем поэтов, несмотря на присутствие Блока и Маяковского. Жители севера любили вводить в поэзию такие новые слова, как «кино», «авто», придумали несколько салонно-технических неологизмов. Его причудливая возвышенность иногда звучала как самопародия.

Следует отметить, что излюбленными поэтическими формами Игоря Северянина были сонет и рондо, хотя он изобретал и неизвестные ему в искусстве стихосложения формы: миньонетка, дизель, кензель, секста, рондолет, перекат, перелив, всплеск, квинтина, площадь квадратов.

Он часто называл свои произведения музыкальных жанров и форм: «Увертюра», «Рондо», «Интермеццо», «Соната», «Интродукция», «Прелюдия», «Баллада», «Фантазия», «Романс», «Импровизация». " . », «Ведущая тема», «Канон», «Дытырамб», «Гимн», «Элегия», «Симфония», «Дуэт душ», «Квартет». Излюбленной музыкальной формой поэта являются песни: «Песня», «Русский шансон», «Шансон-кокетка», «Шансонетка горничной», «Бриндизи» (итальянская песня о пьянстве), «Эпиталама» (свадебная песня), «Серенада». ". Есть и колыбельные - «Берцеус сиреневый», «Багровый берцеус», «Берцеус истома».Игорь-Северянин отдал должное танцу: «Полонез с шампанским», «Хабанера», «Кадрильон» (из кадрили), «Вальс», «Майский танец», «Фокстрот». Название стихотворений включает в себя аккорд, октаву, лейтмотив, мотив и мелодию.

Модернистское направление футуризм (от латинского futurum, что означает «будущее») возникло в Италии в начале 20 века. Основатель Филиппо Маринетти эксцентрично восхвалял красоту и силу технологических достижений в искусстве, но вошел в историю культуры как сильный теоретик, познакомивший мир с идеей нового авангарда.Наши соотечественники Владимир Маяковский, Виктор Хлебников, Алексей Крученых и многие другие известные мастера стиля по праву считаются непревзойденными практиками, доведшими этот художественный бунт до совершенства. Эгофутуризм, одно из интереснейших направлений поэзии будущего, был взят за основу своего творчества Игорем Северяниным, стихи которого отличаются неоспоримой оригинальностью и неповторимым стилем.

Из школьного курса известно, что Игорь Северянин был участником поэтической группы «Ассоциация эгофутуристов».В нее вошли и менее известные поэты: И.В. Игнатьев, К.К. Олимпив, В.И. Гнедов и др. Хотя история настоящих «будетлян» (как они себя называли) в России ограничивается дореволюционным десятилетием, футуристы успели внести в литературу много нового. На основе разговорного языка они разрабатывали тоническую поэму, фонетическую рифмовку, активно использовали словообразование для создания новых диалектов, экспериментировали с языковой графикой (например, Маяковский создал свой первый сборник от руки, чтобы добиться эффекта разных шрифтов).Они показали, насколько широк диапазон языка, насколько богаты его ресурсы и какое большое разнообразие он содержит. Эти достижения звучат коряво, теоретически изложены, но в стихах они ясны и очевидны. Работы Языкова или Баратынского никто не спутает с работами Хлебникова или Бурлюка. Даже внутри течения футуристы сильно отличаются друг от друга. Особенно эгофутуризм имеет свою тематику, индивидуальную подачу и эпатажное обвинение, направленное на то, чтобы показать личность поэта, отождествляемую с объектом искусства.Можно себе представить автопортрет художника: на портрете изображены его лицо и силуэт, он нарисован его личным стилем, его сознанием, его чувством прекрасного. Получается, что это портрет в портрете: у живописца есть две характеристики.

Так Игорь Северянин поместил свои стихи в «Воспоминаниях»:

«Лозунгами моего эгофутуризма были: 1. Душа есть единственная истина. 2. Самоутверждение личности. 3. Поиск нового без отказа от старого. 4. Значимые неологизмы.5. Смелые образы, эпитеты (ассонансы, диссонансы). 6. Бороться со «стереотипами» и «хранителями экрана». 7. Разнообразие счетчиков.

Некоторые из изложенных правил можно проиллюстрировать на примере стихотворения «Увертюра», опубликованного в 1915 году. Само название означает музыкальное вступление к оперному театральному представлению. Поэт торжественно начинает отсчет времени перемен, которые отчетливо ощущаются уже за два года до Великого Октября.

В увертюре поэт приветствует новую эпоху, чему очень рад: каждое предложение заканчивается восклицательным знаком.Очень повторяющийся крик «ананасы в шампанском» олицетворяет грядущее изобилие, доступное всем. Помню знаменитое "ананасы ешь, тетеревов жуй...", но ожидаемый от революции северян встречал с восторгом, всеобщим благоденствием, а не аскетическим отказом от нее во имя равенства и братства. Его светлые надежды переполняют строки.

«Я весь в чем-то норвежском! Я в чем-то испанском!

Здесь автор провозглашает отмену международных границ и тотальный космополитизм.Стержнем революционной идеологии была идея объединения мира под знаменем светлого коммунистического будущего, когда исчезнут все разногласия и войны. «Моя» страна фактически находится в собственности и от нее планируется полностью отказаться. Национальные традиции, история, культура – ​​все это не позволяло людям «уравняться».

"Звук самолетов!" Заводи машины!

Экспресс свисток ветра! Крыло бури!»

В этом фрагменте он любуется техническим прогрессом, наслаждаясь звуками различных машин.Рев моторов и гул городских улиц были для футуристов дороже музыки, потому что означали коренные перемены в жизни человека.

«Кого-то здесь поцеловали! Там кто-то умер!

Ананасы в шампанском — пульс вечера!»

Шампанское бьет людей по голове, как удача (или ее иллюзия). Они начинают играть безрассудно и сходят с ума. Беспокойный, кажется, пульс вечеров отбивает ритм жизни веселого, беззаботного города, жители которого наконец-то отдохнули в преддверии новой эры довольства и свободы.

"В компании нервных девушек, в тесной компании дам...

Превращу трагедию своей жизни в фарс грез…»

Здесь у Северянина многозначительный неологизм - сочетание слов "сны" и "фарс" и интересный эпитет "острый" по отношению к женскому обществу. Сны есть сны, фарс — розыгрыш, а глагол «сделаю» обычно употребляется как часть фразы «сделаю сны». Это значит, что автор подменяет «жизнь» и «сон», но стилистически рисует сон как обман.Оказывается, это превратит трагедию жизни в ложный сон. Следует полагать, что поэт во вновь созданном мире берет на себя во что бы то ни стало миссию говорить правду и воплощать ее в иллюзиях счастливых людей, с которыми он живет. Неслучайно она стоит в кругу женщин, самых избалованных и далеких (на тот момент) от реальности. Однако эта публика описывается как «пряная», как и ананасы в шампанском, опьяняющие и опьяняющие. Довольно классический комплимент.

"Из Москвы в Нагасаки! Из Нью-Йорка на Марс!»

Наконец-то эгофутурист дает волю своей фантазии, которая уже гонит его в космос.Он твердо верит в инновации и достижения технической мощи цивилизации, позволяющие совершить нечто чудесное и немыслимое, например прямой полет из Нью-Йорка на Марс.

"Увертюра" не очень подходит для демонстрации эгофутуризма в творчестве Северянина. Чтобы лучше понять его поэтические автопортреты, нужно прочитать, например, стихотворение «Классические розы». Однако изучаемая нами поэзия характеризует Игоря Северянина не в рамках какой-либо школы, а как представителя выдающегося течения в искусстве, во многом определившего его дальнейшее развитие.

Интересно? Напишите это себе на стену!

.

Сообщение об Игоре Северянине короткое. Игорь Северянин

Игорь-Северянин (Игорь Васильевич Лотарев) родился 4 (16) мая 1887 года в Санкт-Петербурге. Его отец, Василий Петрович, военный инженер (происходивший из «мещан Владислава»), дослужившийся до чина штабс-капитана, умер в 1904 году в возрасте сорока четырех лет. Мать была из известного дворянского рода Шеншин, к которому принадлежал и А.А. Фет (1820-1892) связывал ее нитями родства также с известным историком Н.М. Карамзин (1766-1826). Кстати, небезынтересно, что по материнской линии Игорь Северянин был в родстве с А.М. Коллонтай (1872-1952) В 1896 году родители развелись, и будущий поэт уехал с отцом, в то время на пенсии, в Череповец; незадолго до смерти отца он уехал с ним на Дальний Восток и в 1904 году поселился с матерью в Гатчине. Он ничему не научился, окончил четыре класса Череповецкого реального училища. Стихи начал писать в 8 лет.Одним из первых ярких впечатлений была влюбленность в Женечку Гуцану (Злату), которая вдохновила будущего поэта. Впервые оно было опубликовано во втором (февральском) номере журнала «Досуг и дело» за 1905 год: там под именем Игоря Лотарева была напечатана поэма «Смерть Рюрика». Литература тут же бескорыстно сдалась, издав за свой счет тоненькие брошюрки со стихами (от 2 до 16 строк) и отправив их в редакцию «на рецензию». Всего в 1904-1912 годах он опубликовал их целых 35.Стихи не имели особого ответа.

20 ноября 1907 года (этот день Северянин отмечал ежегодно) он познакомился со своим главным учителем поэзии Константином Фофановым (1862-1911), который первым из поэтов оценил его талант. В 1908 году стали появляться первые упоминания о брошюрах, издававшихся в основном самим Северяниным.

В 1909 году журналист Иван Назывин принес одну из брошюр ("Интуитивные цвета") в Ясну Поляну и прочитал ее Льву Толстому.Гениального графа и убежденного реалиста резко возмутила одна из "явно ироничных" строк в этом буклете - "Хабанера II", которая начиналась словами: "Воткни штопор в отскок пробки - И глаза бабы не будут стесняться ! ..», после чего, по словам поэта, общероссийская пресса подняла вой и дикое улюлюканье, благодаря чему он тут же прославился на всю страну… меня стали ругать.Журналы стали охотно публиковать мои стихи, организаторы благотворительных вечеров настойчиво приглашали меня участвовать в них - на вечерах, а может, и благотворителей - участвовать, - вспоминал впоследствии поэт.

Так или иначе, Северянин стал модным. В 1911 году Валерий Брюсов (1873–1924), тогдашний магистр поэзии, написал ему дружеское письмо в поддержку брошюры «Электрические стихи». Другой мастер символизма, Федор Сологуб (Федор Кузьмич Тетерников, 1863-1927), принял активное участие в создании первого крупного сборника Игоря Северрянина «Гремящая чаша» (1913), дополнив восторженным предисловием и посвятив Игорю Северянину в 1912 г. триолет, который начинался куплетом «Восходит звезда новая». Затем Федор Сологуб пригласил поэта в турне по России, начиная с совместных выступлений в Минске и заканчивая Кутаиси.

Успех вырос. Игорь Северянин основал собственное литературное течение - эгофутуризм (в 1911 г. "Пролог эгофутуризма"), в группе его сторонников были Константин Олимпов (сын К.М. Фофанова, 1889-1940), Иван Игнатьев (Иван Васильевич Казанский, 1892 г. -1914), Вадим Баян (Владимир Иванович Сидоров, 1880-1966), Василиск Гнедов (1890-1978) и Георгий Иванов (1894-1958), вскоре перешедшие в акмеисты. В 1914 году эгофутуристы вместе с кубофутуристами Д. Бурлюком (1882-1907), В. Маяковским (1893-1930) и Василием Каменским (1884-1961) организовали Олимпиаду футуристов в Крыму.

Первая мировая война, пусть и не сразу, изменила общественный интерес, сместила акценты, явный гедонистический восторг поэзии Северянина оказался явно не к месту. Поначалу поэт даже приветствовал войну, он намеревался привести своих поклонников «в Берлин», но быстро осознал весь ужас происходящего и снова погрузился в личные переживания, заполняя свой душевный дневник.

27 февраля 1918 г. На вечере Политехнического музея в Москве Игорь-Северянин был избран «Королем поэтов».Вторым был В. Маяковский, третьим был В. Каменский.

Через несколько дней «король» уехал с семьей на отдых в эстонский приморский город Тойла, а в 1920 году Эстония отделилась от России. Игорь Северянин оказался в вынужденной эмиграции, но в маленькой «еловой» Тойле с ее тишиной и покоем чувствовал себя комфортно, много рыбачил. Он довольно быстро снова начал выступать в Таллинне и других местах.

В Эстонии Северянин также поддерживает свой брак с Фелисой Круут.С ней поэт прожил 16 лет, и это был единственный законный брак в его жизни. За Фелисой Игорь-Северянин был как за каменной стеной, она защищала его от всех мирских невзгод и иногда спасала. Перед смертью Северьян считал трагической ошибкой расставание с Фелисой в 1935 году.

В 1920-е годы он, естественно, держался в стороне от политики (его называют не эмигрантом, а дачником) и вместо политических заявлений против советской власти пишет памфлеты против высших эмигрантских кругов.Эмигрантам нужна была другая поэзия и другие поэты. Игорь-Северянин продолжал много писать, достаточно интенсивно переводил эстонских поэтов: в 1919-1923 гг. Выходит девять новых книг, в том числе «Соловей». С 1921 года поэт давал концерты за пределами Эстонии: 1922 — Берлин, 1923 — Финляндия, 1924 — Германия, Латвия, Чехия… В 1922—1925 годах Северянин писал в довольно редком жанре — автобиографических романах в стихах: «Часы» и «Колокола отдела чувств»! .

Северян большую часть времени проводит в Тойле на рыбалке.Жизнь его проходит более чем скромно - в. Повседневной жизни довольствовался небольшим количеством. С 1925 по 1930 год не было издано ни одного сборника стихов.

Но в 1931 году вышел новый (несомненно выдающийся) сборник стихов "Классические розы", обобщающий опыт 1922-1930 годов. В 1930-1934 годах было несколько поездок по Европе, которые имели ошеломляющий успех, но издателей найти не удалось. Небольшой сборник стихов «Адриатика» (1932) Северянин издал за свой счет и сам пытался его распространять.Финансовое положение особенно ухудшалось до 1936 года, когда он разорвал отношения с Фелисой Круут и подружился с В.Б. Коренди:

Жизнь стала такой же, как смерть:
Вся суета, вся скука, весь обман.
Я спускаюсь к лодке, дрожа от холода,
Тону с ней в тумане...
"(В туманный день)"

А в 1940 году поэт признается, что «издателей настоящей поэзии в настоящее время нет. Читателя для них тоже нет. Я пишу стихи, не сочиняя их, и почти всегда забываю.
Поэт скончался 20 декабря 1941 года в оккупированном немцами Таллине и похоронен там же на Александро-Невском кладбище. Его стихи на памятнике:

Как хороши, как свежи будут розы,
В могилу брошены моей страной!

Из анкеты, заполненной поэтом в 1916 году, известно, что его любимыми поэтами были: "в детстве - граф А.К. Толстой, затем — Мирра Лохвицкая, Фофанов, Бодлер». Кроме того, утром Жемчужников (1821-1908) и, конечно же, Ф.И. Тютчева (1803-1873), строки которого называют первым нашумевшим сборником поэта.

Сам Игорь-Северянин свой никнейм написал через дефис: как отчество, а не фамилию. Имя Игорь дано ему по святцам в честь святого древнерусского князя Игоря Олеговича; дополнение «Северянин» сближало псевдоним с «царскими» именами и обозначало место особой любви (как и дополнение «Сибиряк» в псевдониме Д. Н. Мамина). Но традиция писать «Северянин» как фамилию увековечена так же, как и традиция однобокого толкования поэтом по его стихам «экстаза»...

Из опроса - 1916:

Образование: получено в Череповецком реальном училище.
Лучшее воспоминание: директор книги. Тенишев холостяк, добрый, веселый, веселый.
Издано 35 брошюр: (1904 - 1912)
Любимые поэты: в детстве гр. А.К. Толстой, затем Мирра Лохвицкая, Фофанов, Бодлер.
Любимые композиторы: Амбруаз Тома, Пуччини, Чайковский, Римский-Корсаков.
Любимый художник: Врубель.
Я много читаю.

Мастервеб

02.05.2018 14:00

Каждому интеллектуалу, который часто открывает для себя что-то новое, рано или поздно захочется читать стихи поэтов. Серебряного века, которые пытались привнести в стандартную и дисциплинированную советскую жизнь что-то свое, живое, естественное и новое. Каждый из них хотел изменить этот мир по-своему, открыть окно и впустить свежий вдох вдохновения. Дарить веру в дела, чувства, отношения и т. д.

Серебро

Одним из таких представителей является Игорь Северянин (биография его будет представлена ​​ниже).Ему пришлось немало потрудиться, прежде чем он стал «русским интеллектуальным багажом», как говорил о нем педагог Дмитрий Быков. Авангардисты, пришедшие после Золотого века, стали смело призывать «выкинуть Пушкина и Достоевского с корабля современности», а вместе с ними и различные литературные течения и группы. Произведения Серебряного века действительно будоражат ум, поскольку затрагивают в основном острые вопросы любовных текстов.

Многие до сих пор приводят любимые и популярные стихи из стихов Пастернака, Маяковского, Ахматовой, Блока, Мальденштама, Цветаевой и др.Один из них — Игорь Северянин. В его биографии нет случайных, очень важных и судьбоносных моментов, о которых пойдет речь далее. Это настоящее мастерское перо. Он был очень популярен не только среди взрослых, но и среди подростков. Однако из постоянно критикующих его статей можно составить целый том. Так или иначе, его выступления собирали огромную толпу благодарных слушателей. Известны его стихотворения «Ананасы в шампанском», «Я гений», «Это было у моря» и др.

Игорь Северянин. Биография (кратко и главное о семье и детстве поэта)

Нельзя однозначно сослаться на его литературное наследие. Самым главным в его короткой биографии было то, что он работал и публиковался исключительно под псевдонимом. Его настоящая фамилия была Лотарев. Родился он в Петербурге 4 мая 1887 года. Жил с семьей на Гороховой улице в доме № 66, которая была центральной фешенебельной магистралью северной столицы. Игорь воспитывался в культурной и очень обеспеченной семье.

Его отцом был Василий Петрович Лотарев - купец, дослужившийся до высшего чина - капитана штаба железнодорожного батальона. Мать, Наталья Степановна Лотарева, приходилась дальней родственницей Афанасу Фету. Она происходила из знатной семьи Шеншин.

В 1896 году родители Игоря развелись и решили идти своей дорогой. Неизвестно, что стало причиной их развода.

смена

В детстве жил в имении родственников отца, проживающих в Череповецкой области в селе Владимировка, где жил его отец после отставки и развода.А затем Василий Петрович отправился в город Дальний в Маньчжурии, заняв должность торгового агента.

В Череповце Игорь успел окончить только четыре класса школы, а потом, когда ему исполнилось 16 лет, переехал к отцу (в 1904 году). Наверняка он хотел увидеть эту чудесную землю своими глазами. Его вдохновляла красивая и суровая природа Дальнего Востока, поэтому впоследствии он взял себе псевдоним Северянин, подражая Мамину-Сибиряку. Но в том же году перед русско-японской войной умирает его отец, и Игоря отправляют обратно к матери в Петербург.

Первые успехи в поэзии

С детства Игорь Васильевич проявлял незаурядный литературный талант. Свои первые стихи начал писать в возрасте 7-8 лет. В ранней юности его вдохновляла Женечка Гуцан, поэтому его стихи были лиричны. Потом началась война, и в его творчестве стала появляться военно-патриотическая нотка. С 1904 года его стихи стали появляться в журналах. На это повлиял его любимый писатель Алексей Константинович Толстой. Игорь больше всего стремился получить ответы от редакции, но читатели не вызвали энтузиазма по поводу стихов, поэтому его произведения ему вернули.

Отмечая самое главное в биографии Игоря Северянина, нельзя сказать, что он начал публиковаться под псевдонимами «Граф Евграф д'Аксанграф», «Игла», «Мимоза». Примерно в то же время он берет свой последний псевдоним Игорь Северянин. В 1905 году он опубликовал свою поэму «Смерч Рюрика».

В 1907 году поэт познакомился с Константином Фофановым, который первым оценил талант молодого писателя и стал его наставником.


Начинающий поэт

В 1909 годуначал формироваться поэтический кружок, благодаря Игорю Северянину. В 1911 году уже возникло целое творческое объединение эгофутуристов. Это было новое течение, которому были свойственны изощренность ощущений, неологизмы, эгоизм и культ личности. Все это пытались показать. Но основоположник этого нового литературного направления вскоре покинул его, оказался в символических кругах и стал выступать как солист.

Появление в русской поэзии такого мастера пера, как Северянин, приветствовал Брюсов.И с тех пор вышло 35 сборников стихов поэта Северянина. Одна из его рукописей, Чабанера II, благодаря писателю Ивану Назывину, попала в руки самого Льва Толстого, беспощадно раскритиковавшего постмодернистского Северянина в пух и прах. Но этот факт не сломил, наоборот, раскрутил его имя, пусть и по-черному. Он стал знаменит.


Король поэтов

Журналы, которые произвели фурор в этом отношении, стремились опубликовать его произведения.В 1913 году он издал свой знаменитый сборник, прославивший его, - "Гремящая чаша". Пришелец с севера стал колесить со своими выступлениями по стране и собирать полные залы. Поэт обладал большим исполнительским даром. Борис Пастернак говорил о нем, что в эстрадном чтении он может соперничать только с поэтом Маяковским.

Принял участие в 48 сводных поэтических концертах, 87 дал лично. Участвуя в поэтическом конкурсе в Москве, он был удостоен звания «Король поэтов». По очкам он опередил своего главного соперника Владимира Маяковского.Огромное количество поклонников собралось в просторном зале Политехнического института, где поэты читали свои произведения. В разговорах было жарко, были даже драки между болельщиками.


Личная жизнь

В личной жизни Игорю Северянину не повезло. К его биографии можно добавить, что он с юности любил свою двоюродную сестру Лизу Лотареву, которая была старше его на 5 лет. В детстве они вместе провели лето в Череповце, много веселились и разговаривали. Но потом Елизавета вышла замуж.Игорь оправился от горя и даже чуть не потерял сознание во время венчания в церкви.

В 18 лет познакомился с Женечкой Гуцан. Это просто сводило его с ума. Он называл ее Златой (из-за ее золотых волос) и каждый день дарил ей стихи. Они не предназначались для супружеской пары, однако от этих отношений у Женечки родилась дочь Тамара, которую поэт увидел лишь 16 лет спустя.

Потом у него будет много мимолетных романов, а также гражданских жен.С одной из них, уже упомянутой Марией Вольняньской, певицей цыганских романсов, у него завязались длительные отношения. В 1912 году поэт полюбил эстонский город Тойла, в котором однажды побывал. В 1918 году он привез туда свою больную мать, а затем и жену Марию Вольнянскую. Первоначально они жили там со своими гонорарами. Однако в 1921 году их семья распалась.


Единоличный и официальный

Однако вскоре он женился на лютеранке Фелиссе Круут, которая ради него приняла православную веру.Она родила сына Игоря Вакха, но долго ненавидела его и в 1935 году выгнала из дома.

Северный гость всегда изменял ей, и Фелисса это знала. Каждое его путешествие заканчивалось новой страстью поэта.

Его последней женщиной была учительница - Вера Борисовна Коренди, родившая дочь Валерию. Позже она призналась, что написала его под другой фамилией и отчеством, назвав в честь Брюсова.

В 1940 году они переехали в город Пайде, где Коренди начал работать учителем.Здоровье Северянина значительно ухудшилось. Вскоре они переехали в Таллинн. Умер от сердечного приступа 20 декабря 1941 года. Траурная процессия была скромной, поэт похоронен на Александро-Невском кладбище.


известные стихи

Таким неугомонным и любвеобильным поэтом был Игорь Северянин. Его могила до сих пор полна пророческих слов, написанных им при жизни: «Как хороши, как свежи будут розы, которые моя страна бросит мне в гроб!»

Наиболее известными произведениями поэта были «Гремящая чаша» (1913), «Златолира» (1914), «Ананасы в шампанском» (1915), «Сборник стихов» (1915–1918), « За струнной изгородью лиры» (1918)), Вербена (1920), Менестрель.Новейшая поэзия (1921), Миррелия (1922), Соловей (1923), Роза оранжевого часа (поэма в трех частях, 1925), Классические розы (1922-1930), Адриатика. Тексты (1932), Медальоны (1934) ), Фортепианный Леандр (Люнь) (1935).

Заявка

Игорь Северянин оставил неизгладимый след в поэзии, как и многие другие поэты.Как и Золотой век, они черпали вдохновение в любви к другу, женщине и своей Родине .Патриотизм был им не чужд. Они были неравнодушны к происходящим вокруг событиям, что отразилось в их стихах. Чуткость и чуткость определили их характер, иначе трудно быть хорошим поэтом.

Конечно, творчество и биография Игоря Северянина, кратко описанные в этой статье, могут не дать многим людям полного понимания его истинного таланта, поэтому его произведения лучше прочитать самому, так как в них есть отголоски его непростой жизни и проявления удивительного поэтического дара.

улица Киевян, 16 0016 Армения, Ереван +374 11 233 255

Любой интеллигент, часто открывающий для себя что-то новое, рано или поздно захочет прочесть стихи поэтов Серебряного века, которые пытались привнести что-то свое, живое, естественное и новое в стандартную и дисциплинированную советскую жизнь. Каждый из них хотел изменить этот мир по-своему, открыть окно и впустить свежий вдох вдохновения. Дарить веру в дела, чувства, отношения и т. д.

Серебро

Одним из таких представителей является Игорь Северянин (биография его будет представлена ​​ниже).Ему пришлось немало потрудиться, прежде чем он стал «русским интеллектуальным багажом», как говорил о нем педагог Дмитрий Быков. Авангардисты, пришедшие после Золотого века, стали смело призывать «выкинуть Пушкина и Достоевского с корабля современности», а вместе с ними и различные литературные течения и группы. Произведения Серебряного века действительно будоражат ум, поскольку затрагивают в основном острые вопросы любовных текстов.

Многие до сих пор приводят любимые и популярные стихи из стихов Пастернака, Маяковского, Ахматовой, Блока, Мальденштама, Цветаевой и др.Один из них — Игорь Северянин. В его биографии нет случайных, очень важных и судьбоносных моментов, о которых пойдет речь далее. Это настоящий мастер пера. Он был очень популярен не только среди взрослых, но и среди подростков. Однако из постоянно критикующих его статей можно составить целый том. Так или иначе, его выступления собирали огромную толпу благодарных слушателей. Известны его стихотворения «Ананасы в шампанском», «Я гений», «Это было у моря» и др.

90 150

Игорь Северянин. Биография (кратко и главное о семье и детстве поэта)

Нельзя однозначно сослаться на его литературное наследие. Самое главное в его краткой биографии то, что он работал и публиковался только под псевдонимом. Его настоящая фамилия была Лотарев. Родился он в Петербурге 4 мая 1887 года. Жил с семьей на Гороховой улице в доме № 66, которая была центральной фешенебельной магистралью северной столицы.Игорь воспитывался в культурной и очень обеспеченной семье.

Его отцом был Василий Петрович Лотарев - купец, дослужившийся до высшего чина - капитана штаба железнодорожного батальона. Мать, Наталья Степановна Лотарева, приходилась дальней родственницей Афанасу Фету. Она происходила из знатной семьи Шеншин.

В 1896 году родители Игоря развелись и решили идти своей дорогой. Неизвестно, что стало причиной их развода.

смена

В детстве жил в имении родственников отца, проживающих в Череповецкой области в селе Владимировка, где жил его отец после отставки и развода.А затем Василий Петрович отправился в город Дальний в Маньчжурии, заняв должность торгового агента.

В Череповце Игорь успел окончить только четыре класса школы, а потом, когда ему исполнилось 16 лет, переехал к отцу (в 1904 году). Наверняка он хотел увидеть эту чудесную землю своими глазами. Его вдохновляла красивая и суровая природа Дальнего Востока, поэтому впоследствии он взял себе псевдоним Северянин, подражая Мамину-Сибиряку. Но в том же году, перед русско-японской войной, умирает его отец, и Игоря отправляют обратно к матери в Петербург.

Первые успехи в поэзии

С детства Игорь Васильевич проявлял незаурядный литературный талант. Свои первые стихи начал писать в возрасте 7-8 лет. В ранней юности его вдохновляла Женечка Гуцан, поэтому его стихи были лиричны. Потом началась война, и в его творчестве стала появляться военно-патриотическая нотка. С 1904 года его стихи стали появляться в журналах. На это повлиял его любимый писатель Алексей Константинович Толстой. Игорь больше всего стремился получить ответы от редакции, но читатели не вызвали энтузиазма по поводу стихов, поэтому его произведения ему вернули.

Отмечая самое главное в биографии Игоря Северянина, нельзя сказать, что он начал публиковаться под псевдонимами «Граф Евграф д'Аксанграф», «Игла», «Мимоза». Примерно в то же время он берет свой последний псевдоним Игорь Северянин. В 1905 году он опубликовал свою поэму «Смерч Рюрика».

В 1907 году поэт познакомился с Константином Фофановым, который первым оценил талант молодого писателя и стал его наставником.

Начинающий поэт

В 1909 г.начал формироваться поэтический кружок, благодаря Игорю Северянину. В 1911 году уже возникло целое творческое объединение эгофутуристов. Это было новое течение, которому были свойственны изощренность ощущений, неологизмы, эгоизм и культ личности. Все это пытались показать. Но основоположник этого нового литературного направления вскоре покинул его, оказался в символических кругах и стал выступать как солист.

Появление в русской поэзии такого мастера пера, как Северянин, приветствовал Брюсов.И с тех пор вышло 35 сборников стихов поэта Северянина. Одна из его рукописей, Чабанера II, благодаря писателю Ивану Назывину, попала в руки самого Льва Толстого, беспощадно раскритиковавшего постмодернистского Северянина в пух и прах. Но этот факт не сломил, наоборот, раскрутил его имя, пусть и по-черному. Он стал знаменит.

Король поэтов

Журналы, которые нашли в этом фурор, охотно начали публиковать его произведения.В 1913 году он издал свой знаменитый сборник, прославивший его, - "Гремящая чаша". Пришелец с севера стал колесить со своими выступлениями по стране и собирать полные залы. Поэт обладал большим исполнительским даром. Борис Пастернак говорил о нем, что в эстрадном чтении он может соперничать только с поэтом Маяковским.

Принял участие в 48 сводных поэтических концертах, 87 дал лично. Участвуя в поэтическом конкурсе в Москве, он был удостоен звания «Король поэтов». По очкам он опередил своего главного соперника Владимира Маяковского.Огромное количество поклонников собралось в просторном зале Политехнического института, где поэты читали свои произведения. В разговорах было жарко, были даже драки между болельщиками.

Личная жизнь

В личной жизни Игорю Северянину не везло. К его биографии можно добавить, что он с юности любил свою двоюродную сестру Лизу Лотареву, которая была старше его на 5 лет. В детстве они вместе провели лето в Череповце, много веселились и разговаривали.Но потом Елизавета вышла замуж. Игорь оправился от горя и даже чуть не потерял сознание во время венчания в церкви.

В 18 лет познакомился с Женечкой Гуцан. Это просто сводило его с ума. Он называл ее Златой (из-за ее золотых волос) и каждый день дарил ей стихи. Они не должны были пожениться, но от этого союза у Женечки родилась дочь Тамара, которую поэт увидел лишь спустя 16 лет.

Потом у него будет много мимолетных романов, а также гражданских жен.С одной из них, уже упомянутой Марией Вольняньской, певицей цыганских романсов, у него завязались длительные отношения. В 1912 году поэт полюбил эстонский город Тойла, в котором однажды побывал. В 1918 году он привез туда свою больную мать, а затем и жену Марию Вольнянскую. Первоначально они жили там со своими гонорарами. Однако в 1921 году их семья распалась.

Единственный и официальный

Однако вскоре он женился на лютеранке Фелиссе Круут, которая ради него приняла православие.Она родила сына Игоря Вакха, но долго ненавидела его и в 1935 году выгнала из дома.

Северный гость всегда изменял ей, и Фелисса это знала. Каждое его путешествие заканчивалось новой страстью поэта.

Его последней женщиной была учительница - Вера Борисовна Коренди, родившая дочь Валерию. Позже она призналась, что написала его под другой фамилией и отчеством, назвав в честь Брюсова.

В 1940 году они переехали в город Пайде, где Коренди начал работать учителем.Здоровье Северянина значительно ухудшилось. Вскоре они переехали в Таллинн. Умер от сердечного приступа 20 декабря 1941 года. Траурная процессия была скромной, поэт похоронен на Александро-Невском кладбище.

известные стихи

Таким неугомонным и любвеобильным поэтом был Игорь Северянин. Его могила до сих пор полна пророческих слов, написанных им при жизни: «Как хороши, как свежи будут розы, которые моя страна бросит мне в гроб!»

Наиболее известными произведениями поэта являются «Пиорунуйский чалич» (1913), «Златолир» (1914), «Ананасы в шампанском» (1915), «Сборник стихов» (1915-1918), «За струнной лирой» (1918), «Вербена» (1920). , "Менестрель.Новейшая поэзия (1921), Миррелия (1922), Соловей (1923), Роза оранжевого часа (поэма в трех частях, 1925), Классические розы (1922-1930), Адриатика. Тексты (1932), Медальоны (1934) ), Фортепианный Леандр (Люнь) (1935).

Заявка

Игорь Северянин оставил неизгладимый след в поэзии, как и многие другие поэты.Как и Золотой век, они черпали вдохновение в любви к другу, женщине и своей Родине .Патриотизм был им не чужд. Они были неравнодушны к происходящим вокруг событиям, что отразилось в их стихах. Чуткость и чуткость определили их характер, иначе трудно быть хорошим поэтом.

Конечно, творчество и биография Игоря Северянина, кратко описанные в этой статье, могут не дать многим людям полного понимания его истинного таланта, поэтому его произведения лучше прочитать самому, так как в них есть отголоски его непростой жизни и проявления удивительного поэтического дара.

Игорь Северянин (Игорь Васильевич Лотарев) в феврале 1918 года. На выборах «Короля поэтов», проходивших в Московском политехническом музее, он был вне конкуренции. Что привлекло читателей Северянина? В чем его талант? Поэт дебютировал в 1912 году двумя томами стихов — «Кресло-качалка» и «Глазами души». Но следующий сборник (1913) «Гремящая чаша» делает его знаменитым. Позже (1914 - 1918) появились "Златолира", "Ананасы в шампанском", "Виктория Регия", "Поэзоэнтракт", "Тост без ответа", "За струнной изгородью лиры", "Сборник поэтов".Критики причислили его к декадентам. Северанин не соглашался с такой позицией, поэтому на страницах своего автобиографического романа «Падающие пороги» он категорически заявляет, что на его творчество оказали влияние поэты-классики (Алексей Толстой), а его простой и здоровой натуре всегда был чужд декаданс. Примерно то же самое - стихотворение 1921 года "Поэзия старых измерений". Но объективности ради надо сказать, что декаданс все же оказал влияние на творчество Северянина, по крайней мере, в его ранний период.

Стиль его стихов — «поэзия» — отличается манерностью, декоративностью, вычурностью образного строя. Об этом можно судить даже по названиям сборников. И в каждом его стихотворении на этом этапе очень отчетливо виден декадентский стиль: шумным муаром, шумным муаром, по лунной аллее проходит море... («Кензель», 1911). Позже Игорь Северянин постепенно отойдет от принципов, которыми он руководствовался вначале в творческом пути и преодолеет реалистические тенденции, появится простота и ясность пушкинских стихов.Когда поэт уезжает в эстонскую рыбацкую деревню Тойла, в его творческой жизни начинается новый период. В Эстонии были изданы его новые книги - (1919-1932): "Эстляндские поэты", "Вервена", "Миррелия", "Соловей", "Роза оранжевого часа", поэтический автобиографический роман "Колокола собора св. . Чувства», «Поэты Эстонии», «Адриатическое море». Эти книги - свидетельство рождения нового Северьяна, уже отошедшего от пения "шумных муаровых платьев" и "ананасов в шампанском". Сейчас, занятый мыслями о России, о своей судьбе, он пересматривает свои социальные приоритеты и эстетические взгляды.

Пришелец с севера с трудом смирился со своим статусом беженца. До последнего часа он мечтал увидеть свою родину. Ностальгия по России отразилась во многих стихотворениях 1930-х годов («Без нас», «Жалость Днепра», «Мучительно...» и др.) Вдали от родины Северянин переводит, создает антологию эстонской поэзии, в частности Герники Виснапуу, Мари Ундер, Алексис Раннита и др. Кроме того, в 1934 году Северянин написал уникальную книгу «Медальоны». Сюжеты и вариации на тему поэтов, писателей и композиторов», где представлена ​​галерея творческих портретов писателей и музыкантов.Именно там обозначены настоящие эстетические вкусы поэта, его отношение к классике и современнику. Пришельцу с севера не довелось вновь встретиться с родиной: его жизнь оборвалась в оккупированной столице Эстонии Таллинне в конце 1941 года. Его могила находится на старом Александро-Невском кладбище. Эпитафия - горькие стихи из поэмы "Классические розы": Как хороши, как свежи будут розы, которые моя страна бросает мне в могилу! В селе Тойла находится дом-музей Игоря Северянина.Булат Окуджава, оказавшись там, был потрясен тем, что, оказывается, всю жизнь имел неправильное представление об этом поэте, что на него навешивали невежество и ярлыки, чтобы действительно смотреть на великого и проницательного поэта Игоря Северянина. Нужно читать, заново открывать, понимать и чувствовать глубину и необыкновенную красоту его поэзии.

Игорь Северянин (наибольшая литературная деятельность, автор предпочитал написание Игорь-Северянин; настоящее имя Игорь Васильевич Лотарев; 4 мая (16 мая 1887, Санкт-Петербург - 20 декабря 1941, Таллинн) - русский поэт Серебряного века.

Родился в Санкт-Петербурге в семье военного инженера Василия Петровича Лотарева (1860-1904) (дальний родственник Н. М. Карамзина и А. А. Фета по матери, троюродный брат А. М. Коллонтая). Первые 9 лет он провел в Петербурге.

После развода родителей жил с тётей и дядей в их имении в Новгородской губернии. Окончив четыре класса реального училища в Череповце, в 1904 году он уехал с отцом на Дальний Восток. Потом вернулся в Петербург, к матери.

Первые публикации появились в 1904 году.(на свой счет), затем в течение девяти лет Северянин издавал тонкие книжечки со стихами, приносившие долгое время лишь скандальную славу (например, реплика возмущенной рецензии на одно из его стихотворений Льва Толстого в начале 1910 года).

Из поэтов старшего поколения на юного Северяна обратил внимание только Константин Фофанов (позднее Северянин заявил, что он и Мирра Лохвицкая были учителями и предшественниками эгофутуризма).

Успех пришел после публикации «Гремящей чаши» (1913, предисловие Ф.Сологуб).

В 1913-1914 гг. Северянин выступал с многочисленными вечерами ("поэтическими концертами") в Москве и Петербурге, встречая большую популярность у публики и благосклонные отзывы критиков разной направленности, в том числе скептически относившихся к футуризму.

Для его текстов характерен дерзкий (до пародии) вкус гостиной, современного города («самолеты», «шоферы») и игра романтического индивидуализма и «эгоизма», условных романтико-сказочных образов.

Поэзия Северянина музыкальна (во многом она продолжает традиции Бальмонта), поэт часто использует длинные строки, сплошные формы (некоторые придуманы им самим), аллитерацию, диссонантные рифмы.

Северянин был основоположником литературного течения эгофутуризма (начало 1912 г.), но после ссоры с Константином Олимповым (сыном Фофановым), взявшим на себя руководство движением, осенью 1912 г. покинул " Академия эго-поэзии» (объявил о выходе из движения знаменитой «поэзией», начиная с «Я, гений Игорь-Северян…»).Затем, в 1914 году, гастролировал по России с кубофутуристами (Маяковский, Крученых, Хлебников).

Сборники 1914-1915 годов, появившиеся после «Кипящей чаши» («Виктория регия», «Златолира», «Ананасы в шампанском») были восприняты критиками холоднее, чем «Чаша»: Северьян содержался в них в большом номера ранние, незрелые «поэты», и новые тексты из этих книг во многом использовали образ «Кубика», не добавляя ничего нового.

В 1915-1917 гг.Северянин поддерживал (совместные выступления, гастроли, сборы) многих молодых авторов, большинство из которых не оставили следа в литературе; Самым известным учеником Северянина в этот период был Георгий Шенгели, который остался благодарен своему учителю и посвятил его памяти несколько стихотворений после смерти Северянина.

Поэтика северянина этого периода оказала определенное влияние и на раннее творчество таких известных поэтов, как Георгий Иванов, Вадим Шершеневич, Рюрик Ивнев, позже перешедших в другие области.

Из тридцати восьми лет литературной деятельности Северянин почти двадцать четыре года провел в Эстонии, куда переехал в 1918 году. В 1921 году женился на эстонке Фелиссе Круут (его единственный зарегистрированный брак). Позже ездил с выступлениями во Францию ​​и Югославию.

Позднейшие тексты Северянина во многом отличаются от его стиля 1910-х гг.Наиболее примечательными его произведениями этого периода являются несколько известных стихотворений («Соловьи из монастырского сада», «Классические розы»), автобиографические романы в поэме» Колокола собора чувств»», «Роза оранжевого часа», «Падающие пороги» и сборник сонетов «Медальоны» (портреты писателей, художников, композиторов, как классиков, так и современников Северянина).

Переводил стихи А. Мицкевича, П. Верлена, Ш. Бодлера, эстонских и югославских поэтов.

Ни один русский поэт не изобразил в своих стихах природу и быт Эстонии так широко, как Игорь Северянин. Он также стал величайшим переводчиком эстонской поэзии на русский язык.

Среди эстонских поэтов, произведения которых Северянин перевел на русский язык, - Хенрик Виснапуу, Мария Ундер, Алексис Раннит, Фридрих Райнхольд Крейцвальд, Фридрих Кульбарс, Лидия Койдула, Юхан Лийв, Густав Суитс, Фридеберт Туглас, Йоханнес Барбарус и Йоханнес Семпер.

После присоединения Эстонии к Советскому Союзу в 1940 году возобновил творческую деятельность, пытаясь публиковаться в советской прессе.

Умер от сердечного приступа в оккупированном немцами Таллине, в присутствии Валерии, младшей сестры его гражданской жены Веры Борисовны Коренди (девичья фамилия - Запольская, Коренди - эстонская фамилия ее первого мужа Коренова).

Похоронен на Александро-Невском кладбище в Таллинне.

- Рабочий
* "Весенний день" (1911)
* "Кресло-качалка Грёзерки" (1912)
* "Громовая чаша" (1913)
* "С сиреневым крестом" (1913)
* "Златолира" (1914) )
* Ананасы в шампанском (1915)
* "Виктория Королевская" (1915)
* "Поэзоэнтракт" (1915)
* "Сборник стихов" (1916)
* "За струнным забором лиры" (1918)
* "Поэзо-концерт" (1918)
* "Сборник стихов" (1918)
* Creme de Violettes (1919)
* "Пухайоги" (1919)
* "Вербена" (1920)
* Менестрель (1921)
* "Миррелия" (1922)
* Роман в стихах "Падающие пороги" (1922)
* Комедия "Плимутрок" (1922)
* "Фея Эйола" (1922)
* Соловей (1923)
* "Трагедия Титан» (1923)
* Автобиографический роман в стихах «Колокола ведомства чувств» (1925)
* «Роза оранжевого часа» (1925)
* Роман в стихах «Королевский Леандер» (1925)
* «Адриатика» (1932)
* «Медали» (1934)
* Коллекция wi рукописный "Котлы Солнца" (1934, не издан)

.

Игорь Северянин как представитель футуризма. В

Игорь Бестужев Я тогда решил твердо порвать с дурацкой точкой зрения, что если взять разнородное, сложить, то из него может получиться что-то сильное... Я был убежден, что с разнородным надо порвать в благосклонность одна... Адольф

Игорь Бестужев Лучшие национал-социалисты получаются из коммунистов Адольф

Игорь После смерти Олега (912 или 914) к власти пришел его преемник Игорь, довольно бесцветный князь и, по легенде, очень жадный , погибший от рук древлян, возмущенных попыткой получить с них дань дважды (945) По другой версии Игорь погиб от рук предводителя

автора Кузьминой Светланы

Игорь Северянин Игорь Северянин (настоящие имя и фамилия Игорь Васильевич Лотарев; 1887, СПб - 1941, Таллин), поэт, основоположник и лидер эгофутуризма.Творческий облик Северянина чрезвычайно разнообразен и противоречив. Он начал писать стихи в девять лет и чувствовал себя «поэтом

».
  1. "Я, гений Игорь-Северянин"
  2. Король поэтов Игорь Северянин

Свое первое стихотворение Игорь Северянин написал в восемь лет. В начале 20 века он стал первым эстрадным поэтом, давшим свои «поэтические концерты» в разных городах России. В 1918 году на поэтическом вечере в Политехническом музее в Петербурге Северанина провозгласили «королем поэтов» — он опустил всех участников, в том числе и Владимира Маяковского.

"Я, гений Игорь-Северянин"

Игорь Северянин (урожденный Игорь Лотарев) родился в Санкт-Петербурге. В восемь лет он написал свое первое стихотворение — «Звезда и девочка».

Были непростые отношения между его родителями, военным инженером Василием Лотаревым и Натальей Лорраевой, происходившими из богатого дворянского рода Шеншин. Они расстались в 1896 году. В том же году отец будущего поэта вышел на пенсию и переехал с сыном в имение Сойволе под Череповцом.Там Игорь окончил четыре класса реального училища и весной 1903 года уехал с отцом на Дальний Восток. Путешествие по России воодушевило 16-летнего юношу, и он снова начал писать стихи. Сначала любовные тексты, а с приближением русско-японской войны - патриотические тексты.

В конце 1903 года Игорь Северянин переехал в Петербург к матери, порвав отношения с отцом. Северан больше никогда его не видел: через год отец умер от туберкулеза.

Вадим Баян, Борис Богомолов, Анна Чеботаревская, Федор Сологуб, Игорь Северянин. 1913 г. Фото: fsolohub.ru

Игорь Северянин. 1933 г. Фото: stihi-rus.ru

Алексей Раннит и Игорь Северянин. 1930 г. Фото: pereprava.org

В 1905 г. в солдатском журнале «Досуг и Дело» появилось стихотворение Северянина «Смерч Рюрика» с подписью «Игорь Лотарев». На деньги дяди он начал выпускать тоненькие брошюрки со стихами и отправлял их в редакцию на отзыв.Поэт вспоминал: «Одна из тех книжечек как-то привлекла внимание Н. Лухмановой, находившейся тогда на театре военных действий с Японией. Я разослал 200 экземпляров трюка Новика раненым солдатам для прочтения. Но рецензий не было...» Всего поэт издал 35 брошюр, которые впоследствии решил объединить в «Полное собрание поэтов».

Вскоре Северянин познакомился со своим главным учителем поэзии Константином Фофановым, который впоследствии познакомил его с редакторами и писателями.День первой встречи с Фофановым был для Северянина праздником, который он отмечал ежегодно.

Потом поэт взял псевдоним - Игорь-Северянин. Поэт придумал именно такое написание - через дефис, но в печати оно не закрепилось.

Примерно в это же время стали появляться первые заметки о поэтических брошюрах: "Их было немного, и критики в них начали меня немного ругать" ... Лев Толстой тоже ругал поэта. В 1909 годуПисатель Иван Наживин принес на Ясную Поляну брошюру «Интуитивные краски» и прочитал графу несколько стихотворений. "Что они делают! .. Это литература! Кругом - виселицы, полчища безработных, убийства, пьянство неимоверное, а у них пружинистость пробки! Тогда сказал Толстой. Отрицательная рецензия на маститого писателя вызвала волну интереса к творчеству Северянина: в печати появлялись комментарии (не всегда положительные) к каждой его брошюре, поэта стали приглашать на благотворительные вечера, а журналы стали публиковать его стихи.Игорь Северянин стал модным.

Я, гений Игорь-Северян,
Опьяненный своей победой:
Я всегда на экране!
Я от всего сердца ценю!

Игорь Северянин, фрагмент стихотворения

"Товарищество эгофутуризма" и поэтические концерты

В 1910 году магистральное литературное течение начала 20 века - символизм - начало испытывать кризис: внутренние противоречия и разные взгляды символистов на задачи искусства появился.Игорь Северянин выступил с идеей создания нового направления — эгофутуризма. В «Ассоциацию эгофутуризма» входят поэты: Константин Олимпов и Иван Игнатьев, Вадим Баян и Георгий Иванов. В интервью белградской газете Игорь Северянин рассказал о создании нового направления и подчеркнул, что его « главной целью было заземлить себя и будущее. А главным учением была "Правда о душе" ... Кружок эгофутуристов просуществовал недолго: через год после его создания поэты разошлись, и Игорь Северянин написал "Эпилог эгофутуризма".

Еще более громкая известность пришла к Северанину после выхода в свет в 1913 году его первого тома стихов «Шумнокипящая чаша», в котором поэту помогал писатель Федор Сологуб. В том же году Северянин вместе с Федором Сологубом и Анастасией Чеботаревской совершил свою первую поездку в Россию. В те годы слава поэта граничила с идолопоклонством: поэтические концерты, как их называл сам поэт, буквально трещали по швам от слушателей, очарованных их своеобразной музыкальной манерой чтения.Игорь Северянин был в длинном черном сюртуке. Обмеряя сцену широкими шагами, он пел стихи, не глядя на публику. Поэт Абрам Арго в своей книге «Собственными глазами: Книга воспоминаний» писал о выступлениях Северанина:

«На сцену длинными-длинными шагами вышел высокий человек с вытянутым лошадиным лицом в длинном черном Пальто; он заложил руки за спину, расставил ноги с ножницами и крепко уперся ими в землю, он посмотрел вперед, никого не видя или не желая видеть, и стал напевать свои цезуровские строфы.Он не обращал внимания на публику, он не обращал на них внимания и именно эта манера игры приводила публику в восторг».

В разгар Первой мировой войны Игорь Северанин начал издавать сборники: "Ананасы в шампанском", "Наши дни", "Поэзоантракт". Однако они не вызывали такого восхищения, как «Громко кипящая чаша». Критики ругали поэта за то, что он эпатировал публику, использовал много чужих и выдуманных слов. О нем отзывался поэт Валерий Брюсов в статье 1915: «Как только Игорь Северянин берется за тему, требующую главным образом размышления... ясно видно его бессилие.Игорю Северянину не хватает вкуса, ему не хватает знаний».

Король поэтов Игорь Северянин

В январе 1918 года поэт вместе с тяжелобольной матерью, наложницей Еленой Семеновой и дочерью Валерией переехал из Петрограда в маленькое село Тойла в Эстонии (ныне Эстония). Через некоторое время он ненадолго уехал в Москву. 27 февраля в Большом зале Политехнического музея состоялся вечер поэзии. По всему городу развешаны плакаты: «Поэты! Конституционный Суд призывает всех вас бороться за звание Короля Поэзии.Титул короля присваивается обществом путем всеобщего, прямого, равного и тайного голосования. Всех поэтов, желающих принять участие в большом, впечатляющем празднике поэтов, просим зарегистрироваться в кассах Политехнического музея до 25 февраля "".

Публика была переполнена: Владимир Маяковский, читавший в ту ночь «Революцию», едва успел размахнуть руками. В конце появился Игорь Северянин - в неизменном черном пальто, он как обычно пропел стихи из знаменитого сборника "Громко кипящая чаша" и победил.Публика присвоила ему титул «Король поэтов». Маяковский был вторым, Василий Каменский - третьим. В марте вышел альманах «Концерты поэтицкие» с обложкой «Король поэтов Игорь Северянин».

Отныне мое пальто пурпурное,
Бархатный берет в серебре:
Я избран королем поэтов
На зависть скучным галстукам-бабочкам.

Игорь Северянин, фрагмент поэмы "Царский рескрипт"

Вскоре после этого Игорь Северянин окончательно переехал в Эстонию.В 1919 году в Ревеле (ныне Таллинн) в Русском театре состоялся его первый концерт эстонской поэзии. Когда в 1920 году Эстония провозгласила независимость, поэт оказался в статусе вынужденного эмигранта. Однако в СССР он не вернулся. Находясь в ссылке, Северянин переводил стихи на эстонский язык и сотрудничал с газетами Риги, Тарту, Берлина и России. За время эмиграции Игорь Северянин дал около 40 поэтических концертов, издал 17 книг, в том числе: «Классические розы», «Роман в строфах», «Королевский Леандр», «Запевка», «Не более чем сон».

Мария Домбровская. 1920. Фото: passion.ru

Игорь Северянин. 1933 г. Фото: russkiymir.ru

Фелисса Круут. Сороковые. Фото: geni.com

В декабре 1921 года Северянин женился на дочери хозяйки квартиры Фелисы Круут — это был единственный законный брак поэта. Круут был также писателем. Она познакомила Игоря Северянина с популярными эстонскими писателями, сопровождала его в поэтических путешествиях, помогала с переводами, делала для мужа подстрочные переводы.Однако в 1935 году пути Северянина и Круута разошлись, и поэт переехал сначала в Таллинн, а затем в село Саркуль. В конце 1930-х годов он практически не писал стихов, но переводил многих поэтов, в том числе Адама Мицкевича, Христо Ботева, Пенчо Славейкова и других.

Поэт скончался от продолжительной болезни сердца 20 декабря 1941 года. В Таллинне, куда он переехал после захвата Эстонии немцами. Похоронен на Александро-Невском кладбище.

Лекция: «Игорь Северянин.Жизнь и творчество»
Лектор: Олег Клинг

Оригинальность футуризма Северянина

90 130 90 135 90 130 90 135 90 130 90 137 Категория (тематическая категория) 90 135
Имя параметра Значение Тема статьи: Оригинальность северянинского футуризма Литература

И. Северанин и эго-футуризм

«Эгофутуризм» был иной разновидностью русского футуризма, но, кроме созвучия имён, имел к нему мало отношения.История эго-футуризма как организованного движения была слишком короткой (с 1911 по начало 1914 ᴦ).

Эгофутуризм — индивидуальная выдумка поэта Игоря Северанина.

Северянин с трудом вошел в литературу. Начав с серии патриотических стихов, затем он увлекся поэтическим юмором и, наконец, перешел к лирике. Однако газеты и журналы также не публиковали тексты молодого автора. Издано в 1904-1912 гг. На собственные средства из 35 поэтических памфлетов Северянин так и не снискал желанной славы.

Успех пришел с неожиданной стороны. В 1910 г. Лев Толстой с негодованием говорил о ничтожности современной ему поэзии, приводя в пример несколько строк из книги Северянина «Интуитивные краски». Тогда поэт с удовольствием объяснил, что стихотворение сатирическое и ироническое, но Толстой воспринял и интерпретировал его серьезно.

Скандальная слава сыграла свою роль: поэта заметили в литературных кругах, а в 1911 году вышла хвалебная рецензия на сборник «Электрические стихи» В.Брюсов.

В том же году вокруг Северанина было основано новое литературное объединение - "эгофутуризм". Эго-туристы (помимо Северянина в объединение входили Георгий Иванов, Грааль Арельский и др.
Опубликовано в исх.рф
в качестве теоретической основы заявлены интуиция и эгоизм).

Поэт стал широко известен благодаря своим стихам, которые он включил во вторую часть этого сборника «Сиреневое мороженое». Поэт сумел правильно уловить витавшее в обществе стремление: уйти от трагедии предвоенной бури, уйти от реальности, но не в изящную «мечту», нарисованную символистами, а в бурную, страстную, светлую «другая жизнь».

Одни видели в его стихах рождение нового искусства, другие симптом упадка литературных нравов. Но поэт ответил своим критикам стихотворением из четвертой части сборника «Эгофутуризм», в котором собраны декларативные лозунги его творчества:

Я, гений Игорь-Северянин,

Опьянен своей победой:

Я всегда на экране!

Полностью согласен!

Действительно, успех поэта был ошеломляющим. За два года вышло девять изданий сборника «Чашка шумного кипения».

Перед Первой мировой войной его поэтическая слава достигла апогея. Залы, где проходили его «Эгейские поэтические чтения», были переполнены публикой, а поэтические сборники открывались в мгновение ока.

Ориентация на слушателя, а не на читателя определила особую структуру стихов Северянина. Его поэзия отличается напевностью и благозвучием, его стихи имеют стиховую структуру, близкую к романсу, с многочисленными повторениями и нарастаниями отдельных слов и целых фраз, переполненными припевами и анафорами, и унаследованными от Бальмонта в стихотворении различными внутренними аккордами - ассонансами и аллитерации.

Северянин изобрел десять новых форм стиха: «минионет», «пометта», «лириза», «дизель», «квинтина» и другие, обоснование которых он дал в неопубликованном труде «Теория стихосложения». В русле своих футуристических исканий поэт занимался и созданием слов.

27 февраля 1918 г. Во время «вечера поэзии» в Политехническом музее в Москве Северанин был провозглашен «королем поэзии». Это была высшая и финальная точка головокружительного успеха Игоря Северанина.Летом 1918 года он оказался в ссылке.

Общая тенденция в его творчестве – возвращение к классическим традициям русской поэзии. «Чем проще стих, тем тяжелее…» — станет его девизом. Ведя полурыболовный образ жизни, как и в детстве, начинает черпать жизненные силы в общении с природой, обращается к ней и в творчестве:

В его поэзии переплетаются ностальгические мотивы и горькая оценка прошлой жизни. Помимо трех автобиографических стихотворений, он написал поэму «Королевский Леандр» (1925), написанную на онегинскую строфу.В 1931 году выходит его сборник стихов «Классические розы», подводящий итог творческим поискам поэта последних лет. Теперь поэт снова поразил сердца читателей и слушателей классическим звучанием русской поэзии, но былой популярности уже не было, и поэт бедствовал.

После 1935 года Северянин почти не писал оригинальных стихов, переводил в основном с эстонского языка.

Н. Северянин пришел в русскую поэзию, когда серьезно пошатнулись власть, традиции, каноны символизма.Молодые поэты, входящие в литературу, перестали относиться к идеям и творческим методам как к законодателям символизма - К. Бальмонт - Вяч. Иванов, Ф. Сологуб и другие.
Опубликовано в реф.рф
Юные слуги Музы ищут дорогого, группируясь по популярным взглядам на искусство (футуристы, акмеисты).

И. Северянин представляет своеобразное направление русского футуризма. В 1911 году он объявил о подъеме огофутуризма, опубликовав свой манифест, пункты которого были следующими.

1.душа — единственная истина;

2. самоутверждение личности;

3. искать новый, не выбрасывая старый;

4. значимые неологизмы;

5. смелые образы, эпитеты, ассонансы и диссонансы;

6. борьба со «стереотипами» и «хранителями экрана»;

7. Различные датчики.

Как лидер этого нового направления Северянин учредил «Дирекцию эго-футуризма», в которую вошли поэты Константин Олимпов, Грааль Арельский и Георгий Иванов.Кубофутуризм появился через несколько месяцев (А. Крученых, братья Бурлюки, В. Маяковский, В. Хлебников).

Его эгофутуризм можно свести лишь к жаргону северянина: неожиданные фразы, музыкальные напевы («Я выпил фиолетовый пузырек снов...»; «Усталая луна: то — Верлен, то — Прюдом»; «Офиальхен и Олилейский замок на Мирра-Лохвицком озере»; «Счастливо, весело на сердце! Звенит, душа, напьешься!»; к этому», «вуаль фиоле» и др.)

В то же время так много поэтической новизны, художественного совершенства в различных жанрах, посвященных природе. Трогательный поэтический сонет «О незабудках»:

Июнь поет и песни тепла

Сжигает мою грудь и мечты и разум

Я устал и хочу незабудок

Дети рвов, которые мечтают под луной

С другим цветком, с другой стороны.

Я хочу их: запах сирени ужасен,

Придает груди нереальную упругость;

Я хочу их: их взгляд немного лазурный

А аромат здоровый как космос.

Как я люблю их сострадательный взгляд!

Стыдно, когда твои чары вялые...

Выбери мне улыбающийся букет, -

Будет содержать то, чего нет в сиреневом,

И ты, сирень, утони в тоске нектара.

И. Северянин объявил о появлении эго-футуризма в 1911 г., а в январе 1912 г. направил в редакцию ряда газет свою программу «Академия эго-поэзии (Универсальный футуризм)», в которой К. Фофанов и М.Лохвицкой, Интуиция и Эгоизм были объявлены теоретическими основаниями (Программу подписали И. Северянин, К. Олимпов (К. Фофанов), Г. Иванов, Грааль-Апрельский (С. Петров). Северанин в своих воспоминаниях: 1. душа - единственная сила 2. Самоутверждение личности 3. Поиск нового без отказа от старого 4. Многозначительные неологизмы 5. Смелые образы, эпитеты, ассонансы и диссонансы 6. Борьба со «стереотипами» и «заставками». Разнообразие метров.«Некоторое первенство Северянин покинул из группы «Эго», считая, что «миссия моего Эго-футуризма выполнена»: «Я — год назад — сказал: «Буду!» / Промелькнул год и вот я являюсь! "

В чем-то северян сблизился с кубофутуристами. В 1914 г. И. Северянин выступал с кубофутуристами на юге России, принимая участие в т. н. «Олимпиада футуризма» (1914). Но сотрудничество с кубофутуристами оказалось недолгим, и в 1914 году Северянин расстался с ними.

Как и другие футуристы, Северянин в своих стихах, ориентированных на быстрый темп жизни, отдавал дань техническим достижениям нового века.В то же время его градостроительная планировка носила более внешний характер и имела салонный оттенок уюта и элегантности.

Как и у других футуристов, у Северянина много неологизмов, но они «значительны», вполне доступны, и поэт никогда ими не злоупотребляет (ср. Свист ветра, крыло). Он неодобрительно писал о московских футуристах: «...в своем словообразовании они часто доходили до полной нелепости и безвкусия, в борьбе с канонами эстетики употребляли отвратительные и просто неприличные выражения».Неологизмы с иностранными корнями и суффиксами, пленяющие экстравагантностью, переносящие их в чрезвычайно экзотический мир, придавали поэзии Северянина специфический стиль.

Житель Севера, как и все футуристы, был склонен эпатировать, поражать читателя и предъявлять к себе претензии. Особенно это проявилось в его стихотворении «Эпилог» (своеобразный «желтый жилет» Северянина).

Игоря Северянина, как и других футуристов, раздражала пошлость окружающего мира.Это стихотворение с оксюморонным названием «В яркой темноте»:

.

При этом, в отличие от кубофутуристов, Игорь Северянин не стремился порвать с культурой прошлого и «сбросить Пушкина с корабля современности». Он считал, что и Пушкина, и Блока надо знать еще «во времена Северанина» 3.

Критика, и это в порядке вещей, обращает внимание на маньеризм, будуарность поэзии Игоря Северянина, ее ресторанный характер и вульгарную утонченность, салонный дендизм и экстравагантность.Отсутствие «темы» в поэзии И. Северянина беспокоило А. Блока: «Куда он идет, еще нельзя сказать, что с ним будет: темы нет. Да благословит его Бог.

Быть может, обвинения современников Северанина были небезосновательны: стихам Северянина свойственна некоторая манерность, будуарность и франтизм. Все это было там. Например, его знаменитое «стихотворение миньонетки» «Это было у моря»:

Да, Северан в своих стихах часто говорил языком салонной публики, но это не значит, что это был язык самого поэта, что это был его - поэта - голос.По крайней мере, его «единственный» голос. Уместна аналогия с героями рассказов М. Зощенко и самого Зощенко, которых современные критики не хотели различать. Суть поэзии И. Северянина иная - в тончайшем лиризме, в утонченном изяществе, в удивительном чувстве ритма, в чем-то вообще трудно поддающемся определению, поскольку речь идет о поэзии. Как бы ни относились критики к печально известному «Ананасам в шампанском!», какими бы ироничными они ни были, невозможно сразу забыть, не почувствовать очарование этого стихотворения.Этого нельзя отрицать. Тексты Северянина не обременены морализаторством, они далеки от философских прозрений. С другой стороны, Северянин — тонкий поэт-песенник, обладающий удивительным чувством Природы, Красоты, души человеческой в ​​ее различных проявлениях и переживаниях.

И. Северанин известен также как автор молчаливых болезненных высказываний о России и своей судьбе. После революции Северянин уехал в Эстонию, где жил до самой смерти в 1941 году. «Я не эмигрант и не беженец.Я только дачник, - говорил о себе И. Северянин. За границей он издал семнадцать сборников стихов, но они выходили небольшими тиражами, пик славы поэта в прошлом пришелся на Россию. В 1925 году было написано не менее известное стихотворение И. Северянина «Классические розы»:

Особенностью футуризма Северянина является концепция и виды. Классификация и особенности категории «Специфика футуризма Северянина» 2017, 2018.

ФУТУРИЗМ. ИГОРЬ СЕВЕРЯНИН

В поэзии он не бунтарь и не пахарь,

Скорее - колдун, неожиданный шаман;

Кому-то он казался почти блестящим,

Прочее - будуарно-бульварная банальность...

Вадим Шефнер

Термин «ФУТУРИЗМ» был введен в русскую литературу Игорем Севераниным, который в 1911 году основал в Санкт-Петербурге «Академию футуризма» до того, как московские левые заявили о себе кубофутуризмом. Эгофутуризм отличался от кубофутуризма своим кредо:

    Душа есть единственная истина.

    Самоподтверждение личности.

    Поиск новых

... Однако Северьян, даже распустив свою "Академию", все равно считал себя "поэтом эго", вестником будущего и даже воплощением будущего в настоящем .

Свою точку зрения на "футуризм" в творчестве Северянина В. Ходасевич излагает в статье "Северянин и футуризм". Он анализирует, совпадают ли принципы поэзии Северянина с принципами футуристической группы, иными словами, футуристичны ли форма и содержание его стихов.

Сравнивая творчество поэта с футуристическими канонами, Ходасевич иронически заявляет: "Ах, плохой футурист Игорь Северянин!" [Ходасевич 1996: 435]. В конце статьи автор констатирует, что Северян бесконечно далек от футуризма и признается, что любит стихи поэта, отмечает их необыкновенную музыкальность и меткую остроту речи, отличающую северянина от средних поэтов.

Другим современником И. Северянина был В. Я. Брюсов. Как один из первых серьезных критиков он обратил внимание на нового поэта. В рецензии на стихи «Русской мысли» 1911 года Брюсов выделил Северянина из числа всех авторов поэтических томов, потому что он в первую очередь пытается обновить поэтический язык, вводя слова таблоидов, смелые неологизмы и используя самые смелые метафоры, и для сравнения, он выбирает в первую очередь явления из повседневности современной городской жизни, а не из мира природы.Тем не менее Брюсов отмечал излишнюю плодовитость поэта, иногда за счет уровня творчества Северянина и его ошибок в образовании неологизмов, выборе слов. В статье об Игоре Северянине Брюсов говорит, что первая большая книга «Говорящая чаша» — единственная значительная вещь, созданная поэтом, книга настоящей поэзии. Он также обращает внимание на ироническую направленность поэзии Северянина («Сиреневое мороженое», «Диссон»). Он приводит очень точные фразы: "там молитвенник под порохом и на нем Поль де Кок", "клуб жены... где дурак имеет право считаться не глупым, а мудрый - непременно дурак" [Брюсов 1981: 335].

Брюсов писал, что есть небольшая группа дебютантов, желающих сказать «новое слово», то есть эго-футуристы. Он считал, что задача эгофутуристов — выразить душу современного человека, жителя большого города, что также подчеркивает сходство с тем, что делал сам Брюсов в поэзии на рубеже XIX и XX веков. Подобными словами он описал задачу поэзии символистов. Брюсов признает право на существование эстетической реальности, воссоздаваемой эгофутуристами: «Среда футуристического эго отличается от той, которая со времен романтизма до сих пор считается единственно поэтической: не море и скалы, не весенние цветы и неподвижность заходящего солнца...но "желто-серый кленовый лаунж", "красный будуар Нелли", "карета куртизанки", а соответственно - "блестящие пять часов", "крем де мандарин", "коктейли" и т.п.

Брюсов замечает стремление футуристов обновить поэтический язык и, подчеркивая «правильность их общего замысла», выделяет И. Северанина — «мастера» новой школы, называя его истинным поэтом, поэзия которого все более приобретает полные, строгие очертания.

Каждый новый поэт приносит с собой что-то новое, неповторимое.Например, среди новых словообразований, данных Северяниным, Брюсов указывает на наиболее удачные, например, глагол «олунить». Он говорит, что ассонансы Северанина фактически замещают рифму, а также отмечает удачное использование диссонансов (кедр-эскадрон-ядрый-грязевые выдры) [Брюсов 1981: 337].

Брюсов, как и Ходасевич, признает часть прав поэта на звание новатора благодаря своим неологизмам. Автор указывает, что у поэта есть слова, образованные простым написанием иностранных слов русскими буквами и заканчивающиеся русским окончанием, например, «игнорировать».Брюсов не считает такой метод обучения достойным новшества и достойным быть «методом словообразования». Наконец, есть просто искаженные слова, в основном из-за рифмы или размера, как, например, «глаза», «кабанчик», «царь». По мнению автора, из подавляющего большинства этих нововведений внимания заслуживают несколько новых слов. Это свидетельствует уже не о футуристической направленности поэзии Северянина, а об отсутствии чувства языка и понятия о законах словообразования.

Из своих рассуждений Брюсов делает вывод, что поэт-северянин случайно попал в футуристы и новаторы, и, по его мнению, даже задавил звание.

Лев Толстой гневно отзывался о Северанине и его творчестве. Интересен, однако, тот факт, что рецензия известного писателя была обнародована и… о Северяне заговорила вся страна! С 1909 года он стал «греметь» во всех модных салонах обеих столиц.

Поэтому, несмотря на достаточно острую критику его творчества, Северянин прекрасно чувствовал себя, выступая на поэтических концертах, и имел множество поклонников своего неоднозначного таланта.

Существует и другая точка зрения на творчество поэта.Игорь Северянин - один из создателей жанра резитал - впервые в истории нашей поэзии начал организовывать читательский тур по городам России: Санкт-Петербург, Москва, Киев, Минск, Симферополь, Самара, Кострома. , Астрахань... он пел на их мотивы. О мелодичности стихов поэта, их иронии и близости к народной поэзии, романтике - статья его современника Юрия Шумакова "Поэт на сцене".

Современные исследователи прежде всего отмечают, что современная критика поэта не уловила лирической иронии в его стихах.Во многих работах большое значение придается специфике употребления слов и синтаксису произведений Северанина. Так, В. В. Никульцева в статье «Об индивидуальном поэтическом стиле Игоря Северанина» рассматривает построение каламбуров (отец рогатых жен), оксюморонов (лицо без лица), метафор (лиловые глубины глаз), а также говорит об специальный эпитет "со времен Пушкина". традиции неожиданных сочетаний слов (лиловые сиреневые, певучие лучи)» [Никульцева 2001: 66]. Краеугольным камнем построения текста исследователь называет наличие лексических неологизмов в стилистической системе поэта.I. Интерес к словообразованию Северанина приобретает постоянный характер, в отличие от многих других поэтов серебряного века.

Имеются произведения, иллюстрирующие вехи жизни и творчества И. Северянина (С. Бестужева-Лада «Король поэтов», А. Урбан «Добрый Ироник», О. П. Заостренная «Игорь Северянин», Василевская И. А. «Он настолько хорош, что совсем не то, что думает о нем пустая толпа…»)

Изучение творчества поэта представляет собой в большинстве случаев подробный анализ отдельных стихотворений.Среди этих работ статьи В. В. Никульцева «Песенные мотивы в поэме И. Северянина «Русские», И. Яковлева «Классические розы», Гулова И. А.» Нетрадиционный традиционализм» и «Осень меня осенью» и другие...

Интерес к творчеству поэта у современных исследователей не ослабевает.

И хотя Брюсов говорил об ограниченности поэта-Северьяна, хотелось бы потомков осталось несколько

.90 000 Игорь Северянин. Стихи. Игорь Северянин Слушая Шопена, он влюбился в его страницу

Я люблю этого поэта с детства. Наверное, только у него сочетание юмора с самыми деликатными текстами.

Но не с него начнем. Смотри сюда:

Это было у моря, где лазурная пена,
Где редко бывает городской экипаж.
Королева играла в башне замка Шопена.
И, слушая Шопена, я влюбился в его страницу.
Все было очень просто, все было очень мило:
Королева просила нарезать гранат,
И дала половину, и исчерпала страницу,
И полюбила, все сонаты.

И тогда он сдался, сдался громко,
До рассвета любовник спал, как раб...
Это было у моря, где волна бирюзовая,
Где ажурная пена и паж соната.
1910.
Это Игорь Северян.

Сравните:

Вы сидели в пальто на камне,
Обхватив колени руками.
А я на земле
Там, где растаяла пена -
Сидел я совсем один
И чистил для тебя апельсин.
Оранжевый!
Плотно и густо...
Ты налил сонно
Под солнцем где-то на юге
И должен сейчас пойти в уста
моего серьезного друга.
Судьба!

Серые финские волны!
О чем она думает
Обхватив руками колени
И пряча глаза в шумной дали?
Принцесса! Иди сюда
Ты не поэт, зачем тебе смотреть,
Как ветер бьет воду в утробе матери?
Вот твой апельсин!

И вот как ты встал.
Выкинув алый платок,
Он оттолкнул сосновую ветку,
И тихонько забрался под скальный полог.
Я за тобой - нежный и кроткий.

Ваш веер изящно побеждает комаров -
На белой шее, щеках и руках.
Один, как тигр, укусил тебя внутрь,
Ты кричал, ты топал сердито
И спрашивали: "Где мой апельсин?"
К сожалению, я промолчал.
Отражение, мать сонных снов,
Он заставил меня сделать что-то ужасное....
К сожалению, я промолчал!

А это Саша Черный. Его можно цитировать бесконечно, у него есть присущая только ему специфическая музыка стихов, та самая, которая делает узнаваемым каждого Великого Поэта. Нежная грустная улыбка - его характерный стиль:

Серый дымчатый кот,
Равнодушный ленивый быдло, -
Толстая муфта с русалочьими глазами, -
Чинно и Валко
Обошел всех знакомых до гвоздей,
Обыкновенные парни...
По старой привычке
кошачьи манеры,
Я понюхала все каблуки,
Лосины, штаны и носки,
Натираю всем знакомые ноги...
И вдруг, сворачивая с дороги,
Мяч на стене -
Волнообразные спиралевидные движения, -
повернулся ко мне
И прыгнул ко мне на колени.

В порыве честолюбия я подумал:
Конечно, по интуиции
Животное
Признал во мне поэта...
Кот понял, что я один
Как кит в океане
Что я был сижу в углу
Устало скрестив руки
Потому что мне трудно...
Кот деликатно воткнулся в рубашку, -
Хвост вошел как лиана, -
И посмотрел на меня с тоской...
"О, мой друг!" - склонившись над котом,
Я прошептал, краснея, -
Мне жаль, что в душе
Проклял я тебя равнодушной скотиной..."
Но кот, повернувшись станом,
Вдруг морда сунулась в карман:
В мешке Полтава было сало.
В мире больше нет иллюзий!

Или невероятно романтично:

Младшие школьники сидят рядом с двумя проститутками:
Дудиленко, Барсов и Блок.
На Маше - персидская шаль и монисто,
Даша носит горжетку и платок.
.............................................
Затемнить уютными складками платья.
Две девчачьи светлые косы.
Как будто были сестры и братья без взрослых
Часы проходят безмолвно.

Да, на стенах только офицеры висят...
Мало ли для сестер?
На смятой подушке бутылка мадеры,
И ковер ужасно истоптан.

Стук в дверь. "Друзья, извините, у нас гости!"
Дудиленко, Барсов и Блок
Встают торопливо, без желчи и злости
Идут готовить урок.

Совершенно современный набросок:

О Господи, из глубины метро
Я не возьму тебя к себе...
Душа моя ленива и бескорыстна,
А у тебя много других забот:
Над туннелем есть хоровод миров,
Но сложность стройной механики неба
Тронут мятежной болью
Твоё бескрылое существо...
Но если возможно
Но если ты слышишь
Об одном прошу:
Здесь на земле дай крупица счастья
Тому парню из отеля?
В дурацкой курточке
И старом посыльном с картонкой
И угрюмом негре в потертой куртке,
И к художнику кроткому соседу,
Леденцы нарочито сосущим,
И мне - последний - хотя бы этот лето
Освети беззаботное веселье...
Знаешь - каждый день
Тяжелее жить на твоей земле.
1930

Один из моих любимых:

кто любит прачку, кто любит маркиза,
У каждого свой наркотик -
А я люблю консьержку Лизу,
У нас осенний роман.

Пусть Лизу в квартале сочтут недотрогой, -
Весёлое шоу любви!
Но все же втайне от строгой мамы
Она снова и снова бежит.

Снимаю мандолину со стены
Кручу стильными усами...
Я подарил ей все: портрет королевы
И нитку зеленых бус.

Тихо, тихо, обнявшись,
Мы жуем соленый миндаль.
Ветер играет нам ноябрьскую фугу,
Согревает нас русский платок.

И кошка Лизы подкрадывается сзади,
Она ходит и нюхает пол.
И вдруг, насмешливо вытянув шею,
Он садится на стол перед нами.

Кактус у камина тянет к нам колючки,
И чайник урчит, как шмель...
У Лизы чудесные теплые руки
И в каждом глазу газель.

У нас больше нет 20 века,
И мы не жалеем прошлого:
Мы два Робинзона, мы два человека,
Спокойно грызем миндаль.

Но скрипят половицы в холле,
Дверь отворилась...
И Лиза уходит, опустив ресницы,
За свою суровую мать.

Книги лежат вверх ногами на старом столе.
Носовой платок на полу.
На шапке липкие трусики,
И стул опрокинут в углу.

Для ясности, после того, как она ушла
Я должен сказать
Лизе три с половиной года...
Зачем нам скрывать правду?

И, наконец, почти без иронии, но тоже прекрасно:

Жаркое солнце, наивные дети,
Драгоценная радость мелодий и книг.
Если нет, то были, были на свете
И Бетховен, Пушкин, Гейне и Григ...

Невидимое творчество есть в любой миг -
Умным словом, улыбкой, блеском глаз.
Проявите творческий подход! Создавать мгновения золотые -
Каждый день медитация и пряный экстаз...

Бесконечно постыдные в порыве печали
Они добровольно исчезают, как тень на стекле.
Новые встречи уже засветились?
На Земле только собаки?

Если я сам угрюм, как голландская копоть
(Улыбнись, улыбнись для моего сравнения!)
Этот черный румянец - сливное покрытие,
Это Муза меня на копье подхватила.

Подождите! Буду жить с новосельем -
Я буду петь, как весенний скворец на копье!
Я оглушу ваши уши цыганской забавой!
Просто дай мне время разобрать эти чертовы тряпки.

Стой! Здесь так мало чутких и честных людей...
Останься! Только в них оправдание земли.
Не знаю адресов - ищи неизвестное,
Таких, как ты, валяешься до сих пор в пыли.

Если прыгнет лучший,
Мир скиснет от бескрылых гиен и глупых людей!
Влюбись в необъяснимую радость полета...
Расширь свою душу до максимума.

Будь женой или мужем, сестрой или братом,
акушеркой, художником, няней, врачом,
Дай - и трепетно ​​не дотянись до фразы:
Все сердца открываются этим ключом.

Есть еще островки одиночества мыслей -
Будь мудр и не бойся на них опираться.
Были скалы над темной водой -
Можно подумать... и кидать в воду камешки...

И вопросы... Вопросы не знающие ответа -
Они придут. Зажги и беги, как корь.
Соломон оставил нам два мудрых совета:
Беги от тоски и не спорь с глупцами.

Понятная музыкальность стихов Северанина всегда соседствовала со страстью к неологизмам и словообразованию.

ФОТО: wikipedia.org

Многие наверняка знают его звонкие «Ананасы в шампанском» и «Я, гений Игорь-Северянин». Смелая романтизация городских и салонных образов, новаторская подача: словотворчество, аллитерация, нестройные рифмы, музыкальность фраз - не могут не привлечь внимание. «Эгофутуризм», придуманный и воспетый поэтом, выражается в звучных, стремительных, определенных поэтических построениях, в провозглашении торжества индивидуализма, с центральной ролью человеческого «я», приматом желаний и их удовлетворением.

Будущий поэт, урожденный Игорь Васильевич Лотарев, родился 4 мая 1887 г. в Петербурге в семье военного инженера. Среди дальних родственников Игоря были такие известные люди, как русский революционер Александр Коллонтай, историк Николай Карамзин, поэт Афанасий Фета . После развода родителей 9-летний мальчик переехал из Петербурга во Владимировку, имение своих тети и дяди в Новгородской губернии, недалеко от Череповца. Четыре года он учился в реальном череповецком училище, затем уехал с отцом на Дальний Восток, но в конце концов вернулся в Петербург к матери.

В 1904 году стали появляться его первые публикации. Долгое время, до признания, самиздатили тонкие брошюрки с вычурными и смелыми названиями и стихами - Блыскавица Мысли (1908), Интуитивные цвета (1908), Ожерелье принцессы (1910), Квадрат (1910), "Кресло-качалка Грезерки" (1912). - действительно шокировал публику. Итак, возмущенная рецензия на одно из стихотворений Льва Толстого .

Первый и наибольший успех был достигнут молодым поэтом в 1913 году, после издания сборника «Громовая чаша» , к которому было написано предисловие Федор Сологуб .Отважный Северянин был встречен публикой с большим воодушевлением: его многочисленные «поэтические концерты» пользовались большой популярностью в обеих столицах с 1913 по 1914 годы. Затем начались гастроли по России с кубофутуристами - Маяковским, Крученых.

В 1914-1915 годах были созданы коллекции "Виктория регия", "Златолира" и "Ананасы в шампанском", но их успех не был таким бесспорным, как успех "Кубка". В 1915-1917 годах Север в основном занимался поддержкой молодых поэтов: организовывал совместные выступления, гастроли, издавал сборники.27 февраля 1918 года на «вечере поэзии» в Большом зале Политехнического музея в Москве избран «Королем поэтов», обойдя Владимира Маяковского .

После революции 1918 года Северянин сразу уехал в Эстонию, где еще раньше купил дачу в Тойле. Следующие двадцать четыре года, до самой смерти, он жил в Эстонии, давая концерты во Франции и Югославии. В 1921 году поэт женился на эстонке Фелиссе Круут.

Поздние тексты Северянина несколько отличаются от стиля 1910-х годов: сохраняя оригинальность, они более спокойны и сдержанны. К наиболее известным произведениям этого периода относятся поэмы «Соловьи монастырского сада», «Классические розы» , автобиографические романы со стихотворением «Колокола собора чувств», «Роза оранжевого часа», «Падающие пороги». " и сборник сонетов "Медальоны" (портреты классиков и современников: писателей, художников, композиторов).

Помимо стихосложения, Северянин стал одним из величайших переводчиков эстонской поэзии на русский язык.Поль Верлен также переводил.

Последние годы жизни Северянина пришлись на Вторую мировую войну: присоединение Эстонии к Советскому Союзу (1940 г.), оккупация Эстонии нацистами, преследования со стороны эстонских националистов и гестапо. Поэт скончался от сердечного приступа в оккупированном немцами Таллине в возрасте 54 лет и был похоронен на городском кладбище Александра Невского.

В день памяти Игоря Северянина «Подмосковный вечер» предлагает вспомнить его самые известные стихи.

1. Сонет (1908, из Громовой чаши)

Я коронован утром мая

Под молодым лучиком солнца.

Весна, пришедшая из рая

Украсьте мой лоб короной.

Жасмин, ромашка, незабудки,

фиалки, ландыши, сирень

От жизни откажутся - цветы такие чувствительные! - 90 306

Мне за корону в счастливый день.

Придет поэт, воин с ложью,

И скажи мне: «Ты достоин

мой наследник; хитон,

Фиолетовый, скипетр - я взволнован,

Я даю тебе... взойти на трон

Благословенный и Венценосный».

Бледно-оранжевый запад

В горах были синие туманы,

Как гибкие, так и прочно переплетенные

Крипер в руках над вами.

Кружево из ажурных листьев

Арабески дворцов появились,

Я смеялся над бриллиантовыми каскадами

Под их проснувшимися брызгами.

Вы слышали голос природы?

Призыв мечтательных ветвей,

А вы восхищались танцем

Стрекозы, изящные кокетки.

Растения сладко дышат

С вашим вечерним ароматом

И птицы блаженные пели -

Как будто любуешься закатом.

Весь мир ожил на закате

Странная странность ...

И это было так странно, так прекрасно

Вы несчастные темные люди!

И все это было тебе чуждо,

Но такой опьяняюще новый

Зачем ты торопишься... проснуться,

Опасаясь пробуждения другого...

3.Увертюра (1910 г., из коллекции "Ожерелье принцессы")

Ожерелье принцессы - аккорды лиры,

Венки созвездий и ленты лиг.

А мы эстеты ювелиры,

Мы являемся ювелирами таких ожерелий.

Ожерелье принцессы - небесный дворец,

насмешка, озлобленность, любовь, грехи,

Гримаса боли в глазах шута...

Ожерелье принцессы - мои стихи.

Ожерелье принцессы, ожерелье принцессы ...

Да кто принцесса, да кто она -

Кому все гимны, кому все мессы?

Моя принцесса - Триумф-Мечта!

4. В парке плакала девочка (Всеволоду Светланову) (1910, из сборника "Гремящая чаша")

В парке плакала девочка: "Смотри, папа,

У милой ласточки сломана лапа -

Я возьму бедную птичку и заверну ее в платок»...

И задумался отец, потрясенный моментом,

И простил все будущие капризы и шалости

Милая девочка, плачущая от жалости.

5. Это было у моря (1910, из коллекции "Гремящая чаша")

Дело было на берегу моря, где ажурная пена,

Где городской экипаж редкость...

Королева играла - в башне замка - Шопен,

И слушая Шопена я влюбилась в его страницу.

Все было очень просто, все было очень красиво:

Королева попросила разрезать гранат,

И она дала половину и исчерпала страницу,

И Октябрь полюбил все сонаты.

А потом сдался, сдался громко,

До восхода солнца любовник спал как раб...

Это было у моря, где волна бирюзовая,

Где ажурная пена и ручная соната.

6. Сонаты в грозу (1911, из сборника «Гремящая чаша»)

Сонаты всю ночь действовали на твои эффектные нервы,

А ты лежала на башне на ландышевом ковре...

Шторм трещал, пальба и якорные канаты,

Словно струны титанов издали весь корвет.

Да разве тебя волновало, что где-то они плачут и стонут,

Что бушевала буря, швыряя фрегат о скалы.

Вы непокорно пили вино. Вы взяли ноту Монблан!

Агатовые броши сверкали, но агатовые глаза были ярче!

Он разбился, дул шторм. Дворцовая пристань взревела.

Люди кричали и умирали. Корабль врезался в корабль.

А ты, граната, со смехом целовала художника...

Сел за рояль как гений - доиграл как раб...

7.Рондо Апельсиновый закат (1913, из сборника «Ананасы в шампанском. Поэзия»)

Неисчерпаемые муки, неиспользованные бури

Столько всего позади и сердцебиение тяжелое.

Оранжевый закат с лианами

Беспричинная тоска.

Оранжевый закат! ты мой старый друг

Как шелест травы, как трепет берез,

Как щебетание снов... А что, если изменить? вдруг, внезапно?

Ржавые ржавые слезы,

В них тонуть кольца змеиной скуки

И ждать, пока поезд колес ждет,

Вечные муки!

8. Увертюра (1915, из сборника "Ананасы в шампанском. Поэзия")

Удивительно вкусно, игристо и пряно!

Я весь в чем-то норвежском! Я в чем-то испанском!

Это вдохновляет меня импульсивно! И возьмите ручку!

Звук самолетов! Заводи машины!

Экспресс-свисток! Крылья буй!

Здесь кого-то целовали! Там кто-то умер!

Ананас в шампанском - пульс вечера!

В компании нервных девушек, в дружной компании дам…

Я превращу трагедию своей жизни в фарс грез...

Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!

Из Москвы в Нагасаки! Из Нью-Йорка на Марс!

9. Классические розы (1925 г., из коллекции "Классические розы")

В моем саду! Как они обманывали мои глаза!

Как я молилась на весенние морозы

Не прикасаться к ним холодными руками!

(1843, Мятлью)

Тогда, когда мечты роились

Ясно и ясно в сердцах людей,

Как хорошо, какие свежие розы были

Любовь моя, слава и весна!

Прошли годы, а слезы текут повсюду...

Нет ни страны, ни тех, кто жил в деревне...

Как хорошо, какие свежие розы были

Воспоминания о прошедшем дне!

Но дни идут - бури уже стихли

Это было у моря, где ажурная пена,
Где городской экипаж редкость...
Королева играла - в замковой башне - Шопена,
И слушая Шопена Я влюбился в ее пажа.

Все было очень просто, все было очень красиво:
Королева попросила нарезать гранат;
И пол отдала, и страница кончилась,
И Октябрь влюбился, весь в сонаты.

А потом сдались, сдались громоподобно,
До восхода солнца любовник был рабом...
Это было у моря, где волна бирюзовая,
Где ажурная пена и пажская соната.

Ландыши звенят во мху,
Словно серебряный колокольчик
И белки в меху,
Хвосты загнулись кольцами.
О, красота пушистых локонов!
О, шустрые беличьи сердца!

И всюду был цвет
W могучий, галантный майский полдень;
И птицы в гнезде зачирикали!
Утки кричали, как китайцы
И, радостно ломая кусты,
Зайцы с легкостью прыгали.

Была весна, был май - ничего, кроме сна!
Любимая страстно, но строго...
Самсон тоже был полноволос!..
Вагонетка, тройка и колокольчик...
Знакомый тебе путь...
О, может быть! о белка! о цыпленок!

Хелен ищет компаньона,
Хочет за границу.
Жан, встретившись с ней, сказал: «Je vous connais:
Ты — мечта Гёте и Тома: Миньон.
Хоть их мечта, скажем так, без коки,
Плевать! - Готов продлить ваш сон...
Ну Леночка, ты мне Миньон,
Чей образ воплотился в Арнольдсоне.

Женщина без прошлого - рыба без соли.

Самое обычное избиение любимой женщины прекраснее окаменелости Венеры Милосской.

Слушаться любимого человека - одно удовольствие.

Другие * построить лиру
Прославиться в мире
И сладко повеселиться
Достигнуть венца Парнаса;
Поэзия для другого
Чтобы прогнать скуку;
Следующий стих составляет
Клянусь пороками;
И стихи пишу
И лиру часто строю,
Чтоб играть в свою игру
Как мило.

О музы, гордые музы!
Поверю тебе на слово
И сердце готово
Чтобы ты потушил мой огонь,
Но моя страсть к поэзии
Моя жажда умножается;
И умножает еще
Красивый ирис.
Тепло или обманчиво
Она хвалит мое стихотворение
Она желает его
Так я знаю муз.
Если ненавидишь,
Тогда у меня будет Ирис
Аполлон и Музы**.

Когда я был птицей
Я бы прилетел к этой
которую любил
И сидел бы рядом с ней;
Если бы я мог, я пел:
"Ты, Лина, хороша,
Ты - птичья душа!"
Моя малышка была бы носочком
Губы ее коснулись;
Я хотел бы, чтобы каждый волосок
Кажется, имел силу;
Я связал бы себе ногу
Я хотел бы быть в силке по желанию,
Быть с Веревкой
И Веревкой хотелось бы
В сладком рабстве больше.

Что я тобой соблазнен
Чем тут любоваться,
Ты родилась красивой
Судьбой назначено.
Красиво любить -
Этот закон естественен для нас,
Так что я не свободен
Не хочу тебя.
Ты создан, чтобы соблазнять
И я рожден, чтобы соблазнять
Что мы пытаемся?
Преобразовать природу?
Я жертвую красотой
Ты жертвуешь горячей страстью
Природные авторитеты
Выполним все уставы ***.

* Других нет...

** ... а эти далеко.))

*** Извините, а это... какой-то Чераскис? Только не ругайтесь, только не ругайтесь!)))

Другие статьи в литературном журнале:

Ежедневная аудитория портала Proza.ru составляет около 100 000 посетителей, которые суммарно просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который находится в правой части этого текста. Каждый столбец содержит два числа: количество просмотров страниц и количество посетителей.

Группу поэтов-эгофутуристов, заявившую о себе в 1911 году в Петербурге, возглавили: Игорь Северянин . В ее состав вошли Г. Иванов, К. Олимпов, И. Игнатьев, В. Гнедов и др. «Эго» в переводе с латыни. - «Я». В основе творчества поэта-эгофутуриста лежит его «Я», его личность.

Слава Игоря Северянина, одного из популярнейших поэтов Серебряного века, когда-то была «заурядной» (неологизм Северянина). О его книгах «Гремящая чаша» (1913), «Златолир» (1914), «Ананасы в шампанском» (1915) и других говорили повсюду.Его выступления в городах России - "поэтические концерты" (в 1913-1917 годах их было около 100) пользовались неизменным успехом у публики.

В истории русской литературы ХХ века есть интересные факты: в 1918 году в Москве на поэтическом вечере в Политехническом музее Игорь Северянин был признан королем поэтов, второе место занял В. Маяковский, третий достался К. Бальмонту. И. Северянин, как и подобает королю, издает поэтический «Царский рескрипт». Победитель по-царски великодушен и великодушен, все прощает и благословляет:

Отныне плащ мой лиловый, Берет бархатистый в серебре: Я избран королем поэтов На зависть скучному галстуку-бабочке.Я такой большой и такой самоуверенный - так убеждён, что всех прощу и каждой вере дам почтительный поклон... ...Я избран королем поэтов - Да будет свет моим подданным! 1918

О появлении эго-футуризма И. Северянин объявил в 1911 г., а в январе 1912 г. разослал в редакцию нескольких газет свою программу «Академия эго-поэзии (Универсальный футуризм)», в которой К. Фофанов и М. Лохвицкая были названы предвестниками эгофутуризма, а теоретическими основами провозглашались интуиция и эгоизм (Программу подписал И.Северянин, К. Олимпов (К. Фофанов), Г. Иванов, Грааль-Априльский (С. Петров). «Лозунги моего эгофутуризма, — писал Северянин в своих воспоминаниях: 1. Душа — единственная сила 2. Самоутверждение личности 3. Поиск нового, не отвергая старого 4. Многозначительные неологизмы 5. Смелые образы, эпитеты, ассонансы и диссонансов 6. Борьба со «стереотипами» и «Скринсейверами» 7. Разнообразие мер» 2. Литературная программа группы, как мы видим, была достаточно неясной. О литературном движении, руководимом И. .Северян. Группа распалась очень быстро. покинул группу «Эго», признав «миссию моего Эго-футуризма выполненной»: «Я еще год назад сказал: «Буду!» / Год засиял, и вот я!

Северянин в чем-то был близок к кубофутуристам. В 1914 г. И. Северянин выступал с кубофутуристами на юге России, принимая участие в т. н. «Олимпиада футуризма» (1914). Но сотрудничество с кубофутуристами оказалось недолгим, и в 1914 году Северянин расстался с ними.

Как и другие футуристы, Северянин в своих стихах отдавал дань техническим достижениям нового века, ориентировался на быстрый темп жизни.Однако его градостроительная планировка была более внешней и имела салонный акцент комфорта и элегантности:

Увертюра Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! Удивительно вкусный, игристый, пряный! Я весь в чем-то норвежском! Я в чем-то испанском! Вдохновляет меня импульсивно! И возьмите ручку! Звук самолетов! Заводить машину! Экспресс свисток! Крылья буй! Здесь кого-то поцеловали! Там кто-то умер! Ананас в шампанском — пульс вечера! В компании нервных девушек, в компании суровых дам я превращу трагедию жизни в фарс мечты... Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском! Из Москвы в Нагасаки! Из Нью-Йорка на Марс! Январь 1915 г. Петроград

Как и у других футуристов, у Северанина много неологизмов, но они «значительны», великолепно доступны, и поэт никогда ими не злоупотребляет (ср. свисток, крылышко). Он неодобрительно писал о московских футуристах: «...в своем словообразовании они часто доходили до крайней нелепости и безвкусицы, а в борьбе с канонами эстетики употребляли отталкивающие и просто неприличные выражения».Неологизмы с иностранными корнями и суффиксами, чарующие экстравагантностью, увлекающие в чрезвычайно экзотический мир, придавали поэзии Северянина специфический шик:

Кензел В шумном муаре, в шумном муаре По аллее луны ты проходишь море... Твое платье прекрасно, твоя тальма лазурна. И песчаная дорожка из листьев смята - Как лапы паука, как мех ягуара. Для утонченной женщины ночь – это всегда молодожены… Вам суждено опьянение любовью... В шумном муаре, в шумном муаре - вы так эстетичны, так грациозны... Но кто вы такие, чтобы быть любовниками! Будет ли матч для вас? Закутай ноги в дорогое ягуаровое одеяло, И удобно устроившись в бензиновом ландо, Вверишь свою жизнь мальчику в резиновом макинтоше, И закроешь ему глаза своим жасминовым платьем - Шумное чумное платье, шумное чумное платье!.. 1911

Северянину, как и всем футуристам, было свойственно стремление эпатировать, поразить читателя и обеспечить себя.Особенно это проявилось в его стихотворении «Эпилог» (своеобразный «желтый жилет Северянина»):

Я, гений Игорь-Северян, упиваюсь своей победой: я во всех отношениях защищен! Меня тепло приняли!.. Я - год назад - сказал: "Буду!" Прошел год и я здесь! Я видел Иуду среди своих друзей, но я не отвергал его, только - месть... Нас было четверо, но сила моя, одна, росла. Поддержки не просила и из номера не созрела... 1912

Игоря Северянина, как и других футуристов, раздражала пошлость окружающего мира.Об этом стихотворении имени-оксюморона «В ослепительном мраке»:

В смокингах, рваных с шикарными сиськами из высшего света. В гостиной принца они дрожали, их лица были в замешательстве. Я улыбнулся натянутой улыбкой, саркастически вспоминая порох: Скука распирала неожиданно непоэтичной темой. Каждая линия – щека. Мой голос дерьмовый. Рифмы складываются в печенье. Язык кажется ассонансом. Я вас презираю пламенно, ваши тупые превосходительства, И, презирая вас, рассчитывайте на резонанс света! Блестящая публика, вы ослеплены блеском! Скрытый от тебя, недостойный, будущий горизонт! Ваши темные превосходительства! Во времена Северяна вы должны знать, что Блок и Бальмонт были за Пушкина.1913

Однако Игорь Северянин не хотел, в отличие от кубофутуристов, порвать с культурой прошлого и «сбросить Пушкина с корабля современности». Он считал, что и Пушкина, и Блока надо знать еще «во времена Северянина» 3.

Критика, и это уже стало обыденностью, обратила внимание на манеры, будуарную поэзию Игоря Северянина, ресторанный характер и вульгарную изысканность, салонный дендизм и экстравагантность. Отсутствие «темы» в поэзии И. Северянина беспокоило А.Блока: «Куда он пойдет, пока нельзя сказать, что с ним будет: нет темы. Да благословит его Бог.

Возможно, обвинения современников Северянина были небезосновательны: стихам Северянина свойственна некоторая манерность, будуарность и франтизм. Все это было там. Например, его знаменитое «стихотворение миньонетки» «Это было у моря»:

Это было у взморья, где ажурная пена, где редко видна городская бригада... Королева играла - в замковых башнях - Шопена, И слушая Шопена, Октябрь влюбился в нее.Все было очень просто, все было очень красиво; Королева попросила нарезать гранат; И половину отдала, и у нее кончилась страница, И полюбила она страницу, всю с сонатными мотивами. И тогда она сдалась, она громко сдалась, До восхода солнца ты спала, как рабыня... Это было у моря, где бирюзовая волна, где ажурная пена и пажская соната. Февраль 1910 г.

У И. Северянина были страстные поклонники (даже более страстные поклонники), были и такие, которые не принимали его стихи, создавали на них пародии.В стихотворении «Было у моря...» замечательную пародию, совершенно точно отражающую ритм и интонацию северянинского стиха, написал современник И. Северянин, поэт А. Ширяевец:

Это было у моря, где лазурная пена... Это было на площади, Где едят простоквашу, Где есть фруктовая вода, это было вчера. Там Глаша сказала мне: «О, клянусь, я буду твоей! И клянусь, моя мама очень милая!» Но где мать? — сказал я, побледнев. О, нельзя без матери - я поэт и эстет! Но Глаша ответила: «Без мамы я не смею.Я буду твоей с мамой, а без мамы - нет!" И ушла, не попрощавшись, не доев кефира, И хандра моя томила меня до зари. Хотела по указу, ни попы, ни матери. расстались с Глэшем.Это было вчера.1918

Хотя обвинения Северянина во многом были небезосновательны, на деле все было гораздо сложнее, и его творчество вряд ли можно свести к салонному франтизму. Нельзя не заметить в поэзии иронии, самоиронии умного поэта.Сам уроженец севера называл свою известность «неоднозначной», он желал, чтобы в его стихах чаще видели то, что он хотел. В стихотворении «Двусмысленная слава» он написал:

Искали во мне пошлости, упустили из виду Единого: Кто рисует квадрат, тот рисует квадратной кистью.

Да, Северьян часто говорил языком салонной публики в своих стихах, но это не значит, что это был язык самого поэта, что это был его - поэта - голос. По крайней мере, его «единственный» голос.Здесь можно было бы провести аналогию с персонажами рассказов М. Зощенко и с самим Зощенко, которых критики современного писателя не хотели различать. Суть поэзии И. Северянина заключается в другом - в совершеннейшем лиризме, в утонченном изяществе, в удивительном чувстве ритма и в том, что обычно трудно определить, ведь речь идет о Поэзии. Как бы ни относились критики к печально известному «Ананасам в шампанском!», как бы они ни были ироничны, невозможно сразу забыть, не почувствовать прелесть этого стихотворения.Его нельзя отодвинуть в сторону. Тексты Северянина не обременены нравоучениями, они далеки от философских размышлений. Ну а с другой стороны, Северянин - лучший поэт-песенник, невероятно чувствующий Природу, Красоту, человеческую душу в различных ее проявлениях и переживаниях.

В 1918 г. в стихотворении "Вступление" И. Северянин прямо написал о себе как о поэте без тенденций и даже без особого значения:

Я соловей: У меня нет склонности И нет особой глубины... Но будь то старики или младенцы, Они поймут меня, певца весны. Я соловей, я птица сизая 4, но песня моя розовая. У меня есть одна привычка: всех манить в потусторонние края. Я соловей! Зачем мне критика со всей ее преданностью? "Смотри, свинья, наслаждайся корытом, а не клубками веток!" Я соловей, и, кроме песен, от меня нет другой пользы. Я так бессмысленно прекрасна, что Оно Смысл преклонилось передо мной! Март 1918 г. Тойла

И.Северанин известен и как автор низких, колких фраз о России, о собственной судьбе. После революции Северянин уехал в Эстонию, где жил до самой смерти в 1941 году. «Я не эмигрант и не беженец. Я только дачник», — говорил о себе И. Северянин. За границей он издал семнадцать томов стихов, но они были изданы малыми тиражами, и пик славы поэта остался в древней Руси. В 1925 году было написано не менее известное стихотворение И. Северянина «Классические розы»:

Как прекрасны, как свежи розы в моем саду! Как они обманывали мои глаза! Как я умолял весенние морозы не касаться их холодной рукой! Мятлев 1843 В эти времена, когда ясные и светлые мечты роились в сердцах людей, Как хороши, как свежи были розы Моей любви и славы и весны! Прошли годы, и повсюду льются слезы...Нет ни страны, ни тех, кто жил в деревне... Как прекрасны, как свежи были розы Воспоминания о вчерашнем дне! Но дни идут - бури теперь стихают. Назад Россия ищет тропы... Как хорошо, как свежи будут розы, Моя страна брошена в мой гроб! 1925 .

Что такое футуризм в серебряной литературе? Представители футуризма

Что такое футуризм? Этим вопросом задается каждый, кто изучает стили и направления мирового искусства. В этой статье мы подробно разберем футуризм в России, расскажем о его представителях и особенностях.

Рождение футуризма

Чтобы понять, что такое футуризм, посмотрите, откуда он взялся.Его основателем и автором этого термина является итальянский поэт Филиппо Маринетти. Он жил на рубеже 19 и 20 веков. Самое известное его произведение — стихотворение «Красный сахар». Уже это имя означало дискриминацию настоящего и прошлого и возведение будущего в культ.

В 1909 году в газете «Фигаро» был опубликован манифест футуризма, написанный Маринетти. Текст был адресован начинающим и талантливым итальянским художникам. Автор заявил о телеграфном стиле и намерении выполнять свою задачу максимум на 10 лет, пока не появится новое поколение со своими правилами.

Основоположниками этого направления искусства также являются Джакомо Балла, Франческо Балилла Прателла, Карло Карр, Луиджи Русолло, Умберто Боччони, Джино Северини. Они были первыми, кто сформулировал футуризм. В 1912 году в Париже открылась первая выставка художников-футуристов.

Особенности художественного направления

Среди особенностей футуризма его основоположники выделяли категорический отказ от традиционной орфографии и грамматики. Поэты много экспериментировали со словом, художники часто рисовали движущиеся предметы (автомобили, самолеты, поезда).Существует даже специальный термин «аэрография».

Большинство представителей футуризма были в восторге от новости технического прогресса. Например, мотоцикл объявлен более совершенным произведением искусства, чем у Микеланджело.

Еще одна черта футуризма — воспевание революций и войн как одного из самых действенных способов омоложения мира. Многие современные исследователи считают футуризм своеобразным симбиозом ницшеанства и манифеста коммунистической партии.

Футуризм в искусстве

Изначально футуризм появился в изобразительном искусстве. В живописи он толкал с нескольких направлений. Это фовизм, отсюда футуризм почерпнул неожиданные цветовые решения, а также кубизм, от которого он взял смелые художественные формы.

Основные художественные принципы футуризма – движение, скорость, энергия. На полотнах художники разными способами пытались добиться этого. Для их работ характерны очень энергичные композиции, в которых персонажи разбиты на множество мелких фрагментов, пересекающихся острыми углами.При этом преобладают зигзаги, конусы и мерцающие формы. Эффект движения часто достигается путем наложения последовательных фаз на одно и то же изображение. Этот прием называется «принцип одновременности».

Футуризм в России

Что такое футуризм в России, первыми узнали братья Бурлюки. Один из них — Давид — стал основателем футуристической колонии под названием «Гилея», которая за короткое время охватила множество ярких людей. Например, Владимир Маяковская, Велимир Хлебников, Бенедикт Лившиц, Алексей Крученых, Елена Гуро.

Они выпустили свой первый манифест под названием "Пощечина общественному вкусу". В ней представители футуризма призывали сбросить с парохода современности Пушкина, Толстого, Достоевского и всех прочих классиков. Правда, в конце, немного смягчив свой призыв, они отмечают, что тот, кто не забудет первую любовь, не знает последней.

Из русского футуризма вышли три истинных гения - Маяковский, Пастернак и Хлебников. При этом судьба большинства представителей этой области сложилась трагично.Одни были расстреляны, другие умерли в ссылке. Многие были приговорены к забвению, как только прошла их слава.

Особенности русского направления

В России футуризм унаследовал большинство основных черт этого литературного направления, существовавшего в Европе. Но в то же время он имел свои уникальные особенности.

Представители национальной школы футуризма всегда отличались анархическим и бунтарским мировоззрением, они хотели выразить массовые чувства толпы.При этом решительно отрицались культурные традиции, предпринимались попытки создания искусства, устремленного в будущее.

Футуристы в России категорически выступали против устоявшихся норм литературной речи. Они экспериментировали с ритмами, рифмами, плакатами и лозунгами, составляющими часть их искусства, особенно Маяковского. Поэты постоянно искали высвободившееся слово, экспериментируя над созданием собственного так называемого «запутанного» языка.

Девелопмент

Футуризм Серебряного века стал популярным и известным в России.Одним из ярких представителей был Игорь Северянин, который даже издал в 1911 году сборник своих стихов «Пролог, Эго-футуризм».

К этому времени последователи братьев Бурлюков уже были достаточно известны. Их сборник «Судьи Садок 1» увидел свет в 1910 году. Вообще стихи русского футуризма сыграли большую роль. Именно поэтому поэты стали главными авторами манифеста «Пощечина общественному вкусу». Они даже сформулировали четыре основных принципа для поэтов: необходимость расширения поэтического словаря новыми словами, ненависть к существовавшему до них языку, отказ от славы, сделать слово «мы» ключевым словом.

Подъем футуризма

В России подъем литературного футуризма пошел на спад именно в Серебряный век. Именно тогда наибольшей популярностью пользовалось общество «Гилея», основанное братьями Бурлуками. Но самое главное, что они были не единственными.

Много последователей нашлось у Игоря Северянина, пропагандировавшего футуризм эго. Основными отличиями в этом направлении были массовое употребление иностранных слов, изысканность впечатлений и показное себялюбие, эгоизм.Среди сторонников Северянина - Сергей Алымов, Василиск Гнедов, Вадим Баян, Георгий Иванов, Вадим Шершеневич. В основном эгофутуристы базировались в Петербурге.

В Москве выделились влиятельное общество "Центрифуга" Борис Пастернак, Сергей Бобров, Николай Асеев. Их футуристические группы существовали в Харькове, Киеве, Баку, Одессе.

Эпоха сумерек "бури и бури"

Определенный кризис представители футуризма стали ощущать в конце 1914 года, когда закончился период "бури и бури".Как отмечала Софья Старкина в своих воспоминаниях о Велимире Хлебникове, футуристы в России добились быстрого и огромного успеха, получили желаемую скандальную славу, выпустили десятки поэтических сборников, организовали несколько оригинальных театральных постановок и потому быстро зачахли. Они как бы чувствовали, что их историческая миссия уже выполнена.

Более того, в 1913-1914 годах умерло несколько известных поэтов этого направления. Это Надежда Львов, Василий Комаровский, Богдан Гордаев и Иван Игнатьев.

После победы большевиков в Октябрьской революции футуризм стал полностью исчезать. Некоторые представители этого направления присоединились к новой литературной организации «ЛЕФ», название которой расшифровывалось как «Левый фронт искусства». Он распался в конце 1920-х годов. Некоторые эмигранты, чьи стихи были известны в России, эмигрировали. Среди них Давид Бурлюк, Игорь Северянин, Александр Экстер. Погибли Александр Богомаз и Велимир Хлебников. Борис Пастернак и Николай Асеев выработали свой стиль, далекий от футуризма.

Давид Бурлюк

Если говорить о конкретных представителях футуризма в России, то начинать нужно прежде всего с Давида Бурлюка. Его считают создателем этого направления в нашей стране.

Бурлюк родился в 1882 году в Харьковской губернии. В детстве он потерял глаз, играя со своим братом из игрушечного пистолета. Учился в художественных школах Одессы и Казани, затем осваивал живопись за границей. В 1907 году он вернулся в Россию и вскоре познакомился с Владимиром Маяковским.Вместе они стали одними из самых ярких представителей национального футуризма.

Во время Первой мировой войны апелляция невозможна из-за отсутствия глаз. В 1918 году он чуть не погиб в погромах, устроенных анархистами в Москве. Потом уехал в Уфу. Постепенно он добрался до Владивостока, откуда эмигрировал в Японию. Он написал около трехсот картин с японскими мотивами, денег от их продажи хватило, чтобы поселиться в Америке.

Дважды посещал Советский Союз, в 1956 и 1965 годах.Он пытался издавать свои произведения дома, но безуспешно. В 1967 году он умер в городе Хэмптон-Бейс, штат Нью-Йорк.

Игорь Северянин

Настоящее имя поэта Игорь Лотарев. Он родился в 1887 году в Петербурге. Он начал регулярно печататься в 1904 году. Его первый знаменитый сборник стихов «Громко кипящая чаша» был напечатан в 1913 году.

Северянин становится одним из самых известных футуристов.Часто привлекает большую аудиторию. Вместе с Владимиром Маяковским он проводит несколько поэтических вечеров.

Получает неофициальный титул Короля поэтов на знаменитом спектакле в Большом зале Политехнического музея.

В 1918 году уехал из Петрограда в Эстонию. Вскоре выясняется, что это вынужденная эмиграция, когда Эстония покидает Германию по условиям Брестского мира. В Россию он больше не вернулся.

Вдали от родины, он слишком скучает, пишет много лирических, ностальгических стихов, совсем не напоминающих его ранние футуристические эксперименты.В начале 1940-х годов он стал регулярно болеть. Во время Великой Отечественной войны жители Севера хотели эвакуироваться в тыл, но не смогли этого сделать. Игорю тогда было очень плохо.

В октябре 1941 года его перевезли в Таллинн, где через два месяца он скончался от сердечного приступа.

.

Жюль Шмальцигауг

Жюль Шмальцигауг (около 1905 г.) Впечатления в танцевальном зале

Жюль Шмальцигауг (1882 или 1883 в Антверпене - 13 мая 1917, Гаага) был бельгийским художником-футуристом.

Биография

Она происходила из его богатой немецкой семьи и жила в Антверпене. С 16 лет Шмальцигауг много путешествовал. В 1905–1906 годах он совершил поездку по Италии, где Венеция произвела на него особое впечатление и повлияла на него.

Вернувшись в Антверпен, он стал секретарем художественного объединения Kunst van Heden/L'Art Contemporain и занимался организацией международных выставок.В 1910–1912 годах жил преимущественно в Париже. Там он имел возможность увидеть выставку итальянских футуристов 1912 года и, впечатленный, решил вскоре переехать в Италию.

Время, проведенное в Италии в 1912-1914 гг., было самой счастливой и активной частью его жизни и творчества. В 1914 году он принял участие в международной выставке футуристов в Риме. Его стиль развивался в сторону абстракции.

В 1914 году вернулся в Антверпен. Он был признан негодным к военной службе по состоянию здоровья; после начала Первой мировой войны он переехал в Гаагу в нейтральных Нидерландах.

Он чувствовал себя одиноким в изолированной стране; он скучал по солнечной Венеции и бурлящей международной жизни художников.

В своем творчестве он вернулся к фигуративной живописи, но его работы этого периода не достигли прежнего уровня успеха. Наступила депрессия, и в 1917 году он в конце концов покончил жизнь самоубийством.

Наследие

Британский искусствовед Майкл Палмер писал, что Шмальцигауг не получил при жизни большого признания ни в Бельгии, ни за рубежом, но, тем не менее, был одним из самых оригинальных и талантливых современных бельгийских художников своего времени.

Его работы можно увидеть в Королевском музее изящных искусств в Антверпене, Королевском музее изящных искусств Бельгии, Брюсселе и Провинциальном музее современного искусства [nl] в Остенде.

Sources

  • Phil Mertens, "Jules Schmalzigaug, 1882-1917", Antwerpen en Brussel, 1984
  • Michael Palmer, "Van Ensor tot Magritte, Belgische kunst 1880 - 1940", Brussel en Tielt, 2002

External ссылки

.90 000 русских поэтов — футуристы. Футуристы Серебряного века

К концу первого десятилетия 20 века в Западной Европе набирает силу новое модернистское течение с речью «футуризм» (в переводе с латыни «будущее»).
Его родоначальником считается итальянский писатель Филипп Маринетти, который в 1909 году заявил о полном уничтожении всех признанных культурных ценностей и традиций в изображении мира. Вместо этого поэты-футуристы обратили внимание читателей на скорость современной жизни и предпочли больше говорить о будущем.Все основные рецепты были изложены в Манифестах, первым из которых был Маринетти.

Совершенно новое искусство создала изначальная цель футуристов как в Европе, так и в России. Затем писателей поддержали художники, взявшие за основу образ человека в центре движущегося мира, символически представленного в виде большого количества геометрических фигур.

Особенности песни Футурист

Герой произведений нового авангардного направления - житель современного города с его динамичностью, высокими скоростями, обилием технологий и электрификации, что ведет к все большему совершенствованию жизни.Лирика «я» футуристов настойчиво пытается уйти от классического прошлого, что проявляется в своеобразном образе мышления, не приемлющем правил синтаксиса, словообразования и лексической согласованности слов. Основная цель поэтов-футуристов – передать свое отношение и понимание происходящего вокруг любым удобным для человека способом.

Возникновение русского авангарда

В России начинает формироваться новое направление 1910. Это период, когда известны многие поэты серебряного века.Футуристы очень быстро привлекают внимание. Помимо оригинальной художественной формы этого стиха (во всех отношениях) этому способствуют скандальные публичные выступления и поездки по крупнейшим городам России.

Русский футуризм, в отличие от европейского, не был всеобъемлющим и разнообразным в плане разнообразия. Иногда между авангардистскими фракциями возникали очень острые споры. Бывали и случаи, когда поэты-футуристы переходили из одного общества в другое.Но наибольших успехов в этом направлении добились два центра: Москва и Санкт-Петербург.

Эго Футуристы

В северной столице вокруг Ивана Игнатьева в 1912 году собрались поэты-новаторы. Их окрестили эго-футуристами, что означало «Я — будущее». Ведущее положение в этом кругу занимал Игорь Северянин (Лотарев), который годом ранее обозначил основные черты и оригинальное название новой строки стихов. По его мнению, «всемогущий эгоизм» становится силой, против которой ничто не может устоять.Именно он, которого невозможно было подавить, достиг вершины своего триумфа, неистовства, по убеждению поэтов, есть единственно правильная норма жизни.

Издательством был «Санкт-Петербургский вестник», площадка, на которой выступали поэты-футуристы. Песни с разнообразием нового словообразования и адаптацией к русскому языку иностранного языка, особенности немецкой и французской прелести. В результате творческое эго футуристов приобрело определенное сходство с наследием своих итальянских собратьев, стоявших у истоков авангардистского направления в литературе.

"Гилея"

Немного отличается от St. Санкт-Петербург, отсылки к изображению действительности московскими поэтами-футуристами. Их список начинается с братьев Бурлюковых, В. Маяковского, В. Хлебникова. Они противопоставляют «я» более самоуверенному «мы» и рекламируют себя лодыжками. Идеальной площадкой для них стало объединение «Гилея», созданное в 1910 году в Москве.

Они помнили о своих корнях и с гордостью носили имя «Русские футуристы». Поэты пытались отделиться от своих итальянских коллег, а Хлебников даже предложил направление с новым названием — «будетлянство», что подчеркивало его уникальность и индивидуализм.Именно тогда был опубликован скандальный манифест «Пощечина публично», сразу привлекший внимание всей российской интеллигенции. Затем последовали зрелищные выступления и речи, в которых поэты-футуристы эпатировали публику своим эпатажным видом (вспомните Маяковского с его знаменитым желтым пиджаком или поэтов, разрисованных лицом). Издания их стихов, программ и манифестов, напечатанные либо на старых обоях, либо на оберточной бумаге, не всегда выглядели привлекательно и не всегда в целях экономии.Кто-то заявляет о полном игнорировании существующих литературных норм и создании необычных слов и абсолютно нестандартных способов форматирования текста, но не исключено, что все равно все это в последствии передано «тиранам» (как их часто называют в обществе), громкое и заслуженное звание «поэтов Серебряного века». Футуристы Галла заняли решающее место в русской литературе и способствовали ее развитию и совершенствованию. часто говорили о самом известном представителе русского футуризма.В 1912-1914 годах начинается творческая карьера Маяковского. Можно смело сказать, что идеи авангардистского направления сформировали эстетический вкус поэта и определили его дальнейшую судьбу в литературе. В 1920-е годы многие были убеждены, что Маяковский — поэт-футуристик, поскольку для его творчества характерны необычный синтаксис, специфическая лексика, обилие авторских словоформ, потрясающие метафоры. Все эти черты художественного стиля поэта основаны на кричащем и кричащем раннем творчестве.Спустя десять лет его имя связано прежде всего с деятельностью футуристов.

Другие направления авангарда

В 1913 г. образовались антресоли поэзии (Б. Лавренев, Шершеневич) и «Лирика», от которых через год отделились «центрифуги» (Б. Пастернак, Н. Асеев) (также их иногда называют футуристами второго созыва). Первая группа довольно быстро распалась. «Центрифуга», просуществовавшая до 1917 года, опиралась на классическую литературную традицию, органично сочетая ее с футуристическим новаторством.Однако огромной популярности поэтам это не принесло. Борис Пастернак, например, вскоре отошел от этой области и занял место в литературе самостоятельной поэзии.

Известные серебряные поэты-футуристы

Список поддержанных мастерами слова определенной степени творчества в концепции авангарда достаточно обширен. Участие одних в деятельности футуристов было недолгим, другие остались в рамках всего творческого пути. Вот наиболее яркие представители упомянутых групп.

Кубофутуристы:

  • Бурлюк - учредители;
  • В. Хлебников - идейный вдохновитель;
  • В. Маяковский - ярчайшая личность, творчество которой вышло далеко за рамки направления;
  • А. Крученых.

Центрифуга:

  • Асеев Н.,
  • Пастернак Б.,
  • Бобров С.

Эгофутуристы:

  • основатель - "король поэтов" И. Северянин,
  • С. Олимпов,
  • Г.Иванов,
  • М. Лохвицкая.

Поэтический антресоль:

  • В. Шершеневич,
  • С. Третьяков,
  • Р. Ивнев.

Первая мировая война и революция

1913-1914 годы - время пика славы, которого достигли русские футуристы. Поэты были хорошо известны во всех литературных кругах, ими было организовано большое количество выставок, докладов, поэтических вечеров. В 1915 году заговорили о «смерти» футуризма, хотя центрифуга просуществовала более 2 лет.Отголоски футуристических идей можно услышать и в послереволюционные 1920-е годы: в начале десятилетия - в творчестве поэтов Тайфлова из группы "41о", а затем в стихах петроградского обэриута. Они по-прежнему активно занимались «улучшением» языка, изменяя его лексическую, синтаксическую и графическую структуру.

Отношение русской интеллигенции к футуризму

Появление нового направления и необычная активность его представителей привлекли внимание русской интеллигенции.Поэты-футуристы услышали о себе во время своей деятельности. Список критиков открывает известный символист В. Брюсов. Обвиняя «новаторов», он инсценировал свои манифесты, во многом «написанные по-итальянски», и в негативном отношении к традициям русской культуры. В то же время он подмечал рациональное зерно в работах футуристов Москвы и Петербурга и выражал надежду, что они сумеют «вырасти в цветы». Главное условие – учитывать имеющийся опыт символистов.

Новые поэты И. Бунин и М. Оссоргин восприняли негативно, отметив хулиганство в их творчестве и поведении. М. Горький, напротив, считал появление футуристов в русской литературе уместным и адаптированным к действительности.

р> .

Смотрите также