Post Icon



Православие и война


Православное отношение к войне и воинскому служению - священник Георгий Максимов

Предисловие

Начиная с 1990-х годов нравственный кризис в армии вызвал в обществе жаркие дискуссии по вопросу об отношении к армейской службе и воинскому долгу вообще. Войсковые операции в Чечне в 1993–1996 гг. и 1999–2000 гг., а недавно и события на Донбассе, также придали остроту вопросам об отношении к войне.

Эти дискуссии не остались в стороне от внимания православных людей, которым, как и другим, приходилось решать те же вопросы: идти ли в армию, или «уклоняться», а оказавшись в армии – как вести себя, чтобы не опозорить христианского имени, в ещё большей степени этот вопрос приобретает глубину и остроту в условиях войны.

Ясность в общих принципах, выраженных в Социальной концепции Русской Православной Церкви, нередко теряется при переходе к более конкретным и частным вопросам повседневной жизни воина.

Рассеять такую неясность можно только если обратиться к Священному Писанию и Священному Преданию Церкви, чтобы на материале творений святых отцов выявить подлинно православное отношение к воинской службе.

Для этого и была написана данная брошюра.

Стоит напомнить, что воины в древности выполняли помимо армейских ещё и такие функции, которые ныне исполняют правоохранительные органы (арест преступников, конвоирование, содержание под стражей, исполнение казни, контроль за движением людей и транспорта при въезде в город и выезде, и т.д., за исключением следствия и допросов). Посему на указанные здесь евангельские и святоотеческие слова стоит обратить внимание не только солдатам и армейским офицерам, но и милиционерам, и сотрудникам ГИБДД, и служащим ФСБ, желающим узнать о том, как Бог через учение Православной Церкви предписывает им проводить своё служение.

Сказанное в Священном Писании и у святых отцов сохраняет актуальность и по сей день, и может служить руководством для православных людей, так или иначе соприкасающихся с воинским служением.

Что говорит Библия

Господь Иисус Христос предупреждал, что войны будут сопровождать всё время земного существования человечества: Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец (Мф. 24:6).

Вот что говорит об этих словах преподобный Иустин (Попович): «Грехолюбие и злолюбие а через них самолюбие создает войны между людьми. Откуда у вас вражды и распри? не отсюда ли, от вожделений ваших, воюющих в членах ваших? (Иак. 4:1)... Спаситель говорит о войнах как о чем-то, что Его последователи не вызовут, но от чего они будут страдать. Им не следует вызывать войны» 1.

В качестве главной причины войн, возникающих против верующих, Библия во многих местах называет их тяжкие прегрешения против Бога и нарушение верности Ему. Война является возмездием народу за всенародные грехи. Вот как о том говорит Дух Святой через Иудифь: когда уклонились от пути, который Он завещал им, то во многих войнах они потерпели весьма сильные поражения, отведены в плен, в чужую землю, храм Бога их разрушен, и города их взяты неприятелями (Иудиф. 5:18).

Однако если верующие верны Богу, и против них выступили враги, то в таком случае Господь помогает одержать победу, даже несмотря на многократное численное превосходство неприятеля. Вот как говорит пророк Захария о благочестивых воинах: И они будут, как герои, попирающие врагов на войне, как уличную грязь, и сражаться, потому что Господь с ними, и посрамят всадников на конях (Зах. 10:5).

Смиренное осознание своих сил и вклада в победу, подаётся в Писании как единственно правильное для верующего воина: ибо не от множества войска бывает победа на войне, но с неба приходит сила (1Макк. 3:19).

Это относится и к каждому солдату в отдельности. Бог сохраняет верных Ему – Во время голода избавит тебя от смерти, и на войне – от руки меча (Иов. 5:20).

Некоторые протестанты утверждают, что Бог будто бы запрещает христианам участвовать в законной войне и даже просто служить в армии, но таким образом они свои мысли приписывают Библии.

Писание Нового Завета неоднократно упоминает о воинах – например, о римском офицере сотнике, который просил Господа исцелить своего слугу, и который удостоился похвалы от Спасителя: сказываю вам, что и в Израиле не нашел Я такой веры (Лк. 7:9).

А позднее Писание приводит другой пример: муж, именем Корнилий, сотник из полка, называемого Италийским, благочестивый и боящийся Бога... он в видении ясно видел около девятого часа дня Ангела Божия (Деян. 10:1–3). И ни первому, ни второму сотнику, ни Господь, ни апостолы не сказали ни слова в осуждение его воинской службы и не заповедали оставить её. Точно так же и воины, которые приходили к святому Иоанну Крестителю и спрашивали: «что нам делать?», в ответ слышали не повеление о дезертирстве, а призыв воздерживаться от греха во время своей службы: никого не обижайте, не клевещите, и довольствуйтесь своим жалованьем (Лк. 3:14).

А из истории Церкви мы знаем, что с времен первых христиан «общепризнанное апостольское правило – каждый оставайся в том звании, в котором призван (1Кор. 7:20), давало возможность находиться в римских войсках и солдатам-христианам» 2.

Воин, благодаря таким своим качествам как стойкость и отказ от житейских дел по первому же приказу, берётся как образ христианина: Итак переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа (2Тим. 2:3).

Говорится в Писании также о духовной подготовке воинов перед битвой. Она заключается, во-первых, в правильном устремлении мыслей к Богу – Они надеются на оружие и на отважность, а мы надеемся на Всемогущего Бога, который одним мановением может ниспровергнуть и идущих на нас и весь мир (2Мак. 8:18), а во-вторых, в усиленной молитве перед битвой: И собрался сонм, чтобы быть готовыми к войне и помолиться, и испросить милости (1Макк. 3:44).

Писание учит милосердию к побежденному и обезоруженному неприятелю, предостерегая от чувства озлобления и злорадства (см.: Притч. 24:17–18). Борясь с грехом, важно не приобщиться к нему, не впустить зло в свое сердце.

Что говорят святые

Война прежде всего – великое бедствие, поэтому, говоря о предпочтительности мирной жизни перед войной, святитель Григорий Нисский (†394 г.) писал: «О какой ни заговоришь приятности в жизни, чтобы ей быть приятною, нужен мир... война пресекает наслаждение всеми благами». Поэтому святитель называет предотвращение войны величайшим благодеянием, за которое Господь дарует двойную награду, «ибо сказано: блаженны миротворцы, а миротворец тот, кто дает мир другим» 3.

В свою очередь преподобный Исидор Пелусиот (†435 г.) говорил о необходимости различать участников войны в зависимости от характера их в ней участия: «Войны воспламеняются больше всего ради приобретения чужой собственности. Но не должно обвинять всех ведущих войну; положивших начало или нанесению обиды, или хищению справедливо называть губительными демонами; отмщающих же умеренно не надлежит и укорять, как несправедливо поступающих, потому что делают дело законное» 4.

Критикуя пацифистское учение толстовцев, святитель Феофан Затворник (†1894 г.) пишет, что «на воинах часто Бог являл видимое благословение и в Ветхом, и в Новом Завете. А у нас, сколько князей прославлены мощами, кои, однако ж, воевали. В Киево-Печерской Лавре в пещерах есть мощи воинов. Воюют по любви к своим, чтобы они не подвергались плену и насилиям вражеским. Что делали французы в России? И как было не воевать с ними?» 5.

Благословение Божие проявляется в виде чудесной помощи от Бога во время войны. Подробно эту тему раскрывает святитель Николай Сербский (†1956 г.) в «Письме воину Иоанну Н.»: «Ты пишешь о чудесном случае, который приключился с тобой на войне. Кто-то перед началом битвы раздавал солдатам Евангелие... ты едко заметил:

“Здесь требуются сталь и свинец, а не книги. Если сталь нас не спасет, то книги и подавно!” Вот какое замечание ты сделал тогда, ибо до того дня ты веру Божию полагал за ничто... Но все же ты взял книжечку и положил ее во внутренний карман с левой стороны. И что же случилось? Ты сам говоришь: чудо Божие, и я подтверждаю это. Вокруг тебя падали раненые; наконец, был повержен и ты. Попало в тебя стальное зерно. Ты схватился рукой за сердце, ожидая, что хлынет кровь. Позже, когда ты разделся, то нашел застрявшую в твердом переплете книжечки пулю: она метила прямо в сердце. Ты задрожал, как в лихорадке. Перст Божий! Святая книга спасла твою жизнь от смертоносного свинца. Тот день ты считаешь своим духовным рождением. С того дня ты стал бояться Бога и внимательно исследовать вероучение... Господь милостью Своей открыл тебе глаза... Одни на войне погубили тело, а иные – душу. Первые потеряли меньше. А некоторые душу свою обрели, и они истинные победители. Были и такие, кто ушел на войну как волки, а вернулись как агнцы. Я знаю много таких. Это те, кто, как и ты, благодаря какому-то чудесному случаю ощутил, что невидимый Господь ступает рядом с ними» 6.

Святые отцы указывали, что убийства врагов, совершаемые воинами в бою, а также убийства преступников, оказывающих сопротивление, сотрудниками правоохранительных органов (в древности эту обязанность также исполняли воины), не вменяется в грех убийства.

Святитель Афанасий Великий (†373 г.) в «Послании к монаху Амуну», которое было утверждено как общецерковное учение на VI и VII Вселенских Соборах, пишет: «Убивать непозволительно, но истреблять неприятеля на войне и законно, и достойно похвалы; поэтому отличившиеся в бранях удостаиваются великих почестей, и им воздвигаются памятники, возвещающие об их заслугах» 7.

Но, с другой стороны, это дело не называлось и совсем чистым и безвредным для души солдата. На это указывает святитель Василий Великий в 13-м правиле: «Убиение на войне отцы наши не вменяли за убийство, мне кажется, из снисхождения к защитникам целомудрия и благочестия. Но, может быть, не худо было бы посоветовать, чтобы они, как имеющие нечистые руки, три года воздержались от приобщения святых Таин» 8. О том же более подробно, говорит преподобный Исидор Пелусиот: «Хотя умерщвление неприятелей на войнах кажется делом законным и победителям воздвигаются памятники, возвещающие их заслуги; однако же, если разобрать тесное сродство между всеми людьми, то и оно (умерщвление на войне) не невинно; поэтому Моисей и предписал убившему человека на войне пользоваться очищениями и кроплениями» 9. Действительно, пророк Моисей, согласно откровению Божиему, требует от воина, вернувшегося из битвы, семь дней находиться вне стана, очищаясь от пролитой крови (см.: Чис. 31:19).

Тем не менее, стоит обратить внимание на то, что данное правило о 3-х годах выражено святителем Василием скорее в рекомендательном ключе. Возможно поэтому, как пишут авторитетные канонисты Зонара и Вальсамон, «этот совет как будто не исполнялся» 10, и период покаяния для воинов перед причастием обычно сокращался. Стоит упомянуть, что на Руси был благочестивый обычай вернувшимся с войны какое-то время жить в монастыре в качестве трудников, чтобы там как бы привести своё душевное настроение в порядок.

Ту же мысль, что воинский подвиг, как бы ни был высок, тем не менее, сам по себе (то есть, без христианских добродетелей) не даёт святости и не ведёт в рай, выражает и святитель Феофан Затворник, пересказывая в одном из своих наставлений фантастический рассказ-притчу В.А. Жуковского «Пери и Ангел», называя её «преназидательной»: «Пери, дух, один из увлеченных к отпадению от Бога, опомнился и воротился в рай. Но прилетев к дверям его, находит их запертыми. Ангел, страж их, говорит ему: «Есть надежда, что войдешь, но принеси достойный дар». Полетел Пери на землю. Видит: война. Умирает доблестный воин и в слезах предсмертных молит Бога об отечестве. Эту слезу подхватил Пери и несет. Принес, но двери не отворились. Ангел говорит ему: «Хорош дар, но не силен отворить для тебя двери рая». Это выражает, что все добродетели гражданские хороши, но одни не ведут в рай» 11. В конце истории рассказывается, что лишь когда Пери принёс слезу раскаявшегося грешника, его впустили в рай.

Сказанное выше вовсе не означает, что святитель Феофан Затворник уничижительно относился к воинскому подвигу, напротив, он очень похвально отзывался о самой воинской службе, считая, что «военный путь самый хороший – чистый, честный, самоотверженный» 12. Но, тем не менее, сам по себе этот путь, как и все гражданские добродетели, не ведёт ко спасению, если вступивший на него не совершенствуется в христианских добродетелях.

Многие святые относились с уважением к высочайшим проявлениям воинского служения, которые особенно становились известны во время больших войн. Например, священномученик Иоанн Восторгов (†1918 г.) во время войны с Японией, говорил о необходимости «проникнуться благодарною любовью к нашим героям-воинам, умирающим за нас на полях брани, к раненым, больным, и прийти к ним с посильной помощью» 13 14 .

Однако нужно отметить, что среди святых отцов встречались и высказывания, свидетельствующие о критическом отношении к воинской службе. А именно, преподобный Исидор Пелусиот пишет одному отцу, который собирался своего сына, имевшего способности к наукам, отправить в армию:

«Иные сказывают, будто бы до того ты обезумел и расстроился в рассудке, что этому отроку, которому Бог дал способность всему обучаться, намереваешься дать в руки оружие и определить его в военную службу, невысоко ценимую, даже презираемую и делающую людей игрушкою смерти. Поэтому, если не вовсе поврежден у тебя рассудок, оставь безрассудное намерение: не гаси светильника, который о том старается, чтобы возгореться на славу; дозволь человеку разумному продолжать занятие науками. А эту честь, или, лучше сказать, это наказание, побереги для других, каких-нибудь бродяг, которым прилично невежество толпы» 15.

Впрочем, из письма следует, что оно даётся не как общее указание для всех, а как попечение о конкретном отроке, относительно которого преподобный Исидор знал, что его призвание состоит в занятии науками, и что переход в армию для такого юноши неполезен. К тому же речь здесь идёт не о срочной службе, подразумевающей служение в течении года или двух, как сейчас в армиях многих стран, а о выборе жизненного пути, так как отец намеревался на всю жизнь определить сына по военной линии.

Можно встретить и такие утверждения, что будто бы святой Павлин Ноланский «считал возможным грозить геенной огненной за службу кесарю с оружием в руках» 16, и таким образом его выставляют как того, кто якобы верил в предосудительность воинской службы вообще. Однако эти утверждения не соответствуют действительности и являются сознательным искажением слов святителя.

Это интерпретация слов из написанного святым Павлином стихотворного изложения жития святого Феликса Ноланского, в котором говорится не о воинах вообще, а о конкретном воине родном брате святого Феликса Термин, который «настойчиво искал земных благ» и «живя собственным мечом и неся бесплодный труд ничтожной военной службы, подчинил себя оружию кесаря, не исполняя служения Христу» 17. Как видно, хотя святой Павлин Ноланский и оценивал воинскую службу невысоко, тем не менее он вовсе не говорит, что она сама по себе ведет в ад, напротив, осуждения удостоился конкретный воин и не за саму воинскую службу, а за то, что земные блага, добываемые оружием, предпочел благочестию.

Такое же толкование словам святителя Павлина дает святой Беда, который так их пересказывает: «Брат его обычаями своими отличался от Феликса и потому сделался недостоин вечного блаженства. Ибо Гермия усердно стремился лишь к земным благам и предпочел скорее быть воином кесаря, чем Христа» 18. Стоит также иметь в виду, что речь здесь идет об армии языческой Римской империи III века.

Указанные мнения святых Павлина Ноланского и Исидора Пелусиота хотя и не является общим для всех святых отцов, тем не менее, может служить своего рода противоядием против излишней идеализации воинской службы, которые порою можно встретить, и которые чреваты появлением гордыни у воинов, если не будут смягчены разумной долей критичности.

Здесь уместно упомянуть, что согласно учению Церкви воинское служение невозможно для тех, кто посвятил себя священству или монашеству, об этом говорит 7-е правило IV Вселенского Собора.

В истории Церкви случались примеры отхождения от этого правила. Известно, что преподобный Сергий Радонежский (†1391 г.) по просьбе князя Димитрия Донского благословил двоих своих монахов, в прошлом воинов Пересвета и Ослябю, участвовать в Куликовской битве, подобным образом и преподобный Афанасий Афонский (†1000 г.) по просьбе императрицы Зом благословил своего постриженика полководца Торникия вернуться на краткое время к ратному делу ради спасения страны от нашествия арабов.

В более позднюю эпоху известны случаи участия греческого священства в вооружённой борьбе с турками во время освободительных восстаний, в память об этом на Крите даже установлен своеобразный памятник, изображающий священника с ружьём в руках. Ещё более активно участвовали в кровавой борьбе с турками черногорские священники, и даже сами митрополиты. Однако это всё же были исключения.

В мирное же время переход священника или монаха на воинскую службу однозначно считался грехом. Следует теперь указать принципы, которые должен соблюдать православный воин.

Древний православный текст – «Закон судный людям», составленный в конце IX века учениками святого равноапостольного Мефодия на основании византийского законодательства, так пишет о ведении военных действий: «Отправляясь на бой с супостатами, подобает остерегаться всех недобрых слов и дел, направить мысль свою к Богу и молитву сотворить и сражаться в ясном сознании, ибо помощь дается от Бога светлым сердцам. Не от большей силы победа в бою, а в Боге крепость» 19.

Святые отцы также подчёркивали, что попрание этого принципа и отказ от веры приводит к поражению даже при численном и прочем превосходстве над противником. В частности, святой Иоанн Кронштадтский (†1909 г.) так объяснял духовные причины поражения в русскояпонской войне: «Отчего мы не могли ныне победить врагов-язычников, при нашем храбром воинстве? Скажем не обинуясь: от неверия в Бога и упадка нравственности... от этого неверия и от своего гордого, кичащегося разума и надмения своею военною силою мы и терпим всякие поражения и стали посмеянием для всего мира! Война вызвана безбожием и безнравственностию русского всесословного мира и войною дается ему горький урок» 20.

Но помимо исповедания правой веры, есть и другие, вытекающие из неё требования к воинам. В древнем церковном памятнике «Апостольские постановления» содержится предание, восходящее к апостолу Павлу: «Если приходит воин, то пусть учится не обижать, не клеветать, но довольствоваться даваемым жалованьем; если повинуется, да будет принят, а если прекословит, да будет отринут» 21. Очевидно, что эти требования отвергают мародерство, вымогательство взяток и прочие виды злоупотребления служебным положением ради отнятия денег и имущества у граждан.

Святитель Амвросий Медиоланский (†397 г.) утверждает, что «не воином быть грех, но воинствовать для хищения – беззаконие». Он также призывает проявлять милость к врагам безоружным и покорным, просящим пощады, «ибо сила военная не на зло, не для обиды и своеволия, а для защиты и добра» 22. Таким образом, святитель призывает православных воинов оказывать милость к врагам, сдающимся в плен, и к мирным жителям, не оказывающим сопротивления. Использование военного времени для грабежа и насилия над мирным населением является грехом и беззаконием.

Святые отцы разбирают также вопрос о том, можно ли подчиняться заведомо преступным приказам, предписывающим, например, убийство мирных, безоружных людей, убийство пленных и другие нарушения заповедей Божиих. Как в таком случае поступать православному солдату, ясно говорит святитель Тихон Задонский (†1783 г.): «Что не противное закону Божию приказывают, слушай и исполняй: в противном не слушай, так как подобает больше повиноваться Богу, чем человекам (ср. Деян. 5:29.) Так поступали мученики святые... если [командир] велит неправду делать, обидеть, украсть, солгать и прочее, – не слушайся. Если грозит за это наказанием, – не бойся» 23.

Действительно из житий святых мучеников известно много примеров, когда командиры-язычники приказывали солдатам-христианам приносить жертвы идолам, или казнить таких же христиан, не желающих приносить жертвы идолам – и христиане оказывали неподчинение таким приказам, сохраняя верность Богу до мученической смерти.

Однако, если приказ не противоречит заповедям, то непослушание ему со стороны солдата вовсе не одобрялось Церковью. Ещё более не одобрялось нарушение присяги, поскольку клятвопреступление является грехом. Поэтому третий канон Арльского Поместного собора 314 г. осуждает дезертирство из армии: «Тех, кто бросает оружие в мирное время, решено не допускать ко причастию» 23.

О том, что вера повышает моральные качества воинов, хорошо известно. Автор этих строк помнит одну встречу с молодым человеком, который несколько лет трудился психологом в воинской части. Он рассазал, как пытался добиться строительство храма в своей части и с какими сложностями при этом довелось столкнуться. К моему удивлению, сам он 24 оказался атеистом. «Но если вы не верите в Бога, то почему для вас так важно было содействовать строительству храма и организации духовного окормления военнослужащих священником?» – поинтересовался я. Мой собеседниик ответил, что давно доказано на основании статистических данных, что в тех воинских частях, в которых есть регулярное духовное окормление, улучшается нравственный климат и, например, снижается количество самоубийств среди военнослужащих.

Это благотворное влияние касается и других сторон. Говоря о событиях войны 1812 года, святой Филарет Московский писал, что вера дала силы мужественно сражаться даже неопытным новобранцам, а возмущения святотатствами французов придали русским воинам решимости: «Когда против чрезмерного числа вражеских полчищ правительство принуждено было поставить неискушенных в брани граждан, вера запечатлела их своим знамением, утвердила своим благословением, и эти неопытные ратники подкрепили, обрадовали, удивили старых воинов. А когда неистовые скопища нечестивцев не оставили в мире и безоружную веру, когда, наипаче в богатой древним благочестием столице, исполняли свои руки святотатствами, оскверняли храмы живого Бога и ругались его святыне, – усердие к вере превращалось в пламенную, неутомимую ревность наказать хулителей и даже в ободряющую надежду, что враг Божий недолго будет счастливым» 25.

В свою очередь святитель Николай Сербский приводит такой пример: «Во время войны послали одного боязливого солдата в разведку. Все знали его боязливость и смеялись, когда узнали, куда посылает его старшина. Только один солдат не смеялся. Он подошёл к своему товарищу, чтобы поддержать и ободрить его. Но тот ответил ему: “Погибну я, враг совсем рядом!”. – “Не бойся, брат: Господь ещё ближе”, – ответил ему добрый товарищ. И эти слова, как большой колокол, зазвонили в душе того солдата, и звонили до конца войны. И вот, некогда робкий солдат вернулся с войны награждённый многими орденами за храбрость. Так преобразило его благое слово: “Не бойся: Господь еще ближе!”» 26.

Рассмотрим теперь, какую помощь воинам оказывала и оказывает Церковь. Во всю историю Православия не найдётся такого примера, чтобы искренне верующие и благочестивые православные полководцы перед походом не обращались бы за благословением, молитвой и духовной поддержкой к епископам или священникам. И, естественно, что они её получали.

Святой Иоанн Златоуст призывал свою паству молиться о помощи Божией воинам: «Разве не было бы ни с чем несообразно, если бы, в то время как другие выступают в поход и облекаются в оружие с той целью, чтобы мы пребывали в безопасности, сами мы за тех, которые подвергаются опасностям и несут бремя военной дружбы, не творили даже и молитв. Таким образом, это вовсе не составляет лести, а делается по требованию справедливости... Они составляют, как бы некоторого рода оплот, поставленный впереди, который охраняет спокойствие пребывающих внутри» 27 28 .

Действительно, Церковь непрестанно молится о христолюбивом воинстве своей страны, своего государства, о спасении плененных, об упокоении погибших воинов. Помимо молитв, Церковь оказывала также помощь в виде духовно-нравственного воспитания воинства. Среди творений святых мы можем встретить те, которые написаны полководцам и посвящены разъяснению того, каким должен быть православный воин.

Так, например, святитель Макарий Московский (†1563 г.) написал в 1552 году послание царю Иоанну Грозному и его войскам, находящимся в Казанском походе. В нём святитель призывает царя «со всем своим христолюбивым воинством хорошо, храбро и мужественно подвизаться с Божьей помощью за святые Божии церкви и за всех православных христиан, – против супостат твоих... всегда проливающих кровь христианскую и разоряющих святые церкви».

В этом послании святитель предостерегает воинов от прегрешений душевных и телесных, увещевает царя подвизаться с «воинством в чистоте и покаянии и в прочих добродетелях», что привлекает помощь Божию в сражениях. Он также пишет: «Если случится кому из православных христиан на той брани до крови пострадать за святые церкви и за святую веру христианскую и за множество людей православных и потом живым быть, и те поистинне пролитием своей крови очистят прежние свои грехи» 29.

Ещё одним способом поддержки армии были полковые священники, которые с древности сопровождали в походах христианские войска. Среди них были и знаменитые святые, например, императора Никифора Фоку (†969 г.) сопровождал во время победоносного похода на Крит преподобный Афанасий Афонский.

Сам император Никифор, который почитается святым на Афоне и который был одним из выдающихся полководцев в истории, в своей «Стратегике» отводит особое место вопросу духовно-нравственного воспитания воинов, в частности, через установление обязательных регулярных молитв: «следует же командиру заранее постановить... чтобы в лагере, в котором всё войско разместилось, во время славословия и на вечерних и на утренних молитвах армейские священники совершали усердные моления, а всё войско восклицало «Господи, помилуй!» вплоть до сотни раз со вниманием и страхом Божиим и со слезами; чтобы никто не отваживался в час молитвы каким-то трудом» 30. О мужестве и подвигах полковых священников в дореволюционной России известно ещё больше.

Иногда святые отцы, не ограничиваясь духовными вопросами, считали возможным давать даже советы стратегического характера, что мы можем видеть на примере писем святителя Игнатия (Брянчанинова) к своему другу Н.Н. Муравьеву, который во время Крымской войны командовал русской армией, наступающей в Турции.

Такое дерзновение святителя оправдано тем, что он сам имел воинское образование до пострига, а потому понятно его желание принести как можно большую пользу своими советами. Святитель поддерживал своего духовного друга также когда Н.Н. Муравьев держал осаду и штурмовал турецкую крепость Карс, важнейший стратегический объект в войне – что завершилось успехом.

Разумеется, такого рода советы давались не взамен молитвенной поддержки, а в дополнение к ней, и в каждом письме святитель заверяет в своих молитвах и посылает благословение. Нужно вспомнить, что эта война с Турцией совершалась с целью облегчить жизнь православных христиан, страдающих под мусульманским игом. В любом случае заслуживает внимания то, что святитель Игнатий считал возможным помогать православному воинству не только молитвой, но и советом в решении реальных боевых задач.

Победа над Карсом в условиях неудачной Крымской войны была принята с огромным энтузиазмом во всех слоях русского общества. После взятия Карса все ждали, что наступит перелом в войне и она всецело перейдет на вражью территорию.

Однако, увы, оправдались тревожные опасения святителя Игнатия, и политики «поторопились заключить мир». «Как это не раз случалось в русской истории, дипломатия во многом свела на нет героизм и жертвы русских людей. Тем не менее, эта победа сыграла решающую роль во время Парижских переговоров: Карс был обменен на Севастополь и другие русские города, занятые англичанами и французами, выступившими в той войне на стороне Турции» 31.

Жития и богослужебные тексты

С древности Церковь прославляла святых воинов, из которых особенно большой любовью пользовались великомученики Димитрий Солунский и Георгий Победоносец, а также сорок мучеников Севастийских. Множество святых воинов, как полководцев, так и рядовых, было причислено к лику святых и в Русской Церкви. Например, благоверные великие князья: Мстислав Киевский (†1132 г.), Андрей Боголюбский (†1174г.), Александр Невский (†1263 г.), Димитрий Донской (†1389 г.), благоверные князь Мстислав Храбрый (†1180 г.), Довмонт Псковский (†1299 г.), преподобный Илия Киево-Печерский (†1188 г.), мученик Меркурий Смоленский (†1239 г.) и множество других. Это наглядным образом «свидетельствует о том, что воинское звание действительно не являлось препятствием к добродетели и святости. При этом прославление воинов в лике святых происходило не столько по причине участия их в справедливых, освободительных войнах, а явилось следствием их благочестивой жизни, трудов и подвигах до самопожертвования ради блага ближних, родной земли и святой Церкви» 32.

Сами богослужебные тексты Православной Церкви свидетельствуют в пользу тех, кто с оружием в руках стоит на защите своего отечества. Например, в Акафисте Казанской иконе Божией Матери Пресвятая Богородица называется помощницей православных воинов: «Яко воинству православному в щит и победное знамение Твоя икона даровася...».

В богородичне девятой песни канона усекновению главы Иоанна Предтечи (29 августа), говорится: «укрепи и успевай и царствуй, Сын Богоматери, покоряя исмаильтянский народ, борющийся против нас, даруя православному царю победы над врагами-варварами, молитвами родившей Тебя, Слово Божие».

О Божественной помощи в битвах неоднократно рассказывается в житиях святых. Например, в Житии святителя Василия нового говорится о небесной помощи святого мученика Меркурия, благодаря которому был поражен император-язычник Юлиан отступник. Из житий византийских святых известно, как они защищали христиан от мусульманских атак и притеснений, причём, как естественным способом, так и сверхъестественным.

Несколько примеров защиты «естественным образом»: святитель Георгий Амастрийский в конце VIII века возглавлял и руководил обороной Амастрия против атаки арабов. Святитель Иоанн Аталийский предупреждает свою паству, говоря: «через сорок дней придёт на Атталию гнев Господень», и призывает к покаянию. В указанный срок прибывает арабский флот. Святой командует приготовлением города к осаде и выходит на переговоры с арабским флотоводцем. «Я говорю тебе, если ты пожелаешь обидеть этот бедный город и нам, гостящим в нём, повредить в чём-нибудь, то Бог наш не позволит тебе больше увидеть Сирию». Испугавшись, арабский флотоводец отступил от города...

А вот примеры защиты «сверхъестественным образом». Преподобный Антоний Младший (†865) предсказал византийскому полководцу Петронасу победу над арабами в 863 г. Никита Пафлагонский в “Житии св. Игнатия” приводит случай, как стратиг Сицилии Мусулик клятвенно утверждал, что когда он в войне с сарацинами призвал на помощь Игнатия, то увидел его в воздухе на белом коне, с правого фланга предводительствующего войском, и тогда укреплённый видением стратопедарх разбил сарацин. Святитель Иоанн Полиботский (†837) позаботился о своей пастве и после смерти арабы, захватившие Полибот и разграбившие его гробницу, были неспособны сжечь мощи святого, а после этой попытки их постигла тяжёлая болезнь. Когда они раскаялись и отпустили пленников христиан, святой исцелил их.

Церковь прославила в лике святых множество благочестивых воинов, причём, были прославлены как полководцы, так и рядовые солдаты, как мученики, так и преподобные, и благоверные миряне, как отдельные лица, так и целые группы.

Ограничимся указанием двух примеров: Фиванский легион, под командованием святого Маврикия, он состоял из христиан, которые в начале IV века отказались выполнять приказ язычника и убивать христиан, за что сами приняли смерть, и 42 мученика Аморийских – византийские офицеры, которые в 838 г. попали в плен к арабам и отказались принимать ислам, предпочтя казнь.

Советы русских полководцев

Указанные выше христианские принципы были взяты в основу для многих русских воинских руководств. Например, так учит Суворов в «Науке побеждать»: «Враг прикладывает фитиль на картечь, бросься на картечь: летит сверх головы, пушки твои, люди твои! Просящего в бою пощады – помилуй, кто мститель – тот разбойник, а разбойникам Бог не помощник! Они такие ж люди: грех напрасно убить: Обывателя не обижай, он нас кормит и поит; солдат – не разбойник. Товарищ товарища обороняй!., работать быстро, храбро, по-русски! В дома не забегать; неприятеля, просящего пощады, щадить; безоружных не убивать; с бабами не воевать; малолетков не трогать. Умирай за дом Пресвятой Богородицы: Церковь Бога молит! Кого из нас убьют, – Царство Небесное! Живым – слава, слава, слава!» 33

Александр Васильевич говорил, что «не руки, не ноги, не бренное человеческое тело одерживают на войне победу, а бессмертная душа, которая правит и руками, и ногами, и оружием – и если душа воина велика и могуча, не предается страху, то и победа несомненна, а потому нужно воспитывать и закаливать сердце воина так, чтобы оно не боялось никакой опасности и всегда было неустрашимо и бестрепетно!» А об источнике мужества говорил так: «Один десятерых своей силой не одолеешь, помощь Божия нужна!», «Молись Богу, от Него победа!», «Все начинайте с благословения Божия» 34.

Также и адмирал Ф.Ф. Ушаков так напутствовал своих моряков: «Идя в бой, читайте 26, 50 и 90 псалмы, и вас не возьмет ни пуля, ни сабля!» 35 Слова Спасителя: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15:13) легли в основу солдатской заповеди, сформулированной военным теоретиком второй половины XIX века генералом М. И. Драгомировым: «Не думай о себе, думай о товарищах: товарищи о тебе подумают. Сам погибай, а товарища выручай» 36.

Русские священники на войне

Как известно, священнослужителям запрещено кровопролитие и только в исключительных случаях некоторые из них брали в руки оружие. Так, при обороне Троице-Сергиевой лавры от поляков в 1608–1610 гг. монахи старцы Ферапонт и Макарий возглавили конную атаку иноков на завоевателей, хотя и не избежали в дальнейшем церковной епитимии.

Подобный случай известен в XVIII веке. В «Деяниях Петра Великого» говорится о священнике Иване Окулове, который во главе 1000 добровольцев перешел границу Швеции и уничтожил заставы противника, которые постоянно разоряли русские пограничные селения.

В XIX веке известно два таких случая. Монахи Соловецкого монастыря отстояли свой монастырь от нападения английской эскадры, а священник Гавриил Судковский был награжден золотым крестом на Георгиевской ленте, как сказано в Указе, «за содействие в отражении англо-французских пароходов, напавших на Очаковскую крепостную батарею 22 сентября 1854 года, когда под выстрелами благословлял каждого и сам заряжал орудия калеными ядрами».

Но это исключения, а обычно военные священники совершали ратные подвиги, даже не имея на руках оружия... Во время Русско-турецкой войны в армии Суворова, в Полоцком пехотном полку служил военным священником Трофим Куцинский. Когда при штурме Измаила погиб полковой командир, были убиты или ранены многие офицеры, батюшка встал во главе полковой колонны и с крестом в руке повел солдат вперед на врага.

За этот подвиг он одним из первых получил золотой наперсный крест на Георгиевской ленте, который был специально учрежден для награждения военных священников за боевые заслуги.

В 1869 году император Александр II особенно отметил георгиевского кавалера, военного священника отца Иоанна Пятибокова, который в 1854 году был старшим священником Могилевского пехотного полка. В ходе сражения с турками отец Иоанн получил две контузии, и его крест был поврежден пулей, но он, невзирая на это, заменил раненого командира и повел на врага русских солдат.

Особенно много военных священников было награждено орденами Св. Георгия в Первую мировую войну. Свыше 5000 военных священников в полной мере разделили все тяготы фронтовой жизни наших солдат и офицеров.

Известный военачальник Русской армии генерал А.А. Брусилов, вспоминая свой знаменитый прорыв, писал:

«В тех жутких контратаках среди солдатских гимнастерок мелькали черные фигуры – полковые батюшки, подоткнув рясы, в грубых сапогах шли с воинами, ободряя робких простым евангельским словом и поведением... Они навсегда остались там, на полях Галиции, не разлучившись с паствой».

Первая мировая война дала немало примеров личного мужества военного духовенства. 16 октября 1914 г. свой подвиг совершил корабельный священник иеромонах Антоний (Смирнов), посмертно удостоенный за него ордена св. Георгий 4-й степени.

Был награжден и прославленный герой Русско-японской войны протоиерей Стефан Щербаковский. Известный пастырь, служивший в начале Первой мировой войны священником Кавалер гардского полка был удостоен ордена св. Владимира за то, что «проявил редкую храбрость и хладнокровность в боях 30 июля под Вабельком, 6 августа под Каушеном, напутствовал и причащал под сильнейшим шрапнельным и ружейным огнем в передовых позициях».

Ордена св. Владимира был удостоен также протоиерей Иоанн Смоленский, который «при боевой обстановке исполнял все пастырские обязанности, погребая убитых других частей».

Следующим пастырем, отмеченным Императором, стал настоятель Георгиевской церкви гор. Белгорая Холмской епархии священник Виктор Козловский. Как сообщали газеты, «священник В.Козловский – при вступлении неприятеля в гор. Белгорай остался при исполнении своих обязанностей. В течение месяца Козловский томился в плену, терпя всевозможные глумления от австрийцев. Два раза по подозрению в шпионстве и за неповиновение австрийским властям был приговорен к смертной казни. Много раз неприятель врывался в дом названного священника с разными допросами и требованиями. Не взирая на все это, Козловский постоянно ободрял и утешал своих пасомых, из которые многие томились в заточении».

Награды был удостоен и священник 105-го пехотного оренбургского полка Иоанн Миролюбов, под огнем противника присутствовавший на поле сражения на передовых перевязочных пунктах, воодушевлявший нижних чинов, «вследствие чего многие раненные после перевязки возвращались в бой».

Наградой был отмечен священник 99-го пехотного Ивангородского полка Андрей Аркадов, который 4 августа 1914 г. «под огнем противника приобщал тяжелораненых Св. Таин, ободрял прочих раненных, которых при первой возможности сам перевязывал».

Священник Евсевий Ланге во время боя 7-го августа был при полку, утешал прибывающих с позиций раненных, напутствовал умирающих, а после боя два дня неустанно ходил по полю сражения, предавая земле телах павших, как русских, так и германцев; священник Николай Комарецкий «находился во всех делах при полку; неоднократно под огнем причащал умирающих, напутствовал их словом, отличаясь всегда сердечностью и громадным самообладанием». Один из офицеров Русской армии писал осенью 1914 года: «Рядом с выдающимися подвигами серого русского солдата в величавом образе встает в дни войны скромное православное духовенство... Верующий в крест, зажатый в грубой, морщинистой руке, в своем длинном подряснике идет наш священник среди огненного дождя, осеняя крестом двигающиеся на смерть серые ряды русских героев. Никогда, на самом торжественном богослужении в кафедральном соборе не приходилось испытывать такого возвышающего и окрыленного верой настроения, как когда мы шли в атаку и видели высоко в воздухе золотой крест, который держал шедший в передних рядах священник, и услышали его голос, запевший «Спаси, Господи»... Тысячи людей подхватили хором молитву и не сводили глаз со сверкавшего нам всем святого креста... Мы чувствовали под гром разрывающихся снарядов и свист немецких пуль, что бьем врага ради Царя, ради веры, ради России».

По материалам статей: Иванов А. Мы шли в атаку и видели золотой крест; Филиппов В. Поднявши крест над головой...

Молитвы

Молитва перед сражением

Спаситель мой! Ты положил за нас душу Свою, дабы спасти нас; Ты заповедал и нам полагать души свои за други наша и за ближних наших. Радостно иду я исполни™ святую волю Твою и положити жизнь свою за Отечество. Вооружи мя крепостию и мужеством на одоление врагов наших, и даруй ми умрети с твердою верою и надеждою вечной блаженной жизни во Царствии Твоем.

Псалом 26

Господь просвещение мое и Спаситель мой, кого убоюся? Господь Защитите ль живота моего, от кого устрашуся? Внегда приближатися на мя злобующым, еже снести плоти моя, оскорбляющий мя и врази мои, тии изнемогоша и падоша. Аще ополчится на мя полк, не убоится сердце мое, аще востанет на мя брань, на Него аз уповаю. Едино просих от Господа, то взыщу: еже жити ми в дому Господни вся дни живота моего, зрети ми красоту Господню и посещати храм святый Его. Яко скры мя в селении Своем в день зол моих, покры мя в тайне селения Своего, на камень вознесе мя. И ныне се вознесе главу мою, на враги моя: обыдох и пожрох в селении Его жертву хваления и воскликновения, пою и воспою Господеви. Услыши, Господи, глас мой, имже воззвах: помилуй мя и услыши мя. Тебе рече сердце мое, Господа взыщу. Взыска Тебе лице мое, лица Твоего, Господи, взыщу. Не отврати лица Твоего от мене и не уклонися гневом от раба Твоего: помощник мой буди, не отрини мене, и не остави мене, Боже Спасителю мой. Яко отец мой и мати моя остависта мя, Господь же восприят мя. Законоположи ми, Господи, в пути Твоем и настави мя на стезю правую враг моих ради. Не предаждь мене в душы стужающих ми, яко восташа на мя свидетеле неправеднии и солга неправда себе. Верую видети благая Господня на земли живых. Потерпи Господа, мужайся и да крепится сердце твое, и потерпи Господа.

Псалом 50

Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое. Наипаче омый мя от беззакония моего, и от греха моего очисти мя; яко беззаконие мое аз знаю, и грех мой предо мною есть выну. Тебе Единому согреших и лукавое пред Тобою сотворих, яко да оправдишися во словесех Твоих, и победиши внегда судити Ти.

Се бо, в беззакониих зачат есмь, и во гресех роди мя мати моя. Се бо, истину возлюбил еси; безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси. Окропиши мя иссопом, и очищуся; омыеши мя, и паче снега убелюся. Слуху моему даси радость и веселие; возрадуются кости смиренный. Отврати лице Твое от грех моих и вся беззакония моя очисти. Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей. Не отвержи мене от лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отыми от мене. Воздаждь ми радость спасения Твоего и Духом владычним утверди мя. Научу беззаконыя путем Твоим, и нечестивии к Тебе обратятся.

Избави мя от кровей, Боже, Боже спасения моего; возрадуется язык мой правде Твоей. Господи, устне мои отверзеши, и уста моя возвестят хвалу Твою. Яко аще бы восхотел еси жертвы, дал бых убо: всесожжения не благоволиши. Жертва Богу дух сокрушен; сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит. Ублажи, Господи, благоволением Твоим Сиона, и да созиждутся стены Иерусалимския. Тогда благоволиши жертву правды, возношение и всесожегаемая; тогда возложат на олтарь Твой тельцы.

Псалом 90

Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится. Речет Господеви: Заступник мой еси и Прибежище мое, Бог мой, и уповаю на Него. Яко Той избавит тя от сети ловчи, и от словесе мятежна, плещма Своима осенит тя, и под криле Его надеешися: оружием обыдет тя истина Его. Не убоишися от страха нощнаго, от стрелы летящия во дни, от вещи во тьме преходящия, от сряща, и беса полуденнаго. Падет от страны твоея тысяща, и тьма одесную тебе, к тебе же не приближится, обаче очима твоима смотриши, и воздаяние грешников узриши.

Яко Ты, Господи, упование мое, Вышняго положил еси прибежище твое. Не приидет к тебе зло, и рана не приближится телеси твоему, яко Ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих. На руках возмут тя, да не когда преткнеши о камень ногу твою, на аспида и василиска наступиши, и попереши льва и змия. Яко на Мя упова, и избавлю и: покрыю и, яко позна имя Мое. Воззовет ко

Мне, и услышу его: с ним есмь в скорби, изму его, и прославлю его, долготою дней исполню его, и явлю ему спасение Мое.

Молитва во время бедствия и при нападении врагов

Господи, Всемогущий Боже, Царь всех царствующих и Господь всех господствующих, сказавший, что и волос с головы не упадет у нас без воли Твоей, прекращающий брани до края земли, сокрушающий лук, преломляющий копье, сожигающий огнем колесницы! Будь помощию нашею, защитою и крепостию, каменною горою и оградою от врагов. Не оставь наследия Твоего, называющегося святым именем Христовым. Да возвеличится слава Твоя в вышних и во всем мире, да будет на земле мир и благоволение. Не попусти разорять и опустошать церкви и училища, земли и народы, где обитает слава Твоя. Даруй всем христианским властям и подданным постоянный мир и согласие. Вооружи нас могуществом Твоим, потому что Тобою можем мы сокрушить полчища. Облеки нас силою Твоею и соделай, чтоб укрепились мы Тобою и могуществом силы Твоей. Аминь.

Церковь и война. Вопросы без ответов

Сейчас обе воюющие стороны не только не борются с Богом, но призывают Его в помощники одними и теми же словами, идя на бой друг с другом, люди молятся перед одними и теми же иконами. С каждой стороны есть священнослужители, духовно окормляющие воюющих.

«Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец»

Мф. 24:6

Война и м

Честно сказать, я долго не осознавал понятий «богословие после…» («после Освенцима» и даже «после ГУЛАГа»). Да, сколько-то лет назад произошло страшное злодеяние, оно очевидно, оно всеми осуждено, оно не может повториться. Но какое это имеет отношение к богопознанию, делу апостолов и подвижников, никак не зависящему от преступлений и отступлений падшего мира?

И вот, чтобы осознать эту связь войны, Церкви и жизни людей, потребовалось оказаться современником событий, происходящих сейчас совсем рядом.

Вообще, еще лет 15 назад казалось, что все принципиальные духовные вопросы решены и остается только следовать написанному святыми отцами, приносить покаяние в повседневных грехах, регулярно прибегать к таинствам – и духовная жизнь будет благоустроена, да и вся жизнь изменится.

И сейчас, после многомесячного военного противостояния на Украине, после того, как разделение прошло по судьбам множества до этого мирно живших рядом людей, после тысяч невинных жертв – оказалось, что нынешнее время ставит перед всей Церковью новые духовные вопросы. Вопросы, пока не разрешенные и нуждающиеся в осмыслении. И эти вопросы имеют отношение не только ко времени, но и к Вечности.

После произошедшего уже невозможно привычным языком говорить о Боге с людьми, захваченными и измененными произошедшими событиями. Да, Церковь всегда остается Той же носительницей Откровения, но ей свойственно заново осознавать Себя на каждом этапе своего земного бытия. А констатация того, что мы вошли в новый этап жизни, думаю, разногласий не вызывает.

И если Церковь призывает людей идти за Христом, оставить грехи и начать сверять свои мысли и поступки по Евангелию, то сегодня получает естественный вопрос – «а как это возможно, если вокруг война с братьями по крови и вере, которые в одночасье стали врагами»?

И христиане призваны ответить на вызовы жестокого мира.

Брат на брата

Первая особенность нынешней войны – это не только война между людьми братских народов или даже одного народа, но это война между членами одной Церкви.

Войны, которая вела Россия во 2-й половине XIX века, имели целью освобождение братских православных народов от иноземного и иноверного ига.

Во времена гражданской войны 1918–20 годов был явный конфликт безбожия и религии, красная армия пела «тюрьмы и церкви сровняем с землей», а божественные почести воздавались артефактам безбожного коммунистического культа.

Война с немецким нацизмом вообще не была войной религиозной, так как идеологии обеих сторон были вполне атеистичны, но православными она была воспринята как война с теми, в чьи планы входило порабощение и уничтожение страны и населявших ее народов – и потому она стала священной.

Сейчас же обе воюющие стороны не только не борются с Богом, но призывают Его в помощники одними и теми же словами, идя на бой друг с другом, люди молятся перед одними и теми же иконами. С каждой стороны есть священнослужители, духовно окормляющие воюющих.

По сути, на пространстве Руси такого не было 600 лет со времен раздробленности на удельные княжества…

Повстанцы на улицах Славянска

Повстанцы на улицах Славянска

Война как апофеоз зла

Война между близкими народами, а тем более, война внутри одного общества трагически обостряет противопоставление Евангелия и «мiра сего».

Христос проповедует любовь к ближним – война делит ближних на своих и врагов, Христос заповедует ученикам «да будут все едино» (Ин. 17:21) – война разделяет человека с его единоверцами. Евангельское понимание отношений с людьми: «не делать другими того, что не желаешь себе» (Деян. 15:20), «не копай яму другому» (ср. Пс. 9:16) и т.д. при гражданской войне  меняются до противоположных: «если не ты убьешь, то тебя», «кто сильнее, тот и прав» и т.д.

Для Спасителя главная ценность – человек, с его вечной душой, ради которой и весь мир приобретать не стоит (Мф. 16:26). На войне человек – лишь средство достижения целей. Ради этих целей он может оказаться раненым или убитым.

Христиане не должны осуждать (Мф. 7:1) – осуждение и унижение врага на войне только приветствуется, а неосуждение воспринимается как предательство своей страны и ее интересов.

Христиане  призываются к сопереживанию и помощи даже чужим, врагам (Лк. 10:37, Мф. 5:44), война предполагает ненависть и месть.

Война делает людей черствыми к страданиям «не своих», возникают и двойные стандарты по отношению к жертвам: на свои обращают пристальное внимание и ужасаются, чужие – игнорируют, а чаще – потешаются над ними и радуются убийствам, что вообще уже дело сатанинское.

Война разделяет пролитой кровью близких, друзей. Распадаются семьи, рушатся связи родителей и детей. Родные друг другу люди поддержали разные стороны войны – их родство.

Война выявляет многие пороки, таившиеся в людях. То, что казалось раньше недопустимым, во время войны становится незначительным. Ведь «война все спишет». Беда войны для общества и для всего мира – безнаказанность и несправедливость, снижение цены человеческой жизни. Ответит ли кто за беззакония, прежде всего, убийства на гражданской войне?

Христиане призваны не бояться убивающих тело (Мф.10:28), но бояться погубить свою душу. Во время гражданской войны – а речь и об участниках, и о наблюдателях, и о современниках – гибнут именно души людей, в них прорастают ненависть, жестокость, высокомерие, мстительность.

Может ли Церковь помочь людям остаться людьми, не озвереть?

Фото: gradleva.com

Фото: gradleva.com

О лжи

Основным инструментом влияния является ложь, о которой надо сказать особо. Ложь легко рождает ненависть, а ненависть – поддержку войны. Именно поэтому, война превращает обычную и давно осужденную ложь в самое эффективное оружие пропаганды. Ведь если убежденно сказать о страшных преступлениях, сославшись на «неназванного местного жителя» – это сразу вызывает ответный поток ненависти, а следовательно – и поддержку поставок оружия, добровольцев и новый виток войны. Потом можно и не отвечать за свои слова перед людьми – это ведь «неназванный житель» сказал.

Но перед Богом-то все равно отвечать придется.

***

Однако, прямую ложь можно назвать самым простым способом манипуляции сознанием аудитории. Разных способов, использующих ложь и подтасовки, изобретено уже немало. Например, один из характерных – выдается некая информация, и из нее делается яркий, запоминающийся вывод (м.б. информация не совсем достоверная, а м.б. и ее связь с выводом сомнительна, но зато вывод яркий). Далее, этот вывод часто повторяется и преподносится везде как всем очевидный, уже давно доказанный. Затем, исходная информация может быть и опровергнута, и забыта. Но вывод уже всем запомнился и сделал свое дело.

Другой способ – просто говорить только о преступлениях одной стороны, не говоря о преступлениях другой. Вроде бы и не ложь, но в сознании аудитории отпечатывается, что преступники – только на «той» стороне.

И здесь для христиан очень важно сохранять трезвое разумение и не становиться жертвами пропагандистской полуправды.

***

Но главная ложь войны – любые конфликты интересов (экономические, межэтнические и политические) выдаются за конфликты этические, за противостояние добра и зла. «Мы» – за добро, «они» – за зло. Что осталось бы от целей многих из ныне воюющих, если бы они не убеждали себя и окружающих, что они на стороне добра и правды, а противостоят им фашисты?

***

Ложь вызывает не только ненависть и поддержку войны. Одновременно, она приводит и к внутреннему террору. Люди, пытающиеся возражать против лжи или просто желающие разобраться в происходящем без пропагандистских штампов, – тоже вызывают к себе ненависть у сторонников войны, объявляются врагами, «пятой колонной», – и разделение только углубляется.

***

Проросшая в людях ложь вызывает и еще одно явление – эксплуатацию лучших чувств человека, перенаправление «ярости благородной» на своих братьев. Когда-то русские люди шли в ополчение, противостоя нашествию Наполеона и «двунадесяти язык», потом освобождали славянские народы на Балканах, потом освобождали народы Европы от нацизма «не щадя живота своего». Самопожертвование – одно из великих и благородных черт русской нации. И вот, нынешние политтехнологи нашли способ эксплуатации этих чувств. Русские парни, ушедшие на эту войну и вернувшиеся домой в виде «груза 200» – самое горькое тому подтверждение.

Еще один аспект лжи – на словах многие выступают за мир, на деле – радуются войне. Есть христиане, которые стараются превратить миротворчество Церкви в благословение войны, святыни использовать как духовную санкцию войны. Священников же рассматривают как «комиссаров», поддерживающих боевой дух. 

Фото: REUTERS/Gleb Garanich

Фото: REUTERS/Gleb Garanich

О Церкви

Главный церковный миссионерский вопрос – о том, как проповедовать спасение во Христе и говорить о любви Божией, если фактически идет война между жителями одной страны или самых близких стран и народов?

И кто поверит христианской проповеди незлобия и открытости, если в условиях войны люди должны быть осторожны и подозрительны? Кто поверит проповеди кротости, если тех, кто на «другой» стороне, пропаганда предписывает считать фашистами, террористами или карателями?

***

С этим связано еще и внутреннее церковное разделение в период военных действий. Да, мудрыми словами и делами Патриарха Кирилла, приснопамятного митрополита Владимира и местоблюстителя митрополита Онуфрия каноническое церковное единство сохраняется. Но при этом идет война внутри одной поместной Церкви, церковное послушание теряется, и слово архиерея и даже Патриарха о миротворчестве нередко игнорируется сторонниками войны, которые хотят не мира, а победы над своими же согражданами, а слова о Боге многие хотят написать на знамени, с которым пойдут убивать ближних.

Как будут совместно совершать божественную литургию и давать друг другу целование мира священники, поддерживающие противоположные воюющие стороны и благословляющие воюющих друг с другом солдат?

***

Отдельный вопрос – о понимании патриотизма и вероисповедания.

Патриотизм как любовь к своей стране – ее природе, культуре, людям – не просто  естественен (неестественно как раз обратное), но и дает человеку основание для жизни, для осознания себя в своей культуре и народе. Такой патриотизм вполне соответствует Евангелию – помним, как Спаситель горевал о родных городах, не пожелавших слушать Благую весть (Мф. 11:20–24), как апостол Павел желал пожертвовать собой, быть отлученным от Христа, только бы спасти своих духовно слепых единоплеменников (Рим. 9:3).

Но патриотизм как желание «величия» – в смысле господства своего государства над другими – совершенно иное дело. Он оправдывает войны и все иные беззакония, производимые в «национальных интересах». Критерии соответствия Евангелию выдаются за влияние либерализма враждебного Запада. В этом случае, вера из основы мировоззрения становится некой подпоркой для государственной идеологии.

***

Связанный вопрос – Церковь должна находиться вне конфликтов политических, но не может быть вне конфликтов добра и зла, тем более, не может быть равнодушной к страданиям людей. И как это совместить, если война, тем более внутри одного общества, всегда сопровождается злыми делами? Выход, видимо, только один – нелицемерное миротворчество во что бы то ни стало. И правда, без прикрас и елейности, даже перед лицом сильных мира сего. И искренняя молитва. И деятельный призыв к прекращению войны.

Святейший Патриарх Кирилл: «Пусть Господь остановит любую руку, поднятую с намерением причинить боль и страдания, и благословит тех, кто отстаивает мир»).

И значит, требуется постоянно напоминать, что Церковь – не политуправление, а священники – не новые комиссары воющих сторон, И призыв к покаянию и святости так и останется миссией Церкви в мире – даже на войне.

Фото: volynnews.com

Фото: volynnews.com

Вопросы без ответов

Понятно, что остается еще много вопросов. Как жить, когда война совсем рядом, когда в мирные города сторонники войны принесли смерть и горе? Успокоиться, что это «не у нас»? Так оно точно так же может прийти и к нам.

Понятно, что спросить гораздо проще, чем ответить. Я не дерзаю даже предположить, что смог бы быстро и односложно ответить на какие-то из написанных вопросов. Для начала над ними надо задуматься. Осознавать же и отвечать – дело множества людей современности, дело Церкви – отвечать постепенно, по крупицам, не только словами, но и жизнью.

И главное – видеть пример Христа. Которого не понимали, ненавидели и предавали. На которого «выходили как на разбойника» (Мф. 26:55). Над Ним издевались солдаты, и требовала убить толпа сотворенных Им людей, для которых Он пришел в мир.

Он Сам прошел это – и значит, поможет преодолеть это нам (Евр. 2:18).

Дай Бог!

Православие на Украине в годы Великой Отечественной войны

Библиографическое описание

Православие на Украине в годы Великой Отечественной войны: Сб. док. и материалов / Федер. арх. агентство, Рос. гос. арх соц.-полит. истории; Отв. ред. А.К. Сорокин. — М.: РОССПЭН, 2019. — (Серия «Война. Великая. Отечественная. 1941-1945»). — 511 с., ил.; ISBN 978-5-8243-2342-9.

Тип материала документальный сборник (1198)
Название издания Православие на Украине в годы Великой Отечественной войны (1)
Сведения, относящиеся к заглавию Сб. док. и материалов
Описание

В сборник включены документы из центральных федеральных и ведом­ственных архивов: Российского государственного архива социально-поли­тической истории,  Российского государственного военного архива, Архива Президента Российской  Федерации, Центрального архива ФСБ. Основной массив источников представлен  документами из центральных и региональных архивов Украины, раскрывающими  проведение Германией церковной поли­тики и организации религиозной жизни на  временно оккупированных землях Украины. Комплекс документов, сохранившихся в  фондах государственных архивов Украины, раскрывает многогранную и  неоднозначную реакцию населения на мероприятия немецкой администрации по «активизации» церковной жизни в годы немецкой оккупации земель Украины. Архивные источники раскрывают деятельность центральных органов со­ветской  власти по контролю над ситуацией, связанной с положением Право­славной церкви  на временно оккупированных землях Украины. Документы иллюстрируют роль  Русской православной церкви по восстановлению мона­стырей, храмов и церковных  учреждений на освобожденных от захватчиков территориях Украины.

Сведения об ответственности Федер. арх. агентство, Рос. гос. арх соц.-полит. истории; Отв. ред. А.К. Сорокин
Место издания Москва (840)
Издательство РОССПЭН (208)
Год издания 2019 (12)
Физическая характеристика 511 с., ил.
Серия Война. Великая. Отечественная. 1941-1945 (1)
Исторический период 1941-1945. Великая Отечественная война/Вторая мировая война (423)
Тематические коллекции Конфессиональная политика в РСФСР/СССР (16)
Тематика Великая Отечественная война -- Русская Православная Церковь в годы Великой Отечественной войны -- Православие на Украине в годы Великой Отечественной войны (191)
Коллекции по странам СССР (112)
Украинская ССР (16)
ISBN 978-5-8243-2342-9
Новые поступления 2021-03 (30)

В Ульяновской области прошла XXVI Международная конференция Фонда единства православных народов «Война и Церковь

В этом году центральной темой дискуссии стало сохранение исторической памяти, а также роль Русской Православной Церкви в Победе в Великой Отечественной войне.

В работе форума приняли участие федеральные эксперты: представители Международного общественного Фонда единства православных народов, Государственного архива Санкт-Петербурга, Православной Церкви Чешских земель и Словакии при Патриархе Московском и всея Руси. 

«2020 год отмечен важной датой – 75-летием Победы советского народа над фашизмом в Великой Отечественной войне. Сегодня защита и сохранение исторической памяти приобретает для нашей страны особый смысл. Именно поэтому соответствующая поправка внесена в Конституцию Российской Федерации. Мы передаем молодому поколению память о подвигах героев войны и той несправедливости, горестях и лишениях, которые наши предки пережили ради мирного настоящего. В годы войны древний Симбирск и вся территория области стали местом эвакуации многих центральных органов власти, важнейших промышленных предприятий. Высшим признанием трудового героизма и самоотверженности жителей является присвоение Президентом Ульяновску почетного звания «Город трудовой доблести». На трудовых и боевых фронтах самоотверженно несли службу представители православного духовенства. Именно в Ульяновске в военные годы начинается восстановление Русской Православной Церкви. Город стал центром православных верующих всей страны. Священнослужители проводили активную патриотическую работу, откликались на все военные события страны. О большом вкладе Русской Православной Церкви в Великую Победу сегодня свидетельствует множество архивных документов», – сказал Губернатор. 

Как отметил Митрополит Симбирский и Новоспасский Лонгин, Ульяновск - Симбирск имеет особое значение в истории Русской Православной Церкви 20 века. «Именно отсюда началось возрождение церковной жизни в Советском союзе после десятилетий уничтожения. В военные года Ульяновск стал местом эвакуации Митрополита Сергия и сотрудников Московской патриархии из Москвы, духовным центром религиозной жизни страны. Великая Отечественная война послужила катализатором изменения отношения Советской власти к церкви. Безусловно, эти события имеют прямое отношение к Великой Победе», – отметил Митрополит.

По словам директора Государственного архива новейшей истории Ульяновской области Андрея Пашкина, обзор архивных документов Ульяновской области раскрывает уникальный период ее исторического наследия. Наиболее значимый документ содержит решение Ульяновского горсовета о предоставления здания по улице Корюкина для Московского патриархата. Оно было освящено как Казанский Патриарший собор в честь Казанской иконы Божией Матери.

«Пребывание на территории Ульяновской области патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия является малоисследованной страницей. В годы Великой Отечественной войны Ульяновск действительно являлся центром религиозной жизни православных верующих. Православная Церковь выступила объединяющим фактором не только в рамках Советского союза, но и усилило его влияние за рубежом. Ульяновский период Русской Православной Церкви – время ее значительного и быстрого восстановления. Власть стала объединять верующих людей, ведь важен был каждый сплачивающий фактор», – сказал Андрей Пашкин.

«Ульяновск не случайно выбран местом проведения ежегодной конференции в Год памяти и славы, юбилейный год Великой Победы. Наше государство многое делает для защиты исторической правды от посягательств, от попыток фальсифицировать исторические факты об итогах Великой Отечественной войне. Мы стремимся сделать историческую правду доступной для всех. Очень важно, что именно на Ульяновской земле в военные годы работал Собор епископов. Отсюда начинается новая страница нашего Отечества, церкви и налаживания нового порядка государственно-церковных отношений. Сегодняшняя дискуссия позволит сформировать общественно-политический багаж, который мы сможем представить для наших коллег, а также за рубежом», – поделился Президент Международного общественного Фонда единства православных народов, профессор Валерий Алексеев.

 

Для справки 

Международная конференция на тему: «Война и Церковь - уроки истории и современные вызовы. К 75-летию окончания Великой Отечественной Войны» проводится Международным общественным Фондом единства православных народов и РО МОО «Союз православных женщин» в Ульяновской области при содействии Правительства Ульяновской области и Симбирской митрополии.

Добавлено: 18 ноября 2020 года, 10:20

Изменено: 18 ноября 2020 года, 10:36

Подписаться на рассылку

Русская православная церковь и Великая Отечественная война. Сборник ... | Аукционы

Выбор аукциона:

Вы можете ознакомиться с каталогами всех предстоящих аукционов на этой странице. Лоты, включенные в каталог аукциона, представлены на наших предаукционных выставках. Предаукционный показ открывается за 7-10 дней до даты торгов. Настоятельно рекомендуем вам перед участием в аукционе посетить выставку и внимательно просмотреть интересующие вас предметы.

Регистрация для участия в торгах:

Вам необходимо зарегистрироваться на те торги, в которых вы хотите принять участие. По вашему желанию вы можете участвовать в аукционе лично или онлайн, также возможно участие через представителя аукционного дома (телефонный звонок во время торгов), или через систему Bidspirit. На сайте Литфонда есть возможность оставить заочную ставку, пройдите, пожалуйста, процедуру регистрации, заполнив форму по ссылке.

Если вы регистрируетесь в первый раз, устроитель аукциона вправе по своему усмотрению затребовать выписки со счетов и другие финансовые документы, подтверждающие платежеспособность участника аукциона.

Способы участия в торгах:

  • Личное участие
    После регистрации и получения номера участника, пройдите в зал. Когда интересующий вас лот объявляется аукционистом, необходимо поднять номер участника в знак согласия с запрашиваемой суммой, и продолжать его поднимать до тех пор, пока возрастающие ставки вас устраивают. Победителем становится участник, предложивший наибольшую сумму. Третий удар молотка оповещает о завершении торгов по лоту.
  • Онлайн-участие
    Прямая трансляция на Bidspirit.com позволяет вам принять непосредственное участие в торгах и следить за всем, что происходит во время аукциона с помощью Интернета. Загляните на сайт https://litfund.bidspirit.com/, чтобы узнать больше о системе онлайн-торгов и зарегистрироваться там в качестве участника. Ставки, сделанные на сайте Bidspirit.com, синхронизируются с сайтом Литфонда и отображаются в каталоге аукциона в соответствующем лоте как «Лидирующая ставка»
  • Торги по телефону
    Если вы не можете лично присутствовать на аукционе, у вас есть возможность участвовать в торгах по телефону. Наш сотрудник будет к вашим услугам, сообщая вам о ходе торгов по выбранному лоту и принимая ваши ставки. Для регистрации телефонных ставок перейдите, пожалуйста, по данной ссылке.
    Ввиду ограниченного количества телефонныx линий, просим регистрироваться на торги не позднее 15:00 в день проведения аукциона.
  • Заочные торги
    Заполните специальную форму «Максимальная ставка», которую можно найти на странице описания каждого лота каталога. Укажите размер максимальной ставки за каждый интересующий вас лот. Напоминаем, что ставка не может быть ниже указанного эстимейта.
    Максимальная ставка — это макимальная сумма, которую вы готовы потратить на выкуп лота (комиссионный сбор рассчитываетя отдельно при оплате предмета, размер комиссионного сбора указан в правилах проведения аукциона).
    Прием заочных ставок заканчивается за некоторое время до начала аукциона, время окончания приёма ставок указано в подробном описании аукциона. Во время торгов уполномоченный сотрудник Аукционного дома, торгуясь, приобретет для вас лот за минимально возможную цену. 
    Обратите внимание, заочные ставки не отображаются на сайте.

На заседании научного лектория «Крапивенский 4» обсудили технологии гибридной войны против мирового Православия / Новости / Патриархия.ru

30 января 2022 г. 21:03

26 января 2022 года в Российском православном университете св. Иоанна Богослова в Москве состоялось очередное заседание научного лектория «Крапивенский 4». С докладом на тему «Сербия. Гибридная война против Православия и "цветные" расколы» выступил ведущий эксперт Института национальной стратегии Сербии, писатель и публицист Слободан Стойичевич.

Мероприятие прошло при поддержке Научно-аналитического центра Всемирного русского народного собора и Русской экспертной школы.

Докладчик отметил, что его выступление в определенной мере можно расценивать как итог исследований, проводившихся в течение нескольких последних лет, в частности, феномена сетевой войны, в рамках которого он изучал влияние американских неправительственных организаций в Сербии. В 2018 году была опубликована книга С. Стойичевича «Сетевая война против сербов», в которой рассматривается особенности сетевой войны против Сербской Православной Церкви.

 «Атака, которая осуществляется на Православие и в отдельности на каждую из Поместных Церквей — не стихийная и не единичная, это четко спланированное действие», — утверждает аналитик. По его словам, после 2001 года в недрах американских think tanks была смоделирована идеология «дерадикализации» (по сути — секуляризации) религии. Она заключается в том, чтобы через неправительственные организации — гражданские форумы, конференции, академическое сообщество — вторгаться в традиционные религии: христианство, ислам, буддизм, иудаизм. Целью такого вмешательства докладчик считает влияние на мировые религии для того, чтобы превратить их из универсальных в «инклюзивные». «При этом активно продвигаются принципы европейского постмодернизма: феминистская и ЛГБТ повестка. Конечную цель реализации этого проекта можно сформулировать так: любую религию можно и нужно изменять в политических интересах глобализма», — заметил С. Стойичевич.

Аналитик выделил несколько уровней подготовки и практической реализации этой цели. По его словам, «в первую очередь формулируется идеология и направление точечного воздействия на религиозную сферу». «Затем происходит оценка этого плана со стороны Госдепартамента США, составление плана дальнейшего действий, оценка имеющихся возможностей. На следующем этапе эти планы спускаются на уровень неправительственных организаций, где происходит одобрение проектов и определение направлений для выделения крупных грантов», — полагает эксперт.

«Если рассмотреть эту ситуацию в ретроспективе последних 20 лет, то картина становится полной. На первый взгляд действия неправительственных организаций, которые хотят дать грант молодому богослову или священнику, отправить студентов на учебу в европейские протестантские учебные заведения, могут показаться добрыми и даже наивными. Однако у таких действий есть политические причины и совершенной четкие цели», — отметил С. Стойичевич.

«Нам часто кажется, что Церковь должна идти навстречу обществу, быть ближе к нему. Однако в разных странах это совершенно по-разному. Разные Церкви по-разному должны сотрудничать с государством в разных странах: например, в России, где для общества важны традиционные ценности, это сотрудничество должно осуществляться по совершенно иной модели, нежели в Греции», — полагает аналитик.

С. Стойичевич уделил особое внимание третьей части своей книги под названием «Церковь и информационное общество», в которой он предпринял попытку объяснить священникам принципы функционирования современного информационного поля и сетевой структуры неправительственных организаций. «В ней я хотел донести до читателя мысль о том, что некоторые скандалы, которые происходят вокруг Церкви, возникают неслучайно и являются результатом деятельности неправительственных организаций и американского посольства», — полагает публицист. 

«Роль экспертов, которые работают в сфере информационной работы Церкви, видится мне в том, чтобы обратить внимание православного епископата и духовенства на то, что необходимо предоставлять нужную информацию своей пастве, не позволяя этой информации манипулировать Церковью. Важно, чтобы проблемы, возникающие в Церкви, решались иерархически: нередко миряне даже своим непреднамеренным вмешательством могут серьезно навредить, в то время как миссия Церкви — в том, чтобы уврачевать», — подчеркнул С. Стойичевич.

«В Сербии на Богословском факультете я предложил сделать семинар под названием "Культура безопасности" для того, чтобы наш епископы, священники и богословы знали различные технологии действия иностранных неправительственных организаций для того, чтобы успешно избегать манипуляций и провокаций. В России этому посвящена книга директора Русской экспертной школы Василия Щипкова "Смех, табу и другие гуманитарные технологии". В будущем можно реализовать проект по сравнению применения западных технологий в разных Поместных Церквях. Уверен, что тогда будет наглядно показано и доказано, что это — враждебные действия, направленные против единства Православия. Мы переживаем турбулентный период, однако нужно быть всегда готовым защитить себя и свою Церковь», — заключил С. Стойичевич.

Лекторий «Крапивенский 4» организован Российским православным университетом, Всемирным русским народным собором и Русской экспертной школой. Руководитель лектория «Крапивенский 4» — первый проректор Российского православного университета святого Иоанна Богослова, доктор политических наук А.В. Щипков.

Патриархия.ru

На «круглом столе» омичи узнали о роли православной церкви в годы Гражданской войны

Гражданская война разделила общество на два лагеря. Священнослужители, хотя и поддержали одну из воевавших сторон, не призывали к физическому уничтожению ни красных, ни белых. 

23 марта в Центре изучения истории Гражданской войны Исторического архива Омской области состоялся «круглый стол» на тему «Религиозный фактор в России в годы Гражданской войны: феномен, значение и региональная специфика». Мероприятие проводилось в рамках XV Международной научно-практической конференции «Омские социально-гуманитарные чтения – 2022». В работе «круглого стола» приняли участие ученые, краеведы, преподаватели истории и журналисты. 

Историки продолжают исследовать уроки «Смуты XX века». Довольно хорошо изучены все слои населения, принявшие участие в Гражданской войне как на стороне красных, так и на стороне белых. Однако еще недостаточно изучена роль Русской православной церкви в Гражданской войне. Не секрет, что отношение к военным и политическим действиям не у всех священнослужителей было одинаковым. Одни поддерживали красных, а другие – белых. В кинофильмах советского периода, в основном, служители православных церквей отражены с негативной стороны. 

По представленной теме выступили авторитетные российские академические специалисты, успешно реализующие исследовательский проект «Религиозный фактор в России в годы Гражданской войны: феномен, значение и региональная специфика», поддержанный Российским научным фондом.

Александр Сергеевич ПУЧЕНКОВ, доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета, руководитель проекта, в своем выступлении сказал: 

«Идея создания проекта о религиозном факторе в годы Гражданской войны в России возникла в период обострения пандемии. Было решено создать коллектив историков, работающих индивидуально или малыми группами. Например, я уже работаю вместе с историком Владимиром КАЛИНОВСКИМ. Он не первое десятилетие занимается проблемами церковной жизни. Два года назад мы выпустили совместную книгу о крымском духовенстве в 1914–1920 годах. В результате родилась идея продолжить и дальше изучение проблемы крупных регионов страны, в том числе и Сибири. Недавно вышла книга моего товарища [фамилию ПУЧЕНКОВ не назвал] по исследованиям событий на Балтийском флоте в 1917 году. Он показал, что как хорошо уживалась религия среди военных матросов в 1914–1916 годы. Они ходили на утренние и вечерние молитвы. Пройдет всего немного времени, и в 1917 году свергнут царя, а эти молитвы у матросов станут вызывать уже отторжение. Матросы будут священников ставить в один ряд с офицерами и посчитают их врагами. Есть в этом какое-то рациональное зерно или наоборот – мы и пытаемся объяснить. Мы пытаемся также объяснить сколько-нибудь значимую роль и белых вождей, в том числе и адмирала КОЛЧАКА и других, которых принято называть представителями белого движения. Эту коллективную работу я выполняю вместе с Алексеем СУШКО, Владимиром КАЛИНОВСКИМ, Юлией БИРЮКОВОЙ и другими. Мы не стараемся описать период «красного террора», а пытаемся показать практики выживания служителей церкви в период Гражданской войны».

Алексей Владимирович СУШКО, доктор исторических наук, профессор, отметил: 

«После февраля 1917 года церковные иерархи и духовенство в Сибири и по всей стране не были едины во взглядах как по поводу должного устройства церкви, так и по вопросам текущей политической жизни в стране. В Омской и Павлодарской епархии сформировалась группа духовенства, выступавшая за обновление церковного устройства и активно поддержавшая революционные идеи социалистического переустройства российского общества. С 30 апреля 1917 года в Омске под редакцией Пантелеимона ПАПШЕВА стала издаваться газета «Новая жизнь». Издание самоопределилось в качестве «органа церковно-общественного обновления». В программной редакционной статье продекларировано, что оно будет служить «восстановлению христианской идеи». Уже во втором номере газеты начала проповедоваться классовая ненависть». 

В статье «С кем мы пойдем?» ПАПШЕВ заявил: 

«Мы плоть от плоти нашего народа, такая же «черная, мужицкая» кость, как и он. Не было и не будет у нас интересов с буржуазией». 

Профессор СУШКО рассказал: 

«В годы Гражданской войны духовенство Омской и Павлодарской епархии, являвшееся частью народа, втянулось в братоубийственное противостояние. Оно разошлось в политических взглядах. Для большинства омского городского духовенства авторитет правившего архиерея и епископа (позднее архиепископа) Сильвестра был незыблемым. Поэтому оно вслед за ним выступило на стороне белого движения, духовно и всячески поддерживало его. В Сибири известны многочисленные примеры участия духовенства в Гражданской войне – как на стороне белых, так и на стороне красных. В ноябре 1918 года архиепископ Сильвестр, как столичный владыка, возглавил Временное высшее церковное управление Сибири и стал духовным лидером противников большевиков. Активная антибольшевистская борьба на стороне колчаковцев на тот момент не совпадала с позицией патриарха Тихона, находившегося в Советской России, не вставшего на сторону белых. Антибольшевистская борьба сибирского духовенства во главе с архиепископом Сильвестром была впоследствии использована большевиками в качестве повода для применения по отношению к духовенству политических репрессий». 

Затем выступил Владимир Витальевич КАЛИНОВСКИЙ, кандидат исторических наук: 

«В годы Гражданской войны появилась и новая риторика. Прежде всего, вспомним здесь адмирала КОЛЧАКА. Ему принадлежит такая фраза: «Единственная наша надежда – это святая наша церковь». В Перми в одном из выступлений Александр Васильевич КОЛЧАК сказал: «Православная вера – это опора государства». Для него, как представителя старого мира, образ церкви был образом стабильности и постоянства и мира. Тем удивительней, что эта риторика присутствует и у большевиков. Например, большевики критиковали духовенство, за антисоветскую агитацию. Так, Сильвестр ОЛЬШЕВСКИЙ благословил адмирала КОЛЧАКА и проводил торжественные молебны, а также давал напутствие духовенству для работы в белой армии. Создавались в армии КОЛЧАКА церковные дружины «Святого Креста», что вызвало недовольство и насмешки среди большевиков. Церковные каноны запрещают священникам брать в руки оружие. Хотя известен пример, что священник БАГИНСКИЙ нарушил этот канон. Однако документов, подтверждающих, что он участвовал в расстрелах, не обнаружено. Война – это всегда нарушение норм жизни. Те трансформации, что происходили в духовной среде в Сибири, – следствие глобального нарушения норм, которое произошло в годы Гражданской войны». 

От имени Омской епархии выступил Дмитрий Владимирович ОЛИХОВ, кандидат исторических наук, протоиерей, преподаватель Омской духовной семинарии. Он отметил: 

«Сильвестр (ОЛЬШЕВСКИЙ) боролся с сектантами. Большевиков он также относил к сектантам. В результате Сильвестр выступил против большевиков и поддержал власть адмирала КОЛЧАКА. Он проводил линию, что с католиками нужно договариваться, а вот баптистам и сектантам нужно серьезно противостоять. И еще: священники в период Гражданской войны в Сибири не призывали уничтожать физически друг друга».

Юлия Александровна БИРЮКОВА, кандидат исторических наук, доцент, отметила, что действия священнослужителей на юге России совпадали с действиями священников в Сибири. Они также участвовали в политической жизни как на стороне красных, так и на стороне белых. 

Дмитрий Игоревич ПЕТИН, руководитель Центра изучения истории Гражданской войны Исторического архива Омской области, кандидат исторических наук, доцент, резюмировал: 

«Мы являемся свидетелями нового этапа осмысления событий Гражданской войны, от каковых нас отделяет век. Церковная история долгие годы преподносилась исключительное однобоко, что неправильно. Наша исследовательская стратегия сегодня это – аргументированный подход, максимально удаленный от эмоций и любой одиозной апологетики. Не превозносить, не обелять, а исключительно на основе источниковедческой критики давать взвешенную оценку событиям, явлениям, персоналиям. И это будет справедливо не только для религиозной сферы. Исторический архив Омской области имеет, на мой взгляд, достойный опыт осмысления источников, связанных с работой института церкви, но применительно к военной и социальной истории 1918–1919 годов в Омском регионе. Это направление мы планируем развивать и далее. К слову о находках, с одним из сегодняшних спикеров – Алексеем Владимировичем СУШКО – нам достаточно детально удалось проанализировать не освещавшийся вопрос массового присоединения к православию в Омске пленных славян, что имело место в течение полутора лет накануне революционных событий 1917 года. Коллегам, выступившим на нашем мероприятии, от лица сообщества историков-архивистов выражаю признательность за сотрудничество и надеюсь еще неоднократно увидеть здесь – в особняке Батюшкиных».

По итогам «круглого стола» в текущем году запланирована публикация его материалов в формате научных аналитических статей в тематической рубрике журнала «Омский научный вестник. Серия Общество. История. Современность». По результатам дискуссии участники «круглого стола» единодушно признали необходимым продолжить изучение роли верующих разных религий в период Гражданской войны в целях обмена опытом и объединения усилий научных работников, педагогов, аспирантов, и представителей общественности.

Фото © Алексей ОЗЕРОВ, фонд Центра изучения истории Гражданской войны

90 000 Ересей в наступлении. В Церкви Западной Европы идет война против Православия

В Католической Церкви Западной Европы усиливается ересь. В течение нескольких дней произошел ряд идеологических эксцессов и злоупотреблений, которые показывают, насколько серьезна проблема с сохранением ортодоксальности в Европе.

Архиепископия Фрибурга, Германия, получила разрешение на преподавание религии женщине, выдающей себя за мужчину. Это первый случай в Германии, когда человек с такими серьезными проблемами получает разрешение от епископа преподавать католическую религию.Интересно, что епархия не предоставила ему каноническую миссию ; Религиозное образование будет осуществляться со специального письменного разрешения генерального викария.

Немецкая католическая молодежная организация KjG (Katholische junge Gemeinde) в эти выходные приняла новую форму написания слова «Бог». Он также запишет их в виде: Gott+. Как объясняет менеджер KjG Джулия Нидермайер, Gott + призван отражать разнообразие Бога. Как он добавляет, речь идет не только о гендерной проблеме, но и о всей сложности Бога в целом.

В Австрии аналогичное решение приняла местная организация католической молодежи (Katholiscje Jugend, KJ). 31 марта, в Международный день трансгендерной видимости, группа сделала восторженный пост о трансгендерах в Церкви, который завершился словами: Hosi*anna (Хос*анна). Звездочка посередине — это так называемая Gendersternchen , гендерная звездочка, которая указывает на то, что гендер — это всего лишь условная конструкция, и каждый может свободно определять ее.

3 апреля в Парижской архиепископии была отслужена феминистская Святая Месса.Организаторы мессы в церкви св. Питер де Монруж использовал официальные символы епархии для пропаганды феминизма во время литургических торжеств. Все осуществляла организация «Феминизм в Церкви». При этом власти архиепископии дистанцировались от эксцессов, в отличие от описанных выше действий в Германии и Австрии.

На Украине идет война, которую Россия ведет при идеологической поддержке Московского Патриархата. Между тем в Западной Европе идет иная война, которую Революция ведет против православия - к сожалению, часто пользуясь идеологической поддержкой католических епископов...

Источники: Katholisch.де, Kath.net

Пач

.

Война и мир. Ислам: многоликая религия

Иранцы, протестуя против всемогущества мулл, кричали Аллаху акбар - Бог велик. Под тем же лозунгом террористы убивали прохожих в Париже. Ислам – одна из самых разнообразных религий в мире.

Сотни мусульман осуждают терроризм. В 2015 году толпа мусульман вышла на улицы Лондона. Они несли плакаты "У терроризма нет религии, ислам поддерживает права человека. Каждая сура Корана - это напоминание о милосердии".Однако их не сопровождали телефургоны. Реакция СМИ: тишина. На следующий день в Twitter пожаловался Мохаммед аль-Шарифи, один из администраторов страницы в Facebook «No2ISIS» («Не за Исламское государство») и волонтер организации, координирующей марш. Его постом поделились 5000 человек. раз. Комментаторы сошлись во мнении: новость о том, что большинство мусульман — нормальные, законопослушные граждане, желающие жить в мире, не прибавит ни просмотров, ни продаж.

Сэм Шарифи добавляет: СМИ интересуют только истории, которые рассказывают люди.Если группа мусульман делает что-то хорошее, то это либо вообще не упоминается, либо не упоминается их религия. Однако, если мусульманин делает что-то не так, новости попадают в заголовки, а о религии преступника пишут в первую очередь.

Внук Мухаммеда

Этот марш проводится каждый год. Он призван увековечить события 1300-летней давности, ровно через 40 дней после мученической смерти имама Хусейна, которые стали яблоком раздора между мусульманами и привели к разделению шиитов и суннитов.Это событие, наряду с праздником Ашура, посвященным самой смерти Хусейна, является одним из самых важных шиитских праздников.

Хусейн был внуком Пророка Мухаммеда. Когда пророк умер, отец Хусейна, Али, стал одним из двух главных претендентов на суверенитет над общиной всех мусульман, называемой по-арабски уммой. Али рекламировался как ближайший родственник мужского пола Мухаммеда, муж его дочери Фатимы. Соперником был ученик пророка Абу Бакр. Мусульмане не знали, кто должен вести их дальше.Из этого конфликта вытекает основное разделение последователей ислама - шиитов, то есть сторонников Али, и суннитов, поддерживавших Абу Бакера. Через 24 года после смерти пророка ненадолго был достигнут компромисс, и Али стал четвертым после пророка главой мусульман - халифом. Однако соглашение длилось недолго. Пять лет спустя Али был убит. Его старший сын Хасан отказался от своих претензий на пост халифа, но несколько лет спустя его выдвинул младший брат Хусейн. Поэтому он выступил против нового лидера Язида.В Кербеле его скромное подразделение подверглось нападению. Хусейн был убит, а его отрубленная голова была доставлена ​​Язиду, находившемуся в Дамаске. Для шиитов, которые составляют немногим более 10 процентов. из 2 миллиардов мусульман сегодня эти разработки по-прежнему актуальны. Они вспоминают не только мученичество своих лидеров, но и столетия гонений, присущих истории шиизма.

Ислам против нападений

В 2015 годуоднако организаторы лондонского марша сосредоточили внимание на аспектах, объединяющих все общество в борьбе с терроризмом. Событие произошло всего через несколько недель после кровавых терактов в Париже и Бейруте, к которым примкнули так называемые Исламское государство (ИГИЛ), организация, которая
терроризирует большую часть Ближнего Востока во имя религии и защищает угнетенных мусульман,
включая большой кусок Ирака и Сирии, и теперь начал шантажировать Европу нападениями.Трудно определить, сколько из огромного числа мусульман поддерживают или хотя бы симпатизируют ИГИЛ. Отождествление ислама с терроризмом вредит как шиитам, так и суннитам.

- Я никогда не встречал никого, кто согласен с ИГИЛ. 99 процентов Мусульмане хотят спокойной жизни, хотят выпить кофе с друзьями. Это то, о чем мы хотим, чтобы люди знали», — объяснил аль-Шарифи после демонстрации.

Вероятно, он немного преувеличивает. Если бы никто не поддерживал фундаменталистов «Исламского государства», тысячи молодых людей (из Туниса, Египта, бывшего СССР, а также из Европы) не приехали бы в Сирию, чтобы вступить в бой в его рядах.Исследования, проведенные на Западе, показывают, что около десятка процентов проживающих там мусульман заявляют о сочувствии деятельности ИГИЛ. Вопреки тому, что утверждают СМИ, это не означает, что большинство европейских мусульман становятся радикальными в течение следующих поколений. Однако на самом деле у умеренных последователей Аллаха возникают проблемы со своими радикальными братьями по вере, даже если первые составляют подавляющее большинство.

Неудобное исследование

Одной из жертв этого антагонизма стал египтянин Наср Хамид Абу Зайд, уважаемый философ и богослов в интеллектуальных кругах.Мир узнал о нем в 1994 году по случаю его громкого развода с женой. Это был необычный развод, так как он состоялся не по желанию ни одного из супругов. Тем более, что после развода муж с женой по-прежнему жили и жили вместе, и их отношения ничуть не ухудшились. С другой стороны, отношения Абу Зайда с некоторыми из его коллег значительно ухудшились. За разводом стояла группа консервативных профессоров из знаменитого египетского университета Аль-Азхар. Они признали, что научная деятельность Абу Зайда была антиисламской.Ему не только отказали в присвоении звания профессора этого вуза, но даже объявили, что из-за того, что он пишет, он больше не может считаться мусульманином. А так как он им не является, согласно исламской ортодоксии, он не может быть мужем мусульманки. Поэтому, чтобы спасти женщину, было решено развестись с мужем-отступником, разумеется, не спрашивая разрешения.

Что такого сделал Абу Зайд, что разоблачил себя перед профессорами одного из старейших и самых знатных мусульманских университетов мира? Он объяснил мне это так: - Я исследовал исторический контекст, в котором был написан Коран, я критически проанализировал традицию исламской мысли.Я писал, что Коран хоть и от Бога, но толкуется людьми. Последнее так расстроило консервативных профессоров Аль-Азхара. Они верят, что Коран как ниспосланный текст вечен и универсален. Между тем, по мнению Абу Зайда, без мифологии, поэзии, без всего культурного багажа доисламских времен Коран, а значит, и ислам был бы чем-то совсем другим.

В своих исследованиях Абу Зайд не делал ничего такого, что не практиковали другие мусульманские ученые.Он был вдохновлен исламскими богословами-рационалистами 9 века - мутазилитами. Они пришли к выводу, что Коран не существовал вечно, а был создан Богом в определенный момент истории. Абу Зайд исходил из того же предположения. В своих исследованиях он также использовал достижения западной философии: герменевтику, семиотику, дискурс-анализ.

Разница в том, что мутазилиты действовали в то время, когда ислам находился в расцвете своего существования, это была религия, открытая миру, склонная опираться на все достижения человечества.Однако позже в исламском мире возобладали изоляционистские и антирационалистические тенденции. Критическое мышление не в моде, но это не значит, что его не существует. Однако мир не следит за дебатами о либеральном гуманистическом исламе в Египте, Индонезии и Иране, хотя они ведутся постоянно. Есть реформаторское движение. Более того, она не всегда состоит только из ученых.

Есть и мусульманская улица, выступающая за либеральные реформы. Он часто требует этих реформ с именем Бога на устах, как и сторонники Исламского государства.

Протесты против всемогущества духовенства
В 2009 году в Иране прошли

президентских выборов. К участию в них допустили двух кандидатов-реформаторов. Никто из них не хотел ликвидировать Исламскую республику, но они были за либерализацию, объясняли, что никого нельзя принуждать к религии, а политических противников нельзя сажать в тюрьму. Хотя они победили большую часть населения, на выборах победил очень консервативный Ахмадинежад, баллотировавшийся на второй срок.Люди почувствовали себя обманутыми, вышли на улицы в ночь выборов. Протесты, позже названные Зеленой революцией, продолжались несколько дней после объявления результатов. Зеленый – цвет ислама. Он встречается на многих флагах мусульманских стран. Очевидно, он был любимым цветом Мухаммеда. В Коране рай представлен этим цветом.

Большинство протестующих молодых иранцев и иранцев (потому что они тоже массово вышли на улицы) против всемогущества шиитских священнослужителей не откажутся от своей мусульманской идентичности просто так.Когда власти начали расстреливать протестующих, они изменили свой метод. Вместо толпы на улицах они по вечерам выходили на крыши своих домов и кричали во всю глотку Аллаху акбар - Аллах велик. Для них это был крик свободы, последнее, что они могли сделать, чтобы защитить свое достоинство. Стоит помнить, что нападавшие из Парижа с таким же криком на устах стреляли в людей. Этот же лозунг написан и на официальном флаге Исламской Республики Иран, власти которой впоследствии посадили многих протестующих в тюрьму, приговорив к длительным срокам, а некоторых даже к смертной казни.Иранские протесты убедительно доказывают, что не все мусульмане хотят того же. Насколько разные выводы можно сделать, читая одни и те же священные тексты, показывает пример Асмы Барлас, пакистанской мусульманской феминистки и исследовательницы: «Коран до сих пор используется в качестве аргумента против прав женщин в большинстве мусульманских обществ», — признает Барлас. И тут же добавляет: - Поэтому я и обращаюсь к Корану, чтобы доказать, что это неправда.

Она, как и египетский богослов Абу Зайд, считает, что Коран историчен.Поэтому при ее чтении следует различать основные принципы и ценности ислама, которые она передает, и описание конкретных исторических условий, в которых она была раскрыта.

Барлас приводит простой пример: - Ни арабское общество, ни патриархат не являются посланиями Корана. Наоборот, это принцип любви, равенства, мягкости, взаимности и гармонии между супругами. Раз Коран прописывает такие принципы равенства даже для патриархального общества 7 века, значит, они всеобщие, а не патриархальные.И именно этим правилам вы должны следовать, находитесь ли вы на Луне или в Аравии 7-го века. Когда в Коране используются названия конкретных одежд, которые носили тогда, это не значит, что я также должен носить такие одежды сейчас.

Слепое следование букве Корана – ошибка

К сожалению, многие мусульмане думают, что если они будут одеваться как арабы и вести себя как арабы, то станут лучшими мусульманами. Такое слепое следование букве Корана является ошибкой.Точно так же исследователь разоблачает непоследовательность исламских фундаменталистов: - Даже они, когда хотят разграничить историческое и общечеловеческое, могут это сделать. Муллы, которые публиковали фетвы, или религиозные рекомендации, через Интернет, как-то не заботились о том, что в Коране ничего не упоминается об Интернете. Они не говорят, что, поскольку во времена пророка не было Интернета, они не пользовались бы Интернетом. Только когда дело доходит до женщин, они не могут провести это различие. Легко понять, почему.

Не только исламские радикалы выбирают из Корана то, что им подходит. Критики ислама также делают то же самое. Много раз различные цитаты из этой книги служили им доказательством женоненавистничества мусульман или их склонности к агрессии. Такой подход недавно высмеяли два молодых голландца Саша Харланд и Александр Спур из сатирического ансамбля Dit Is Normaal. Они искали в Библии различные резкие отрывки, такие как в книге Левит: Всякий, кто вступает в половую связь с мужчиной так же, как с женщиной, тот делает мерзость.Они оба будут наказаны смертью или Книгой Второзакония, предписывающей безжалостно отрубить руку женщине, которая попытается вывести своего мужа из драки. Затем наложили на Библию обложку из Корана и вышли в город читать людям отмеченные места. Нетрудно догадаться, что пристававшие к ним прохожие были возмущены услышанным и часто самым худшим образом отзывались о людях, «воспитанных на чем-то подобном». Они были потрясены, когда комики заставили их понять, что цитаты, которые они только что услышали, взяты из Библии.

Сотни осколков и дивизий

На Западе мы склонны объединять всех мусульман, но в исламе гораздо больше различных течений, чем в христианстве. Общим для всех мусульман является только вера в единого Бога, в ангелов, в священные писания (которые, наверное, к удивлению многих европейцев, помимо Корана, включают еще Тору и Евангелие) и в посланников Бога, которым, конечно же, является Мухаммед. , но и библейских пророков, Адама и Иисуса.А также веру в Страшный суд.

Помимо основного деления на шиитов и суннитов, внутри каждого из этих великих течений существуют десятки, если не сотни, фракций. Одни разрешают молиться на национальных языках, другие только на арабском. Кто-то регулярно ходит в мечети и не пропускает пятничную проповедь, кто-то вообще храмов не строит. Одни строго придерживаются монотеизма, другие допускают культ святых, выдающихся исламских мистиков и почитают места, связанные с их историей.Одни хоронят умерших в пустыне даже без надгробной плиты, другие строят гигантские гробницы. Одни считают музыку и танцы грехом, другие, во славу Аллаха, впадают в безумный транс и кружатся в диких танцах. Подобно католицизму, только иранская форма шиизма, называемая имамизмом, является централизованной. Но и там мнения всех великих аятолл равнозначны, и правоверные выбирают себе того духовного лидера, чьи взгляды им ближе. В католической церкви нет такого однозначного авторитета, как папа.

Споры в мусульманском мире могут быть такими же острыми, как и между мусульманами и кафирами или немусульманами. Однажды я разговаривал с Бассамом Тиби, сирийцем, много лет живущим в Германии, автором книги о религиозном фундаментализме под таким названием. Тиби считает, что фундаменталисты занимаются властью, а не приближением к Богу. Возникновение этой идеологии связано с политической историей последних двух столетий. Я спросил его, что он чувствовал тогда.Он ответил: - Я стопроцентный мусульманин. Моя семья происходит от Мухаммеда. Однако больше всего я чувствую себя европейцем. Европа дала мне идентичность, а ислам — моя религия. То, что я проповедую, вызывает недовольство фундаменталистов. Они не принимают того, что я хочу связать ислам с европейскими идеями. Но я знаю Коран наизусть, а не их.

Автор: Людвика Влодек

.

франков проф. Винцентий Мысзор: Между православием и ересью

Когда возникли взгляды, несовместимые с учением, называемые ересью? Когда возникло различие между ересью и ортодоксией?

Нас интересует вопрос о том, как христиане, учитывающая Церковь, т.е. епископы и богословы, различали православные взгляды, т.е. «правильные», «правильные», и на основании каких предпосылок первые христиане отвергали ошибочные, т.е. еретические взгляды - — задавался он вопросом много лет назад на страницах «Политического богословия» о.проф. Винцент Мысзор. Вчера завершилось земное паломничество Автора этого текста, чей выдающийся вклад в развитие науки о началах христианства никогда не должен быть забыт

Речь идет о возникновении категории православия в раннем христианстве, а точнее в первых трех веках христианства, то есть в период до Первого Никейского собора (325 г.), заложившего основы христианского православия. Нас интересует вопрос о том, как христиане, учитывающая Церковь, т. е. епископы и богословы, различали в этот период православные воззрения, т. е. «правильные», «правильные», и на основании каких предпосылок первые христиане отвергали ошибочные, т. е. еретические взгляды.

По этому поводу, вообще говоря, есть два взгляда историков богословия. Одно из них восходит ко временам первобытного христианства, и его можно назвать учением о примате православия, о изначальной чистоте веры. В свете этого взгляда последовали ереси и заблуждения. Обнаружение позднего появления ошибки означало, что эти взгляды отошли от первоначальной истины или противоречили ей. Классическая теория христианской ереси гласила: Первоначально Церковь сохраняла неприкосновенность и полную истину еще в учении Христа и апостольском предании.Эту точку зрения наиболее выразительно выразил Евсевий Кесарийский в своей «Истории Церкви » . Одна из главных причин, по которой он написал этот рассказ, заключалась в том, чтобы показать, что Церковь, несмотря на последовавшие за ней ереси, одержала победу и сохранила свою первоначальную чистоту веры. Взгляда на доктринальную чистоту в начале христианства придерживались прежде всего полемисты. В полемике с Маркионом было выдвинуто мнение, что разделения и заблуждения в Церкви появились с первым ересиархом. Тертуллиан вывел из этой посылки метод более раннего отвержения еретических взглядов, который состоял в том, чтобы показать, что они более поздние, чем евангельская истина.«Где же тогда был Маркион, понтийский мореплаватель и ученик стоиков? Где платоник Валентин? Ибо хорошо известно, что их тогда не существовало; что чуть ли не во время правления Антонина их сначала учили католической вере [...] Ибо, если Маркион отделил Новый Завет от Ветхого, то очевидно, что это было позже того, что он отделил, потому что нечего больше отделять, кроме как то, что было в начале единство».Для объяснения того, как они стали еретиками, они указывали на сатану как на вдохновителя ереси и раскола — «Сам Поликарп, когда Маркион однажды прибежал и спросил его: «неужели ты не узнаешь меня», тот ответил: «узнаю, узнаю первенца сына сатаны» 2 - или на сектантский дух лидеров ереси, их честолюбие, низкие нравственные нормы. Для Тертуллиана источником ереси была философия, а точнее, житейская мудрость: «Это учения, выдумки людей и демонов, рассчитанные на то, чтобы пощекотать слух его слушателей; они суть плоды житейской мудрости, которую Господь называет юродством, и глупость мира сего избирает Сам к посрамлению самой философии.Ибо она мать житейской мудрости, дерзкая толковательница природы и планов Божиих. Ибо философия есть корень всех ересей» 3. И подобно тому, как Церковь имела единство или «единую истину» на стороне истины, так и среди еретиков были разделения и споры, как и среди философских школ.

С удалением апостольских времен, во втором и третьем веках, период раннего христианства, первых поколений христиан становился все совершеннее и чище. Уже в конце второго века и в третьем веке первоначальное христианство было совершенным.Во втором и третьем веках гностицизм был наиболее часто подвергаемой нападкам ересью. Только Ириней, величайший антигентостический полемист 2-го века, для гностиков своих современников, учеников Валентина, искал генеалогию, предков еретиков 2-го века в образе Симона Мага Деяний Апостолов , и, следовательно, еретик с древнейших времен, но он, кажется, только указывает на то, что даже в апостольские времена Церковь боролась с ересью. Однако в этом он был ближе к некоторым современным решениям этой проблемы. Ересь и Православие противоположны.Однако невозможно определить, что такое ересь, вне связи с православием, и, наоборот, православие выступает, между прочим, как истина в противоположность ложности ереси. Модель идеальной первичной чистоты с точки зрения ортодоксии не может поддерживаться. По этой модели он также «работал» над Новым Заветом, «первым еретиком» в Церкви, то есть Маркионом. Он считал, что Новый Завет изначально был вероучительно чистым, и лишь позднейшие искажения, а именно введение «иудейских» элементов ветхозаветной традиции, исказили текст Евангелий.По его мнению, необходимо пересмотреть текст и применить древнюю «историю редактирования текстов», в которой она на несколько столетий предшествовала идеям некоторых современных экзегетов. Даже допуская, что первоначальное христианство было доктринально «чистым», приходится удивляться, почему существовало такое разнообразие взглядов, разные пути мысли, т. е. ереси.

Заслуживают внимания несколько современных идей по объяснению этого явления. Учение Адольфа Гарнака о происхождении теологии и формировании ересей противоречит взглядам Тертуллиана.По мнению Гарнака, для обоих христианских направлений, как теологической ортодоксии, так и иноверности, ереси, было важно соприкоснуться с греческой мыслью. Греческая философия, по его мнению, привела к развитию христианского богословия, вдохновила христианское православие. В более широком смысле эллинизация христианства дала толчок к возникновению богословия как науки.

Первыми богословами, которых он считал, были гностики. Отличие ортодоксии от ереси заключалось лишь в том, что последняя представляла собой «резкую» «крайнюю эллинизацию или рационализацию христианства» ( akute Verweltlichung // Hellenisierung des Christentums ), тогда как развитие ортодоксального богословия вдохновлялось мягким, постепенным и мягким рационализация и эллинизация.

Еще одно предложение по объяснению происхождения ортодоксии и ереси было представлено Мартином Вернером5. Раннее христианство ожидало скорого возвращения Христа. В ближайший послеапостольский период христианство было эсхатологическим и не развивало доктрины. Учение возникло во время кризиса эсхатологии, в то время, когда ожидание пришествия Христа ослабевало, на рубеже I и II веков. В результате этого кризиса происходит отход от эсхатологии ( Enteschatologisierung ) и появление церковного догмата.По Вернеру, кризис проявился, между прочим, в том, что появляются ереси, т. е. распадается первоначальное единство учения.

Ереси способствуют развитию учения Церкви. Вальтер Бауэр представил очень интересный взгляд на ортодоксию и ересь. По его мнению, невозможно защитить тезис об изначальной православности христианства. Вначале христианские взгляды варьировались от ереси до ортодоксальности. Эти фигуры, т.е. ересь и ортодоксальность, не могут быть точно описаны на ранних стадиях.Они появляются в другом порядке исторически и географически. Согласно Бауэру, еретические воззрения появились раньше ортодоксии в Сирии (вокруг Эдессы) и в Египте. Однако в других центрах ортодоксия предшествовала ереси. Бауэр отводил особую роль в сохранении единства веры, т. е. православия, христианско-римской общине (для ясности: Бауэр был протестантским богословом!).Рим, как богатая община, возглавил благотворительную акцию, ссылаясь на апостольское преемство.

Происходя из римской традиции, он обладал большим чувством порядка и дисциплины. И хотя до конца II века вокруг ереси и ортодоксии в христианской общине Рима происходят потрясения и суматоха (например, Маркион появляется в Риме во II веке и учат гностики), в конечном итоге православие берет верх. Согласно теории Бауэра, учение в аспекте православия и ереси раскрывает церковно-политический аспект.Преподавание поддерживается администрацией. Монархический епископат и оправдание обучения епископов авторитетом апостольского преемства не лишены значения для православия.

Теория Бауэра была воспринята в целом положительно. Критика касалась некоторых деталей. Критики отмечают, что христианство в Египте раньше разоблачало ортодоксальное учение. Критике подвергся аргумент ex Silenceio , на который опирался Бауэр, а именно, что при отсутствии исходных данных или очень скудной информации Бауэр предполагал развитие обучения по своей собственной теории.Наконец, было отмечено, что он недостаточно учел феномен иудео-христианства. Содержание христианской веры выражалось не только взглядами, но и различными другими формами религиозной жизни, lex orandi , т. е. выражением содержания через религиозную жизнь, отношения, молитву и литургию. Православие относится к ортопраксия. Религиозная жизнь указывает на установки, за которыми скрываются взгляды, не всегда точно и точно сформулированные. Религиозная жизнь не требует острых и ясно очерченных взглядов, она требует только обращения к истине, исповедуемой более делом, чем словом.Однако в связи с этим в христианстве второго века возник серьезный кризис: гнозис.

Вопреки утверждениям Гарнака, гнозис не был интеллектуальным движением. Гнозис не означал радикального проникновения христианства через философию. Гнозис, или когда он понимается как известная историческая система второго и третьего веков, вносит в христианство не только чуждые взгляды, но прежде всего формы религиозности, чуждые христианству. Хотя полемисты антигостицизма (Ириней Лионский и особенно Тертуллиан) видели прежде всего верования и взгляды, которые для Тертуллиана, а тем более для Ипполита, были результатом влияния философии, но гностики - как и некоторые христиане, подобные Тертуллиану - отвергнутая философия.

Александрийские писатели Климент и Ориген, которые благосклонно относились к философии и видели ее пользу для христиан, отвергали гнозис по рациональным причинам, хотя их и привлекал его пессимизм по отношению к миру и телу. Ибо гнозис, как показал Ганс Йонас7, был состоянием сознания, характеризуемым пессимизмом по отношению к миру. Гностик чувствовал себя чуждым сотворенному миру, потому что он был создан не Богом, а творцом низшего, менее совершенного вида. Он чувствовал себя пленником в теле, которое не принадлежало его существу.Наоборот, свое я, свое духовное нутро он считал частью божественного, «божественной искрой», которая должна освободиться от мира и тела и слиться в божественной полноте (плеромие ). Освобождение пришло через гнозис, то есть знание, просветление, осознание того, кто вы есть и куда вы идете. В гностических системах второго и третьего веков это знание давал спаситель, в христианских терминах это был Иисус Христос. Однако гностическая идея спасения была совершенно чужда библейской, а значит, и христианской традиции.Бог спасет нас, провозглашает Ветхий Завет. И именно Бог, Иисус Христос, спас нас как человека, - проповедовал Новый Завет. Спасение в библейских и христианских терминах означало принятие сотворенного мира и человека, сотворенного в этом мире. Этот подход, противоположный гностицизму, наиболее выразительно представил Ириней Лионский, писатель конца II века, считавший величайшим кощунством гностиков не их странные рассуждения о божественной полноте ( плеромия ), или вычурные формы толкования, а лишение благости, данной Богом тварному миру Творцу, и спасительной способности человека во плоти.

Важный вопрос, откуда взялись эти взгляды в христианстве. Исследователи в целом предполагают, что гнозис/гностицизм по сути является нехристианским движением. Можно сказать, что в христианском гностицизме появилась форма так называемой контактной ереси. Христиане, соприкоснувшись с чуждой формой религиозности, стали формировать собственные взгляды. Что еще интереснее, гностики-христиане, подобно Маркиону, считали себя ортодоксальными католиками. Ириней писал о таких «католических» гностиках: «Они жалуются на нас, что мы без причины воздерживаемся от общения с ними, хотя (по их мнению) они понимают вещи так же, как и мы.Они жалуются, что мы называем их еретиками, хотя они говорят то же самое и принимают то же учение»8. Однако Ириней был полемистом. Объективно сообщая иностранные взгляды, но критично оценивая их, он был врагом гнозиса. В полемике с гностицизмом он выявлял и объяснял истины веры, которым угрожал гнозис.

Гностицизм негативно кристаллизовал ортодоксию. Открытие оригинальных христианских гностических писаний также дает нам другую картину этой ереси. В сочинениях гностиков мы находим и положительные стороны развития теологической доктрины.В их творчестве есть богословские темы, подхваченные учащей Церковью гораздо позже. Христианские гностики ранее имели дело с двойственностью во Христе, то есть его божественностью и человечностью. Правда, ссылаясь на свои дуалистические предположения, они отрицательно оценивали его «телесную» человечность, но христологическую проблему ставили достаточно ясно и рано. Весь диапазон гностических воззрений лежит в переходной зоне между ересью и ортодоксальностью. Православие и ересь более отчетливо проявляются только в трудах антигентостских полемистов.Гностики, в силу своей чуждости христианству, обратили внимание на некоторые существенные для христианства истины и спровоцировали поляризацию позиций в Церкви.

Гностики также внесли свой вклад в более точное определение должности учителя. Их учение было более или менее эзотерическим: гнозис предназначался только для избранных. Не все люди, по их мнению, были способны это принять. Другой вопрос перед Церковью встал о том, предназначена ли христианская вера только для избранных или для всех, и тогда касается ли спасение всех людей или только избранных.Даже если в христианстве и было эзотерическое направление, оно должно было исчезнуть в негативной реакции на гнозис. Однако универсальность обучения требовала должностей и авторитета. И так приходит осознание апостольской преемственности, публичного, открытого учения. Если в начале второго века епископ Антиохийский Игнатий, который для единства Церкви, также и в учении, требовал монархического епископата, ссылался на авторитет Бога и Христа, но еще очень мало апостольского авторитета, то в конце второго века Ириней ясно говорил о должности епископа и апостольской преемственности.Таким образом, во время кризиса гностицизма во втором веке начали кристаллизоваться понятия ереси и ортодоксальности, задачи учительства Церкви.

Гностицизм был величайшим испытанием для христиан. Были и другие, такие как учение Маркиона, монтанистский кризис и споры по поводу празднования Пасхи. В последующие столетия возникли другие вопросы. Как относились к ереси и православию в «докризисный» период? Если мы внимательно прочитаем Новый Завет, особенно Послания св. Павла, мы можем увидеть информацию о многих различных взглядах и группах в раннем христианстве.Деяния (6:1-7) фиксируют напряженность и споры между так называемыми евреями и эллинистами. Были разногласия относительно миссии апостола Павла в связи с Вечерей Господней (1 Кор. 11:18). На основании этих событий и разногласий апостол выдвинул принцип: «Ибо между вами должны быть разделения, дабы испытаны были испытанные» (1 Кор. 11:19). Поведение и взгляды отличались в отношении правил пищевых продуктов. В христианских общинах были «немощные в вере» («немощного в вере возьми, не подвергая сомнению взглядов его» — Рим. 14:1) и более верные, которых Павел призывал не судить других.При этом он дал принцип: «все, что не по убеждению, есть грех» (Рим. 14:23). Павел не всегда призывал отвергать и осуждать другие взгляды и поведение (Римлянам 16:17-20). В середине I века в различных центрах возникли разногласия и споры (упомянуты Коринф и Рим). Их оценивали по-разному. В палестино-сирийском регионе появились миссионеры, которые должны были руководствоваться вполне определенными принципами поведения и учения. Согласно Дидахе, странствующие учителя не могли брать никаких денег за обучение, не могли дольше оставаться на одном месте.Следование этическим принципам является признаком подлинности их учения9. И не знамения и чудеса решали об их православии («ибо будут лжехристы и лжепророки, которые будут творить знамения и чудеса, чтобы, если возможно, прельстить и избранных» - Мк. 13:22). В Маленькой Азии группы выступали за возвращение к принципам иудаизма. Они ссылались на особую мудрость и знание (Кол. 2:8), особый аскетизм (Кол. 2:18 и 23) и культ ангелов (Кол. 2:18). Апостол Павел представил эти взгляды как «земные», основанные на человеческом общении (Колоссянам 2:8 и 22).Он не называл их ересью. Он, вероятно, использовал терминологию этих тайных учителей («полнота божественности» Кол. 2:9), которую позже использовали и гностики. Но было ли это уже тогда о гностиках? Уже в пастырских посланиях была возможность ложного гнозиса («Тимофей, храни вверенное тебе, уклоняйся от пустословия и противоречивых заявлений о ложном знании» - 1 Тим. 6:20). Таким образом, некоторые взгляды могли предвосхитить гностические; негативная оценка брака (1 Тим. 4:3), за которой может скрываться враждебное отношение к творению и миру, обращение к мифам и генеалогиям (1 Тим. 1:4).

В письмах Игнатия Антиохийского начала II века противоположные взгляды кажутся еще более определенными. Но указывают ли они на гнозис в терминах гностицизма 2-го и 3-го веков? На фоне разного рода споров, споров и дискуссий возрастает потребность в обращении к соответствующим аргументам, доказательствам и авторитетам. Несомненно, одним из древнейших свидетельств и авторитетов является правящий коллектив, имеющий власть исключать из церковной общины и обязывать (Мф. 18:15-18).Их учение должно относиться к учению Иисуса (Мф 23:8). Когда на него нападали противники, апостол Павел явно ссылался на учение Иисуса (2 Кор. 2–5). Учение объективируется через коллектив, учение многих апостолов. Это не означало, что таким образом закончилась дискуссия о подлинности и достоверности учения. Многие использовали апостольскую власть. Многие писания второго века, так называемые апокрифы, цитируют авторитет апостолов. Достаточно перечислить некоторые названия гностических писаний, обнаруженных в Верхнем Египте в Наг-Хаммади.Они относятся к авторитету Иоанна, Фомы, Петра и всего корпуса апостолов. Автор Дидахе , как провозглашает первоначальное название Учения Двенадцати Апостолов , также достиг апостольской власти.

Во втором веке появились выдающиеся учителя и лидеры, которые не претендовали прямо на апостольский авторитет, но тем не менее получили признание. Я имею в виду Игнация Антиохенского. Представляется, что его авторитет строился прежде всего на идее единства Церкви, связанной с монархическим епископатом — один епископ и послушание ему обеспечивают единство Церкви.Идея единства относилась больше к религиозной жизни, например, к совершению одной жертвы Евхаристии, не обязательно непосредственно к единству учения. Однако устроенная таким образом архиерейская канцелярия передавала полномочия власти и на учение. Обязанность учить была лишь одной из обязанностей пастухов. Полномочия, обретенные в других обязанностях: забота о бедных, руководство богослужениями, вопросы надзора вообще (ибо от этого понятия происходит технический термин episkopos , т.е. епископ), были переданы учительству.Но когда взгляды, противоречащие такому учению, стали называться ересью? Когда возникло различие между ересью и ортодоксией? Ведь судить о ереси может только тот, кто знает, какие взгляды ортодоксальны. Означает ли множество взглядов, более или менее различных, что одни из них ортодоксальны, а другие еретичны? Исследования раннехристианского богословия (патристики) выявили множество различных взглядов, которые не были заклеймены как ересь. Так когда же возник термин «ересь»? Изначально понятие «ересь» или «избрание» не имело негативного значения.Таким выбором было христианство по отношению к иудаизму. Представляется, что содержание, которое могло бы подпадать под понятие ереси в смысле «разлома», «разрыва единства», возникло достаточно рано. В одном из древнейших христианских писаний, так называемом Римском Послании к Коринфянам , раскол в Коринфе описывался под влиянием политической мысли как мятеж, мятеж, несогласие, нарушение мира. Автор Письма видел причину бунта в ревности. В письмах Игнатия Антиохийского начала II века «ересь», означавшая разрыв общения с епископом, противопоставлялась «истине».В других текстах, как мы уже упоминали, есть критика противников, иных взглядов, но без клеймения их признаком ереси. До возникновения великих гностических движений во втором веке и до усиления соответствующих церковных структур в борьбе с гностиками в некоторых регионах можно наблюдать продолжение новозаветной полемики без детального определения оппонентов. Они проявлялись как зеркальные отражения взглядов обеих сторон без какой-либо более четкой точности контуров доктрины.Полемика происходит на уровне более моральных обвинений, без строгого внимания к учению. Христиане ищут и переживают свою идентичность, отделенность от других форм религиозности. Это делается не только на доктринальном уровне, но и на организационном, социальном и культурном уровне. Христиане должны были определить свое отношение к иудаизму, из которого они вышли. Кризис, связанный с учением Маркона, отвергавшего Ветхий Завет, позволил Церкви более основательно разработать учение.Но целый ряд вопросов, более или менее доктринальных по отношению к иудаизму, уже давно стал предметом обсуждения (обрезание, еврейский пост, празднование Пасхи по еврейскому календарю). Многие христиане в первых поколениях вышли из иудаизма и вошли в Церковь с еврейским менталитетом и духовностью. Возвращение «к корням», то есть к иудейским традициям, часть обращенных язычников рассматривала как элемент христианской идентификации. Гностическое движение присоединилось во 2 веке.Христианские гностики также искали свою христианскую и церковную идентичность. Сочинения библиотеки Наг-Хаммади, в основном гностико-христианские, показывают нам картину этого христианства во 2-м и 3-м веках. До сих пор мы знали гностиков в основном из сочинений их противников, полемистов. Теперь, благодаря новым источникам, мы имеем больше возможностей беспристрастно наблюдать за борьбой между ересью и православием в первые века христианства.

Фр. проф. Винцент Мысзор

Вышеупомянутый текст появился в Политическом богословии № 1 - Справедливость, Милосердие, Предательство

____________________________

1 Тертуллиан, О запрете еретиков , 30, пер.E. Stanula, Варшава, 1970.

2Еузебиуш, История Церкви , IV, 14, 7, Познань 1924.

3 О запрете ..., изд. CIT., 7.

4 Adolf Harnack, Lehrbuch der DogmengesChichte , Freiburg 1887.

5 Martin Werner, Die Entstehung des Christlichen Dogmas , Bern 1941.

6Walter Bauer, Rectsgläterei 1934, 1941

7 Ганс Йонас, Религия Гнозиса , Платан, Краков 994.

8 Иринеуш, Адверсус Эресес III, 15, 2.

9 Дидахе 11, 4–12.

.90 000 Православие и ревизия во французском позитивизме - Барбара Скарга (электронная книга)

Минимальные аппаратные требования:

Процессор

: архитектура x86 с тактовой частотой 1 ГГц или аналогичный в других архитектурах

ОЗУ: 512 МБ

Монитор и видеокарта: XGA-совместимые, минимальное разрешение 1024x768, 16 бит

Жесткий диск: любая поддерживающая операционная система с минимум 100 МБ свободного места

Мышь или другой манипулятор + клавиатура

Сетевая карта/модем: включение доступа в Интернет на скорости 512кб/с

Минимальные требования к программному обеспечению:

Операционная система: MS Windows 95 и выше, Linux с X.ORG, MacOS 9 или выше, новейшие мобильные системы: Android, iPhone, SymbianOS, Windows Mobile

Интернет-браузер: Internet Explorer 7 или выше, Opera 9 и выше, FireFox 2 и выше, Chrome 1.0 и выше, Safari 5

Браузер с поддержкой файлов cookie и включенным JavaScript

Рекомендуется Flash Player 10.0 или выше.

Информация о форматах файлов:

  • PDF - формат, рекомендуемый для чтения на ноутбуках и настольных компьютерах.
  • EPUB — формат файла, позволяющий читать электронные книги на устройствах с меньшими экранами (например, на электронных книгах или смартфонах), дающий возможность подгонять текст под размер устройства и предпочтения пользователя.
  • MOBI — формат записи Mobipocket, который можно загрузить на любое электронное устройство (например, электронную книгу Kindle) с установленной программой (например, MobiPocket Reader), позволяющей читать файлы MOBI.
  • Аудиокниги в формате MP3 — формат файла, предназначенный для прослушивания аудиозаписей.

Типы защиты файлов:

  • Водяной знак - (водяной знак) представляет собой зашифрованную информацию о пользователе, купившем продукт. Это позволяет легко идентифицировать пользователя, незаконно распространившего продукт. Этот тип безопасности определенно более удобен для пользователя, поскольку вам не нужна учетная запись Adobe ID и авторизация устройства, чтобы открыть книгу, защищенную водяным знаком.
  • Нет защиты - некоторые файлы, предлагаемые в нашем магазине, не защищены. Как правило, эти типы файлов можно загружать ограниченное количество раз, определяемое поставщиком электронных публикаций. Соответствующее сообщение появляется на сайте в случае слишком большого количества загрузок файлов.
.90,000 Пол Тюдор Джонс: Экономическое православие перевернулось с ног на голову - Puls Biznesu

Концентрация ФРС на безработице, когда речь идет об инфляции и финансовой стабильности, должна перевернуть экономическое православие с ног на голову, заявил известный американский инвестор Пол Тюдор Джонс.

Джонс считает, что, вопреки утверждениям ФРС, инфляция в США не является временной.Если центральный банк США заявит, что экономика США находится на правильном пути, сказал он, «тогда я бы пошел на инфляцию, купил товары, криптовалюты и золото».

- Если этот курс будет правильным, у нас будет истерика [сокращение покупок облигаций центральным банком - ред. Pb.pl], продажа облигаций и коррекция фондового рынка, сказал Джонс.

Пол Тюдор Джонс, фото: Bloomberg

Известный миллиардер-инвестор заявил, что если бы он был членом инвестиционного комитета пенсионного фонда, то имел бы «максимальную защиту от инфляции».

«Я считаю, что это заседание ФРС может стать самым важным заседанием ФРС в карьере Джея Пауэлла», — написал Джонс в Твиттере.

© ℗

Подпись: Марек Друсь, Bloomberg

.

Властелин колец: Война на Севере

Предполагаю, однако, что для остальных игроков, которые достаточно равнодушно относятся к хоббитам и стараниям знаменитой команды, это будет просто очередная, приличная халтура' n'slash, который, наверное, вызвал бы больше энтузиазма, если бы не случился во время жаркого сезона премьер-министра. Так или иначе, стоит присмотреться ко всем ее аспектам, ведь внешность часто обманчива и, возможно, «Война на Севере» — именно та игра, о которой вы мечтали.

Увлечение произведениями Толкина, вновь усиленное кинотрилогией П.Джексон медленно исчезает. Не совсем, ведь в книжных магазинах до сих пор на прилавках лежат красивые издания книжной версии, которые еще находят покупателей, но повальное увлечение книгами и фильмами прошло. К играм по лицензии, более-менее удачным, но пока обязательным в повестке дня каждого игрока, сейчас в основном тянутся только преданные поклонники Мастера. Да что там говорить, на дворе конец эпохи Средиземья, и чтобы игра в этих климатических условиях могла заинтересовать кого-то не из поклонников толкиеновской вселенной, она должна была бы предлагать как универсальные, так и совершенно новые решения, а не так уж плотно прилипать к классической форме, визуализированной Джексоном и с тех пор считавшейся единственно правильной.«Война на Севере», однако, характеризуется в этом отношении глубоким консерватизмом (ортодоксальностью), действие происходит в строго очерченных предшественниками рамках, разыгрывая как всегда тот же ас, т.е. конкретную вселенную как главную достопримечательность игра. Последнее неплохо, потому что атмосферу и характерные элементы толкиеновского мира невозможно переоценить и даже сто раз использовать в различных постановках, они могут продолжать сиять по мере приближения к оригиналу. И надо признать, что именно в вопросе климата «войны на Севере» этот консерватизм и служит.Поклонники трилогии, особенно в киноверсии, будут в восторге. Всем остальным любителям фэнтези тоже стоит увлечься этим.

А такой хорошей атмосферы команде Snowblind удалось добиться благодаря внесению в игру толики брутальности, которая делает действия героев более правдоподобными.Конечно, несмотря на то, что эта игра возглавила рейтинг PEGI для этой игры, не ожидайте какой-либо ужасной бойни. Отрубание конечностей и даже обезглавливание здесь обычное дело, но камера особо их не выставляет напоказ и даже фонтаны крови, бьющие направо и налево во время схватки, не обижают назойливого красного. На небольшом замедлении видны только завершающие удары, которыми убивают уже натужных противников и за которые вы получаете много опыта. Они приносят удовлетворение, но для любителей этого вида аттракционов они не будут настолько зрелищными, чтобы играть в игру только ради них.Это просто прекрасно, потому что это определенно не то, чего хотели создатели. Поэтому брутальность идеально сбалансирована в «Войне на Севере» и в таком виде она идеально вписывается.

В котором hack'n'slash "по-серьезному", а это уж точно "Война на Севере", не было бы крови... И хотя действие сосредоточено в основном на рубке с десятками орков и гоблинов и убийстве более крупных и мелких боссов, за атмосферу игры во многом отвечает сюжет, являющийся предысторией этих занятий. Эта «серьезность» здесь идеальна, хотя речь в очередной раз идет о спасении мира. Правда, не напрямую, но все же осознается. Игрок берет на себя роль одного из трех героев, составляющих команду. Это гном Фарин из Эребора, эльф Андриэль из Ривенделла и Эрадан, человек, один из Стражей Севера.Вместе с выбором персонажа мы определяемся с типом боя, в каждом случае значительно отличающимся, с использованием тяжелого холодного и дробящего оружия, заклинаний, а также мечей и луков. Интересно, что персонажа можно сменить, но нельзя в любой момент игры.

Команда встречается в Бри с Арагорном и... вдруг оказывается, что успех экспедиции Фродо находится в руках игрока! Ну а на Севере некий Агандаур, ученик Саурона, заключил договор с одним из назглов и планирует вторжение в Шир. Имея в своем распоряжении армию орков, он может вызвать много замешательства, из-за чего экспедиция хоббитов, которых Арагорн не может найти до сих пор, оказывается в опасности.

Игрок получает высокоуровневую миссию, которая, если поддерживать ее в соответствующем пафосном тоне, на некоторое время добавляет ему крыльев.Однако сам геймплей более прозаичен. Потому что он идет вместе с командой, которая в одиночке отлично справляется, отбивая все, что движется к ногам. Бой динамичный и из-за возможности развития умений персонажа он варьируется в плане различных эффектов, использования разного оружия и заклинаний. Конечно, со временем это становится рутинной рубкой, как в большинстве hack'n'slashy, но, к сожалению, в отличие от флагманского образца такого рода продукции, которым является "Диабло", эта рутина снижает играбельность.Одним словом, однообразие рубки, которое не было скучным ни в «Диабло», ни даже в «Торчлайт», в «Войне на Севере» чувствуется быстро и однозначно отбивает желание играть. В городе есть магазины и кузница как плацдарм от боя, а так же возможность приготовления зелий волшебницей, но всего этого мало. Точно так же не добавляют разнообразия побочные квесты, сводящиеся к разборке последующих противников, чтобы, например, отобрать у них предмет.Этот аспект игры хромает.

Также отсутствует хоть какая-то видимость свободы. Война на Севере линейна, но это не должно быть недостатком игры.Но вот так, потому что поле для действий очень узкое, ограниченное невидимыми стенами или, например, обломками, которые мог бы пересечь ребенок, но, к сожалению, не герои Средиземья - в этом аспекте игра напоминает свою не очень удачный конкурент несколько месяцев назад "Dungeon Siege III". Особенно больно на открытой местности, где издалека видны живописные горные вершины и бескрайние просторы, до которых, как нас приучил недавно вышедший «Скайрим», должна быть возможность дотянуться.В случае с «Войной» такой свободы никто не ожидал, но эти узкие тропинки и четко обозначенные проходы вызывают дурные ассоциации и слегка нарушают ту прекрасную атмосферу, о которой можно написать целые страницы. Пути, в свою очередь, неизбежно сопровождаются короткими, потому короткими, но раздражающими временами загрузки. Игра загружается каждый раз, когда вы проходите, даже из комнаты в комнату.

Уже не так оптимистично, да? Но не стоит пока унывать, ведь у «Войны на Севере» есть еще одно, помимо атмосферы, атмосферного сюжета и динамичного боя, очень сильное место.Это кооперативный режим игры.

Играть можно вдвоем или втроем, будь то с одной консолью, подключенной к сети, или, как в случае с ПК-версией, только по сети, важно, что такое развлечение — это совсем другая история, чем игра в игру один.Совместная рубка монстров дает вам гораздо больше азарта, а помощь друг другу, когда персонаж ослаблен или гонка за количеством заработанных специальных ударов, более приятна, когда вы играете с живым игроком, а не с ботами. И кажется, что «Война на Севере» лучше всего подходит для такого типа игры. Так что тот, кто захочет купить игру только для синглов, потеряет половину удовольствия.

Что касается визуальной стороны "Войны", то она не самая плохая, но кое-где можно было и доработать.Можно было бы использовать больше деталей в локациях, больше анимации и особенно лучше оптимизированный код, потому что даже на мощном железе игра любит слегка подтормаживать. Однако сходство персонажей с теми, кого мы знаем из киноверсии трилогии, приятно, и стоит упомянуть, что здесь будет возможность встретиться с некоторыми известными личностями. Общие цвета игры также весьма впечатляют, временами придавая ей немного мрачности и создавая атмосферу. Последнее дополняется вполне удачными звуками боя и криками персонажей.Однако локализация не завершена — на польский язык переведены только субтитры, а озвучка осталась оригинальной. К счастью, переводчики неплохо справились, тем более, что работы у них было немного, ведь в игре нам встретится множество диалоговых сцен с возможностью выбора нескольких тем для разговора. Хоть они и не имеют отношения к сюжету игры и их можно пролистать, но прекрасно обрисовывают картину ситуации, что будет полезно всем, кто не помнит подробностей Трилогии.

Стоит ли тянуться за «Властелином колец: Война на Севере»? Любителям Толкина рекомендую с чистой совестью, всем остальным, при условии, что они тоже попробуют поиграть в кооперативном режиме, иначе у них не будет полной картины этой игры.

Оценка: 7/10

+

кооператив

+ плотный климат Средиземья

+

динамических боевых анимаций

- линейность игры и повторяемость стычек с повторяющимися противниками быстро наскучивают

.

Мириам Сингер, ортодоксальная еврейка о семье, Израиле и переходе в иудаизм - Общество

Вы всегда чувствовали себя евреем?

- Да.Я знал о своем еврейском происхождении, знаю историю нашей семьи, которая еще до войны ассимилировалась. Так что я знаю историю евреев, которые перестали быть религиозными, что все равно не защитило их от войны и смерти.

Я всегда чувствовал себя укорененным в этой польско-еврейской истории.

Читайте также : Откуда взялся план «Евреи для Мадагаскара»?

О ней писала бабушка Джоанна Ольчак-Роникьер, о ней писала мать и журналист Катажина Циммерер.Каким был твой дом в Кракове?

- Абсолютно увлекательно, хотя классическим домом я бы его не назвал.Отец - нееврей, австриец, проживающий в Германии. Он всегда присутствовал в моей жизни, но большого влияния на мое воспитание не оказал. Это моя мать вырастила меня. И моя бабушка, живущая по соседству, оказала большое влияние на мою жизнь.

Чему они вас научили?

- Во-первых, не относиться к себе и своей жизни слишком серьезно.И они повторяли, как мантру «копф хох» (голова вверх), слова, передаваемые в нашей семье из поколения в поколение. Бабушка была дитя войны, она не сказала: «Давай, я о тебе позабочусь». А скорее: держите голову выше, карманные проблемы и идите дальше. Мы не говорим, что это тяжело, мы просто смеемся над тем, что с нами произошло. Это немного жестоко, это не дает возможности плакать над собой, но это также и спасительно, потому что дает силы подняться, даже если у вас нет сил. В подростковом возрасте бабушка часто делала мне выговор, что если мне придется ходить в салоны и сидеть там кисло, то лучше вообще из дома не выходить.Это был своего рода детский сад. Когда ты живешь под бдительным оком писателей, ты должен быть осторожен с ошибками. Я слышал, что нужно правильно выражаться, правильно себя вести. Я бы не променял это воспитание ни на какое другое.

Читайте также : Письмо из Израиля или фото из Освенцима.В Польше почти каждый может внезапно обнаружить свое еврейское происхождение

Как бабушка и мать отреагировали на то, что их Мария постепенно стала Мириам, ортодоксальной еврейкой?

- Не медленно, просто за ночь.Возможно, если бы он был медленным, они бы успели к нему привыкнуть. С моей точки зрения, похоже, что они вообще не были к этому готовы и им было сложно. До этого я не был религиозен. Я был аспирантом, имел работу, бурную общественную жизнь и либеральные взгляды. Внезапно я встретил человека, с которым через две недели был помолвлен. Через несколько месяцев мы поженились, и я уже был религиозен.

Что это означало на практике?

- На самом деле очень много.У нас с мамой было много домашних ритуалов, и вдруг они должны были исчезнуть. Когда в моей жизни появилась кошерная кухня, оказалось, что я больше не могу есть любимые блюда моей мамы. Потому что я не ем свинину, я не смешиваю молоко с мясом, а мясо, которое я ем, должно быть кошерным. Мне тоже было нелегко. Но я оказался в новой ситуации, потому что получил что-то взамен.

Какая?

- Новые обряды, т.е. хождение в синагогу, вся еврейская культура, традиции и обычаи.Потом я сменила стиль в одежде, отказалась от штанов и стала носить длинные юбки. А по субботам я был недоступен, потому что в этот день я не пользуюсь ни телефоном, ни компьютером. Ты должен был переключиться.

Было ли это необходимо или вы хотели?

- Не знаю, хотел ли я каждого из них по отдельности.Но я решил принять иудаизм таким, какой он есть. Хотел ли я отказаться от телевизионных показов с мамой, во время которых я ел курицу KFC? Нет, я не хотел. Мне понравился этот ритуал. Хотела ли я отказаться от креветок в майонезном соусе? Нет, потому что я люблю креветки. Сделал ли я все это без какой-либо драмы или слез? Да потому, что я решил, что если я хочу быть ортодоксальным евреем, то так и буду теперь жить. Конец, точка. Идем дальше. Я стараюсь не обсуждать вещи, которые находятся вне моего контроля, а иметь дело с вещами, которые мне неподвластны.

Например что?

- Я очень поддерживаю различные изменения, связанные с положением женщин в иудаизме.

Читайте также : В мазовецкой деревне есть коровник, сделанный частично из мацевы.Что случилось с еврейскими кладбищами?

В виде?

- Воспитывая дочерей.Я могу воспитать их в духе ортодоксальности, но при этом дать им понять, что от них зависит, кто они есть. В инстаграме я слежу за ортодоксальной еврейкой из Израиля, которая проводит подготовительный курс для девушек перед замужеством и показывает им модель клитора. Чтобы будущие жены ортодоксальных иудеев знали, что у них между ног, осознавали свою телесность и сексуальность. И чтобы они могли направлять своих мужей, чтобы те могли исполнить свой супружеский долг, то есть доставить жене сексуальное удовольствие. Еще одна ортодоксальная еврейка танцует, готовит хумус и рассказывает о лечении бесплодия.Я учусь у этих женщин свободе и открытости. И я тоже буду жить своей жизнью. Фильмы Netflix кормят нас тем, что еврейка бреет голову. Мы смотрим на эти бритые головы и думаем, что это ортодоксальный еврейский мир.

Не похоже?

- Среди евреев есть группы, в которых женщины бреют голову.Но покрывать голову — это не обязанность Торы, это обычай. Если мои дочери не захотят покрывать голову, они будут знать, что им это не нужно. Это мое православие.

Дама носит шарф.

- Потому что мне так хочется.И пока я это сделаю, но, может быть, осмелюсь? Мои дочери и сыновья, у меня пятеро детей, должны знать, что, хотя Тора запрещает есть креветки, нет заповеди покрывать голову. В Торе есть еще много того, что можно и чего нельзя делать мужчинам. Это не означает, что иудаизм не патриархален. И в этой религии есть законы, которые мне очень не нравятся. Но я против превращения православия в нечто ужасное, тем более на основе обрывочной информации. Я хочу, чтобы мои дети учились и, опираясь на достоверные знания из разных источников, сами решали, чего они хотят.

Зачем ты поехал в Израиль?

- Потому что мой муж в то время учился там на раввина.Сейчас в Польше не хватает евреев даже на то, чтобы построить иешиву, то есть раввинскую школу. Отсюда и поездка в Израиль. Первые два года мы жили в Иерусалиме, мой бывший муж учился в ешиве, я ходила в женскую школу, я занималась домом и детьми. Ездили вдвоем, третий родился в Израиле.

Как ты туда попал?

- Сначала Израиль показался мне очень хаотичным, таким шумным.Это слово описывает безжалостность израильтян, которая может раздражать, но может и веселить. Первые два года мне мешало совать свой нос в чужие дела. Но с другой стороны, людям было интересно, как у нас дела. Спрашивали: откуда ты, что здесь делаешь? И они сразу захотели узнать, чего нам не хватает. Первым нашим порывом было то, что мы справимся, даже если у нас нет кроватей для детей, например.

Почему ты не хотел помочь?

- Потому что из Польши я привез убеждение, что кровать должна соответствовать декору, что нельзя дарить людям старые шторы или вытащенный из подвала диван.И тут бывало, что кто-то дарил клумбы, кто-то деньги. В нашу школу позвонил мужчина, сказал, что у него есть магазин детских колясок, может быть, он кому-то нужен? А у меня только что родился ребенок, мне нужна была коляска для двойни. Через день он у меня был. Иногда в Польше мне не хватает этой израильской заботы о других людях.

Почему ты вернулся?

- Потому что мой бывший муж закончил учебу и получил здесь должность раввина.

Как вы себя чувствовали в роли раввина?

- Хорошо, но я попал в ментальные стереотипы, которые у меня были из Польши.Такую, что если ты замужем за кем-то с положением, то ты просто жена и больше никто. Между тем, мужчина может быть раввином, но его жена не обязательно должна быть ребе. В Израиле я принимал участие во встречах для будущих ребетов, мы учились, среди прочего, как действовать среди евреев с разными потребностями. Но это был мой выбор, если я хотел пойти на эти встречи. Признаюсь, мне очень нравилось быть Ребецинкой.

Была ли проблема в том, что Ребекина Мириам развелась с раввином?

- Мои православные друзья в Израиле говорили: "Хорошо, товарищ, что я могу сделать для тебя?"И польские евреи (позвольте мне обобщить, потому что я также получил большую поддержку от близких мне евреев в Польше): «Вы разводитесь? Ведь евреи не допускаются!». Это неправда, иудаизм не запрещает развод. Польская община была возмущена, потому что она была воспитана в польской культуре, пропитанной католицизмом, и считала развод чем-то постыдным. Помню, как православное заведение, обучавшее нас в Израиле, пригласило меня на конференцию по ребетам. Я убедился, что они помнят, что мы развелись, и получил электронное письмо, в котором говорилось, что, конечно, они помогают с формальностями.«Приходи, потому что ты наш ребе. Вы до сих пор выступаете как представитель ортодоксальных евреев», — написали они в ответ.

Что вам дало Православие?

- За счет того, что у нее столько принципов, она помогла мне найти себя и спросить себя, что для меня важно, а что нет.

Любой пример?

- В православии есть слово "цниут", что переводится как "скромность".А отсюда и все, что мы знаем для определения слова, которое в основном употребляется для женщин — платье, поведение. Услышав это, я чувствую бунт. Я ненавижу эти слова. Но я также начинаю задаваться вопросом, что значит для меня скромность. И у меня есть определение, которое имеет для меня смысл. Другой пример: до того, как стать религиозным, я не обращал внимания на то, что ем. Благодаря кошерности я теперь гораздо лучше осознаю, что беру в рот. Иудаизм также научил меня быть благодарным, потому что утром, когда мы просыпаемся, мы произносим благословение: «Спасибо, Господи, за то, что вернул мне мою душу».И тогда я рад, что жив.

Что отнял у вас иудаизм?

- Это взяло мое здравомыслие на мгновение.Я вскочил в него в мгновение ока, как будто вычеркнув все, что там было до сих пор. Но я не думаю, что евреи лучше неевреев или что ортодоксальные евреи лучше неортодоксальных евреев. Я просто думаю, что так лучше для меня. До этого лучше быть раскрепощенным атеистом.

Образовательная деятельность связана с тем, что вы все еще чувствуете себя госпожой Ребецин?

- Интересный вопрос.Нет, да, может быть. Я просто чувствую ответственность за то, что меня окружает. В иудаизме есть правило: если ты уже знаешь букву алеф, иди и учи алеф. Поэтому с удовольствием делюсь своими знаниями и опытом. Моя мама учила меня, что каждый из нас рожден для чего-то и важно что-то оставить после себя. Если я оставлю одного человека, который спокойно скажет «еврей» и не побоится этого слова, это будет для меня большой удачей.

Читайте также: Избица.Поляки неохотно участвуют в этом преступлении

.

Смотрите также