Post Icon



Сказка о ковре самолете


Сказка по картине Васнецова "Ковер-самолет"

Задание в учебнике по Русской словесности, 5 класс: Попробуйте сочинить сказку по картине В,М, Васнецова "Ковер-самолет". Используйте повествование.  Примените в тексте те способы связи предложений, о которых вы узнали.

 

Вступление

Художник Виктор Михайлович Васнецов написал много картин к русским сказкам. На его картине "Ковер-самолет" мы видим двух молодых людей, летящих на ковре-самолете. Под ними простирается русская равнина - широкая река, окруженная густым лесом. 

Сказка по картине Васнецова "Ковер-самолет"

Жил был Иван-царевич.  И захотелось ему жениться на Елене Прекрасной. Отправился он в соседнее царство-государство за своей невестой. Шел, шел, да устал и прилег отдохнуть. Достал Иван-царевич узелок с хлебом. Да только хотел поесть, как вдруг появилась серенькая мышка и просит его человеческим голосом: "Иван-царевич, дай мне твоего хлеба, а я тебе службу сослужу." Отломил Иван-царевич мышке добрый кусок хлеба, съела его мышка и спрашивает: "А куда ты путь держишь?". "Иду за невестой, Еленой Прекрасной", - отвечает добрый молодец. Говорит тогда ему мышка: "Возьми меня с собой, я тебе помогу!".

Посадил Иван-царевич мышку к себе в карман и отправился дальше.  Долго ли, коротко ли, пришел Иван царевич в царство Елены Прекрасной. Видит, что народ в городе печален, повсюду черные полотна развешены. Стал Иван-царевич расспрашивать простой люд, почему в их стране траур. Отвечали они, что злой хан захватил их государство и заточил Елену Прекрасную в высокую башню. А на башню ту не забраться: нет в ней ни дверей, ни лестниц, только одно маленькое окошко на самом верху.

Опечалился Иван-Царевич, не знает, что делать.  Тут мышка ему и говорит: "Не печалься, Иван-царевич, я тебе помогу. Ступай в крайнюю избушку, там ты найдешь седого старика, попросись к нему на службу. А когда он спросит, чем тебе заплатить за службу, то попроси у него ковер, что на стенке висит."

Иван-царевич так и сделал. Пошел он к седому старику, принял его старик и в первый день велел свиней пасти. Справился Иван с работой. Во второй день старик велел его конюшню почистить. Не посмотрел Иван-царевич на то, что он царский сын, закатал рукава и убрал навоз. На третий день старик приказал ему вскопать поле и засеять его пшеницей. Трудно было Ивану-царевичу, но все же справился он и с этим заданием.

Тут ему старик и сказывает: "Понравился ты мне, добрый молодец. Хочу наградить  тебя за твою работу. Проси, чего ты хочешь." Вспомнил Иван-царевич слова мышки и отвечает старику: "Дай мне, дедушка, за мою работу тот ковер, что у тебя на стене висит." 

Отдал старик Ивану-царевичу ковер. А тут и мышка со своим советом подоспела: "Садись, Иван-царевич, на ковер, - говорит, - он волшебный". Сел добрый молодец на ковер и вспомнил свою невесту Елену Прекрасную. Как только он о ней подумал, подхватил его ковер и понес прямо к высокой башне, где царевна томилась. 

Летит Иван-царевич, под ним - дома да поля. Вот уже и башня видна. Смотрит Иван-царевич, сидит у окна Елена Прекрасная, да свою косу заплетает. Подлетел царевич к окошку, схватил Елену Прекрасную и посадил с собой рядом. Обрадовалась девица, прижалась к царевичу. 

Полетели они над полями, над лесами, над городами и деревнями. Летят, а под ними туманы расстилаются. Летят, а над ними зори алеют, месяц и звезды светят. Летят, а рядом с ними птицы небесные кружатся.

Вскоре добрались молодые до места. Тут и свадьбу сыграли. И я там был, мед-пиво пил, по усам текло, а в рот не попало.

См. Русская словесность, 5 класс, Альбеткова, ответы к учебнику

  • < Назад
  • Вперёд >

Сказка о ковре-самолёте — Волгоградская областная детская библиотека

В не­кото­ром царс­тве, в не­кото­ром го­сударс­тве жил-был царь На­зар с же­ной сво­ей – ца­рев­ной Ва­сили­сой. И бы­ло у них трое сы­новей: стар­ший Пётр, сред­ний Фё­дор да млад­ший Иван. Пра­вил царь спра­вед­ли­во, ни­кого не оби­жал, за что все под­данные его лю­били и ува­жали. А сы­новья цар­ские рос­ли ум­ны­ми да сме­лыми, ни­ког­да друг с дру­гом не ссо­рились, ро­дите­лей по­чита­ли, во всём им по­мога­ли. Ца­ревич Пётр боль­ше все­го лю­бил охо­тить­ся, ца­ревич Фё­дор вер­хо­вой ез­дой ув­ле­кал­ся, а Иван-ца­ревич каж­дую сво­бод­ную ми­нут­ку за чте­ни­ем про­водил.

Как при­шёл срок, соб­рал царь На­зар сво­их де­тей, стал речь дер­жать:

– Ми­лые мои сы­новья, вы уже вы­рос­ли и ок­репли, по­ра вам бе­лый свет посмотреть да се­бя доб­рым лю­дям по­казать. Пос­ле мо­ей смер­ти пред­сто­ит вам го­сударс­твом на­шим уп­равлять, а для это­го на­до мно­го че­му на­учить­ся. По­ез­жай­те-ка вы по даль­ним стра­нам пу­тешес­тво­вать, пос­мотри­те, как дру­гие ца­ри пра­вят, всё луч­шее у них пе­рей­ми­те. Вы­бери­те се­бе в цар­ской ко­нюш­не луч­ших ска­кунов, на­день­те дос­пе­хи рат­ные, возь­ми­те по ме­чу бу­лат­но­му да по лу­ку ту­гому и в путь от­прав­ляй­тесь. А как на­берё­тесь уму-ра­зуму, так до­мой воз­вра­щай­тесь.

Сде­лали ца­реви­чи так, как ба­тюш­ка ве­лел, поп­ро­щались с ро­дите­лями и по­еха­ли в до­рогу даль­нюю. Бли­же к ве­черу ус­тро­или братья при­вал: ко­ней сво­их пас­тись на лу­жок от­пусти­ли, а са­ми раз­ве­ли кос­тёр да ста­ли ужи­нать. По­том наш­ли братья мес­то для ноч­ле­га и прос­па­ли до са­мой за­ри. Как толь­ко сол­нышко взош­ло, го­вори Пётр-ца­ревич:

– Хо­рошо нам втро­ём, но ес­ли мы в раз­ные сто­роны разъ­едем­ся, то в три ра­за боль­ше го­сударств по­сетим.

– И то прав­да! – от­ве­ча­ет Фё­дор-ца­ревич.

– Вы стар­ше, чем я, вам вид­нее, – сог­ла­сил­ся Иван-ца­ревич.

На том и по­реши­ли. Об­ня­лись братья, до­гово­рились в род­ном царс­тве встре­тить­ся и ра­зош­лись их пу­ти-до­рож­ки: стар­ший по­ехал нап­ра­во, сред­ний на­лево, а млад­ший пря­мо.

Едет се­бе Иван-ца­ревич, пе­сен­ки на­пева­ет, ши­роки­ми прос­то­рами лю­бу­ет­ся. Вот ос­та­лись по­зади лу­га да по­ля, даль­ше до­рога че­рез лес­ные деб­ри ле­жит. И чем даль­ше доб­рый мо­лодец едет, тем лес гу­ще да тем­нее ста­новит­ся. Как ста­ло ве­череть, рас­по­ложил­ся Иван на ноч­лег, а ут­ром сно­ва в путь-до­рогу от­пра­вил­ся. Ехал он так день, дру­гой, тре­тий, по­ка не кон­чи­лись у не­го съ­ес­тные за­пасы, что ма­туш­ка с со­бой да­ла. Го­лод­но ца­реви­чу, а еды взять нег­де. Вдруг из лес­ной ча­щи олень на по­лян­ку вы­шел: строй­ный, кра­сивый, с вет­висты­ми ро­гами. Под­нял доб­рый мо­лодец ту­гой луг, на­тянул те­тиву, при­ложил к ней стре­лу ка­лёную, толь­ко соб­рался выс­тре­лить, как за­гово­рил олень че­лове­чес­ким го­лосом:

– Не уби­вай ме­ня, Иван-ца­ревич! Как при­дёт вре­мя, я те­бе при­гожусь, сос­лу­жу служ­бу вер­ную, из бе­ды вы­ручу!

Смот­рит цар­ский сын, а у оле­ня зо­лотая ко­рона меж ро­гами блес­тит. По­нял Иван, что пе­ред ним оле­ний царь, не стал в не­го стре­лять:

– Иди, – го­ворит, – оле­шек, па­сись се­бе спо­кой­но. Не тро­ну я те­бя!

Кив­нул олень в бла­годар­ность и сно­ва в лес­ной ча­ще скрыл­ся. По­ехал ца­ревич даль­ше. А го­лод-то ещё пу­ще одо­лева­ет, од­ни­ми яго­дами сыт не бу­дешь. Вдруг на тро­пин­ку мед­ведь бу­рый из бу­рело­ма вы­лез. Сно­ва под­нял доб­рый мо­лодец ту­гой луг, на­тянул те­тиву, при­ложил к ней стре­лу ка­лёную, толь­ко соб­рался выс­тре­лить, как за­гово­рил мед­ведь че­лове­чес­ким го­лосом:

– Не уби­вай ме­ня, Иван-ца­ревич! Как при­дёт вре­мя, я те­бе при­гожусь, сос­лу­жу служ­бу вер­ную, из бе­ды вы­ручу!

– Лад­но, – от­ве­ча­ет цар­ский сын, – не тро­ну я те­бя. Бе­ги в свою бер­ло­гу.

По­махал мед­ведь ца­реви­чу лох­ма­той ла­пой и в бу­рело­ме скрыл­ся. А доб­рый мо­лодец даль­ше по­ехал. Вот доб­рался он до лес­ной по­лян­ки, от­пустил ко­ня сво­его по­пас­тись, а сам лёг на трав­ку да стал ду­мать, где бы ему еды ка­кой-ни­будь до­быть? Вдруг пря­мо пе­ред ним во­рон на по­лян­ку сел, пё­рыш­ки свои чёр­ные чис­тить на­чал. А Ива­ну уж так есть хо­чет­ся, что аж же­лудок сво­дит! Ре­шил он хо­тя бы во­ронь­им мя­сом под­кре­пить­ся. Опять под­нял доб­рый мо­лодец ту­гой луг, на­тянул те­тиву, при­ложил к ней стре­лу ка­лёную, толь­ко соб­рался выс­тре­лить, как за­гово­рил во­рон че­лове­чес­ким го­лосом:

– Не уби­вай ме­ня, Иван-ца­ревич! Как при­дёт вре­мя, я те­бе при­гожусь, сос­лу­жу служ­бу вер­ную, из бе­ды вы­ручу!

Вздох­нул цар­ский сын и от­ве­ча­ет:

– Ну что ж, не тро­ну я те­бя, ле­тай се­бе на прос­то­ре, а я ягод лес­ных по­ем.

От­дохнул доб­рый мо­лодец, осед­лал ко­ня сво­его вер­но­го и даль­ше в путь от­пра­вил­ся. Дол­го ли он ехал, ко­рот­ко ли, по­ка не доб­рался до ог­ромно­го двор­ца. Уди­вил­ся Иван: дре­мучий лес кру­гом, ни жилья, ни до­рог, а пос­ре­ди ча­щи та­кие хо­ромы выс­тро­ены! Подъ­ехал ца­ревич поб­ли­же, ви­дит: две­ри нас­тежь рас­пахну­ты. Спе­шил­ся доб­рый мо­лодец и за­шёл во дво­рец. Хо­дит по па­латам, ос­матри­ва­ет­ся да ди­ву да­ёт­ся: всё вок­руг приб­ра­но, в од­ной из ком­нат стол раз­ны­ми яс­тва­ми ус­тавлен, а ниг­де ни ду­ши. И уж так цар­ско­му сы­ну есть хо­чет­ся, что сло­вами да­же не опи­сать, а раз­ре­шения спро­сить не у ко­го.

– Эх, бы­ла не бы­ла! – ду­ма­ет Иван. – Уго­щусь без спро­са!

Сел ца­ревич за стол и на­чал еду за обе ще­ки уми­нать. Толь­ко он на­сытил­ся, как заз­ве­нели тру­бы, за­били ба­раба­ны, заг­ре­мели ли­тав­ры, а за ок­ном та­кая гро­за раз­ра­зилась, что аж уши за­ложи­ло! Тут же рас­пахну­лась дверь нас­тежь, и вле­тел в хо­ромы злой кол­дун Ту­рон на ков­ре-са­молё­те, а за ним де­сяток слуг. Уви­дел вол­шебник гос­тя нез­ва­ного да как зак­ри­чит гро­мовым го­лосом:

– Как ты пос­мел в мой дом вой­ти да за мой стол без раз­ре­шения усесть­ся?

Не ус­пел доб­рый мо­лодец и сло­ва в от­вет мол­вить, как вых­ва­тил кол­дун ос­трый меч и за­рубил его. А по­том при­казал те­ло ца­реви­ча из двор­ца вы­нес­ти и в дре­мучем ле­су ос­та­вить. Толь­ко слу­ги при­каз вы­пол­ни­ли да на­зад вер­ну­лись, как ока­зал­ся пе­ред уби­тым оле­ний царь. По­дошёл он к Ива­ну, лиз­нул в щё­ку, по­том в дру­гую – не ожи­ва­ет цар­ский сын. Бро­сил­ся тог­да олень в лес­ную ча­щу, отыс­кал вол­шебный ру­чей, наб­рал пол­ный рот жи­вой во­ды да к ца­реви­чу во­ротил­ся. Брыз­нул во­дицей той доб­ро­му мо­лод­цу на ли­цо, тот и ожил. От­крыл он очи свои яс­ные и мол­вил:

– Ох, ка­кой же сон сквер­ный я ви­дел! Буд­то убил ме­ня злой вол­шебник и при­казал те­ло моё в дре­мучем ле­су ос­та­вить.

– То не сон был, – от­ве­ча­ет оле­ний царь, – это взап­равду с то­бой про­изош­ло. Ес­ли бы не при­нёс я жи­вой во­ды, ос­тался бы ты тут на­веки ле­жать.

Поб­ла­года­рил Иван оле­ня и стал расс­пра­шивать спа­сите­ля сво­его о кол­ду­не Ту­роне.

– Си­лён да мо­гуч этот злой вол­шебник, – го­ворит оле­ний царь. – Мно­го бо­гатс­тва он име­ет, но боль­ше все­го сво­им ков­ром-са­молё­том до­рожит. Сто­ит толь­ко на не­го встать и при­казать от­вести в лю­бое мес­то, как сра­зу же же­лание бу­дет ис­полне­но.

Как ус­лы­шал ца­ревич про та­кое чу­до, за­горе­лись его гла­за, за­хотел он во что бы то ни ста­ло этим чу­дес­ным ков­ром зав­ла­деть.

– А не зна­ешь ли ты, олень, как мне этот ко­вёр-са­молёт раз­до­быть? – спра­шива­ет цар­ский сын.

– Труд­но это сде­лать, – от­ве­ча­ет оле­ний царь, – злой вол­шебник ни­ког­да со сво­им сок­ро­вищем не рас­ста­ёт­ся, не толь­ко на нём ле­та­ет, но и си­дит, и спит. Что­бы ков­ром-са­молё­том зав­ла­деть, Ту­рона на­до убить, а сде­лать это мож­но, толь­ко шап­кой-не­видим­кой об­ла­дая.

– Где же дос­тать эту вол­шебную шап­ку?

– Шап­ка-не­видим­ка хра­нит­ся у ста­рой кол­дуньи Се­нами­ры, что на бе­регу боль­шо­го озе­ра жи­вёт.

– А как ту­да доб­рать­ся?

– Нуж­но сквозь гус­тую ча­щу про­ехать, по­том че­рез три ов­ра­га да три го­ры пе­реб­рать­ся. Толь­ко без ко­ня те­бе этот путь не пре­одо­леть.

– Что же де­лать? Конь-то мой у вол­шебни­ка Ту­рона ос­тался!

– Дам я те­бе мо­лодо­го да силь­но­го оле­ня Быс­тро­нога. Дом­чит он те­бя до кол­дуньи Се­нами­ры быс­трее вет­ра.

Прот­ру­бил оле­ний царь на весь лес, и тут же пе­ред ним Быс­тро­ног с креп­ки­ми но­гами и вет­висты­ми ро­гами ока­зал­ся. Вско­чил Иван ему на спи­ну да пом­чался к боль­шо­му озе­ру. Отыс­кал ца­ревич, где кол­дунья жи­вёт, во­шёл в из­бушку и го­ворит:

– Здравс­твуй, ба­буш­ка! С ми­ром я к те­бе при­ехал! Хо­чу шап­ку-не­видим­ку у те­бя поп­ро­сить.

– А за­чем она те­бе по­надо­билась? – спра­шива­ет ста­руха.

– Дол­жен я кол­ду­ну Ту­рону отом­стить за то, что он у ме­ня убил! Ес­ли бы не оле­ний царь, ле­жал бы я сей­час мёр­твый в дре­мучем ле­су.

– На Ту­рона я и са­ма зуб то­чу, мно­го он мне зла при­чинил! Так и быть, дам я те­бе шап­ку-не­видим­ку, толь­ко за это ты дол­жен три но­чи мне слу­жить, за­дания мои вы­пол­нять. Ко­ли спра­вишь­ся, шап­ка твоя, а ко­ли нет, я те­бя съ­ем!

По­думал цар­ский сын и го­ворит:

– Так и быть! Двум смер­тям не бы­вать, а од­ной не ми­новать! Рас­ска­зывай, что за за­дания.

– Очень уж мне охо­та мед­ком слад­ким по­лако­мить­ся. Толь­ко боль­но я ста­ра ста­ла, еле хо­жу. Вот ес­ли ты мне к ут­ру де­сять бо­чек мё­да до­будешь, то счи­тай, что пер­вое за­дание вы­пол­не­но, – ска­зала Се­нами­ра, заб­ра­лась на печ­ку и зах­ра­пела.

По­шёл Иван в лес, сел на пе­нёк и за­думал­ся: где же ему столь­ко мё­да взять? Вдруг от­ку­да ни возь­мись пе­ред ним мед­ведь бу­рый, ко­торо­го он ког­да-то по­жалел, по­явил­ся.

– Здравс­твуй, доб­рый мо­лодец! – го­ворит ко­сола­пый. – По­чему ты не ве­сел? От­че­го буй­ную го­лову по­весил?

Вздох­нул цар­ский сын и от­ве­ча­ет:

– Как тут ве­селить­ся, ког­да зав­тра смерть ме­ня лю­тая ждёт? При­каза­ла кол­дунья Се­нами­ра к ут­ру де­сять бо­чек мё­да до­быть. А ко­ли не справ­люсь, она ме­ня съ­ест. Толь­ко как же мне од­но­му та­кое за­дание вы­пол­нить?

– Не ту­жи, Иван-ца­ревич! Ты ме­ня по­жалел, не стал уби­вать, те­перь я те­бе служ­бу сос­лу­жу. Ло­жись вон под тем де­ревом на трав­ку мяг­кую да спи се­бе, ни о чём не ду­май. Ут­ро ве­чера муд­ре­нее.

Пос­лу­шал­ся доб­рый мо­лодец ко­сола­пого, лёг под де­ревом да зас­нул креп­ким сном. А мед­ведь за­шёл в ча­щу, за­рычал гром­ко, и тут же на его зов со­роди­чи со все­го ле­са сбе­жались. Поп­ро­сил их ко­сола­пый цар­ско­му сы­ну по­мочь за­дание вы­пол­нить. Раз­бе­жались мед­ве­ди по па­секам, ста­ли со­ты тас­кать да в боч­ки око­ло ста­рухи­ной из­бы скла­дывать. Выш­ла кол­дунья ут­ром во двор, глядь: мё­да столь­ко, сколь­ко она ве­лела при­нес­ти. А Иван ря­дом сто­ит да улы­ба­ет­ся. Зас­кри­пела Се­нами­ра зу­бами от злос­ти, да ни­чего не по­дела­ешь: уго­вор до­роже де­нег.

– Лад­но, – го­ворит, – спра­вил­ся ты с пер­вой за­дачей. Те­перь из­воль вто­ре за­дание ис­полнить: за­сыпь-ка мне к ут­ру два ови­на зер­ном.

Взял ца­ревич ко­су, по­шёл в по­ле, стал рожь ко­сить. Уж де­ло к ве­черу, а он и де­сят­ка меш­ков не на­косил. Сел доб­рый мо­лодец и за­думал­ся: как же ему два ови­на к ут­ру зер­ном за­пол­нить? Вдруг от­ку­да ни возь­мись пе­ред ним во­рон чёр­ный, ко­торо­го он ког­да-то по­жалел, по­явил­ся.

– Здравс­твуй, Иван-ца­ревич! – го­ворит пти­ца. – По­чему ты не ве­сел? От­че­го буй­ную го­лову по­весил?

Вздох­нул цар­ски сын и от­ве­ча­ет:

– Как тут ве­селить­ся, ког­да зав­тра смерть ме­ня лю­тая ждёт? При­каза­ла кол­дунья Се­нами­ра к ут­ру два ови­на зер­ном за­сыпать. А ко­ли не справ­люсь, она ме­ня съ­ест. Толь­ко как же мне од­но­му та­кое за­дание вы­пол­нить?

– Не ту­жи, доб­рый мо­лодец! Ты ме­ня по­жалел, не стал уби­вать, те­перь я те­бе служ­бу сос­лу­жу. Ло­жись вон в тот стог да спи се­бе, ни о чём не ду­май. Ут­ро ве­чера муд­ре­нее.

Пос­лу­шал­ся Иван пти­цу, лёг в стог да зас­нул креп­ким сном. А во­рон взмыл в не­бо, за­кар­кал во всё гор­ло. Тут же на его зов сот­ни пер­на­тых брать­ев при­лете­ли. Поп­ро­сил их во­рон цар­ско­му сы­ну по­мочь за­дание вы­пол­нить. Раз­ле­телись пти­цы по всем ок­рес­тным по­лям, ста­ли ко­лосья рвать да в ови­ны скла­дывать. Выш­ла кол­дунья ут­ром во двор, глядь: зер­на столь­ко, сколь­ко она ве­лела при­нес­ти. А Иван ря­дом сто­ит да улы­ба­ет­ся. Зас­кри­пела Се­нами­ра зу­бами от злос­ти, да ни­чего не по­дела­ешь: уго­вор до­роже де­нег.

– Лад­но, – го­ворит, – спра­вил­ся ты со вто­рой за­дачей. Те­перь из­воль третье за­дание ис­полнить: на­бери в ле­су столь­ко мха, что­бы ов­раг око­ло мо­его до­ма мож­но бы­ло за­сыпать.

По­шёл Иван в лес, сел на пе­нёк и за­думал­ся: как же ему столь­ко мха нарвать? Вдруг от­ку­да ни возь­мись пе­ред ним оле­ний царь по­явил­ся.

– Здравс­твуй, доб­рый мо­лодец! – го­ворит олень. – По­чему ты не ве­сел? От­че­го буй­ную го­лову по­весил?

Вздох­нул цар­ски сын и от­ве­ча­ет:

– Как тут ве­селить­ся, ког­да зав­тра смерть ме­ня лю­тая ждёт? При­каза­ла кол­дунья Се­нами­ра к ут­ру столь­ко мха наб­рать, что­бы ов­раг око­ло её до­ма мож­но бы­ло за­сыпать. А ко­ли не справ­люсь, она ме­ня съ­ест. Толь­ко как же мне од­но­му та­кое за­дание вы­пол­нить?

– Не ту­жи, Иван-ца­ревич! Я те­бе за доб­ро твоё уже от­пла­тил, сос­лу­жу и ещё од­ну служ­бу. Ло­жись вон под тем де­ревом на трав­ку мяг­кую да спи се­бе, ни о чём не ду­май. Ут­ро ве­чера муд­ре­нее.

Пос­лу­шал­ся доб­рый мо­лодец оле­ня, лёг под де­ревом да зас­нул креп­ким сном. А оле­ний царь соз­вал сво­их под­данных и ве­лел им по­мочь цар­ско­му сы­ну за­дание вы­пол­нить. Ста­ли оле­ни по ле­сам ска­кать, мох сры­вать да ог­ромную яму око­ло ста­рухи­ного до­ма за­сыпать. Выш­ла кол­дунья ут­ром во двор, глядь: ов­ра­га как не бы­вало. А Иван ря­дом сто­ит да улы­ба­ет­ся. Зас­кри­пела Се­нами­ра зу­бами от злос­ти, да ни­чего не по­дела­ешь: уго­вор до­роже де­нег. Приш­лось ей ца­реви­чу шап­ку-не­видим­ку от­дать. Поб­ла­года­ри доб­рый мо­лодец кол­дунью, вско­чил на сво­его Быс­тро­нога и пом­чался Ту­рону мстить. Как доб­рался он до мес­та, на­дел вол­шебную шап­ку на го­лову и проб­рался не­види­мым во дво­рец. А кол­дун в это вре­мя со сво­ими друзь­ями – злы­ми вол­шебни­ками – за сто­лом си­дит, мёд-пи­во пь­ёт да раз­го­воры ве­дёт.

– Нет на све­те ни­чего луч­ше, чем мой ко­вёр-са­молёт! – хвас­та­ет­ся Ту­рон. – Ку­да я по­желаю, ту­да он ме­ня в пять ми­нут и дом­чит!

– Ну, не ска­жи! – от­ве­ча­ет дру­гой кол­дун. – Моя ска­терть-са­моб­ранка луч­ше тво­его ков­ра бу­дет. Сто­ит толь­ко ска­зать: «Ска­тёр­ка-са­моб­ра­ноч­ка, дай мне по­есть-по­пить!», и тот час же на ней са­мые вкус­ные блю­да да на­пит­ки по­явят­ся. А как толь­ко на­ешь­ся да напь­ёшь­ся, нуж­но ска­зать: «Ска­тёр­ка-са­моб­ра­ноч­ка, убе­рись!» - и тут же все блю­да и на­пит­ки ис­чезнут.

– Нет! – спо­рит тре­тий кол­дун. – Луч­ше все­го на све­те ца­рев­на Ме­лек­три­са Прек­расная, ко­торую я пле­нил и в за­точе­нии дер­жу. Нет кра­ше де­вуш­ки на всём бе­лом све­те! Во лбу у неё зо­лотая звез­да го­рит, а под ко­сой се­реб­ря­ный ме­сяц блес­тит!

Вдруг Ту­рон за­бес­по­ко­ил­ся, по­вёл но­сом, при­нюхал­ся и го­ворит:

– Фу-фу-фу! Чую я: че­лове­чес­ким ду­хом во двор­це мо­ём пах­нет!

А Иван-ца­ревич в это вре­мя не­заме­чен­ным к зло­му вол­шебни­ку под­крал­ся да как хва­тит его ме­чом по го­лове, тот да­же опом­нить­ся не ус­пел! Уви­дели дру­гие кол­ду­ны, что их при­ятель без чувств ле­жит, сра­зу из-за сто­ла вско­чили и прочь убе­жали, толь­ко их и ви­дели. Стал тог­да цар­ский сын по двор­цу хо­дить да нес­метные бо­гатс­тва со­бирать. Мно­го он зо­лото, се­реб­ра да дра­гоцен­ных кам­ней на­шёл. По­ложил всё на вол­шебный ко­вёр, сам на не­го встал и го­ворит:

– Не­си ме­ня, ко­вёр-са­молёт, ту­да, где ска­терть-са­моб­ранка на­ходит­ся!

Толь­ко он эти сло­ва про­из­нёс, как взвил­ся ко­вёр в не­бо и пом­чал доб­ро­го мо­лод­ца в за­мок вто­рого кол­ду­на. И пя­ти ми­нут не прош­ло, как ока­зал­ся Иван на мес­те. За­шёл он в па­латы ка­мен­ные, а там ска­терть вол­шебная рас­сте­лена, вся яс­тва­ми чу­дес­ны­ми ус­тавле­на. Сел ца­ревич, на­ел­ся, на­пил­ся, а по­том при­казал:

– Ска­тёр­ка-са­моб­ра­ноч­ка, убе­рись!

Тут же все блю­да и на­пит­ки ис­чезли, сло­жил цар­ский сын ска­терть, встал на ко­вёр-са­молёт и при­казал ту­да его нес­ти, где ца­рев­на Ме­лек­три­са Прек­расная в за­точе­нии то­мит­ся. И пя­ти ми­нут не прош­ло, как ока­зал­ся Иван на мес­те. Вле­тел он в вы­сокий те­рем, а там де­вица-кра­сави­ца си­дит у ок­на за же­лез­ной ре­шёт­кой, слё­зы горь­кие ль­ёт. По­дошёл к ней цар­ский сын и го­ворит:

– За­кон­чи­лись, ца­рев­на, твои му­чения! При­летел я, что­бы из пле­на те­бя ос­во­бодить и в ро­дитель­ский дом вер­нуть!

Взял он де­вуш­ку за ру­ку, пос­та­вил ря­дом с со­бой на ко­вёр-са­молёт и при­казал нес­ти их в то царс­тво, где Ме­лек­три­са Прек­расная жи­ла. И пя­ти ми­нут не прош­ло, как ока­зались доб­рый мо­лодец с крас­ной де­вицей на мес­те. Бро­сились ро­дите­ли дочь свою це­ловать-об­ни­мать, о её житье-бытье в зам­ке зло­го вол­шебни­ка расс­пра­шивать. А по­том ста­ли Ива­на-ца­реви­ча за ос­во­бож­де­ние ца­рев­ны бла­года­рить:

– За то, что ты доч­ку на­шу единс­твен­ную из пле­на спас, про­си всё, что ду­ша твоя по­жела­ет!

– Ни­чего мне не на­доб­но, – от­ве­ча­ет цар­ский сын, – кро­ме Ме­лек­три­сы Прек­расной. По­любил я её всем сер­дцем и про­шу ру­ки её и сер­дца!

– Ко­ли до­чень­ка на­ша сог­ласна, мы ни­чего про­тив не име­ем, – от­ве­ча­ют царь с ца­рицей. – Да­дим мы вам на­ше ро­дитель­ское бла­гос­ло­вение.

Об­ра­дова­лась Ме­лек­три­са Прек­расная – очень уж ей Иван-ца­ревич пон­ра­вил­ся. Об­венча­лись они в цер­кви, а по­том соз­ва­ли гос­тей на ве­сёлый пир. Рас­сте­лил же­них ска­терть-са­моб­ранку, ска­зал вол­шебные сло­ва, и тут же на ней са­мые вкус­ные блю­да да на­пит­ки по­яви­лись. Три дня на­род в том царс­тве пи­ровал, а по­том по­садил доб­рый мо­лодец же­ну свою и ца­ря с ца­рицей на ко­вёр-са­молёт да по­вёз со сво­ими ро­дите­лями зна­комить­ся.

А ца­реви­чи Пётр с Фё­дором к то­му вре­мени уже из даль­них стран во­роти­лись, рас­ска­зали ба­тюш­ке с ма­туш­кой, че­му в дру­гих го­сударс­твах на­учи­лись. Ра­ды царь На­зар с ца­рицей Ва­сили­сой сы­новь­ям стар­шим, толь­ко од­на бе­да – ни­как млад­шень­ко­го дож­дать­ся не мо­гут. Мно­го уж вре­мени с тех пор прош­ло, ста­ли они к мыс­ли при­выкать, что сы­нок их на чуж­би­не по­гиб. И ког­да уж сов­сем на­деж­ду на его воз­вра­щение по­теря­ли, смот­рят: по не­бу чу­до-ко­вёр ле­тит, а на нём лю­ди ка­кие-то си­дят, ру­ками ма­шут. При­зем­лился ко­вёр-са­молёт пе­ред цар­ским двор­цом, и сош­ли с не­го Иван-ца­ревич с Ме­лек­три­сой Прек­расной да её ро­дите­ли. Ки­нулись царь На­зар с ца­рицей Ва­сили­сой сы­ноч­ка сво­его млад­ше­го об­ни­мать-це­ловать, о дол­гом пу­тешес­твии расс­пра­шивать.

– О том, где по­бывал да че­му на­учил­ся, я вам по­том рас­ска­жу. А по­ка поз­на­комь­тесь с же­ной мо­ей лю­бимой Ме­лек­три­сой Прек­расной и её ува­жа­емы­ми ро­дите­лями!

При­няли гос­тей царь На­зар с ца­рицей Ва­сили­сой как род­ных. Рас­сте­лил Иван-ца­ревич ска­терть-са­моб­ранку, ска­зал вол­шебные сло­ва, и тут же на ней са­мые вкус­ные блю­да да на­пит­ки по­яви­лись. Три дня лю­ди в том царс­тве воз­вра­щение цар­ско­го сы­на с же­ной от­ме­чали, пи­ли да гу­ляли. А по­том объ­еди­нили ро­дите­ли два го­сударс­тва и ста­ли со­об­ща пра­вить.

Ковёр-самолёт

Отец обсуждал с этими мужчинами её свадьбу. Он хотел отдать её замуж за принца. Принц, как и муж Адили, был глубоким стариком, и Фадила знала, что он человек необразованный и жестокий. Отец говорил, что отдаст Фадилу замуж за принца за некоторую драгоценную вещь, которую мужчины не упоминали, и они договорились передать ему эту вещь незадолго до свадьбы.

Она подумала, что ей лучше утопиться, и пошла к пруду, но заглянула его и увидела, что там отражается небо. И тогда она подумала: если я так долго читала, если я так долго мечтала о мире снаружи, надо постараться сбежать.

До свадьбы оставался месяц. Мама смотрела на Фадилу с грустью.

Как-то раз она увидела, как слуги осторожно несут в дом большой сундук, окованный железом. Отец проследил, чтобы сундук поставили в его кабинете, и спрятал ключ в кувшин, стоящий на полке. Больше ничего узнать не удалось.

Ночью она прокралась в кабинет отца, достала ключ из кувшина и открыла сундук. Но там лежал только старый пыльный ковёр. Она хотела закрыть сундук, но внезапно ковёр пошевелился.

– Зачем отцу старый ковёр? – подумала Фадила. И тут она вспомнила, как в одной из старых сказок читала про ковры-самолёты. – Не может быть, – подумала она.

И тут услышала шаги. Отец шёл в кабинет, совсем близко.

Она схватила ковёр самолёт, подкралась к окну и выпрыгнула наружу, постелила ковёр, прыгнула на него и попросила: "Унеси меня из дворца!"

И ковёр взлетел.

Она успела увидеть в окне лицо отца.

Ковёр-самолёт летел над пустыней. Фадила впервые видела пустыню так близко – ей никогда не разрешалось покидать дворец. Она ощущала головокружение. Было легко, и радостно, и очень страшно. Она крепко держалась пальцами за край ковра-самолёта, чтобы не упасть. Потом она попросила ковёр: - Лети медленно, пожалуйста? - перевернулась на спину и стала смотреть на звёзды над головой, и огромную луну.

А потом она заснула.

Её разбудило солнце. Она подумала: вот я одна в пустыне, на свободе. Что же мне теперь делать? Куда пойти?

- Лети к безлюдному оазису, - попросила она ковёр.

В оазисе росли финиковые пальмы. Она собрала с ковра-самолёта финики и завернула их в своё покрывало. Теперь у неё был завтрак. Потом она спустилась к озеру и купалась, купалась, будто впервые в жизни. Вокруг был мир, которого она никогда раньше не видела – и никого.

Потом, накупавшись, она попросила ковёр: - Полетим к морю! - и они полетели к морю. Фадила думала, что море похоже на большую синюю пустыню, как на картинках. Но когда они прилетели, оказалось, что море пахнет. На море ветер, и море шумит и пахнет, как живое.

Фадила провела на берегу моря целый день. Она распустила волосы и подставляла лицо ветру, смотрела на волны, смотрела на синеву, ела собранные в оазисе финики. Потом наступил вечер, и взошла луна.

Тогда она посмотрела на неё и подумала о матери. Подумала о том, как мать старалась дать ей образование, как она уговаривала отца. Как её научили читать, чтобы она смогла прочитать книги про море.

И тогда ей представилось, как тосковала её мама. Как ей хотелось дать своим дочерям хотя бы немного свободы, хотя бы рассказать им о той свободе, которой она никогда не видела сама.

И Фадила решила обязательно спасти мать.

Но лететь к дворцу обратно было опасно, кроме того, она и сама не решила, где жить, как жить и что делать. Можно было ненадолго остаться у оазиса. Но нужно было безопасное укрытие.

И тогда она решила попросить ковёр:

- Ковёр-ковёр, отнеси меня пожалуйста туда, где я буду в безопасности!

Ковёр поднялся и полетел над морем. Он летел, пока не появился небольшой остров в море. На острове были развалины древнего храма. Вокруг было море, пальмы, на острове не было никого – ни людей, ни крупных зверей. Только чайки гнездились в скалах.

Она нашла в развалинах комнату поуютнее, легла на ковёр и уснула.

Проснувшись, она осмотрелась и поняла, что нужно приготовить дом к приезду матери. Не было даже одеяла. Но негде было взять вещи. Зато они могли быть там, где она должна была вскоре быть – у принца, за которого её хотели выдать замуж.

Она забралась на ковёр-самолёт и попросила его: - Отнеси меня ночью тихонько к дому принца!

И ковёр полетел.

Она увидела роскошный замок в пустыне. Его охраняли стражники. - Как же мне пробраться туда, - подумала Фадила.

Она решила подождать, пока не выдастся безлунная ночь, и попросить ковёр-самолёт отнести её к верхней башне.

Так она и сделала: вернулась через девять ночей, когда ночь была безлунной, и бесшумно приземлилась у окна верхней башни. У окна охраны не было: нападения с воздуха никто не ждал.

Она полетела на ковре вниз по винтовой лестнице. Скоро она достигла роскошных покоев, где никто не жил – и поняла, что покои предназначались ей. Она собрала всё, что смогла – тюфяки, подушки, убранство – на ковёр и хотела тихо полететь обратно, но тут в комнату кто-то вошёл. Фадила обмерла от ужаса. Это была другая девушка, и она собиралась звать на помощь.

Фадила подлетела к ней, схватила её за руку и стала шептать ей на ухо: - Милая, не зови, пожалуйста. Пожалуйста, тихо. Я не причиню тебе вреда. Я невеста принца, я сбежала. Эти вещи были бы моими. Я не буду брать ничего твоего.

Она шептала и шептала, а девушка постепенно успокаивалась. Она смотрела на неё большими изумлёнными глазами, а потом прошептала: - Лети отсюда скорее. Но Бога ради, забери когда-нибудь и меня!

Фадила хотела улететь, но подумала пару мгновений и прошептала: - Завтра хватятся вещей и усилят охрану. Можно улететь только сегодня. Ты готова лететь прямо сейчас?

Девушка явно колебалась. Потом решилась: - Хорошо.

Она забралась на ковёр, и они взлетели.

Ночь была безлунной, никто не заметил их. Всю дорогу девушка испуганно жалась к Фатиме.

Когда они приземлились на острове, Фадила сказала ей: - Вот здесь я пока и живу. Я Фадила. Как тебя зовут?

- Фатима, - ответила девушка. - Как тебе удалось сбежать?

- Я похитила у отца ковёр-самолёт, - ответила Фадила. - Решила, что ни за что не выйду за него замуж.

- Он жестокий и неправедный человек, - сказала ей Фатима, - быть его женой тяжело. Зачем ты прилетела туда?

- Мне нужны были вещи. Здесь нет почти ничего, а я хотела бы забрать сюда маму.

- Принц отдал за тебя ковёр. Других таких нет. Он очень хотел жениться именно на тебе.

- Не знаю, с чего бы. Мы никогда не виделись.

- Принцу предсказали, в тебе спит какая-то великая сила.

- Глупости, ничего такого в себе не чувствую.

- Скажи, ты всё это время ела только фрукты?

- Да. Здесь нет ничего другого.

- Моя мать научила меня готовить. Если найдём гнёзда чаек, будем есть яйца. И рыбу могли бы, если бы знали как ловить её.

- Я читала о том, как ловить, в книгах. Можно сделать из булавки крючок.

Теперь в развалинах было самое необходимое; еда росла на деревьях; можно было думать о том, чтобы перенести сюда маму. Но Фадила не знала, согласится ли её мама лететь с ней.

Она решила, что сначала должна передать ей хотя бы письмо; но отец искал её, отец знал, что у неё есть ковёр-самолёт, и мысль о том, чтобы приблизиться к бывшему дому, вызывала дрожь.

Как-то раз Фатима предложила Фадиле: - Нам нужно оружие. Давай ограбим один из караванов принца.

- Давай, - согласилась Фадила, - но как? - нас только двое.

- У нас есть ковёр-самолёт, - ответила Фатима. - Мы могли бы напасть ночью с воздуха.

- Но мы не можем им ничего сделать. Их много, а нас двое.

- Я слышала о волшебной флейте. Кто играет на флейте, зачаровывает тех, кто слышит её. Говорят, её сделала в незапамятные времена волшебница, у которой было две дочери; старшую похитил принц с юга, младшую – принц с запада. Она колдовала без передышки пять лет, боялась опоздать, боялась не справиться; и вернула себе своих дочерей, а принцев похитила и держала в башне. Но сказка была старинной, и я не знаю, правда это или вымысел.

- Но как нам её достать, если это правда?

- Она хранится на дне моря, в старинном затонувшем древнем храме. Море отдаст её тому, кто никому не причинит с её помощью вреда.

- Но как нам попросить её у моря?

- Этого я не знаю, - сказала Фатима.

Тогда Фадила решила попросить ковёр: - Ковёр-ковёр, отнеси меня туда, где лежит волшебная флейта! - и ковёр полетел и летел три дня, а потом остановился над морем.

Фадила посмотрела на море и стала говорить. Она говорила и говорила морю, как рада хотя бы раз в жизни увидеть его, о своей матери, которая не может его увидеть, о том, как хочет освободить её, о Фатиме, о своей старшей сестре, о том, что не владеет оружием.

Она говорила и говорила морю пол-ночи, пока незаметно не заснула. А когда солнце разбудило её, в её руке лежала старинная флейта.

Когда Фадила вернулась к Фатиме, они решили обокрасть караван принца через три дня.

Они выждали, пока не наступила ночь, а караван не остановился на привал. И тогда Фатима взяла флейту и заиграла, и все, включая верблюдов, застыли. Фатима играла, а Фадила забирала оружие. Потом она забралась на ковёр и они полетели, и Фатима прекратила играть.

Время шло, а Фадила так и не знала, как бы ей передать матери письмо.

Как-то раз она сказала Фатиме: - Странно, что мы здесь, далеко, а раньше всегда были в доме? А отец всегда был свободен, и я его всегда боялась.

- Верно, - ответила Фатима, - если бы он всегда был в доме, наверное, его можно было бы не бояться снаружи.

- Если бы мы заперли его в доме или отнесли сюда, наверное, было бы лучше?

- Да, верно; но ведь тогда в дом могли бы прийти другие люди.

- И всё же, может, стоило бы попробовать?

- Страшно.

И всё же Фадила решила попробовать.

В безлунную ночь они прилетели к дому отца Фадилы и Фатима стала играть на флейте. Охрана застыла. Они пробрались в спальню отца. Когда Фадила увидела отца, её пробрала дрожь. Она всю жизнь перед ним робела. Глаз не смела на него поднять. Но нужно было спешить – Фатима не могла играть долго. Фадила завернула отца в одеяло, перевязала шёлковым платком и положила на ковёр; Фатима продолжала играть.

описание и сочинение по картине. Васнецов, картина «Ковер-самолет». Краткое описание картины

В какой сказке есть ковер-самолет?

    В голову сразу приходят такие сказки с восточными мативами как quot;Алладинquot; и quot;Старик Хотабычquot;. Среди русских народных сказок это quot;Ковер-самолетquot;, quot;Заколдованная королевнаquot;, quot;Елена Прекраснаяquot;, quot;Вещий сонquot;.

    Ковер — самолет присутствует ни в одной сказке, а в нескольких, таких как:

    1). Царевна — лягушка.

    2). Елена Прекрасная.

    3). Алладин.

    4). Тысяча и одна ночь.

    5). Заколдованная королевна.

    6). Старик Хоттабыч.

    7). Ковер — самолет.

    Как же здорово, когда есть такое волшебное средство передвижения, как ковер — самолет. Конечно, в обычной жизни данный предмет был бы очень полезен.

    В каких сказках есть ковер-самолет известно еще с малых лет, конечно не о всех их слышал именно в те года, но теперь можно назвать некоторый перечень в которых он действительно присутствует и повествуется как действительно нечто летающие, не понятно каким образом. Но это волшебство для детей, которое и должно оставаться таким всегда их возрасте.

    Перечень сказок такой вот:

  1. Вещий сон.
  2. Заколдованная королевна.
  3. Сказке о лягушке и богатыре.
  4. Царевна-лягушка.

Без сомнения есть так же еще истории с этим чудным предметом, но все их знать практически не реально, так как даже сейчас можно у современных авторов увидеть данные чудеса, которые практически не вписываются в мировоззрение взрослого человека, который уже разучился смотреть детским глазами.

  • Алладин
  • Ковер-самолет
  • Старик Хоттабыч
  • Елена Прекрасная
  • Ковер-самолет удивительный сказочный предмет, он присутствует в нескольких сказках, герои этих сказок пользуются ковром-самолетом как средством передвижения.

    Встречался ковер-самолет в таких сказках:

    • Алладин,
    • Заколдованная королевна,
    • Ковер-самолет,
    • Тысяча и одна ночь,
    • Старик Хоттабыч,
    • Царевна-лягушка,
    • Елена Прекрасная.
  • Ковер Самолет весьма экзотический предмет, который можно встретить не в каждой сказке

    Первое что конечно приходит на ум — это мультфильм Алладин

    Там местный воришка с добрым сердцем находит такой вот ковер и они становятся лучшими друзьями

    Если брать что то более знакомое — то это конечно Старик Хоттабыч

    Был у меня сборник Восточных Сказок — так там в некоторых тоже вроде про ковер волшебный говорили

    Однако сказки эти не такие популярные — а потому остановится на Алладине и Хоттабыче.

    Многие помнят ковер-самолет в мультфильме об Алладине, но это фантастическое средство передвижения встречается во многих сказках. Вот некоторые из них:

    • quot;Старик-Хоттабычquot; Л.Лагина;
    • сказки quot;Тысяча и одна ночьquot;
  • В Царевне-лягушке точно есть, в 100-и и одной ночи насколько помню.

    Со 100-й уверенностью могу вспомнить Старика Хоттабыча, как -то плотно сидел на этой сказке в сво время, перечитывал и не единожды.

    Вообще ковр-самолт востребованный летательный аппарат в сказках.

  • Конечно же первое, что приходит в голову при упоминании ковра-самолта — нетленное творение неподражаемого и гениальнейшего советского писателя Лазаря Иосифовича Лагина quot;Старик Хоттабычquot;, но о нм уже говорили мои коллеги, и причм не раз. Поэтому, я перечислю несколько других, не менее интересных, но слегка подзабытых произведений и сказочных фильмов времн существования СССР.

    • quot;Ковр-самолтquot; — рассказ основателя советской научной-фантастики Александра Романовича Беляева;
    • quot;Ковр-самолтquot; — фантастическая повесть Владислава Петровича Крапивина — известного в сво время детского писателя и достославного педагога;
    • quot;Понедельник начинается в субботуquot; — юмористическая повесть непревзойднных братьев Стругацких — Аркадия Натановича и Бориса Натановича;
    • quot;Жлтый туманquot; — чудесная волшебная повесть Александра Мелентьевича Волкова, из цикла quot;Волшебник Изумрудного городаquot;;
    • quot;Кащей Бессмертныйquot; — фильм-сказка великого режиссра Александра Артуровича Роу;
    • quot;После дождичка в четвергquot; — ещ одна сказочная кинолента поставленная талантливым режиссром Михаилом Иосифовичем Юзовским;
    • quot;Как казаки мушкетрам помогалиquot; — мультфильм из серии quot;Казакиquot;, созданный весьма неординарной личностью: режиссром, сценаристом, художником-мультипликатором и просто хорошим человеком — Владимиром Авксентьевичем Дахно.
  • Глава девятая
    Следующий день был полон переживаний. Ковер лежал на крыше под солнцем, и от него шел пар. У этого пара был запах, как у тумана в тропических лесах (так нам с Виталькой, по крайней мере, казалось). Высыхал ковер медленно, и, когда мы попытались взлететь на нем, он даже не шелохнулся.
    Виталька глянул на меня тоскливыми глазами.
    – Неужели все?
    Я пожал плечами. По правде говоря, у меня слезы в горле скреблись. Но я мужественно сказал:
    – Он такой сильный, такой волшебный. Не может быть, чтобы от дождика совсем испортился.
    Приходила Ветка и жалостливо гладила влажную шкуру ковра. Несколько раз мы навещали Ветерка.
    – Ну как? – спрашивал он с крыши.
    – Пока не высох. Подождем, – бодро говорили мы. – Может, к вечеру высохнет.
    Но и вечером ковер не хотел летать…
    Зато утром нас ждала радость! Мы проснулись одновременно. Враз кинулись к окну, выбрались на крышу и сразу поняли, что ковер стал прежним – легким, шелковисто-мягким, летучим. Он лежал так, словно дожидался нас!
    Мы плюхнулись на его ласковую теплую шкуру и взмыли к зениту. Было раннее утро. Во дворах радостно орали петухи.
    В этот день у Ветерка вернулась мама. Она оказалась совсем не строгая, веселая.
    – Бедненький! И ты все это время сидел на крыше? – воскликнула она, узнав, что Ветерок добросовестно отбывал домашний арест. – Я же просто забыла тебя отпустить! Не сердись, сынуля, я больше не буду!
    Ветерок тут же отпросился у нее к нам в гости. С ночевкой!
    Мы показали ему своих картонных солдат, Виталькины картины, наше оружие, телескоп и все другие сокровища. Мы устроили показательное сражение наших армий, которое затянулось до вечера. А поздно вечером мы похитили из дома Ветку и отправились в полет.
    И нам было так же радостно, как в первый раз. Потому что мы заново открывали высоту и ночной город, блеск вечерних звезд и струящийся теплый воздух. Для Ветерка.
    …Ничто не омрачало в те дни нашу радость и нашу дружбу. Почти ничто. Лишь неудачные полеты Ветерка на ковре-самолете вызывали у него досаду, и мы чувствовали себя немного виноватыми. Наш ковер его не слушался.
    – Не могу я, – печально говорил Ветерок. – Как-то не верится каждый раз, что он возьмет и полетит. Вот если бы у него штурвал был…
    Мы его понимали. Всю жизнь Ветерок думал о самолетах и представлял, как сжимает в ладонях ручку управления. Без этого он не мог вообразить полета.
    Но не могли же мы приделать к ковру-самолету штурвал!
    – Ничего, – утешал нас Ветерок. – Я еще научусь, честное слово. А пока не все ли равно, кто им управляет? Мы же летаем вместе.
    – А хорошо бы куда-нибудь в дальнее путешествие… Ага? – сказал Виталька.
    И мы все сказали “ага”. Может быть, Ветка и Ветерок просто так сказали, а я от всей души. Дальнее путешествие – это была наша давняя мечта.
    Нам часто везло в то лето. Повезло и с путешествием. Тетя Валя получила от старой подруги открытку из соседнего города. Она целый день ходила задумчивая, а потом спросила, можно ли на нас положиться? Проживем ли мы самостоятельно двое суток, пока она съездит навестить друзей юности?
    – Зачем самостоятельно? – сказал я. – Мы поживем у нас. Все будет в порядке, тетя Валя, – и выразительно посмотрел на Витальку.
    Двое суток! Дальние полеты, неизвестные края!
    Мы смотрели на тетю Валю такими искренними глазами, что она не заподозрила нас ни в каких темных умыслах. Я сбегал домой, а затем сообщил тете Вале, что мама просила о нас не беспокоиться. На самом деле мама и не ведала об отъезде тети Вали. Она с утра до вечера пропадала на работе в библиотеке, потому что половина ее сотрудников была в отпуске.
    Следующим утром мы проводили тетю Валю на вокзал и помчались к Ветерку. Он вместе с Веткой примерял к раме велосипеда какую-то странную конструкцию – узкие решетки из деревянных реек, обтянутых полиэтиленовой пленкой.
    – Это что? – удивился я.
    Ветерок и Ветка слегка смутились.
    – Это… вроде крыльев, – сказал Ветерок. – Если разогнаться с горки, может, он взлетит… как самолет.
    Я удивленно моргал. Взлетит? Для чего эта дребезжащая “этажерка”, когда есть ковер-самолет?
    – Зачем… – начал я. И замолчал. Увидел, что Виталька смотрит на Ветерка и Ветку грустно и понимающе. Главным образом на Ветку. А она почему-то покраснела, стоит, отвернувшись, и мотает на палец отросший локон. Эх, Ветка, Ветка…
    Я ничего не стал говорить. Потому что понял: Ветерок и Ветка нашли свой ковер-самолет. Вернее, мастерили его. Он получился у них неуклюжий, тяжелый, но не все ли равно? Им было хорошо вдвоем, у них появилась своя сказка.
    И тут уж ничего не поделаешь.
    Я все-таки сказал:
    – Тетя Валя на два дня уехала. Может, слетаем в дальние леса? До вечера?
    Ветерок поднял честные глаза. И было видно, что лететь он не хочет, а отказаться не решается – боится нас обидеть.
    – Или давайте так, – торопливо сказал я. – Мы сперва слетаем на разведку, а в другой раз – все вместе.
    Он улыбнулся благодарно и облегченно.
    – Давайте! Мы пока достроим, а потом – вместе…
    Нет, мы не обиделись на Ветерка и Ветку. Лишь один раз Виталька, собирая в сетку-авоську продукты для дальнего путешествия, печально сказал:
    – Вот такие дела…
    А я вдруг вспомнил, как на краю ковра-самолета Ветка танцевала танец “Звездочка”.
    – Лишь бы они руки-ноги не поломали на своем драндулете, когда будут испытывать, – озабоченно сказал я.
    – Не успеют, – откликнулся Виталька. – Пока строят, мы уже прилетим.
    Это был наш самый долгий и самый радостный полет. Путешествие над безлюдным громадным лесом. Город затерялся на горизонте, пропал за верхушками берез и елей. Теперь казалось, будто вся планета поросла косматой лесной рубашкой.
    Мы неторопливо плыли у самых вершин деревьев. С чем это можно сравнить? Пожалуй, когда поезд идет по крутой насыпи над лесом, деревья так же проплывают под вами. Высуньтесь в окно, посмотрите: если насыпь крутая, это похоже на полет.
    Вагон вас несет с лязгом и стуком, встречный ветер отдает гарью, и нельзя остановиться, замереть над лесом. Нельзя рассмотреть ни белку в темном круге дупла, ни гнездо со смешными тонкошеими птенцами.
    А мы плыли в тишине, только деревья шумели негромко и ровно. Юго-западный солнечный ветер перекатывал через нас волны теплого воздуха. Мы лежали на ковре, свесив головы, и заглядывали в лесную глубину. Она была похожа на зеленое стекло. На траве и кустарниках качались рыжие пятна солнца. Вспыхивали, как фонарики, цветы шиповника. Искрами горела смола на сосновых стволах.
    Один раз мы увидели ярко-оранжевую лису. Она тотчас нас увидела и пустилась удирать среди деревьев. Наверно, приняла ковер за громадную хищную птицу. Мы погнались за ней, но лиса юркнула под кучу валежника и пропала.
    Иногда мы ныряли с высоты в лесной сумрак и, как индейцы, прыгали среди кустов и папоротников. Иногда устраивали привалы на лужайках, поросших земляникой, и на старых просеках, где среди высокого иван-чая и львиного зева жужжали, как тяжелые пули, шмели.
    А еще нам нравилось замереть над большим деревом и осторожно потрогать самый верхний листик березы или мягкую кисточку сосны. Будто щекочешь хохолок на макушке задремавшего великана.
    Маленькие лесные тайны, неторопливый полет, теплый ветер завораживали нас, и время бежало незаметно.
    Часов мы не взяли, но по солнцу видели, что давным-давно перевалило за полдень.
    Об этом говорили и наши желудки – они настойчиво требовали обеда.
    – Давай долетим до вышки и там поедим, – предложил Виталька. – А потом потихоньку домой двинем. На первый раз хватит.
    Большая, сложенная из бревен геодезическая вышка поднималась над лесом. До нее было километра два. Она была совсем не похожа на наш мезонин, но привычное слово “вышка” наталкивало нас на мысль о приюте и отдыхе.
    – Давай, только скорее, – согласился я.
    И мы дали ковру полную скорость. Ветер сразу перестал быть теплым. Он прижал к головам наши волосы, набился в уши, забрался мохнатыми лапами под рубашки. Засвистел по-штормовому. Стало не то чтобы холодно, а как-то неуютно. Мурашки побежали по коже.
    Взять с собой одежду потеплее мы, конечно, не додумались. Пришлось убавить разгон.
    – Ладно, – сказал Виталька. – Куда нам спешить? Вышка – вот она.
    Мы хотели устроиться на одной из дощатых площадок и там пообедать. Но, подлетев к вышке, увидели темное лесное озеро. Оно было совсем недалеко от нас. Его обступали сосны, а воду окружало узкое кольцо песчаного берега.
    Мы, разумеется, радостно завопили и спланировали на песок. Кубарем покатились на него с ковра. Песок был сухой и теплый. В нем перемешались сухие сосновые иглы и похожие на маленьких ежиков шишки, но это нас не пугало. Дно озера оказалось твердым и ровным, а темная прозрачная вода была прогрета насквозь.
    Мы искупались, сжевали половину наших запасов, зарылись в песок и подремали. Потом еще искупались и снова немного пообедали. Затем выкупались еще разок.
    – Пожалуй, пора… – нерешительно сказал Виталька.
    – Угу, – сказал я. – Только еще разик окунемся…
    Наконец мы на мокрое тело натянули одежду и взлетели повыше, чтобы ветер и солнце обсушили нас.
    – Смотри! – крикнул Виталька.
    Недалеко от озера, посреди большой поляны, стоял дом. Один-одинешенек среди лесного моря.
    – Разведаем? – спросил Виталька.
    Мы осторожно снизились почти до самой крыши. Она была темная, горбатая. На прогнивших досках зеленел бархатный мох.
    Сразу было видно, что давно здесь никто не живет: вокруг осевшего крыльца стояла высокая непомятая трава.
    До сих пор мы встречались с маленькими лесными загадками. А брошенный дом – это загадка серьезная. Может быть, здесь настоящая тайна.
    Разве могли мы улететь, не узнав этой тайны?

    Добавить сказку в Facebook, Вконтакте, Одноклассники, Мой Мир, Твиттер или в Закладки

    Почистила ковер:

    Регистрационный номер 0059216 выдан для произведения:

    Потерялся Ковер-самолет... Вывалился из ступы Бабы Яги, когда она, в очередной раз стащила его у старика Хоттабыча. Последнее время ступа стала подводить - глохнет, где ни по-падя... Бензина не напасешься... А бензин-то, какой дорогой! Хватает на один раз - туда и обратно слетать, какую-нибудь пакость сделать.

    Вот и повадилась Баба Яга, пока Хоттабыч дремлет после тет-а-тет со Скатертью- Самобранкой, таскать у него Ковер-самолет. И летает повыше, и бензина не надо - работает на солнечной энергии.
    Плохо только... Ой, как плохо, что на службе у Хоттабыча одни джины. Не успеет Баба Яга до своей избушки долететь, а кто-нибудь из джинов ее уже поджидает:
    - Здорово, Ягуся-бабуся! Коврик верни!

    А на этот раз, пока ноги уносила, сама не уследила, как он из ступы выпал...

    Лежит Ковер-самолет в лесу, на поляне... А лес - Дремучий! Стаи волков шастают...

    Бежит мимо Красная Шапочка. Увидела - коврик лежит... Подняла:
    - Возьму к бабушке... В хозяйстве пригодится...

    Почистила ковер:
    - Какая въедливая эта - пыль веков!
    Положила на травке, на солнышке и сама не заметила, как уснула на краю...

    А Ковер-самолет пообсох на солнышке, расправил уголки и... полетел...
    Проснулась Красная Шапочка, огляделась... Испугалась сначала. А потом ей понравилось -такая вокруг была красота дивная! Облака пушистые мимо плывут, а внизу: речки - лентами бирюзовыми, леса - бархатом изумрудным, степи ковыльные, да горы высокие...

    Так и стали они жить-поживать все вместе... Сколько мест красивых и стран заморских повидала Красная Шапочка! Часто летали они в долгие путешествия по всему миру. Ковру-самолету очень нравилось жить у бабушки и Красной Шапочки - и по спинке похлопают, и на диванчик положат, поближе к камину - старые ниточки погреть... Ковер-самолет много сказок и историй разных знает. Рассказывает их долгими зимними вечерами... А бабушка с Красной Шапочкой слушают да вяжут маленькие пушистые коврики...

    А чтобы джины его не нашли, хитрость одна есть. Если Ковру-самолету хорошо, то для джинов и Бабы Яги он становится невидимым. Старик Хоттабыч хоть и знает, где Ковер- самолет - да молчит. У него борода - волшебная, все желания исполняет... Он и без Ковра-самолета может очутиться там, где захочет.

    Задание в учебнике по Русской словесности , 5 класс: Попробуйте сочинить сказку по картине В,М, Васнецова "Ковер-самолет" . Используйте повествование. Примените в тексте те способы связи предложений, о которых вы узнали.

    Вступление

    Художник Виктор Михайлович Васнецов написал много картин к русским сказкам. На его картине "Ковер-самолет" мы видим двух молодых людей, летящих на ковре-самолете. Под ними простирается русская равнина - широкая река, окруженная густым лесом.

    Сказка по картине Васнецова "Ковер-самолет"

    Жил был Иван-царевич. И захотелось ему жениться на Елене Прекрасной. Отправился он в соседнее царство-государство за своей невестой. Шел, шел, да устал и прилег отдохнуть. Достал Иван-царевич узелок с хлебом. Да только хотел поесть, как вдруг появилась серенькая мышка и просит его человеческим голосом: "Иван-царевич, дай мне твоего хлеба, а я тебе службу сослужу." Отломил Иван-царевич мышке добрый кусок хлеба, съела его мышка и спрашивает: "А куда ты путь держишь?". "Иду за невестой, Еленой Прекрасной", - отвечает добрый молодец. Говорит тогда ему мышка: "Возьми меня с собой, я тебе помогу!".

    Посадил Иван-царевич мышку к себе в карман и отправился дальше. Долго ли, коротко ли, пришел Иван царевич в царство Елены Прекрасной. Видит, что народ в городе печален, повсюду черные полотна развешены. Стал Иван-царевич расспрашивать простой люд, почему в их стране траур. Отвечали они, что злой хан захватил их государство и заточил Елену Прекрасную в высокую башню. А на башню ту не забраться: нет в ней ни дверей, ни лестниц, только одно маленькое окошко на самом верху.

    Опечалился Иван-Царевич, не знает, что делать. Тут мышка ему и говорит: "Не печалься, Иван-царевич, я тебе помогу. Ступай в крайнюю избушку, там ты найдешь седого старика, попросись к нему на службу. А когда он спросит, чем тебе заплатить за службу, то попроси у него ковер, что на стенке висит."

    Иван-царевич так и сделал. Пошел он к седому старику, принял его старик и в первый день велел свиней пасти. Справился Иван с работой. Во второй день старик велел его конюшню почистить. Не посмотрел Иван-царевич на то, что он царский сын, закатал рукава и убрал навоз. На третий день старик приказал ему вскопать поле и засеять его пшеницей. Трудно было Ивану-царевичу, но все же справился он и с этим заданием.

    Тут ему старик и сказывает: "Понравился ты мне, добрый молодец. Хочу наградить тебя за твою работу. Проси, чего ты хочешь." Вспомнил Иван-царевич слова мышки и отвечает старику: "Дай мне, дедушка, за мою работу тот ковер, что у тебя на стене висит."

    Отдал старик Ивану-царевичу ковер. А тут и мышка со своим советом подоспела: "Садись, Иван-царевич, на ковер, - говорит, - он волшебный". Сел добрый молодец на ковер и вспомнил свою невесту Елену Прекрасную. Как только он о ней подумал, подхватил его ковер и понес прямо к высокой башне, где царевна томилась.

    Летит Иван-царевич, под ним - дома да поля. Вот уже и башня видна. Смотрит Иван-царевич, сидит у окна Елена Прекрасная, да свою косу заплетает. Подлетел царевич к окошку, схватил Елену Прекрасную и посадил с собой рядом. Обрадовалась девица, прижалась к царевичу.

    Полетели они над полями, над лесами, над городами и деревнями. Летят, а под ними туманы расстилаются. Летят, а над ними зори алеют, месяц и звезды светят. Летят, а рядом с ними птицы небесные кружатся.

    СКАЗКА про ковёр-самолёт.

    Было у отца три сына. Позвал он к себе сыновей, старшему подарил скакуна резвого, среднему сыну лук меткий, а младшему Ивану-царевичу ковёр-самолёт.

    Старший сын оседлал коня и умчался на войну, средний в лес на охоту ушёл, а Иван-царевич сел на ковёр-самолёт и полетел в дальние страны. Много он стран повидал, много чудес и животных невиданных. Сам удивлялся и других удивлял, что за чудо-чудное, что за диво-дивное, на русской земле - ковёр-самолёт! Предлагали купцы заморские,Ивану-царевичу, шелка да бархат за ковёр-самолёт, отказал он им, короли европейские на золото поменять, отказал он им, раджа индийский слона за ковёр-самолёт предлагал, отказал и ему.

    Заскучал Иван-царевич по родной стороне и решил домой путь-дорогу держать, летит над полями, над лесами, на реками быстрыми, над горами высокими к родному дому. Вдруг видит земля под ним потемнела, лес стоит без листвы, зверей и птиц не слышно не видно, тишина мёртвая стоит. Спустился он на землю, ковёр волшебный свернул и оглянулся вокруг себя. Жутко стало царевичу, решил он домой быстрее лететь, вдруг откуда не возьмись перед ним выскочил леший лесной, с бородой в паутине и рассказал, что лес погубила Сила Нечистая, злая да завистливая. Красоту губит она и лесную и человеческую, лес не шумит листвой, а девки красоту под платки прячут. Все ждут героя-избавителя, а условие такое, пусть герой отдаст самое дорогое и пройдёт три испытания: на резвость, меткость и хитрость. Иван-царевич долго не раздумывал, только решил братьев на помощь позвать.

    Собрались братья-царевичи и пошли к Силе Нечистой. Первое условие было такое, если кто-то Силу обгонит в поле, то будет земля вновь зелёная, а трава-мурава сочная. Пришпорил старший царевич своего скакуна резвого и обогнал Силу Нечистую, и зазеленели поля. Второе условие было на меткость, чья стрела точнее попадёт в сокола, того и победа, если царевич победит, вновь в лесу будут звери жить да птицы петь. Натянул средний сын тетиву тугую, помолился и выпустил стрелу, и попал соколу в правый глаз. И зашумел лес листвой, запели птицы и запрыгали белки с ветки на ветку.

    Пришёл черёд младшего, Ивана-царевича он должен отдать самоё дорогое, что у него есть, жизнь это. Думали братья да и решили хитростью взять на этом испытании Силу Нечистую. Перед тем как жизнь свою отдать, попросил царевич последний раз на ковре-самолёте слетать, да и Силу может прокатить. Согласилась Сила, не учуяла подвох, а Иван-царевич, всё выше поднимает волшебный ковер в небо, всё ближе и ближе к теплу, к свету, к солнцу.

    От солнца Нечистая силу терять свою стала, цвет свой чёрный на цветной поменяла, и глядит царевич Сила превратилась в девицу небывалой красоты.Оказывается заколдовал её злой волшебник сто лет назад и маялась она бедная и страданием своим покрывала окружающий её мир смертью и чернотой.

    Влюбился в красавицу Иван-царевич, посадил на ковёр-самолёт и полетели они на родную сторону, стали жить поживать, да добро людям дарить.

    Владислав Крапивин «Ковёр-самолёт»

    Одно из самых ярких воспоминаний детства.

    Читал в каком-то журнале. Помнится, с продолжением. А вот автора, к сожалению, не запомнил.

    И только в век современных технологий (кстати, благодаря Фантлабу) лет десять (а то и более) назад удалось вновь открыть для себя эту маленькую повесть.

    И нисколько не был удивлён, узнав, что автор этой замечательной сказки — Владислав Крапивин. Настолько она написана ярко, сочно, стильно — по крапивински, что даже удивительно — как это я не мог до этого сам догадаться и определить авторство.

    Особенно запало в память, почему-то, описание мелких бытовых деталей и подробностей — как какая-нибудь пыльная дорога с листьями подорожника и одуванчиками по обочинам — и чтоб обязательно (!) босыми ногами по щиколотку в пыли, старый, высокий почерневший щелястый забор с рядом проложенными деревянными тротуарами — ну прям как по нашей улице в поселке, где прошло моё детство, разные игры детские (в солдатики – это обязательно!), первый телескоп (сам сделал!!!), ну и, конечно, КОВЕР — тот самый, старый, потёртый, побитый молью — свернутый в рулон и обвязанный бичёвкой, стоявший в углу (вы не поверите!!!) нашей сарайки среди всякого хлама, во дворе дома. И никто не знает, сколько времени мы с друзьями закадычными просиживали возле этого ковра с закрытыми глазами, желая взлететь, и пронестись высоко в небе…

    Увы… Не случилось…

    И настолько всё написанное врезалось в память — что, как будто это и не выдумано кем-то, а происходило со мной и моими, теперь уже полузабытыми, друзьями-пацанами из того далекого, теперь уже, детства второй половины 70-х годов прошлого века. С какой же реальностью и детализацией это всё выписано!

    С большим удовольствием перечитал уже не раз этот крапивинский маленький шедевр.

    Спасибо автору за то, что он вновь и вновь даёт нам возможность вернуться в те безмятежные и беззаботные, не омрачённые всевозможными современными напастями и гаджетами годы, действительно, счастливого советского детства.

    И обязательно: эта светлая повесть – в список для прочтения моим подрастающим внукам.

    Обязательно!

    ps.

    Спойлер (раскрытие сюжета) (кликните по нему, чтобы увидеть)
    В серии «Мир Фантастики» издательства «Азбука» только что вышел, наконец-то, второй том Крапивина «Летящие сказки», в состав которого как раз и вошла повесть «Ковёр — самолёт».

    Берём!!!

    Ковер-самолет by Vladislav Krapivin

    Книга из неофициального цикла «Летящий сказки». Сюда же относится «Лётчик для Особых Поручений» «Дети Синего Фламинго», «Возвращение клипера “Кречет”» и «Тополиная рубашка». И надо сказать, что эта история получилась, на мой взгляд, самая слабая из всего цикла. Я прочитал, понял, что она как-то не зашла для меня и попытался это проанализировать. И вот что у меня получилось.

    Эта книга — она какая-то… не знаю, стандартная что ли. «Летчик для особых поручений» — очень трогательная история того само

    Книга из неофициального цикла «Летящий сказки». Сюда же относится «Лётчик для Особых Поручений» «Дети Синего Фламинго», «Возвращение клипера “Кречет”» и «Тополиная рубашка». И надо сказать, что эта история получилась, на мой взгляд, самая слабая из всего цикла. Я прочитал, понял, что она как-то не зашла для меня и попытался это проанализировать. И вот что у меня получилось.

    Эта книга — она какая-то… не знаю, стандартная что ли. «Летчик для особых поручений» — очень трогательная история того самого Летчика и то, как заканчивается и начинается дружба. «Дети Синего Фламинго» — повороты сюжета и вообще экшен, происходящий в книге. «Тополиная рубашка» — атмосфера такой нереальности, смесь сна и жизни в послевоенное время в провинциальном городке. Даже у «Возвращения клипера» — были свои плюсы. Необычность каких-то идей, созданий, волшебства. А здесь — даже эта сказочность, она выглядит слишком уж банальной. Летающий ковер — это конечно, неплохая метафора. Ведь, наверняка, всем в детстве хотелось иметь такую штуку, знакомую нам по сказкам. Но рассказывать об этой сбывшейся мечте… в чем-то не очень благодарное дело.

    У меня во время прочтения все время присутствовала мысль — я бы совсем по-другому поступал в этом случае. И это меня в чем-то раздражало. Отвлекало от всего остального, что происходило в истории. Все эти новые друзья, которые встретились героям, новые приключения, открытия. Впрочем, давайте говорить откровенно. Приключения здесь — только с позиции главных героев. Они все время жили в своем провинциальном городке после войны. Как потом автор пару раз писал, для него путешествие в ближайшую деревню было чем-то сродни путешествию на другой материк. Вот здесь тоже самое. Они улетают в лес неподалеку и находят там загадочный дом. О котором, увы нам никто не расскажет. Они починят старые часы… Ну и в общем-то и все.

    Да, вот такое вот немного непонятное мне приключение получилось. Вроде бы с одной стороны — волшебство, с другой стороны, это волшебство ограничено рамками реального мира. Как далеко можно улететь на ковре—самолете? Да еще сделать это за то время, чтобы не мама не потеряла? Как летать так, чтобы не заметили взрослые с земли? В общем, получилось такая странная смесь, которая не вызывала у меня какого-то большого восторга, если быть честным.

    С одной стороны — про послевоенное детство у Крапивина много чего написано, и эта книга просто встает в один ряд с подобными. У нее нет какой-то изюминки. Да, ковер-самолет и сказка могла бы стать этой изюминкой. Но эта изюминка опять не выдерживает никакой критики. Она получилась довольно стандартной и не очень интересной. Опять же — ба-бах, сюжет про старый дом в лесу, собаку, ключ и старую башню. Ого, как интересно, как же все это связано. Но нет, никто ничего не объяснит. И тут я сделаю еще одно страшное признание. Даже судьба этой собаки меня не тронула. Она показалась мне… нарочитой. Словно придуманной, чтобы показать в этой истории грусть. Пожалуй, я никогда больше у автора не встречал такого вот собственного и глубокого недоверия к сюжетным поворотам. И это, тоже в свою очередь показательный момент. Слишком уж средняя книга получилась по всем статьям.

    Ковер-самолет — Александр Беляев

    Ковер-самолет — Александр Беляев

    Впервые я узнал о профессоре Вагнере много лет тому назад. В одном журнале, который теперь трудно разыскать, я прочитал забавную историю – «Случай на скачках».

    На Московском ипподроме был большой день. Афиши оповещали о «грандиозной программе», о высоких денежных призах и драгоценных призовых кубках, об участии в скачках лучших лошадей, наездников, русских и иностранных, о встрече мировых чемпионов. Скопление публики было необычайное. Завсегдатаи бегов и скачек указывали новичкам на знаменитых наездников и красивых, выхоленных до блеска призовых лошадей, называли их звучные имена, вспоминали их родословную, победы, рекорды, резвость, имена владельцев и заводов – словом, все, что может интересовать завзятого поклонника тотализатора.

    И вдруг среди блестящих, гордых своею красотой представителей лошадиной аристократии кто-то заметил старую клячу. Она была так необычайно худа, что можно было легко пересчитать у нее все ребра. Разбитые ноги опухли в коленных суставах и искривлены. Голова печально опущена, нижняя отвисшая губа шевелилась, словно кляча шептала, жалуясь на свою судьбу. На кляче восседал никому не известный мальчик-жокей, босоногий, в красной ситцевой рубахе. Чьи-то зоркие глаза заметили, что мальчик привязан к лошади.

    Скоро ужасную клячу, словно сбежавшую с живодерни, увидали и другие зрители. Люди смеялись, удивлялись, спрашивали, негодовали. Как могла попасть сюда эта лошадь? Кто допустил такое неслыханное издевательство? Какому безумцу принадлежит она? Смотрите: она дерзко становится в первый ряд с лучшими скакунами мира… Человек в цилиндре машет флажком. Медные трубы полкового оркестра блестят на солнце и сотрясают воздух звуками марша. Старт дан, и… тут начинается самое необычайное, фантастическое…

    Мальчик-жокей в красной ситцевой рубашке низко наклоняется к спине лошади и крепко сжимает рычажок на луке седла. В тот же момент кляча начинает с такой быстротой передвигать ноги, что кажется фантастической сороконожкой, несущейся вихрем по ипподрому. Не успели лучшие призовые лошади отойти от стартовой линии на три-четыре корпуса, как страховидная кляча обежала круг, разорвала грудью ленту у финиша, не останавливаясь, пронеслась по кругу еще два раза и, наконец, остановилась как вкопанная, низко опустив голову с отвисшей губой; при этом что-то несколько раз хлопнуло, как хлопушка. Кляча выиграла, и владелец ее должен был взять головокружительный приз.

    Минуту тысячи зрителей находились в оцепенении, а в следующую ипподром превратился в клокочущий вулкан. Люди обезумели, кричали, размахивали руками, истерически визжали. Вокруг клячи быстро собралась горланящая толпа. Слышались негодующие крики:

    – Обман! Жульничество! Долой!

    – Смотрите, под брюхом мотор…

    – Величиной с сигарную коробку…

    – И тонкие рычаги прикреплены к ногам.

    – Кто собственник этой клячи?

    – Убить! Растерзать его! Где он?

    – Вот он, в панаме… изобретатель Вагнер…

    – Хоть и физик, а жулик. Бей его!..

    – Господа! – старался перекричать толпу человек в панаме. – Успокойтесь. Я не ставил на свою клячу. Я не собирался обыгрывать вас… Я хотел только…

    Крики негодования заглушили его голос. Над панамой поднялись кулаки, зонты, трости. Неизвестно, чем это кончилось бы, если бы Вагнер не поднял ярко сверкнувший на солнце шар величиной с бильярдный.

    – Бомба! – взвизгнул он. Толпа в ужасе шарахнулась. Изобретатель исчез.

    Таково было событие, описанное в журнале. Я заинтересовался Вагнером, разыскал его и, познакомившись, заговорил о случае на ипподроме. Молодой изобретатель безнадежно махнул рукой.

    – Моя очередная глупость. Чепуха. Сколько раз я зарекался «не той улицей ходить» – не расшибать лбом стену. И вот очередная шишка… – И он потер лоб, на котором в самом деле была шишка. – Донкихотство.

    – Могло быть хуже, – рассмеявшись, сказал я. – Вас спасла находчивость. Но о какой стене и о каком донкихотстве вы говорите?

    – О стене косности, тупости, консерватизма нашего правительства и нашей общественности. Мы безнадежно отстали в технике от Европы и Америки. Мы еще с сохой не расстались. Основой нашей энергетики до сих пор являются натуральные лошадиные спины. От всего этого можно прийти в отчаянье. Не могу я с этим примириться, ну и до сих пор донкихотствую. Пользуюсь каждым удобным и неудобным случаем, чтобы убедить этих людей в том, что маленький мотор может быть сильнее большой лошади, что самодвижущийся экипаж перегонит любого рысака. – Глаза Вагнера насмешливо прищурились. – Эта кляча, которую вы видели, не живая, это автомат, механическая игрушка. Они даже не заметили этого. Увидели только моторчик и рычаги. Не правда ли, хорошо сделано? – весело спросил он, увидев на моем лице изумление, смешанное с восхищением. Вслед за этим он вздохнул. – Мне не удалось даже объяснить. Они помешаны на деньгах, на тотализаторе… Негодяи! Они заподозрили даже, что я хотел просто обыграть их. Однако перевернем эту печальную страницу и поскорее забудем о ней, – сказал Вагнер уже с обычным своим добродушием. – Меня занимает сейчас одна увлекательная идея… одно изобретение… – И он снова потер шишку на лбу.

    – Это вас на ипподроме так разукрасили? – спросил я.

    – Да… нет, это я сам себя. Одна идея голову распирает, и вот шишки. На лбу и на затылке. Заходите почаще, гостем будете.

    Я воспользовался этим приглашением, зачастил к Вагнеру и каждый раз заставал его с новой шишкой на голове и ссадинами на руках. «Идея», как болезнь, выходила наружу. Вагнер отделывался шутками и не открывал истинной причины этих ранений. Однажды он встретил меня с забинтованной головой и перевязанной правой рукой. Весело улыбаясь, он подал мне левую руку и сказал:

    – Идея созрела. Да, мне кажется, пора снимать урожай.

    – Не подождать ли, пока можно будет снять бинты? – участливо спросил я.

    – Пустяки. Если вы мне поможете… Отлично. Я и не сомневался в вас. Так вот, приезжайте ко мне на дачу завтра же, и вы увидите… Да вы сами увидите, что увидите… – и Вагнер хитро прищурил правый глаз – левый был забинтован.

    На другой день рано утром я сошел с поезда на заброшенном полустанке и зашагал по пустынной проселочной дороге. Кругом ни дач, ни леса. Довольно унылое, пустынное местечко. На горизонте серые крестьянские хаты – деревня Колодези – цель моего путешествия. В деревне действительно было немало колодцев с высокими журавлями. Примета: возле самого высокого журавля, в «чистой» половине крестьянской хаты, поселился Вагнер. Он встретил меня уже без бинтов, угостил крепким чаем со сливками и ржаными лепешками с маслом и сказал:

    – Ну-с, если вы не устали, идемте.

    Изобретатель взял со стола небольшой чемодан, в сенях захватил весло, две удочки и вышел на пыльную улицу.

    – А удочки и весло зачем? – удивленно спросил я.

    – Маскировка, – подмигнул мне Вагнер. – Чтобы за нами не увязались любопытные, увидав, что люди с чемоданами идут не к станции, а в поле. А так все решат, что мы отправляемся на рыбную ловлю.

    У меня насчет этой маскировки было особое мнение: если что и могло возбудить любопытство туземцев, так это именно удочки. Мне было хорошо известно, что на три десятка километров вокруг не было ни реки, ни озера, где бы водилась рыба. К счастью, деревня словно вымерла – все были на полевых работах. Нам встретилась только одна древняя старушка, выползшая погреться на солнце. Увидев удочки, она долго провожала нас удивленными глазами, приоткрыв беззубый рот.

    Мы вышли за околицу и бодро зашагали к так называемому старому полигону, отстоящему километра на четыре от деревушки. Здесь когда-то были военные лагеря. Огромное поле, поросшее сорняками, с одной стороны было огорожено покосившимся старым забором, с другой – замыкалось земляным валом. Возле забора и за ним возвышались огромные кучи сухого конского навоза. Вагнер остановился возле этих «авгиевых конюшен», бросил удочки и уселся на чемодан. Он всю дорогу хранил молчание. Я сгорал от любопытства, но не спрашивал, зная, что скоро Вагнер сам откроет мне свою тайну. И вот этот момент наступил… Начало было неожиданное.

    – Как вам кажется, хорошо ли сделан человек? Мне кажется, плохо. Хуже блохи. Вы смеетесь? Напрасно. Блоха – ничтожное насекомое. Так. А прыгает она в десятки и сотни раз выше своего роста.

    Человек же – венец мироздания – прыгает в высоту на два метра и в длину на три-четыре метра, самое большее. Разве это не оскорбительно для человеческого достоинства?

    – И вы решили исправить эту несправедливость природы? – спросил я Вагнера, начиная догадываться.

    – Да, я смею думать, что мне удастся исправить эту недоделку. Человек научился переплывать океаны, подниматься в воздух, кататься на коньках, ходить на лыжах, влезать на гладкие телеграфные столбы. Почему бы ему не научиться прыгать по-блошиному, если не в сотни, то хотя бы в десятки раз выше и дальше своего роста? Каким образом? Пользуясь мускульной силой рук и ног и небольшим приспособлением.

    Вагнер открыл чемодан и вынул оттуда четыре пружины, несколько напоминающие матрацные. Пружины были прикреплены к дощечкам, на дощечках имелись ремни. Две пружины были большие – для рук, – объяснил изобретатель, – и две поменьше – ножные. Вагнер быстро привязал ремнями дощечки с пружинами к ногам и попросил меня, чтобы я помог привязать пружины на руки.

    – Все это пока примитивно. Испытание принципа. Главная трудность – рассчитать равновесие, – говорил он, пока я затягивал ему ремни. – Благодарю вас. Теперь вы поможете мне влезть на забор. Вот нам и весло пригодится.

    Новорожденный человек-блоха влез на забор. Вернее сказать, я собственноручно приподнял и усадил его, так как со своими пружинами он был совершенно беспомощен.

    – Ну-с, итак, начинаем. Внимание! Раз, два, три!..

    Вагнер прыгнул. Пружина на ноге зацепилась за выступающую доску забора, и изобретатель упал боком.

    – Первый блин комом, – добродушно сказал он.

    – Судя по вашим шишкам и царапинам, это далеко не первый блин, – заметил я.

    – На этих пружинах – первый. Последняя модель. Помогите мне, пожалуйста, подняться и снова взобраться на забор.

    Это становилось утомительным.

    – Итак, начинаем.

    – Продолжаем, – поправил я.

    – Весь вопрос в том, чтобы удачно прыгнуть на четвереньки. Блохе прыгать легче, у нее шесть ног, – сказал Вагнер. – А ну, гоп!

    Уже по тому, как он падал – головою вниз, я угадал, что прыжок снова будет неудачным. И действительно, первый удар – всею тяжестью тела – пришелся на руки. Вагнера подбросило вверх и назад. Описав дугу, он исчез за забором.

    Я нашел незадачливого изобретателя на куче лошадиного навоза. Вагнер лежал на спине и копошился, как жук, который тщетно пытался перевернуться на ноги. К моему удивлению, лицо Вагнера сияло от удовольствия.

    – Пружины-то, пружины каковы, а? Как подбросило! На этот раз будет толк.

    И, когда Вагнер прыгнул в третий раз, был толк. Даже, пожалуй, больший, чем ожидал сам изобретатель. «Блохе» удалось опуститься на все четыре ноги и сделать прыжок. Вагнер, по-видимому, пустил в ход мускулы ног, так как второй прыжок был выше и дальше. Третий, четвертый еще лучше. И вдруг я услышал взволнованный крик:

    – Держите меня! Я не могу остановиться!

    Несчастный! Об этом он и не подумал. Я бросился за ним, но куда там! Вагнер, как гигантская блоха, огромными прыжками быстро удалялся от меня. Высокий земляной вал преграждал ему путь. Прыгун не мог повернуть в сторону. Еще несколько прыжков – и Вагнер ударился головой о земляной вал, перевернулся вверх ногами и упал.

    – Я не пробил дыры в земляном валу? – медленно, с трудом ворочая языком, спросил меня Вагнер, когда пришел в себя. Он еще мог шутить.

    Я не видел Вагнера несколько лет. Неожиданно он сам напомнил о себе, позвонив по телефону. Он приглашал меня к себе на дачу так просто, словно мы расстались с ним только вчера.

    «Есть новости. Если позволите, я заеду за вами на автомобиле».

    Не прошло и часа, как я уже ехал с Вагнером в его машине по великолепной автостраде Москва– Минск. Внешне Вагнер мало изменился, только борода его стала как будто длиннее и гуще. Он сам правил крытым автомобилем удлиненной, хорошо обтекаемой формы. Машина летела с такой скоростью, что я едва мог различить встречные мосты, красивые гостиницы, стоявшие у дороги в живописных уголках – на лесистых холмах или на берегу реки. После часа такой бешеной езды Вагнер уменьшил скорость, свернул с автострады на хорошую шоссейную дорогу, еще с полчаса летел со скоростью пятидесяти километров в час и, наконец, остановился возле уединенного коттеджа.

    – Вот мы и дома.

    Мы наскоро позавтракали в уютной столовой с широким венецианским окном. Вагнер неожиданно вынул откуда-то из-под стола массивный бокал и протянул мне:

    – Держите!

    Я принял бокал и был очень удивлен, не почувствовав его тяжести. Поставил на стол, но не успел разжать пальцы, как бокал взлетел к потолку и там остался. Должно быть, вид у меня был комический, потому что Вагнер рассмеялся и сказал:

    – Ну и вид у вас! Хоть на экран. Однако из чего же вы будете пить яблочный сидр? Сами виноваты. Других стаканов у меня нет.

    – Вы, может быть, мне все-таки объясните, профессор, этот фокус? – спросил я.

    – Я не фокусник и не волшебник, – ответил он, как будто немного обидевшись.

    – Бокал был, кажется, металлический. В потолке же, вероятно, был скрытый магнит. Угадал я или нет?

    – Все в свое время объяснится. Погода отличная, идемте подышать чистым воздухом. Но прежде я хочу взвесить вас на весах. – Он взвесил меня, зачем-то предложил положить в карман гирьки весом в 1 килограмм 800 граммов и сказал: «Пунктум».

    Мы вышли из дому и направились к большому полю, которое виднелось за березовой рощей. Мне показалось, что среди поля находится озеро: между белыми стволами берез я видел блестящую поверхность, и, только подойдя ближе, я убедился в своей ошибке: большая часть поля была покрыта словно блестящим войлоком, ровным и гладким. Издали этот «ковер» с матовым блеском светло-серого цвета был похож на поверхность воды.

    Вагнер смело зашагал по «озеру», я совсем несмело – за ним. Посредине «ковра» площадью несколько сот квадратных метров я увидел небольшой крест, как мне показалось. Когда мы подошли к нему ближе, оказалось, что одна «крестовина» представляла собой щель в ковре, а другая – повернутый поперек щели болт, сидящий на стержне. От этого центрального креста расходились во все стороны скобы, несколько напоминающие дверные ручки.

    Вагнер повернул болт так, что он стал против отверстия. В то же мгновение я почувствовал, что мы поднимаемся, как на ковре-самолете.

    – Держитесь за скобы! – крикнул мне Вагнер.

    Я ухватился за ручку, и вовремя, так как наш «самолет» сильно качнуло. К счастью, порывов ветра больше не повторялось, и мы так плавно поднимались, что я не мог отделаться от впечатления, будто не мы идем вверх, а земля, поле, березовая роща, дача Вагнера медленно опускаются.

    – Наш ковер-самолет поднимался бы быстрее, если бы не сопротивление воздуха, – сказал Вагнер. Он сидел против меня, держась за скобу, похожую на дверную ручку. Нас разделяла щель, сквозь которую, когда ковер-самолет находился на земле, пропускался болт, удерживающий самолет от подъема, как якорь.

    – Да, наш летательный аппарат не слишком-то обтекаемой формы; по крайней мере при полетах по вертикали, – отозвался я, с трудом заставляя себя говорить: до такой степени ошеломило меня это необычайное приключение.

    – Теперь вы не скажете, что над нами магнит, который притягивает нас? – спросил Вагнер, хитро прищурив голубые глаза.

    – Увы, это выше моего понимания, – ответил я.

    Вагнер громко захохотал.

    – Трудная задача, – наконец сказал он. – Вы можете вообразить, что я изобрел какой-нибудь кеворит-экран, защищающий тела от земного тяготения. Но кеворит – чистейшая и неосуществимая фантазия. Вы могли бы вообразить, что я зарядил наш ковер-самолет электричеством, одноименным с земным зарядом, и ковер-самолет отскочил от земли, как бузинный шарик…

    – Я ничего не воображаю, – возразил я. – Сейчас меня интересует, как высоко мы поднимемся.

    Ведь мы одеты по-летнему, и у нас нет кислородных приборов.

    – Можете быть совершенно спокойны, – ответил Вагнер. – Подъемная сила нашего ковра-самолета очень невелика. Его потолок имеет всего две-три сотни метров. Видите, наш подъем уже замедляется. А когда наступит вечер, температура понизится, влажность воздуха увеличится, и наш ковер-самолет пойдет на снижение. Мой расчет совершенно точен. Пунктум. Недаром я выверил ваш вес. Ну вот. А пока… у нас есть еще много времени, и я могу объяснить вам секрет нашего ковра-самолета… Смотрите, сколько мальчишек сбежалось посмотреть на нас. И откуда только они берутся?.. Кричат, машут шапками…

    Нас медленно относило за рощу. Скоро река и толпа ребят на берегу скрылись из виду.

    – Так вот, – продолжал Вагнер, – все эти чудеса родились из научных работ над физикой тонких пленок, малоизвестных широкой публике. Советую вам познакомиться с этим предметом. Коротко говоря, наш ковер-самолет сделан из так называемой твердой цепи. Это тело, состоящее из множества ячеек-пузырьков. Сплав магния и бериллия. Размер ячеек меньше одного миллиметра, а толщина стенок – одна десятитысячная миллиметра. Пустоты ячеек заполнены водородом. При толщине стенок – тонких пленок – в одну тысячную миллиметра уже получается невесомый материал, а при толщине в одну десятитысячную, как у нас, металл становится летающим. При известной величине ковра-самолета из такого металла он, как видите, может поднять не только самого себя, но и добавочный груз. Простите, но я сниму ботинки – привык ходить на даче босиком, – прервал он свои объяснения, снял ботинки и поставил возле себя. – Итак, – сказал он… Но в этот момент неизвестно откуда налетел порыв ветра, наш ковер-самолет качнуло, ботинки полетели на землю, облегченный самолет рванулся вверх. Вагнер вскрикнул, и этот крик больше походил на стон. Я понял: увы, теперь нам не помогут ни ночная сырость, ни понижение температуры. Мы не могли выпустить газ, чтобы снизиться, как аэронавты. Газ нашего ковра-самолета был глубоко запрятан внутри искусственной «пенистой» структуры. Мы не могли управлять движением самолета ни по вертикали, ни по горизонтали. Мы были беспомощны. У нас не было радиостанции. Мы не имели запасов пищи и воды. Этот Вагнер – неплохой изобретатель, но очень непрактичный человек. Я был зол на него, тем более что мне уже хотелось есть и мучила жажда.

    – Не напоминает ли вам наше положение старую историю о человеке, который вздумал прыгать по-блошиному? – Вагнер сердито засопел, но промолчал. – Нечего сказать, в хорошенькое положение мы попали, – продолжал я пилить его. – Ночью может наступить буря, наш ковер-самолет перевернет, и мы разобьемся. Или же мы съедим друг друга от голода, как потерпевшие кораблекрушение. Или погибнем от жажды, и наши тела будут расклеваны птицами…

    Вагнер громко расхохотался.

    – Я не знал, что вы такой веселый человек и умеете шутить в самых затруднительных обстоятельствах! – искренне сказал он, и мне стало стыдно. – Но положение наше не столь уж трагическое, как вам кажется. К счастью, мой ковер-самолет сварен из твердой пены, которая довольно-таки хрупка. Мы можем отламывать куски от нашего ковра, он уменьшится в размерах и опустится, как опускается плот под непосильной тяжестью. Скорее за работу!

    Вагнер стал отламывать куски пористой пены, начиная с краев щели в центре ковра. Я последовал его примеру. Мы бросали обломанные куски в сторону и вниз, но они неизменно всплывали наверх и пропадали где-то в синеве неба.

    – Сплав недешевый, жаль терять эти куски, но мои знакомые летчики поймают их в сети. Все эти куски будут летать на одной высоте, не выше десятка километров. Видите, мы уже снижаемся. Еще несколько кусков… Подождите бросать, под нами, кажется, озеро. Так и есть. Придется сбросить балласт. Снимайте ботинки!

    Мы благополучно приземлились в зарослях орешника и привязали подтяжками и поясами изуродованный ковер-самолет, чтобы он не улетел. Домой возвращались босиком, голодные и возбужденные…

     

    COBI 5703 BOEING B-17G FLYING FORTRESS (920 блоков + 1 фигурка) Mirage Hobby Shop

    Настройки файлов cookie

    Здесь вы можете определить свои предпочтения в отношении использования нами файлов cookie.

    Требуется для работы страницы

    Эти файлы cookie необходимы для работы нашего веб-сайта, поэтому вы не можете их отключить.

    Функциональный

    Эти файлы позволяют использовать другие функции сайта (кроме необходимых для его работы).Включив их, вы получите доступ ко всем функциям веб-сайта.

    Аналитический

    Эти файлы позволяют нам анализировать наш интернет-магазин, что может способствовать его лучшему функционированию и адаптации к потребностям Пользователей.

    Поставщики аналитического программного обеспечения

    Эти файлы используются поставщиком программного обеспечения, под которым работает наш магазин.Они не объединяются с другими данными, введенными вами в магазине. Целью сбора этих файлов является выполнение анализа, который будет способствовать разработке программного обеспечения. Вы можете прочитать больше об этом в политике использования файлов cookie Shoper.

    Маркетинг

    Благодаря этим файлам мы можем проводить маркетинговые мероприятия.

    .

    COBI БЛОКИРУЕТ САМОЛЕТ BOEING MEMPHIS BELLE FF 5707 (5902251057077)

    14

    покажи мне подробности 14 дней для отказа от договора

    Ваша удовлетворенность покупками является наиболее важным. Товары, заказанные у нас, могут быть возвращены в течение 14 дня без причины .

    Без стресса и беспокойства

    Благодаря интеграции нашего магазина с дешевыми возвратами Poczta Polska вы можете купить без стресса и забот, что возврат купленных товаров будет проблематичным.

    Мастер простого возврата

    Все возвраты в нашем магазине обрабатываются мастером простого возврата , который позволяет отправить пакет возврата.

    B-17F "Мемфис Бьюти" Летающая крепость

    Boeing B-17 Flying Fortress

    — американский дальнемагистральный четырехмоторный тяжелый бомбардировщик, разработанный американской авиационной компанией Boeing Airplane Company. Это один из самых популярных бомбардировщиков, служивших союзникам во время Второй мировой войны.Даже несколько сотен таких машин одновременно принимали участие во множестве акций, создавая мощные так называемые ковровые рейды. Он был сильно вооружен бортовым вооружением, что дало ему право называться «летающей крепостью».

    Flying Fortress — самая большая блочная модель самолета, выпущенная компанией COBI. Он имеет подвижные элементы, такие как колеса, элероны крыла, бортовое вооружение и воздушные винты. Под палубой имеется открывающийся люк, из которого выпадают включенные бомбы. На самолет нанесены качественные принты, которые не стираются даже во время интенсивной игры.Наклейки в этом наборе полностью отсутствуют. Отпечатки отражают окраску самолета военного времени. На салоне есть специально подготовленный к этому случаю оттиск талисмана «Красавицы Мемфиса».

    Это очень обширная модель, которая будет одинаково хорошо смотреться в любой коллекции любителей авиации или истории. Благодаря прочной и прочной конструкции с ним могут играть и младшие любители кубиков. Безупречное воспроизведение деталей и конструкция из блоков, не требующих склеивания и покраски, безусловно, являются большими преимуществами этого продукта.

    К самолету прикреплена особая эксклюзивная фигурка пилота в униформе с картой. Фуражка имеет печатную эмблему и коричневый козырек. На корпусе форменный принт с эмблемой на спине. В этом наборе впервые использовалась характерная пилотная головка. Пилот является идеальным дополнением к этому эксклюзивному изданию B17 Flying Fortress «Memphis Beauty» и является отличным подарком для коллекционеров.

    • 920 высококачественных деталей,
    • изготовлено в ЕС компанией с более чем 20-летней традицией,
    • соответствуют стандартам безопасности детских товаров,
    • полностью совместим со строительными блоками других марок,
    • блоки с принтами не деформируются и не тускнеют во время игры и под воздействием температуры,
    • понятная и интуитивно понятная инструкция на основе картинок и значков,
    • Эксклюзивная фигурка пилота

    Возраст - 8+

    Количество деталей - 920

    Материал - пластик

    Размеры упаковки - 65 х 32.5 х 7 см

    Производитель - COBI

    Код производителя - 5707

    Отзывы пользователей

    Чтобы иметь возможность оценить продукт или добавить отзыв, вы должны быть им. .90 000 гравитационных бомб для ястребов - DziennikZbrojny.pl


    2016-12-04 13:59:01

    Инспекция по вооружению объявила в пятницу, что началась процедура, связанная с поставкой нескольких сотен гравитационных бомб Mark 82 для использования на F-16C/D польских ВВС.


    Заинтересованные лица должны до 5 января 2017 года подать заявки на участие в конкурсе. Процедура проводится в соответствии с Законом о государственных закупках с ограниченной процедурой. В конечном итоге Заказчик ограничит количество ожидаемых предложений до десяти, начислив дополнительные баллы за уже выполненные поставки. Вполне вероятно, что принятых заявок будет меньше десяти, тогда все будут просить о предложениях.Выбор будет сделан после оценки минимального ценового критерия (60 баллов), гарантийного срока (20) и технического срока службы воздушного взрывателя после разгерметизации (20).

    Процедура была разделена на две задачи. Каждая из них представляет собой поставку авиабомб Mark 82 (или эквивалентных) с взрывателем FMU-152A/B и необходимыми техническими материалами. Первая задача предполагает поставку 200 гравитационных бомб Mk 82 в 2017 году. Вторая задача требует доставки 200 бомб в 2019 году и еще 150 в 2021 году.Всего планируется поставить 550 бомб Mk 82 или эквивалентных, допущенных к использованию самолетами F-16C/D Block 52+ в течение следующих пяти лет. Ориентировочная стоимость заказа составляет около 10 миллионов злотых.

    Бомба

    Mk 82, известная как 500-фунтовая (227 кг), представляет собой классическое вооружение общего назначения (осколочно-фугасное), выполненное из стального корпуса, наполненного взрывчаткой. Mk 82 имеет длину 221 сантиметр, диаметр корпуса 273 мм и почти половину его веса составляет взрывчатое вещество.Благодаря дополнительным насадкам и пакетам его можно бросать с низких потолков или точно наводить (лазерно или оптически).

    (МС)

    фото: ВВС США




    Для комментирования необходимо включить JavaScript в браузере. питание от
    .

    отзывов о Ialyssos Bay Greece Hotel Rhodes

    Оставайтесь на рубеже июня и июля 2017 года. Общее впечатление очень хорошее. Сильные стороны отеля - питание: большой выбор, разнообразное, иногда немного не хватало соли (но солонки и перечницы на каждом столике в ресторане) - но это, наверное, дело вкусов :) Заведение отреставрировано , что видно по чистым стенам и новой плитке в санузлах. Очень чистый. Хороший сервис. Большой плюс - запрет \"резервировать\" лежаки у бассейна до полудня.10:00, что немаловажно после опыта от других отелей, где у меня сложилось впечатление, что у некоторых постояльцев есть постоянное место у бассейна, т.к. полотенца лежали на одних и тех же лежаках 2 недели :P Близко к пляжу - лично Такой вид отдыха я предпочел пребыванию в бассейне из-за тишины и легкого бриза с моря (у бассейна воздух "стоит" и жарко). Стоит арендовать машину и посетить остров - 3 дня много времени и можно многое увидеть. Машину стоит арендовать на месте - большой выбор прокатных компаний, и о цене можно договориться (максимум на 3 дня 90 евро за Opel Corsa - новый с пробегом 3 тыс.км). С такими затратами выкупать путевки невыгодно - дорого. Стоит брать машину с навигацией :)

    Преимущества

    - очень хорошее питание, большой выбор, разнообразный, морепродукты на обед и ужин (разные: кальмары, осьминоги, креветки, суп из лобстера, один раз подается икра, рыба), - кондиционируемое помещение - не только номера или ресторан, но и холл, - помещение среднего размера (без скопления людей), - близлежащий пляж (от отеля можно ходить только в купальнике), - чистота в отеле, - приятный сервис, - запрещено бронировать шезлонги у бассейна перед10:00

    Недостатки

    - очень плохая анимация, как для детей, так и для взрослых, - разбавленные напитки, кофе - люра, - лежаки на пляже платные, но к сожалению в Греции это стандарт, неожиданность из-за пляжа у отеля

    .

    История | Страница 54 | Книги

    ZNAK.com.pl книжный магазин > История

    69,99 зл.

    45,38 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    37,91 зл.

    23,05 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    45,00 зл.

    32,83 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    59,00 зл.

    35,86 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    45,00 зл.

    35,24 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    69,00 зл.

    50,43 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    49,00 зл.

    35,81 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    54,90 зл.

    50,77 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    29,99 злотых

    19,32 злотых

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    40,00 злотых

    29,71 злотых

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    62,00 злотых

    39,13 злотых

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    99,00 зл.

    83,83 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    39,90 зл.

    30,48 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    35,70 зл.

    26,80 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    39,90 зл.

    33,83 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    45,00 зл.

    27,35 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    83,00 зл.

    63,44 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    49,90 зл.

    30,39 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    30,00 злотых

    20,44 злотых

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    19,01 злотых

    15,16 злотых

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    30,00 злотых

    19,17 злотых

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    46,00 зл.

    27,35 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    59,80 зл.

    36,01 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    59,00 зл.

    49,96 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    119,90 зл.

    79,14 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    59,90 зл.

    46,91 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    42,00 злотых

    33,13 злотых

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    59,00 зл.

    49,82 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    50,00 злотых

    30,16 злотых

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    42,00 злотых

    26,26 злотых

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    44,90 зл.

    35,36 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    35,00 злотых

    21,33 злотых

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    44,90 зл.

    35,36 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    49,00 зл.

    30,93 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    29,00 злотых

    24,49 злотых

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    43,00 зл.

    26,38 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    45,00 зл.

    27,35 зл.

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    40,01 злотых

    24,31 злотых

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    39,00 злотых

    32,93 злотых

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    29,90 злотых

    23,56 злотых

    Добавить в корзину

    Добавить в корзину

    Историческая литература
    Историческая литература охватывает различные жанры с общим знаменателем.Сюжет всех предметов заложен в конкретных событиях из прошлого. В нашем книжном интернет-магазине вы можете найти самые популярные литературные произведения, отнесенные к категории история . Это романы о реальных событиях, изменивших судьбы мира, а также книги, описывающие вымышленных героев, живущих в конкретную эпоху. Страницы романа, а также многие исторические отчеты, которые можно найти в нашем интернет-магазине, посвящены теме величайших вооруженных конфликтов, в том числе Второй мировой войны .Романы о вышеперечисленных событиях, происходивших в начале ХХ века, затрагивают темы Холокоста и оккупации.

    Историческая литература - судьбы мира, представленные на страницах романа

    В нашем книжном интернет-магазине также представлены предметы из категории современная история . Это произведения Анджея Стасюка, Вероники Вежховской, Марии Кокот и Джеффри Арчера. Людей, интересующихся древней и современной историей, могут заинтересовать романы Эвы Кассал, Дугласа К.Ллойд, Филиппи Грегори, Гинтера Прин или Маргарет Этвуд. Литературные произведения Виктора Гюго, Умберто Эко, Александра Солженицына и Ольги Токарчук также заслуживают особого признания. История , описанная на страницах их романа , относится как к реальным событиям, так и к персонажам, повлиявшим на судьбы мира. Историческая литература , представленная в нашем книжном интернет-магазине , - это предметы, отмеченные наградами на многочисленных конкурсах, которые отличаются интересным сюжетом, детальной подачей персонажей, а также сочетанием множества тем.

    Открывая новые факты - исторический отчет

    Исторический отчет также очень популярен среди читателей нашего книжного интернет-магазина. Это форма современной этнологии, в которой автор превращается в исследователя истории мира, а также в сыщика, обнаруживающего совершенно неизвестные обстоятельства, сопровождавшие те или иные события, навсегда меняющие судьбу мира. Среди самых известных художников этого жанра — Агата Романюк, Елена Костюченко, Томаш Михневич, Элис Луген, Малгожата Реймер, Марк Галеотти и Кристофер Берри-Ди. Исторический репортаж — противоречивый и в то же время чрезвычайно интригующий литературный жанр, в котором представлен совершенно новый взгляд на некоторые события или персонажи, триумфально или трагически вошедшие на страницы истории.

    Подписаться на рассылку новостей

    Получите бесплатную доставку

    за каждый заказ от 49 злотых

    и получите пакет закладок серии

    Art Edition за 1 грош
    Регламент акции >> .

    Рисунок и живопись

    Ведущий преподаватель: Мацей Маркович

    1 июня 2020 г.

    "Хихикающий домик", "Май" - рассказ по картинкам.

    В этом задании я ожидаю от вас, среди прочего, внимательное наблюдение, и мы продолжаем практиковать интерпретацию информации. Термин - повествование - это способ говорения, направленный на изложение событий в определенном временном порядке. Так что наша история должна иметь начало, середину и конец.Подготовьте 10 листов формата 10x10 см, карандаши, цветные фломастеры или мелки. Затем приступаем к выбору одной из представленных иллюстраций.

    Какие элементы изображены на картине, каков их характер, о чем сообщает зрителю изображенный на картине предмет. Также обратите внимание на цвета и возникающее в результате настроение. А теперь...

    1. Выберите 5 кадров из выбранного изображения. Подберите такие кадры, чтобы можно было составить их на подготовленных листах, в таком порядке и порядке, чтобы получился рассказ.
    2. Элементы, образующие иллюстрацию, должны располагаться на плоскости так, чтобы сохранялся оптический баланс.
    3. На следующих пяти карточках вы можете создать краткое описание истории, которое вы можете сопоставить с повествованием на картинке.
    4. Вы представляете результат своей работы, когда мы встречаемся во время урока.

    25 мая 2020 г.

    Рок-поэты - Питер Гэбриел. "Dywanowi cremers" - придумываем обложку альбома на заглавный трек, стараясь скомпоновать формат 20х20см.

    "Dywanowi szczzacze" / "Ползунки по ковру"

    Овечья шерсть под моими босыми ногами
    Шерсть мягкая и теплая
    Излучает какое-то тепло
    Саламандры бросаются в огонь гибели
    Нереальные существа при рождении
    Они прикованы к целлулоиду
    Блохи остаются рядом с золотым руном
    Веря, что они обретут покой
    Все мысли и жесты
    Они запечатлены на целлулоиде
    В моей памяти нет тайника
    Некуда скучать

    Ползунки покрывают пол коридора
    Красная охра
    Когда я смотрю снова, у людей становится больше жизни
    Они движутся, они движутся во времени
    К тяжелой деревянной двери
    Там, где моргает игольное ушко
    Заткнись для бедных.
    Ковровые ползатели говорят своим посетителям:
    "Мы должны добраться туда, чтобы выбраться
    Мы должны добраться туда, чтобы выбраться"

    На лицах только одна цель, которую я вижу
    Взлететь над потолком
    Где сказано о камере.
    Как борьба леса за солнечный свет проникла в каждое дерево
    Их так же притягивает магнит надежды на свободу.

    Ковровые ползатели говорят своим посетителям:
    "Мы должны добраться туда, чтобы выбраться
    Мы должны добраться туда, чтобы выбраться"

    Кроткие супермены
    Они хранятся в криптоните.
    Мудрые и неразумные девы хихикают
    И безмятежно сияют их тела.
    Через дверь в свете свечи
    Вы можете увидеть праздник урожая
    Это начало лестницы
    Спиральная спираль вне поля зрения

    Ковровые ползатели говорят своим гостям:
    "Мы должны добраться туда, чтобы выбраться
    Мы должны добраться туда, чтобы выйти

    Фарфоровый манекен с поврежденной кожей
    Страхи нападения
    Жадная стая поднимает своих воинов
    Они несут то, чего им не хватает
    Жидкость, просочившаяся из трещины, застыла
    И та, что щекотала
    Напоминания о его смущении

    Ковровые ползатели продолжают говорить своим посетителям:
    "Мы должны добраться туда, чтобы выбраться.
    Нам нужно добраться туда, чтобы выбраться"

    О чем этот текст?
    Безусловно, допускает множество интерпретаций...
    Ковровые ползатели из Бытия повсюду... Ковровые ползатели — существа, цепляющиеся за золотое руно в надежде обрести покой. Те, кто жаждет богатства, приносят с собой негативные эмоции. Гусеницы по коврам. Молчат, молча крадутся. Они поворачивают голову как надо, чтобы не видеть то, что неприятно и неудобно. Жадность воспитала в них все черты современного обитателя городских джунглей: сопереживание напоказ, фальшивую улыбку, мягкий, гортанный голос, который не заикается. Лица, которые видит поэт-песенник, имеют одну цель - подняться вверх, где должны быть комнаты, как деревья в лесу, растущие к солнцу... Слова ковролазов - как токсин, хоть и скажут слова - всего лишь слова .Но злое слово подобно короеду, который разорвет большое и прекрасное дерево.

    Попробуйте интерпретировать текст визуально.
    Например, вы можете рассмотреть Ковровые Ползунки, какие эмоции у вас вызывают, как вы их себе представляете. Или для разнообразия показать таинственные комнаты/покои, как деревья в лесу, растущие к солнцу.

    Или, может быть, вы заметите что-то еще в этом тексте, слушая музыку:

    90 106

    Технические предположения:

    Сделайте обложку квадратной формы, напр.20х20см.
    Должен содержать:
    1. Художественный мотив
    2. Название группы - Genesis и название "The Carpet Crawlers"

    Допустимые художественные приемы:
    1. Живопись
    2. Рисунок
    3. Коллаж

    Ниже представлены различные композиционные решения, выполненные в технике коллажа.

    Теперь несколько предложений, поясняющих, что это за техника.

    Коллаж – это художественная техника, заключающаяся в создании композиций из различных материалов и материалов. Коллаж происходит от французского слова «coller», означающего «склеивать».

    Картины-коллажи создаются благодаря удивительным сочетаниям техники рисования, материалов, знаков, материалов, текстов или объектов. Они смешивают стили и условности, создавая художественные гибриды. В создании коллажей нет жестких правил, разрешены все средства и все способы их комбинирования.

    Художественный коллаж — это не только сочетание разных материалов, но и столкновение смыслов и символов. Это революция во взглядах на искусство, это слияние искусства и жизни.Художники представляют свои желания и фантазии или просто играют с формой материалов и их сочетаниями.

    Критики и искусствоведы расходятся во мнениях относительно статуса-кво коллажа. Одни считают его жанром искусства, другие инструментом для его создания.

    Исторически коллаж существовал до того, как получил название. Техники коллажа были известны еще в Древнем Китае, а их современные формы не получили развития до 20 века. Они развивались в кругу французских сюрреалистов, совершивших настоящую революцию в искусстве 20 века, состоящую, в том числе, и во включении бытовых предметов в художественный круг.

    Предшественниками являются Пабло Пикассо («Натюрморт с сетчатым стулом», 1912 г.) и Жорж Брак, впервые приклеивший картинки к своим рисункам еще в 1899 г. Также Макс Эрнст считается изобретателем коллажа для сюрреализма.

    Коллаж был популярен в польском искусстве со второй половины двадцатого века и до сих пор получает поддержку среди сменяющих друг друга поколений художников. Здесь следует упомянуть коллажи Терезы Понговской, которая сделала женщину главным героем своей работы.

    Самое горячее имя современности – Беата Сливиньская, более известная под псевдонимом Барракуз. Методы, которые он использует чаще всего, - это цифровой коллаж, а также основанные на аналогах и создании рукописных изображений.

    Материалы и техники для коллажа

    В зависимости от технологии производства мы можем заниматься:

    • аналоговый коллаж (склеенный вручную из газет, тканей, фотографий, надписей)
    • цифровой коллаж (созданный с помощью графических программ)
    • сборка (пространственный коллаж, часто с использованием переработанных материалов)

    Желаю творческих успехов :)

    18 мая 2020 г.

    Тема: Гибрид, или Соединяем объекты силой!

    Перед тем, как дать вам содержание квеста, прочтите короткую заметку о гибриде.

    Гибрид — существо, сочетающее в себе черты различных организмов, было распространено в мифологии древних народов. Самая известная, происходящая из греческой мифологии — химера имела голову льва и тело козла или змеи. в «Илиаде» Гомера. В странах Средиземноморского бассейна был сфинкс, самый известный - египетский, Великий Сфинкс Гизы. У него было тело льва и человеческая голова. Существуют также получеловеческие гибриды. В греческих мифах, например, к ним относятся кентавр и минотавр. Более поздняя литература и культура также стремятся использовать образы таких существ.В современной культуре они обязаны своей популярностью в том числе серия книг Дж.К. Роулинг о Гарри Поттере, где обитает Запретный лес, или в нашей родной саге о Ведьмаке Анджея Сапковского.

    Вашей задачей будет создать гибрид строго по инструкции. Вот они:

    Подготовьте 10 карточек с названиями любых предметов – это могут быть предметы, животные, растения и так далее – и десять карточек с названиями атмосферных явлений, времен года, например: «лето», «весна», «гроза», «тепло», «мороз» и тому подобное (вторая колода также может иметь имена объектов).

    Затем перетасуйте эти колоды одну за другой. И возьмите по одной карте из каждой колоды — например, «солнце» и «мороз» — и затем представьте гибрид, получившийся в результате сочетания двух случайно выбранных терминов.

    Нарисуй или раскрась свое воображение.

    11 мая 2020 г.

    Тема: Аромат - цветовая композиция.

    Доброе утро :)

    Пожалуйста, нарисуйте любой аромат на ваш выбор. После того, как вы выбрали, вы не должны никому рассказывать о типе аромата, который вы выбрали.Затем представьте аромат, вникните в него, попытайтесь найти его суть и нарисуйте свой образ. Не допускается использование каких-либо конкретных изображений (например, леса, цветов и т. д.) Запах следует изображать с использованием для этого абстрактных знаков: цвета, текстуры, линии, формы.

    После окончания работы покажите свою композицию другим людям, пусть они попробуют описать, что они видят в этой работе и с каким запахом они ассоциируются.

    4 мая 2020 г.

    Тема: Представьте себе концепцию - трансформируйте себя.

    Используйте знакомые техники рисования или рисования.

    Изобретите мир разумных машин, которые, очарованные людьми, захотят стать на него похожими. Нарисуйте или нарисуйте свое видение машины, визуальные черты которой, такие как угловатость, металличность, шероховатость, прозрачность, массивность, ажурность, будут сопоставляться с характеристиками человека.

    Кроме того, придайте роль своей воображаемой трансформации. Пусть это будет: рыцарь на коне, летчик самолета, пожарный или сказочные персонажи.... Красная Шапочка, Баба Яга, Железный Дровосек, Дональд Дак и т.д...

    Желаю творческих успехов :)

    27 апреля 2020 г.

    Тема: "Двери" - цветовая композиция

    Доброе утро Студенты :)

    Ниже приведены около дюжины ключевых слов, которые помогут вам представить различные ситуации, в которых дверь играет важную роль.

    ДВЕРИ: сдвижное закрытие входа в здание или какое-либо внутреннее помещение.Входные, главные, боковые и кухонные двери. Дверь в комнату, в холл, в кабинет, в ванную. Дверь на лестницу, во двор, на балкон, в сад. Дверь гардероба. Дверь широко открыта. Дверь заперта. Стук в дверь. Разблокировать, открыть, отменить, закрыть, запереть, вырваться, подглядывать. Подслушайте, встаньте перед дверью. Встаньте в дверях. Уходите от двери. Спросите, вышвырните кого-нибудь за дверь. Дверь стоит открытой перед кем-то. Заткнись. Ходите от двери к двери.Не просовывайте палец между дверью. Дверь в... Дверь в рай. Дверь в ад.

    Задание: На листе техблока начертить контур двери. Подумайте, куда может вести дверь. В какой мир. Нарисуйте свою картину этого мира.

    20 апреля 2020 г.

    Предмет: Стул как живое существо - рисунок

    Из представленных вам фотографий стульев выберите тот, с которым вы себя отождествляете по каким-либо причинам. Попробуйте нарисовать этот стул.Добавьте к этому нарисованному стулу как можно больше человеческих качеств. Сделать так, чтобы он обладал выразительной индивидуальностью, особым темпераментом, был индивидуальностью.

    Представьте разные ситуации в "жизни" стула: на нем сидит человек в грязной одежде, на нем сидит пьяный мужчина или непослушный ребенок, на нем свернулся клубочком кот, на нем на мгновение сидит попугай, вы сидеть на нем. Как ваш стул реагирует на эти ситуации?

    Попробуйте создать интересную работу, посмотрите на представленную тему, освободив свое воображение, посмотрите на мир с точки зрения стула.

    Дополнительным источником вдохновения для вас может стать стихотворение Збигнева Герберта «Стулья».

    Кто думал, что теплая шея станет перилами,
    И жаждущие бегства и радости ноги застынут
    в четыре прямые ходули. В прошлом стулья были прекрасными животными, питающимися цветами.
    Но их слишком легко было приручить, и теперь это самый грязный вид четвероногих.
    Они потеряли упорство и мужество. Они просто терпеливы. Никого не топтали, никого не несли.
    Они должны осознавать потраченную впустую жизнь.

    Отчаяние стула проявляется в его скрипе.

    6 апреля 2020 г.

    Тема: цветовые композиции - "Окно"

    Часть I

    Нарисуйте форму окна на листе технического блока. Подумайте, что бы вы хотели видеть за окном. Нарисуйте свое представление о мире.

    Часть II

    Подумайте, что значит "заглянуть внутрь". Что можно увидеть, заглянув внутрь, внутрь. Что бы вы хотели видеть, глядя на свою квартиру, интерьер из окна.Нарисуйте свои идеи.

    Материалы: мелки, фломастеры, краски, кисти. Вы можете комбинировать техники.

    30 марта 2020 г.

    Тема: В мире фантазий - упражнение в цвете.

    В описании задания вы найдете стихотворение Яна Бжехвы под названием пирог.

    Читая текст, обратите внимание на изображения содержащихся в нем символов. И постарайтесь представить всех персонажей на отдельных страницах, как это предлагает стихотворение Бжехвы.Выполняйте работу с юмором, используя контрастные цвета, чтобы все выглядело очень разнообразно по формам и цветам.

    Убедитесь, что основным элементом композиции, самым большим, является фантастическое животное или человек, или какой-либо другой элемент природы, упомянутый в стихотворении.

    Вы можете заполнить силуэт животного различными пятнами, точками и узорами, подчеркнув его необычность и позаботившись о максимально визуально интересном образе животного.

    Используйте цветовую гамму, богатую цветовыми контрастами.Таким образом, цвета из цветового круга находятся на противоположных сторонах, например: красный напротив зеленого, желтый напротив фиолетового.

    Попробуйте подготовить цвета на своей палитре, смешав их так, чтобы контраст не был болезненным для глаз :)

    Необходимые инструменты: листы техблока, кисти и краски.

    Ян Бжехва

    Сорока сидит на шесте
    И утверждает

    Что сахар соленый
    Что муравей крупнее вороны
    Что вода в море сухая
    Что вол легче мухи
    Что молоко красное
    Что гадюка кусает хвост,
    Что раки растут на дубе,
    Что у кузнеца огонь во рту,
    Что лучше всего летают коровы,
    Что лучше всего поют совы,
    Что у аиста вместо этого клюв головы,
    Что лед горячий,
    Что рыбы пасутся на лугу,
    Что трава жесть,
    Что ночь начинается утром,

    Но никто не слушает все это,
    Потому что ты знаешь, что сорока - лжец.

    Свяжитесь с учителем по следующему адресу электронной почты: [email protected]

    .90 000 Готово. Войцех Ваглевский о сыновьях. А остальные [ИНТЕРВЬЮ]

    Не открывается через три секунды. Он не простой собеседник. Он внимательно слушает, отвечает по делу, но находится как бы рядом с ним. Выше. Это более точный термин. Когда он говорит, он смотрит далеко за горизонт. Словно кроме всего, что сразу было видно, существовал другой мир. Немногие могут это сделать. Перед вами Войцех Ваглевски. Оливье Джаниак дал интервью. Картины Марта Войталь.

    В комнату заглянул еще один человек, намекая, что совещание пора заканчивать.Час прошел незаметно. В конце я задал вопрос другого калибра. Спрашивать мастера звуков, перфекциониста слов о значении моды было богохульством. Однако герой без колебаний взялся за эту тему. После нескольких слов ответа я понял, что в, казалось бы, пустяковом деле он тоже может быть экспертом. На самом деле мы могли бы начать другое, совершенно другое интервью. Хотя парни не должны говорить об одежде. Через несколько абзацев вы заметите, что они могут говорить о чем угодно. При условии, что одного из них зовут Ваглевски.Войцех Ваглевский.

    Когда есть возможность поговорить с человеком, которым ты дорожишь и восхищаешься, знаешь его достижения и положение, заработанное качеством, опытом не только сценической, но и человеческой, жизни, даже как журналист сгораешь от практики. Вы хотите быть собеседником, слишком стараетесь, и тогда контакт с собеседником становится неверным, трудным.

    Войцех Ваглевски тоже не упрощает ситуацию. Не открывается через три секунды. Он не простой собеседник. Он не смотрит вам в глаза.Он слушает и слышит, отвечает по делу, но находится как бы рядом с ним. Выше. Это более точный термин. Он смотрит далеко, за горизонт. Он как будто смотрел и замечал куда-то дальше, в стороне от всего, что сразу видно. Может быть, поэтому он говорит так мудро, как мало кто может сегодня. Особенно в словах его песен это слышно. Когда у него есть время, а видимо у него должно быть много времени, чтобы их обработать, сократить, убрать лишние значения, звуки, упростить до той боли, которая потом так овладевает слушателем. Никто, как он, не может рассказать историю так прямо, прямо и просто.

    Работаю с микрофоном много лет, набрался смелости подойти к оператору с просьбой сто. Это то, что люди говорят на телевизионном жаргоне для краткого заявления. Чтобы его получить, конечно, надо сначала спросить, а потом задать вопрос. Страх, что вы не заинтересуете собеседника, особенно такого человека, парализует. В первый раз я разговаривал с Ваглевски на каком-то торжественном благородном мероприятии. Три минуты. Чтобы поговорить подольше, мне пришлось отправиться в Бельско-Бялу. Для джазовой метели.Там играли в Voo Voo. Я поехал. Темная ночь. Почувствовал минус двадцать. Палатка устанавливается снаружи. Огонь, который горит, чтобы люди могли согреться. Мы подготовили камеры и стали ждать. Он стоял рядом с ним. Лицо освещено пламенем, как будто я разговариваю с индейским вождем. Какой-то шаман. Эти слова, тоже волшебные, до сих пор звучат во мне. Мы говорили о партнерстве и родительстве под предлогом музыки. Все двадцать минут. А потом они подняли эту палатку. Они наполнены мощной, мистической энергией. Я почувствовал феномен игры на них.Концерт, который пронзительнее мороза.

    У меня не хватило бы смелости пригласить его на страницы Elle MAN. Марта Войтал - фотограф позвонил нам, сказал, что она делает сессию с группой для издательства и что, возможно, мы хотели бы сфотографировать его для журнала. Она отправила номер менеджеру, на телефоне был конкретный, но добрый парень. Мы обсудили детали. О стилисте не могло быть и речи. Войтек одевается сам. Имеет осознанный подход к одежде. Он привозит свой стиль из Берлина - я слышал. За день до интервью я тоже пошла на презентацию новейшего альбома «За скоро».Прослушивание этой музыки на отличном оборудовании может сломать социальный лед.

    Уяздовский проспект. Квартира на четвертом этаже подходит для прослушивания музыки и встреч с журналистами. Студия U22 с трудом могла вместить более сотни желающих познакомиться с Ваглевским. Знакомство с производством и подробностями его создания. Я был готов. Однако не в том, что назавтра для доброго утра господин Ваглевский предложит перейти на «ты». Войтек. И что у меня будет много времени поговорить. В этом преимущества прессы.Стенограмма интервью заняла 19 страниц. Многовато для стока. Я выбросил свои вопросы. Чтобы было больше места для мастера. Не только музыка. Мышление, видение мира, слова. Время и пространство для власти. Любой уничтожается в стране. Пусть здесь звенят.

    Войцех Ваглевски: О том, важна ли одежда

    Одежда очень важна. Я наблюдатель и обращаю на это внимание. Я бы сравнил стиль в моде с поиском собственного языка в музыке.Между тем я замечаю, что в Польше даже люди, у которых есть деньги, очень плохо одеваются. Вы можете увидеть это на всех так называемых стенах. Они принимают то, что «должно» носить, потому что это считается модным. Мне не нравится общая информация о том, что красный будет в моде в этом году, или что темно-синий будет «новым черным», что мы будем слушать Анну Марию Йопек и Давида Подсядло. Вот почему многие знаменитости чувствуют себя обязанными подарить Gucci новую сумочку, чтобы показать миру, кто они есть. В общем - убогий.Я следую принципу, который вбил себе в голову, и это признак хорошего вкуса и в то же время безопасно. Это правило трех цветов. Я стараюсь не превышать его. Я стараюсь, чтобы одежда соответствовала моей фигуре. Однако основой гардероба является фигура. К тому же, ну кроме манифестов, рок-иконы олицетворяли еще и некий эстетический образ бытия. У меня есть любимые портные: Balanciaga, Rick Owens, а еще у меня есть любимые магазины в Берлине. Я посещаю их время от времени.

    Войцех Ваглевский: О том, почему он пишет песни

    Я просто зависим.Я бы не стал добавлять к этому рот. Я делаю то, что могу. Теоретически я социолог, магистр и так далее. Я пробовал несколько вещей, например, писал сказки для детей. Это был полный провал. К счастью, Войтек Бонович предостерег меня от падения вовремя. Так что все, что я действительно могу делать, это играть. Я не особо люблю хиты, хотя некоторые песни вспоминаю с нежностью, потому что они напоминают нам о молодости. Есть песня Deep Purple под названием "Child in Time", о которой я однажды громко сказал, что это очень хорошая песня, но она была бы намного лучше на итальянском языке, потому что в ней есть оперный пафос, и только подросток может быть тронут этим.Но не взрослый парень. У меня появились ужасные баги. Я хочу избежать подобных сравнений, поэтому выбрал форму занятий музыкой, которая в основном связана с поиском собственного языка. Я часто говорю, что мы играем так, как никакая другая группа в мире, но на самом деле это не имеет значения. Это не значит, что он лучший, хотя некоторые его так и воспринимают, называя меня как-то справедливо шутом. Мы последовательно ищем свой собственный язык. Рифы, которые мы играем с Матеушем, наши. У нас есть свой способ артикуляции или работы с разделом.Найти свой язык — ключ к успеху. В музыке, в моде, в жизни. Все мои мастера так делали. И Майлз, и Томек Станько. Если вы найдете свой язык, вы достигнете бессмертия в музыке. В музыке мода уничтожает оригинальность. Что модно, так это обычно полное чихание. Отнимает эмоции от музыки. Сейчас компрессия — убийственная тенденция в поп-музыке. Он вызывает одинаковую динамику на протяжении всех трех минут излучения, от первого до последнего звука. Несколько песен выдержали испытание временем на десятках записанных нами компакт-дисков.На наши концерты приходит молодежь, и им идет та эстетика, в которой мы движемся, некая непоколебимость. Может, будут играть в одиночку, может, разовьют? Я понимаю занятие этой профессией в традиционных терминах. Есть мастер и ученик. У меня всю жизнь были мастера. Смотрел Немана, Станьку и Холдиса. С одной стороны, такое отношение давало фантастическое ощущение продолжения определенного языка, имеющего корни, культуры игры, из которой он возник, а с другой — провоцировало людей на поиски. Играть иначе, чем чемпион.Мне нравится эта преемственность, и я знаю, что у меня есть продолжатели.

    Войцех Ваглевский: О кажущейся простоте слов

    Работа над языком требует огромных усилий. В песне действуют иные законы, чем в поэзии. Есть, конечно, артисты, фантастически интерпретирующие поэзию, но песня, особенно в рок-музыке, должна быть основана на простом посыле. Самое сложное в моей работе — это упростить то, что я написал в первой версии, выкинув лишнее.Например, от мысли о смерти на альбоме "Snop bindałka", втором альбоме в нашей истории, остаются следующие слова: "скоро от нас ничего не останется, мы помахаем друг другу". Я избегаю журналистики, насколько могу, потому что у нее короткая жизнь. Исключением стала записанная перед выборами песня "Nie spać", в которую я ввязался, чтобы СЛД не вернулась к власти. Иногда тексты приобретают политическое значение независимо от нашей воли. «Я переезжаю» с нового альбома была написана в марте, старт сингла произошел на следующий день после нападения на президента Гданьска, и это текст о том, что мы очень дифференцированная нация, поскольку перегородки и то, что сейчас происходит между нами, не ново.И что это напряжение плохо кончится. Когда президент Гданьска, к сожалению, умер, мы сразу сняли эту песню с эфира. Текст приобрел совершенно иной смысл. Произведение о беженцах написано из необходимости разоблачить лицемерие. Мы проявим любовь к ближнему, но при условии, что мы не заботимся о нем. Я не считаю, что мы нация лицемеров, потому что такие акции, как «Велька оркестр», доказывают, что мы можем многое мобилизовать. Я считаю, что эта медийная каша может стать причиной трагедии. Есть люди, которые убивают на этом деньги, и все же неприязнь к другим где-то в нас.

    Войцех Ваглевский: Об отсутствии властей

    Разногласия между нами настолько глубоки, что восстановить власть будет непросто. Есть люди, которые верят в теракт в Смоленске, или считают, что Овсяк жульничает, несмотря на то, что он самый контролируемый человек в мире и если власти нашли у него хотя бы 5 злотых. заправленный в носок, он будет сидеть. Убедить одну сторону другой, вероятно, невозможно. Вы говорите о вещах, которые кажутся вам очевидными, рациональными и поддающимися проверке, а другой человек говорит, что вы просто смотрите другие СМИ и ваша картина мира ложна.Дошло уже до того, что близкие мне люди спрашивают, Валенса по-прежнему для меня герой. И все же, когда Валенса держал ручку и расписывался, мы вместе плакали, как бобры. Сегодня они начинают думать, говорить так, как будто мы никогда этого не переживали, вместе, солидарно. Это очень глубокое разделение, и средства массовой информации способствовали этому. Нигде за границей нет такого количества круглосуточных новостных программ, как в Польше. В дискуссиях с политиками одновременно говорят шесть человек, до такой грубости, что в любой нормальной ситуации лидеру дали бы красный свет, бумажку и пинок под зад.Речь идет о падении авторитета, но есть и тотальное падение нравов. Если каждый из нас исследует свою совесть и взглянет на историю увиденного за последнюю неделю, то окажется, что как минимум половину времени мы слушали, кто кого пинал или кого пахал. Нас не интересует тот факт, что Янек Пешек играл с Анной Полони в нашумевшем спектакле. Нам интересно искусство при условии, что оно имеет спортивное измерение. Например, мы смотрим Оскар.

    Войцех Ваглевски: О том, что мосты еще можно восстановить

    Это ужасно сложно.Однако есть решение. Повернись. Как-нибудь вырваться из этого ментального рабства. Конечно, бороться за порядочность, за правду, культивировать знания об истории и культуре, но отпускать, не разбивать на словесные перепалки. Это не имеет смысла. Лучше спрашивайте о здоровье, о друзьях, о простых вещах.

    Второй совет более серьезный: ищите знания. Учиться дома, в машине, в поезде, в самолете, постоянно учиться. Мы мало читаем. Уровень читательской аудитории, пожалуй, один из худших в Европе при слабом участии в культуре.Доступ к знаниям затруднен неконтролируемым переливом информации из мира, доступной в Интернете, как правило, лишенной какого-либо комментария. И вы не обязательно верите, что Земля плоская, хотя все вроде бы указывает на это. И видимо до сих пор крутится.

    Третий способ — погрузиться в искусство. У нас сейчас прекрасное время в кино, очень хороший период в музыке. А теперь посмотрите: когда мы думаем об истории Польши, мы думаем картинками, связанными с книгами, музыкой и кино.Возможно, и даже наверняка они многократно идеологически искажались, но знать об этих искажениях - тоже наука. В песне «się rucham» и в идее танца вы можете найти вдохновение в фильме «Сальто» Конвицкого и в танце в исполнении Збышека Цыбульского. Для молодежи Wodecki, Nalepa и польский джаз — это история, они до сих пор переживают перевоплощение, и их до сих пор помнят. Я не знаю, знают ли молодые люди, что такое СССР и СССР, и знают ли они, что Гомулка существовал. Что это значит? Искусство остается.Кино, музыка. Это самая важная ценность. Сегодня хорошее время. Игра Мазолевского, его "польский" Down Beat вошли в пятерку самых значимых джазовых альбомов мира в прошлом году. Игра Maciek Obara, новое дополнение к ECM, самому престижному бренду, выпускающему джаз и классику в Европе. Марчин Василевски выпустил еще один концертный альбом в том же издательстве. Мировая деятельность Вацека Цимпеля, хорошая форма нашей поп-музыки, прекрасное письмо, кино процветает. Эти вещи будут жить намного дольше, чем ежедневные разоблачения последующих затемнений, присвоения, чем аукционы того, кто был лучше в этом.Может быть, я кого-то обидел, но мало кто из тех, кто сидит в сейме, делает это из нужды делать добро. Преобладают частные, чисто меркантильные мотивы: быть депутатом, жить в Варшаве, завести семью, вступить в Европарламент. Единственная моя миссия - уничтожить врага. И казалось бы, патриот, человек, выбранный людьми для улучшения качества жизни, должен искать консенсус, вести диалог, обсуждать и находить компромиссы. Выберем такой.И пусть большинство из нас решает об этом.

    Войцех Ваглевский: О том, что мы унаследовали

    Как социолог, я следил за спором между нативистами и защитниками окружающей среды о том, в какой степени люди формируются генами, а в какой - влиянием окружающей среды. У моих родителей были другие представления о жизни, чем о музыке. Но музыка в моем доме была и есть всегда. Я жил и живу в его окрестностях и постоянно встречаюсь с художниками: художниками, поэтами, писателями, музыкантами. Я верю им и верю в них.Это общение с профессионалами искусства, я думаю, повлияло на выбор моих сыновей не меньше, чем мои гены.

    Войцех Ваглевский: О том, как быть хорошим отцом

    Вы не представляете, какой я отец. На ха ха. Мне казалось, что это средне, но я глубоко убежден, что если мужчина задумывается о проблемах, связанных с воспитанием, то ему следует начать с размышлений о себе, об отношениях с женой. Любить и быть любимым.Ужасное клише, но это единственный ответ, который я могу придумать. У меня не было ни плана, ни возможности воспитывать детей. Я импульсивный человек, иногда надоедливый, но и открытый, отзывчивый. Я не думаю, что я спекулировал, несмотря на некоторые психологические и социологические знания, полученные во время учебы. Я знала, что все самые важные эмоции формируются у ребенка до трех лет. Я знаю, что есть родители, которые думают, что могут пренебрегать развитием своего ребенка до пяти лет, потому что до этого они мало что понимают.Они ошибаются. Они серьезно ошибаются. Наибольшее внимание следует уделить ребенку, когда кажется, что он еще не достиг половой зрелости. Я уверен в этом. Так же, как одеваться. Чем больше вы хотите выглядеть привлекательно, тем более замаскированным вы выглядите, поэтому чем больше вы хотите воспитать своих детей, тем больше ошибок вы совершаете. Мне очень нравится история, которую я услышала от Каси Столарчик. Она разговаривала с четырехлетним Михалком. Она спросила его: «Михалек, как зовут Деда Мороза?» А он говорит: «Рысек».Вы не можете обмануть ребенка. Приходит время, когда в Миколая перестают верить, и даже если не знать, как он меняется, один из сыновей заметит, что на Николае шуринские тапочки. Ну не верю я в уловки в воспитании детей, что ты о чем-то болтаешь и пихаешь ребенку в рот еду. Я интуитивно думаю, что с детьми надо разговаривать, как со взрослыми. Я ненавижу дурачить всех этих тиу тиу тиу: и мой ребенок сказал «jokomotywa», опубликовав это в FB. Ребенок вырастет и не одобрит этого.К мужчине нужно относиться как к взрослому с самого начала. Помню, когда дети были еще в детстве, мы довольно рискованно пошли в Музей современного искусства в Брюсселе. Все есть. От Моне, Поллока до некоторых инсталляций Бойса. И они действительно были в этом заинтересованы. Мне пришло в голову, что их воображение безгранично, потому что эти работы требуют огромного воображения, что они гораздо острее, чем я думал. Весь подростковый период заключается в том, что мы притупляем детские эмоции. Мы пытаемся контролировать их гнев, учим их быть вежливыми, контролировать свои эмоции и т. д.Мы искореняем в человеке это детство, говоря: сиди прямо, не пинай тетку под столом и т. д., хотя сами себя хотели бы пинать. Однажды мой сын спросил меня, почему он должен учиться. Ответ на этот вопрос казался мне настолько очевидным, что я не мог его сформулировать. Я узнал, что ты недолго живешь на этом свете, хотя говорить семилетнему ребенку, что ты недолго живешь, — это стерва, поэтому лучше узнать о жизни как можно больше. Думаю, что-то попало. Мы разговаривали или, по крайней мере, пытались разговаривать с детьми, как со взрослыми.

    Войцех Ваглевский: О внуках

    Это совсем другое. Во-первых, дедушка поддерживает и держит дистанцию. Родители несут ответственность за воспитание. Дедушка там его за бороду кормит, сейчас от нее избавился, думаю немного потерял в записях с внуками. Бабушки и дедушки там, чтобы играть. Они позволяют своим внукам реагировать на их домашний режим. Когда они к нам приходят, это снос, это громко, это весело. Бабушки и дедушки здесь для того, чтобы ничего не беспокоить и, не дай бог, не поправлять насильно.Хотя, конечно, без преувеличения, по принципу живи и дай жить другим. Мы не должны вмешиваться в то, что наши дети делают со своими

    детей. Они их хозяева. Вы, возможно, можете посмотреть его. Приятно, если ты заслуживаешь уважения своих внуков. Хорошо, когда им просто нравится приходить. Быть. У нас пятеро внуков. У Эмадзяка есть близнецы, а у Фиса две дочери и сын.

    Внимательный человек должен осознавать и то, что детство – порой очень болезненный период для детей.Они переживают истории, в которые дедушке трудно вмешаться, когда он видит, что они от чего-то устали. Они имеют право на тайну и на защиту своей независимости и достоинства. Я помню свое детство как очень эмоциональное и временами довольно напряженное.

    Войцех Ваглевский: О сыновьях

    Я помню, когда еще был жив Роберт Лещинский, журналист, музыкальный критик, он поехал с нами на концерт в Казимеж и стал расспрашивать меня о молодой, фантастической, по его мнению, группе, немного хип-хоповой, которая надежда на наш рынок под названием Fisz Emade.Я говорю: «Они мои сыновья». Он чуть не выпал из машины. Никто или только очень посвященные не знали, что мы родственники. Я также не зафиксировал тот факт, что они записали свой первый альбом. Мне казалось и кажется до сих пор, что музыка рок или хип-хоп должна создаваться вопреки эстетическим шаблонам, определенным идеям и даже тому миру, который представляет поколение их родителей. Я не мешал, смотрел издалека, с некоторой долей застенчивости. Спустя годы, однако, история прошла полный круг, потому что это была, и очень хорошо, мода на живую игру, на хорошую игру, на инструменты семидесятых годов, на эти звуки, и именно тогда им пришло в голову, что у них есть такой динозавр дома.Что мы можем попробовать сыграть вместе. Это случилось, когда я еще не снискал известности как собеседник дамы из Кошалина, и некоторые люди признали меня отцом Фиса, поэтому мы могли попробовать играть вместе, потому что каждый уже нашел свое место в этой профессии. В совместной работе с сыновьями я всего лишь один из музыкантов, тот, у кого обычно меньше разговоров, чем у них, потому что их всего один, а то и двое. И вдобавок он ниже. Все началось с того, что я попросил Эмада помочь мне с записью, ее реализацией и внести немного свежести во время работы над моим сольным альбомом.Я также попросил Фиса посмотреть на это со стороны его сообщения, формы. Это лучшее доказательство того, что мы учимся у детей не меньше, чем они у нас. Fisz играл что-то на бас-гитаре, Emadziak играл на барабанах, говоря простым языком, он был страстным, и мы сформировали группу. Потом мы сделали еще один альбом. Мы играем концерты, и я думаю про себя, что это группа, которая даже когда не играет, существует и будет существовать.

    Войцех Ваглевский: О том, что не все мои смерти

    Раньше люди чаще думали о смерти.Поэты не дали нам забыть. Например, Бодлер. Я помню его стихотворение «Туша». «Вспомни, что мы видели, единственное / В это прекрасное летнее утро: / На повороте была грязная падаль / На засеянной гравийной дорожке»…, и из рабства коммунизма мы перешли в рабство умственное, поскольку Интернет полностью манипулирует нами, мы живем больше в виртуальном мире, чем в реальном.Ослепительная смерть теперь стала обычным явлением. Смерть обыденна и перестала быть запретной темой, но, с другой стороны, мысль о смерти перестала быть философским размышлением. Это воспринимается как факт, который должен произойти. Произойдет это или не произойдет, но нам все равно, у нас есть другие дела. А потом, может быть, с возрастом, приходит вопрос: что ты оставишь после себя? Внуки — очень утешительная ситуация, потому что они заставляют людей понять, что все имеет некоторую последовательность. И что он на самом деле не умирает, потому что видит себя в этих внуках.Я не говорю о детях, потому что у нас есть дети в то время, когда молодые родители не так осознают это. Но когда ты видишь в своих внуках часть того, кем ты являешься, в своей жене и в своих детях, ты начинаешь верить в бессмертие. Это космос.

    Этот текст появился в журнале ELLE MAN №1/2019.

    .

    Смотрите также