Post Icon



Советские стихи про новый год


Самые любимые новогодние стихи для детей.

А на этой страничке собраны новогодние стихи для детей. Новый год, конечно — один из самых любимых для детей праздников. Ну а чем обычно малыш может порадовать пришедшего поздравить с Новым годом Деда Мороза? Разумеется, стихами про Новый год, Деда Мороза, Снегурочку, елочку, метель. Теми стихами, что нужно было один раз в жизни выучить — и запомнить навсегда! Ведь вы же не забыли что растет на елке, правда? Или забыли??? Сегодня мы публикуем те новогодние стихотворения, которые  известны и знакомы  нам еще с нашего детства. Возможно, и вы тоже читали их стоя на табуретке.  Давайте же вспомним свое беспечное детство, а заодно, поможем уже нашим детишкам выучить эти ставшие родными восхитительные новогодние стихи.

Агния Барто

Встали девочки в кружок,
Встали и примолкли.
Дед Мороз огни зажег
На высокой елке.
Наверху звезда,
Бусы в два ряда.
Пусть не гаснет елка.
Пусть горит всегда.

 

К.И.Чуковский.

Ёлка

Были бы у ёлочки
Ножки,
Побежала бы она
По дорожке.

Заплясала бы она
Вместе с нами,
Застучала бы она
Каблучками.

Закружились бы
На ёлочке игрушки —
Разноцветные фонарики,
Хлопушки.

Завертелись бы
На ёлочке флаги
Из пунцовой, из серебряной
Бумаги.

Засмеялись бы
На ёлочке матрешки
И захлопали б от радости
В ладошки.

Потому что у ворот
Постучался новый год!
Новый, новый, молодой,
С золотою бородой!

С.Я. Маршак

«Дети спать пораньше лягут…»

Дети спать пораньше лягут
В день последний декабря,
А проснутся старше на год
В первый день календаря.
Год начнется тишиною,
Незнакомой с прошлых зим:
Шум за рамою двойною
Еле-еле уловим.
Но ребят зовет наружу
Зимний день сквозь лед стекла —
В освежающую стужу
Из уютного тепла.
Добрым словом мы помянем
Года старого уход,
Начиная утром ранним
Новый день и новый год!

 

Агния Барто

В ЗАЩИТУ ДЕДА МОРОЗА 

Мой брат (меня он перерос)
Доводит всех до слез.
Он мне сказал, что Дед Мороз
Совсем не Дед Мороз!

Он мне сказал:
-В него не верь! —
Но тут сама
Открылась дверь,

И вдруг я вижу —
Входит дед.
Он с бородой,
В тулуп одет,
Тулуп до самых пят!
Он говорит:
-А елка где?
А дети разве спят?

С большим серебряным мешком
Стоит, обсыпанный снежком,
В пушистой шапке дед.
А старший брат твердит тайком:
-Да это наш сосед!

Как ты не видишь: нос похож!
И руки, и спина! —
Я отвечаю: — Ну и что ж!
А ты на бабушку похож,
Но ты же не она!

 

Агния Барто

ДЕЛО БЫЛО В ЯНВАРЕ 

Дело было в январе,
Стояла елка на горе,
А возле этой елки
Бродили злые волки.

Вот как-то раз
Ночной порой,
Когда в лесу так тихо,
Встречают волка под горой
Зайчата и зайчиха.

Кому охота в Новый год
Попасться в лапы волку!
Зайчата бросились вперед
И прыгнули на елку.

Они прижали ушки,
Повисли, как игрушки.
Десять маленьких зайчат
Висят на елке и молчат —

Обманули волка.
Дело было в январе, —
Подумал он, что на горе
Украшенная елка.

 

С.Я. Маршак

ДЕКАБРЬ

В декабре, в декабре
Все деревья в серебре.

Нашу речку, словно в сказке,
За ночь вымостил мороз,
Обновил коньки, салазки,
Елку из лесу привез.
Елка плакала сначала
От домашнего тепла.
Утром плакать перестала,
Задышала, ожила.
Чуть дрожат ее иголки,
На ветвях огни зажглись.
Как по лесенке, по елке
Огоньки взбигают ввысь.
Блещут золотом хлопушки.
Серебром звезду зажег
Добежавший до макушки
Самый смелый огонек.

Год прошел, как день вчерашний.
Над Москвою в этот час
Бьют часы Кремлевской башни
Свой салют — двенадцать раз.

 

С.Я. Маршак

Песня о елке

Что растет на елке?
Шишки да иголки.
Разноцветные шары
Не растут на елке.
Не растут на елке
Пряники и флаги,
Не растут орехи
В золотой бумаге.
Эти флаги и шары
Выросли сегодня
Для российской детворы
В праздник новогодний.
В городах страны моей,
В селах и поселках
Столько выросло огней
На веселых елках!

Л. Некрасова

Горит огнями елочка

Горит огнями елочка,
Под нею тени синие,
Колючие иголочки
Как будто в белом инее.
Она в тепле оттаяла,
Расправила иголочки,
И с песнями веселыми
Пришли мы к нашей елочке.
Игрушки разноцветные
Для нас на ней развесили,
И мы глядим на елочку,
И нам сегодня весело.
Огни на елке яркие
Повсюду зажигаются,
Во вех домах,по всей стране
Ребята улыбаются.

 

С. Михалков

Говорят, под Новый год
Что ни пожелается —
Все всегда произойдет,
Все всегда сбывается.
Могут даже у ребят
Сбыться все желания,
Нужно только, говорят,
Приложить старания.
Не лениться, не зевать
И иметь терпение,
И ученье не считать
За свое мучение.

Говорят, под Новый год
Что ни пожелается —
Все всегда произойдет,
Все всегда сбывается.
Как же нам не загадать
Скромное желание —
На «отлично» выполнять
Школьные задания.

Думаете, это все? Как бы не так!!! Еще СТОЛЬКО стихов к Новому году!!! Вот, заходите:

Новогодние стихи про елку

Короткие стихи на Новый год

Стихи про Деда Мороза

Стихи про Новый год для детей | Новогодние стихи | Детские новогодние стихи

В Новый год без стихотворения никак не обойтись, ведь всем известно, что Дед Мороз любит, когда дети их ему рассказывают. За это он дарит им подарки. А выбрать подходящее стихотворение, которое наверняка ему понравится, мы с удовольствием поможем.


ТАКЖЕ РЕКОМЕНДУЕМ:

Многие из вас помнят, как в детстве, став на табуретку, вы рассказывали новогоднее стихотворение, а все гости вам хлопали и говорили какие вы молодцы. И это было приятно, может быть, конечно, и не всем. В наше время можно обойтись без табуретки, но выучить с ребенком стишок и рассказать его для Дедушки Мороза я думая, все же, стоит. Это будут первые шаги, которые в дальнейшем помогут ребенку более уверенно чувствовать себя в обществе людей, не говоря уже о том, что стихи имеют особенность прекрасно развивать память.
Предлагаем вам подборку стихотворений о Снегурочке, Дедушке Морозе, про новогоднюю ёлочку, снежинки, новый год и многие другие. Кроме того, у нас вы можете подобрать стихотворение для ребенка любого возраста, даже для самых маленьких, которые тоже очень любят рассказывать стишки и участвовать в новогодних праздниках.

P.S.
А вот песенка, которую мы сделали сами!

КОРОТЕНЬКИЕ СТИШКИ ДЛЯ САМЫХ МАЛЕНЬКИХ

ДЕД МОРОЗ
С. Дрожжин

Улицей гуляет
Дедушка мороз,
Иней рассыпает
По ветвям берёз;
Ходит, бородою
Белою трясёт,
Топает ногою,
Только треск идёт.

* * *
Закружился хоровод,
Льются песни звонко.
Это значит – Новый год,
Это значит – елка!

КТО ПРИШЕЛ?
Елена Благинина

Кто пришел? Что принес?
Знаем мы: Дед Мороз,
Дед седой, с бородой,
Он наш гость дорогой.
Он нам елку зажжет,
С нами песни споет.

СМЕШНОЙ СТИХ
И. Бурсов

Посмотрите-ка, ребята,
Все вокруг покрыла вата!
А в ответ раздался смех:
- Это выпал первый снег.
Не согласна только Люба:
- Это вовсе не снежок -
Дед Мороз почистил зубы
И рассыпал порошок.

* * *
Что за чудо, чудо-ёлка
Все зелёные иголки,
В бусинках и шариках,
В жёлтеньких фонариках!

НОВОГОДНЕЕ
Т. Шатских

На весёлых детских ёлках
Чудеса блестят в иголках,
И под ёлкой в Новый год
Каждый что-нибудь найдёт,
Надо лишь заранее
Загадать желание!

***
И. Токмакова

На свете так бывает,
Что только раз в году
На елке зажигают
Прекрасную звезду.
Звезда горит, не тает,
Блестит прекрасный лед.
И сразу наступает
Счастливый Новый год!

ЁЛОЧКА
А. Усачев

Выбрал папа елочку
Самую пушистую,
Самую пушистую,
Самую душистую…

Елочка так пахнет –
Мама сразу ахнет!

* * *
Где живёт Дед Мороз?
Удивительный вопрос!
Не в лампе, не в будильнике,
Посмотрим в холодильнике!

* * *

Елка, колкая иголка,
Где ты выросла? – В лесу.
Что там видела? – Лису.
Волки да медведи,
Вот мои соседи.
А у нас под Новый год
Каждый песенку поет.

ВОЛШЕБНЫЕ ИГРУШКИ
А. Усачев

Лежат у нас в коробке
волшебные игрушки:
Серебряные звезды,
гирлянды и хлопушки.
Мы елку украшали.
Я встал на табуретку
И три шара хрустальных
повесил сам на ветку.

* * *
Шубка, шапка, рукавички.
На носу сидят синички.
Борода и красный нос -
Это Дедушка Мороз!



НОВЫЙ ГОД
Л. Яковлев

Боясь опять
Его проспать,
Я твёрдо сел на стул,
Моргнул – и вдруг уснул.
Я думал, что его проспал,
Но утром встал,
А он настал!

УКРАШАЕМ ЁЛКУ
О. Григорьев

Папа ёлку украшает,
Мама папе помогает.
Я стараюсь не мешать,
Помогаю помогать.

* * *
Смотрит ежик в небеса:
Это что за чудеса?
В небе ежики летают,
А возьмешь в ладошки – тают.
Ежики-ежинки
Белые снежинки.

КРАСИВАЯ ЁЛКА

На ёлке свечи и шары
Развешиваем с мамой,
Снежинки, дождь из мишуры,
А на верхушке самой
Огромная звезда горит,
Играя и сверкая!
И мама тихо говорит:
Ах, красота, какая!

НАРЯДНАЯ ЁЛКА
А. Барто

Встали девочки в кружок,
Встали и примолкли.
Дед Мороз огни зажёг
На высокой ёлке.
Наверху звезда,
Бусы в два ряда –
Пусть не гаснет ёлка,
Пусть горит всегда.

* * *
Снег идёт, снег идёт!
Значит, скоро Новый Год!
Дед Мороз к нам придёт,
Всем подарки принесёт!

ДОБРАЯ ЁЛОЧКА
В. Нестеренко

Каждый знает, что у ёлки
Очень колкие иголки.
Но под Новый год они,
Как сюрприз для ребятни, –
Мягче, ласковей, добрей.
И на ветках для детей
Есть игрушки и шары.
А под ёлочкой – дары.

МОДНИЦА
В. Ланцетти

Причесалась ёлочка –
К иголочке иголочка:
Завтра праздник –
Новый год!
Ёлку в гости
Город ждёт.

* * *
Наша елка высока,
Наша елка велика,
Выше мамы, выше папы,
Достает до потолка.

НОВОГОДНИЕ ДЕНЬКИ

Новогодние деньки!
Снег морозный, колкий.
Загорелись огоньки
На пушистой ёлке.
Шар качнулся расписной,
Бусы зазвенели,
Пахнет свежестью лесной
От смолистой ели.

* * *
А. Барто

Встали девочки в кружок,
Встали и примолкли.
Дед Мороз огни зажег
На высокой елке.
Наверху звезда,
Бусы в два ряда.
Пусть не гаснет елка.
Пусть горит всегда.

* * *
Пусть в окошко постучится
В полночь добрый Новый год,
Всем мечтам поможет сбыться,
Счастье, радость принесёт!

ВОЗЛЕ ЁЛКИ НАДО ВСТАТЬ
Л. Слуцкая

Возле ёлки надо встать
И желанье загадать.
День настанет, час придёт,
Всё исполнит Новый год.

СНЕЖИНКИ
Г. Новицкая

- Кто снежинки
Делал эти?
За работу
Кто в ответе?
- Я! – ответил Дед Мороз
И схватил меня
За нос!

* * *
Хохочет и кружится
Метель на Новый год.
Снег хочет опуститься,
А ветер не дает.
И весело детишки,
Валяются в снегу.
Снежинки, как смешинки,
Танцуют на лету.

* * *
Я прихожу с подарками,
Блещу огнями яркими,
Нарядная, забавная,
На Новый год я – главная.

* * *
Зайчик умывается,
На елку собирается.
Вымыл носик, вымыл хвостик,
Вымыл ухо, вытер сухо.
Надел бантик,
Стал он франтик.

ДЕД МОРОЗ

Старый Дедушка Мороз
С белой бородою,
Что ребяткам ты принес
На праздник новогодний?
Я принес большой мешок,
В нем игрушки, книжки,
Пусть встречают — хорошо
Новый год детишки!

СТИХИ ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ И ДОШКОЛЬНИКОВ

ПОДАРКИ ЗВЕРЯТАМ
Н. Стожкова

Кладёт Дед Мороз
всем зайчатам под ёлку
По мягкой игрушке –
пушистому волку.
Пусть каждый трусишка
играет в того,
Кто ужас наводит в лесу на него.
А каждой лисичке –
по новой расчёске
Для модной, блестящей
и рыжей причёски.
Чтоб некогда было
зайчат обижать -
Причёску ведь надо
в порядке держать.
А что же припас
Дед Мороз медвежонку?
Корзинку малины?
Медку из бочонка?
Оставлен под елью
огромной лесной
Будильник, что мишку
разбудит весной.

* * *
Е. Михайлова

Что такое Новый год?
Это все наоборот:
Елки в комнате растут,
Белки шишек не грызут,
Зайцы рядом с волком
На колючей елке!
Дождик тоже не простой,
В Новый год он золотой,
Блещет что есть мочи,
Никого не мочит,
Даже Дедушка Мороз
Никому не щиплет нос.

НОВЫЙ ГОД
Т. Шатских

Новый год! Новый год!
Много счастья принесёт:
Взрослым – всяких радостей,
Детям – разных сладостей.
Получить ужасно рады
Ёлки – новые наряды,
Дворики – снеговиков,
Лёд – весёлый скрип коньков,
Небо – праздничный салют,
Дед Мороз – медаль за труд!



ДЕД МОРОЗ СПЕШИТ
НА ПРАЗДНИК

С. Михалков

Дед Мороз спешит на праздник
В красной шубе, в валенках.
Он несет с собой подарки
Для детишек маленьких.
Петеньке – мячик,
Сашеньке – книжку,
А девочке Катеньке -
Рюкзачок-мишку.
Не простой рюкзачок -
Открывается бочок,
А внутри сидит холодный
Северный снеговичок.

ЗВЕРИНЫЙ НОВЫЙ ГОД
Б. Заходер

Встречали звери Новый год.
Водили звери хоровод.
Вокруг зеленой елки.
Плясал и Крот,
И Бегемот,
И даже – злые Волки!
Пустился в пляс и Дикобраз -
Колючие иголки,

И все – дрожать,
И все – визжать,
И все – бежать от елки!
Гляди-ка: Уж -
Хоть сам хорош! -
И тот дрожит от страха!..
-Зато меня уж не проймешь! -
Сказала Че-ре-па-ха!
- Мы спляшем
Шагом
Черепашьим,
Но всех,
Пожалуй,
Перепляшем!

ДЕД МОРОЗ БУМАЖНЫЙ
С. Пшеничных

Дед Мороз бумажный
И седой, и важный,
С бородою и мешком,
С деревянным посошком…
Целый год на антресоли
Он лежал в пыли, в неволе.
А теперь стоит на стуле
Он под ёлкой, в карауле -
Поджидает Новый год.
- Тихо! Слышите? Идёт!

СЮРПРИЗ
Л. Зеленевская

Игрушки для елки
Мы делали сами:
И Деда Мороза
С большими усами,
И крошку-Снегурочку
В шубке богатой …
И все это в тайне
От младшего брата.
Он в комнате рядом
Hа мягкой кроватке
Улегся удобно
И спит себе сладко.
А мы потихоньку
Собрались сегодня
Ему приготовить
Сюрприз новогодний!

Чего только нету
Hа елочке нашей!
Вот клоун веселый
Со свинками пляшет.
Вот дождь золотистый
По веткам струится.
Тут – зайчик пушистый,
А рядом – жар-птица…

Осталось подвесить
Hа веточке колкой
Лишь красненький шарик,
И – убрана елка.
Вдруг голос братишки
Из комнаты слышим:
- А красненький шарик
Повесьте повыше!

ГОРИТ ОГНЯМИ ЁЛОЧКА
Л. Некрасова

Горит огнями елочка,
Под нею тени синие,
Колючие иголочки
Как будто в белом инее.
Она в тепле оттаяла,
Расправила иголочки,
И с песнями веселыми
Пришли мы к нашей елочке.
Игрушки разноцветные
Для нас на ней развесили,
И мы глядим на елочку,
И нам сегодня весело.
Огни на елке яркие
Повсюду зажигаются,
Во вех домах,по всей стране
Ребята улыбаются.

УРОК РИСОВАНИЯ
А. Стройло

Дед Мороз – веселый дед,
Он с иголочки одет.
Он – художник очень смелый,
Он рисует краской белой
Белый, белый, белый свет:
Голубеет лыжный след,
На реке чернеет лед,
Синий вечер настает.

В наших окнах – желтый свет,
Хвойный лес нам шлет привет.
Ель зеленая стройна,
В школьный зал пришла она,
А с ней такое длинное,
Конфетомандаринное,
Такое необычное -
Пломбирноземляничное,
Печеннопирожковое,
Коньковое, снежковое,
Отличнейшее слово -
КА! – НИ! – КУ! – ЛЫ!

Поздравляет с праздником.

ДЕДУШКА МОРОЗ

Белым блестящим покрывалом
Все затянула зима
И на пути своем новом
Вот показалась сама.
Следом за ним выступает
Дед наш любимый Мороз,
И мелюзга выбегает:
“Дедушка, что нам принес?”
Сколько хорошеньких глазок
И раскрасневшихся щек…
Слышно скрипенье салазок,
Чей-то уж звякнул конек.

Будут ли куклы, игрушки?
Будут ли груды конфет?
Свечи на елках, хлопушки?
Дедушка! Да или нет?
Дед усмехнулся лукаво
И продолжает шагать.
Уж не забыл ли нас, право,
Или не хочет сказать?
Машут еловые ветки
Из-за широкой спины…
Он все смеется: “Ах, детки!
Были ль послушными вы?”

ДЕД МОРОЗ
З. Александрова

Шел по лесу дед Мороз
Мимо кленов и берез,
Мимо просек, мимо пней,
Шел по лесу восемь дней.
Он по бору проходил —
Ёлки в бусы нарядил.
В эту ночь под Новый Год
Он ребятам их снесет.
На полянках тишина,
Светит желтая луна..
Все деревья в серебре,
Зайцы пляшут на горе,
На пруду сверкает лед,
Наступает Новый Год!

НОВЫЙ ГОД
А. Степаненко

Новый Год! Новый Год!
Звезды на небе сверкают.
Новый Год! Новый Год!
Все народы зазывают.
Тут и эльфы, тут и гномы-
Все под елкой собрались!

Даже орки и драконы
До зеленой добрались!
Кончилась война на время!
Уж не рубятся всерьез!

А нашел путь мир устроить
Старый, добрый Дед Мороз.
Всем подарки были тут!

Главный орк схватил корону,
Гном-царь молот получил,
Даже толстый черный ворон
Стае пончик прихватил.
Эльф-лесник забрал Бел-Древо,
Онт остался при своем.

Человек украсил тело,
Ну а хоббит чан с вином.
Вот на этом дивном празднике
Любви, мира и добра.

Холод не забьет желанья
Света, солнца и тепла!

ПЕСНЯ О ЁЛКЕ
С. Маршак

Что растет на елке?
Шишки да иголки.
Разноцветные шары
Не растут на елке.
Не растут на елке
Пряники и флаги,
Не растут орехи
В золотой бумаге.

Эти флаги и шары
Выросли сегодня
Для российской детворы
В праздник новогодний.
В городах страны моей,
В селах и поселках
Столько выросло огней
На веселых елках!

ЧТО ТАКОЕ НОВЫЙ ГОД?
О. Корнеева

Дед Мороз на Новый год
Обязательно придёт.
Ждут его ребята,
Птички и зверята.

И подарки ждут его -
Ведь готовят для него
Шутки, игры, сказки
И у ёлки пляски.
Смех над лесом льётся,
Дед Мороз смеётся!
Звери с ним играют -
Новый год встречают!

31-ГО ДЕКАБРЯ

Мы одного весь вечер ждем:
Когда придет к нам елка в дом?
Напротив вспыхнуло окно –
Там елка убрана давно!
В другом окне зажегся свет -
Там дед залез на табурет
И прикрепил звезду к макушке,
И внукам роздал по хлопушке!
Уже вот-вот и Новый год!
А вдруг к нам елка не придет?

Ура! Звонок!
С сестрой вдвоем мы скачем у дверей.
Сначала елка входит в дом,
А папа – вслед за ней!

Tags: дед мороз, детские новогодние стихи, новогодние стихи для детей, новогодние стихи для малышей, новый год, стихи на новый год 2013, стихи на новый год детям, стихи пор Снегурочку, стихи про Деда Мороза, стихи про ёлочку, стихи про новый год для детей, стихи про новый год для самых маленьких, стихи про новый год короткие

previous post: Детские фильмы про Новый год и Рождество | next post: Вірші про Новий рік для дітей

Новый Год. Красивые стихи классиков и современников про Новый Год

Сергей Михалков

"Под Новый Год"

 

Говорят: под Новый год
Что ни пожелается —
Всё всегда произойдёт,
Всё всегда сбывается.

Могут даже у ребят
Сбыться все желания,
Нужно только, говорят,
Приложить старания.

Не лениться, не зевать,
И иметь терпение,
И ученье не считать
За своё мучение.

Говорят: под Новый год
Что ни пожелается —
Всё всегда произойдёт,
Всё всегда сбывается.

Как же нам не загадать
Скромное желание —
На «отлично» выполнять
Школьные задания.

Чтобы так ученики
Стали заниматься,
Чтобы двойка в дневники
Не смогла пробраться!

 

Александр Блок

"Часовая стрелка..."

 

Часовая стрелка близится к полночи.
Светлою волною всколыхнулись свечи.
Темною волною всколыхнулись думы.
С Новым годом, сердце! Я люблю вас тайно,
Вечера глухие, улицы немые.
Я люблю вас тайно, темная подруга
Юности порочной, жизни догоревшей.

 

Марина Цветаева

"С Новым Годом, Лебединый стан!"

 

С Новым Годом, Лебединый стан!
Славные обломки!
С Новым Годом — по чужим местам —
Воины с котомкой!

С пеной у рта пляшет, не догнав,
Красная погоня!
С Новым Годом — битая — в бегах
Родина с ладонью!

Приклонись к земле — и вся земля
Песнею заздравной.
Это, Игорь, — Русь через моря
Плачет Ярославной.

Томным стоном утомляет грусть:
— Брат мой! — Князь мой! — Сын мой!
— С Новым Годом, молодая Русь
За морем за синим!

Новый год я встретила одна.
Я, богатая, была бедна,
Я, крылатая, была проклятой.
Где-то было много — много сжатых
Рук — и много старого вина.
А крылатая была — проклятой!
А единая была — одна!
Как луна — одна, в глазу окна.

 

Анна Ахматова

"Новогодняя баллада"

 

И месяц, скучая в облачной мгле,
Бросил в горницу тусклый взор.
Там шесть приборов стоят на столе,
И один только пуст прибор.

Это муж мой, и я, и друзья мои
Встречаем новый год.
Отчего мои пальцы словно в крови
И вино, как отрава, жжет?

Хозяин, поднявши полный стакан,
Был важен и недвижим:
«Я пью за землю родных полян,
В которой мы все лежим!»

А друг, поглядевши в лицо мое
И вспомнив Бог весть о чем,
Воскликнул: «А я за песни ее,
В которых мы все живем!»
Но третий, не знавший ничего,

Когда он покинул свет,
Мыслям моим в ответ
Промолвил: «Мы выпить должны за того,
Кого еще с нами нет».

 

Сергей Есенин

"Русалка под Новый год"

 

Ты не любишь меня, милый голубь,
Не со мной ты воркуешь, с другою.
Ах, пойду я к реке под горою,
Кинусь с берега в черную прорубь.

Не отыщет никто мои кости
Я русалкой вернусь весною.
Приведешь ты коня к водопою,
И коня напою я из горсти.

Запою я тебе втихомолку,
Как живу я царевной, тоскую,
Заманю я тебя, заколдую,
Уведу коня в струи за холку!

Ой, как терем стоит под водою —
Там играют русалочки в жмурки,-
Изо льда он, а окна-конурки
В сизых рамах горят под слюдою.

На постель я травы натаскаю,
Положу я тебя с собой рядом.
Буду тешить тебя своим взглядом,
Зацелую тебя, заласкаю!

 

Афанасий Фет

"Дифирамб на Новый Год!"

 

В Тише — полночный час скоро пробьет.
Чинно наполним широкие чаши.
Пусть новый год, прозвучав, перервет
Сам о минувшем мечтания наши.

Браво, браво, друзья!
Звонкие чокнем края!
Год проводили, а мало ль что было!
Всё миновалось, да грудь не остыла.

Всё, что отжило, прочь
В эту заветную ночь!
Радость — надежда над всем, что любила,
Ясный светильник навек потушила.

Спи же во мраке, отжитый год,
Мирно сомкнув отягченные вежды,
Нового ждем мы — новый идет!
Братья! из вас у кого нет надежды?

Ручками, косами, лентами, газами,
Русыми кудрями, русскими фразами
Переплетись, новый год!
Грудами золота, почестей знаками,
Новыми модами, новыми фраками
Сыпься на тот же народ!

Если ж заметишь, что брат твой покойный
Всё у страдальца унес,
Кроме души, сожаленья достойной,
Кроме стенаний и слез, —
Будь сострадателен — что пред судьбою,
Пусть перед злобной судьбой;
Но ты скорей ему тихой рукою
Влажные очи закрой.

Чу! двенадцатый бьет!
Новая жизнь настает!
Браво, браво, друзья!
Чаши полны до края!
Виват! пейте за здравие смело,
Мало ль что будет, — да нам что за дело!

 

Владимир Маяковский

"Наше новогодие"

 

"Новый год!"
Для других это просто:
о стакан
стаканом бряк!
А для нас
новогодие -
подступ
к празднованию
Октября.
Мы
лета
исчисляем снова -
не христовый считаем род.
Мы
не знаем "двадцать седьмого",
мы
десятый приветствуем год.
Наших дней
значенью
и смыслу
подвести итоги пора.
Серых дней
обыдённые числа,
на десятый
стройтесь
парад!
Скоро
всем
нам
счет предъявят:
дни свои
ерундой не мельча,
кто
и как
в обыдённой яви
воплотил
слова Ильича?
Что в селе?
Навоз
и скрипучий воз?
Свод небесный
коркою вычерствел?
Есть ли там
уже
миллионы звезд,
расцветающие в электричестве?
Не купая
в прошедшем взора,
не питаясь
зрелищем древним,
кто и нынче
послал ревизоров
по советским
Марьям Андревнам?
Нам
коммуна
не словом крепка и люба
(сдашь без хлеба,
как ни крепися!).
У крестьян
уже
готовы хлеба
всем,
кто переписью переписан?
Дайте крепкий стих
годочков этак на сто,
чтоб не таял стих,
как дым клубимый,
чтоб стихом таким
звенеть
и хвастать
перед временем,
перед республикой,
перед любимой.
Пусть гремят
барабаны поступи
от земли
к голубому своду.
Занимайте дни эти -
подступы
к нашему десятому году!
Парад
из края в край растянем.
Все,
в любой работе
и чине,
рабочие и драмщики,
стихами и крестьяне,
готовьтесь
к десятой годовщине!
Всё, что красит
и радует,
всё -
и слова,
и восторг,
и погоду -
всё
к десятому припасем,
к наступающему году.

 

Лариса Рубальская

"Вальс хрустальных колокольчиков"

 

Колокольчик хрустальный замрёт
И рассыплется звоном хрустальным.
Новый год, Новый год, Новый год
Заискрится шампанским в бокале!

И, как в детском несбыточном сне,
Вдруг прошепчут желание губы.
В тишине, в тишине, в тишине
Грянут ангелов вещие трубы.

Колокольчиков хрустальных миллион —
Диги-дон, диги-дон, диги-дон!
Колокольчиков волшебный перезвон —
Диги-дон, диги-дон, диги-дон!
Этот звон хрустальный, нежный,
Звон удачи, звон надежды,
Нам подарит счастье он.

В небе месяц хрустальный плывёт,
Заблудился в серебряных звёздах.
Новый год, Новый год, Новый год!
Всё сначала начать нам не поздно.

Только нежность в душе сохраним,
Позабудем былые печали.
Так звени же, звени же, звени,
Колокольчик надежды хрустальный!

 

Павел Антокольский

"Новый Год"

 

Приходит в полночь Новый год,
Добрейший праздник,
Ватагу лютых непогод
Весельем дразнит,

И, как художник-фантазер,
Войдя в поселок,
На окнах вызвездил узор
Абстрактных елок.

Студит шампанское на льду
И тут же, с ходу,
Три ноты выдул, как в дуду,
В щель дымохода.

И, как бывало, ночь полна
Гостей приезжих,
И что ни встреча — то волна
Открытий свежих,

И, как бывало, не суля
Призов и премий,
Вкруг Солнца вертится Земля,
Движется время.

А ты, Любовь, тревожной будь,
Но и беспечной,
Будь молодой, как санный путь,
Седой — как Млечный.

Пускай тебе хоть эта ночь
Одна осталась,—
Не может молодость помочь,
Поможет старость.

 

Валерий Брюсов

"В ночь под Новый год"

 

Минут годы. Станет наше время
Давней сказкой, бредом дней былых;
Мы исчезнем, как былое племя,
В длинном перечне племен земных.
Но с лазури будут звезды те же
Снег декабрьский серебрить во мгле;
Те же звоны резать воздух свежий,
Разнося призыв церквей земле;
Будет снова пениться в бокалах,
Искры сея, жгучее вино;
В скромных комнатах и пышных залах,
С боем полночи — звучать одно:
«С Новым годом! С новым счастьем!» — Дружно
Грянет хор веселых голосов…
Будет жизнь, как пена вин, жемчужна,
Год грядущий, как любовный зов.
Если ж вдруг, клоня лицо к печали,
Тихо скажет старенький старик:
«Мы не так восьмнадцатый встречали!..» —
Ту беседу скроет общий клик.
Сгинет ропот неуместный, точно
Утром тень, всплывающая ввысь…
Полночь! Полночь! бьющая урочно,
Эти дни безвестные — приблизь!

 

Белла Ахмадулина

"31 декабря"

 

Этот день — как зима,
если осень причислить к зиме,
и продолжить весной,
и прибавить холодное лето.
Этот день — словно год,
происходит и длится во мне,
и конца ему нет.
О, не слишком ли долго все это?

Год и день, равный году.
Печальная прибыль седин.
Развеселый убыток вина,
и надежд, и отваги.
Как не мил я себе.
Я себе тяжело досадил.
Я не смог приручить
одичалость пера и бумаги.

Год и день угасают.
Уже не настолько я слеп,
чтоб узреть над собою
удачи звезду молодую.
Но, быть может, в пространстве
останется след,
или вдруг я уйду —
словно слабую свечку задую.

Начинаются новости нового года и дня.
Мир дурачит умы,
представляясь блистательно новым.
Новизною своей
Новый год не отринет меня
от медлительной вечности
меж немотою и словом.

 

Александр Твардовский

"Утро"

 

Кружась легко и неумело,
Снежинка села на стекло.
Шёл ночью снег густой и белый —
От снега в комнате светло.

Чуть порошит пушок летучий,
И солнце зимнее встаёт.
Как каждый день – полней и лучше,
Полней и лучше Новый год…

 

Римма Казакова

"Спасибо вам, елки зеленые..."

 

Спасибо вам, елки зеленые,
зеленые елки мои,
веселые, озаренные,
в иголочках горькой хвои.

Зеленые в зиму и в лето,
зеленые через года.
Я буду всегда молода!
Я с вами поверила в это.

Спасибо вам, елки зеленые,
за то, что вы — все зеленей.
За то, что счастливым масленочком
росла подле ваших корней.
И ты, моя первая елочка,
моя новогодняя елочка,—
в орешках и в дождике колком,—
киваешь большим этим елкам.

Спасибо вам, елки зеленые,
за вашу высокую вязь,
за то, что свои, не заемные,
и песни, и сказки у вас.
За вашу отзывчивость чуткую,
за то, что локтями я чувствую
стволов и надежность, и вес.
За то, что вы, милые,— лес!

Спасибо вам, елки зеленые,
за то, что ваш колер — не грим.
За то, что — эх, елки зеленые!—
по-русски в беде говорим.
Мы здесь не пичуги залетные,
мы этой земли семена.
И жизнь будет — елки зеленые!
такою, какая нужна.

 

Борис Пастернак

"Снег идёт"

 

Снег идет, снег идет.
К белым звездочкам в буране
Тянутся цветы герани
За оконный переплет.

Снег идет, и всё в смятенье,
Всё пускается в полет,-
Черной лестницы ступени,
Перекрестка поворот.

Снег идет, снег идет,
Словно падают не хлопья,
А в заплатанном салопе
Сходит наземь небосвод.

Словно с видом чудака,
С верхней лестничной площадки,
Крадучись, играя в прятки,
Сходит небо с чердака.

Потому что жизнь не ждет.
Не оглянешься — и святки.
Только промежуток краткий,
Смотришь, там и новый год.
Снег идет, густой-густой.

В ногу с ним, стопами теми,
В том же темпе, с ленью той
Или с той же быстротой,
Может быть, проходит время?

Может быть, за годом год
Следуют, как снег идет,
Или как слова в поэме?
Снег идет, снег идет,

Снег идет, и всё в смятенье:
Убеленный пешеход,
Удивленные растенья,
Перекрестка поворот.

 

Юлия Старостина

"Счастливого Нового Года!"

 

Счастливого Нового Года!
Пусть сбудется всё, как по нотам,
И мега-крутые мгновенья
На крыльях несут вдохновенье.

Удача наполнит бокалы,
Откроются к счастью порталы.
Успехи и радости снегом
В ладони посыплются с неба.

Волшебного Нового Года!
Судьбы покоряйте высоты.
Здоровья и ярких событий.
Мечтайте, желайте, любите!

 

Instagram автора: https://www.instagram.com/starostina3/
Сайт автора: starostina-julya.ru

 


Фёдор Глинка

"Новый Год"

 

Как рыбарь в море запоздалый
Среди бушующих зыбей,
Как путник, в час ночной, усталый
В беспутной широте степей,—
Так я в наземной сей пустыне
Свершаю мой неверный ход.
Ах, лучше ль будет мне, чем ныне?
Что ты сулишь мне, новый год?
Но ты стоишь так молчаливо,
Как тень в кладбищной тишине,
И на вопрос нетерпеливый
Ни слова, ни улыбки мне…

 

Александр Шибаев

"Дед Мороз"

 

К нам на елку — ой-ой-ой!
Дед Мороз идет живой.
— Ну и дедушка Мороз!..
Что за щеки!
Что за нос!..
Борода-то, борода!..
А на шапке-то звезда!
На носу-то крапины!
А глаза-то… папины…

 

Леонид Мартынов

"31 декабря 1950"

 

Зима.
Снежинка на реснице,
И человеку детство снится,
Но уйма дел у человека,
И календарь он покупает,
И вдруг он видит:
Наступает
Вторая половина века.

Наступит…
Как она поступит?

— Ну, здравствуй!— скажет.—

Праздник празднуй!
И вместе с тем
Она наступит
На глотку
Разной
Мрази
Грязной.

Предвижу
Это наступленье
На всех отступников презренных!
Об этом,
Словно в исступленьи,
Декабрьский вихрь ревет в антеннах,
Звенит в зерне, шуршит в соломе,
Ломает хворост в буреломе…

…Двадцатый век на переломе!

Советский Новый год. Ностальгия для многих. | Оля Суворова

Каждый ребенок в СССР знал, что Новый год важнее, чем День рождения или остальные праздники. Что к Новому году столько дел, и забот... И нужно все успеть и взрослым помочь. Надо обязательно разукрасить окна, сделать самодельные гирлянды, украсить ими квартиру, вырезать уйму снежинок, подписать открытки родственникам и выучить стихи.

Это были очень приятные и душевно теплые хлопоты. Вспомним? Какой он был? Новый год в СССР?

Готовились к Новому году "загодя"... Нужно было "достать" продукты. Выстоять в часовых очередях. И если повезет, принести домой баночку шпрот, икры или копченную колбасу.

Советский Новый год. Ностальгия для многих.

На праздничный стол готовили стандартный комплект блюд. Это были особые, только новогодние блюда. От этого они были неимоверно вкусными. Обязательно готовили холодец, заливную рыбу, оливье, селедку под шубой. Салат из свеклы или винегрет. Доставали, заготовленные с лета соленья, маринованные огурчики, помидорчики. Это было неотъемлемой частью стола. У многих на столах были соленые грибы и квашенная капуста. Это было по-настоящему вкусно!

Еще один салат из СССР- Мимоза. Сейчас мы делаем ее с тунцом. А кто помнит, с какой консервой делали раньше? Вид, конечно, совсем не как раньше))) Но вкус, по-моему, остался тот же самый.

Советский Новый год. Ностальгия для многих.

Те счастливчики, у кого был блат в продуктовых магазинах, умудрялись достать себе на праздник полусладкое "Советское" шампанское, мандарины и коньяк за 4 р. 12 коп.

Советский Новый год. Ностальгия для многих.

На горячее чаще всего готовили курицу. Отечественная курица, взрослая, большая, худощавая и сизая, попадала на кухню целиком. Со всеми подробностями, желудком, сердцем, головой и лапками. У каждой хозяйки был свой "правильный" рецепт приготовления. Курица, как правило, получалась сухая и жесткая.

Советский Новый год. Ностальгия для многих.

Ставить елку было грандиозным событием, ни чуть не менее значимым, чем сам Новый год. Перед этим проводилась генеральная уборка. Обязательным было выбивание ковров в сугробе. И тогда дома еще долго пахло снегом и свежестью.

Советский Новый год. Ностальгия для многих.

Елки для Нового года выращивали специально и начинали продавать за 2-3 недели. Потому не удивительно было в середине декабря увидеть людей, которые несут домой елку, колючие лапы которой смотаны бечевкой.

Советский Новый год. Ностальгия для многих.Советский Новый год. Ностальгия для многих.

Елку ставили всей семьей. Развешивали игрушки, на макушку одевали звезду, сверху вешали дождик. Этот дождик еще подолгу хозяйки собирали по всей квартире. Дети украшали елку поделками и гирляндами из бумаги.

Советский Новый год. Ностальгия для многих.

В детских садах проходили утренники. Девочки были снежинки в марлевых платьишках, а мальчики - зайчики, с постоянно падающими ушами.

Советский Новый год. Ностальгия для многих.

Учитывая дефицит товаров в магазине, подарок было выбрать сложно. Отправляясь в гости, чаще всего с собой брали что-то из вкусностей, которые удалось достать. Женщинам часто дарили духи. Детям сладости и мандарины.

Советский Новый год. Ностальгия для многих.

Главным украшением стола (как утверждал почтальон Печкин) был телевизор. «Карнавальная ночь», «Ирония судьбы», «Новогодние приключения Маши и Вити», «Голубой огонек», «Морозко» – советские фильмы, передачи и мультики, без которых ни один советский гражданин не мыслил себе праздничной ночи.

Советский Новый год. Ностальгия для многих.

"Иронию судьбы" начинали смотреть еще вечером. Дорезать оливье под знакомые голоса и фразы было знаком, вот-вот и праздник!

Советский Новый год. Ностальгия для многих.

Праздновали от души, с размахом! Веселились, ходили друг к другу в гости, пели песни! Взрослые часто переодевались в Деда Мороза и Снегурочку, или других известных персонажей. Показывали сценки, хохотали. Несмотря на дефицит и однообразие, атмосфера была душевная, действительно праздничная.

Советский Новый год. Ностальгия для многих.

На улицах царила доброта, праздник просто вливался в дом, в сердце, в душу.

Советский Новый год. Ностальгия для многих.

Хлопали очень непонятные хлопушки. Не то с конфетти, не то с мусором иногда с пластмассовой игрушкой. Сколько радости они приносили.

Советский Новый год. Ностальгия для многих.

За столом обязательно произносился главный тост: "За великий советский народ! За Коммунистическую партию! За нашу любимую социалистическую Родину!"

И обязательно слали друг другу поздравительные открытки.

Советский Новый год. Ностальгия для многих.Советский Новый год. Ностальгия для многих.

Большую подборку советских открыток и фотографий можно посмотреть в статье "Советские открытки и поздравления с Новым годом". Сравните, насколько поздравления и стихи отличаются от нынешних...

Советское время не могло похвастаться разнообразием, но многие вспоминают советский Новый год с нежностью и ностальгией. Это были приятные праздники, после трудовых будней, когда большая компания в ожидании полуночи 31 числа наслаждалась общением, вкусной едой, присутствием друг друга. Рассказывали истории, делились новостями, мечтали о светлом будущем, строили планы.

Если в этой статье что-то затронуло ваше сердце, обязательно посмотрите у меня в ленте статьи о "Советских фильмах", "Старых, добрых сказках" и, конечно же, "Советских мультфильмах". Окунемся в ностальгию с головой...

Подписывайтесь на мой канал, будем вместе готовиться к Новому году. Готовить сувениры, украшать окна и квартиры, запекать утку, фаршировать индейку, готовить салаты и заливное! А еще у нас есть оригинальные идеи подачи блюд на Новогодний стол.

Новогодние стихотворения — лучшая классика - Новый год

Лучшие новогодние стихотворения и стихи о зиме любимых русских поэтов — А.Фет, С.Есенин, К.Бальмонт, М.Лермонтов… Никогда не стареющая классика поэзии.

«Скрип шагов вдоль улиц белых…»
Фет Афанасий
Скрип шагов вдоль улиц белых,
Огоньки вдали;
На стенах оледенелых
Блещут хрустали.
От ресниц нависнул в очи
Серебристый пух,
Тишина холодной ночи
Занимает дух.
Ветер спит, и все немеет,
Только бы уснуть;
Ясный воздух сам робеет
На мороз дохнуть.

«Мама! глянь-ка из окошка…»
Фет Афанасий
Мама! глянь-ка из окошка —
Знать, вчера недаром кошка
Умывала нос:
Грязи нет, весь двор одело,
Посветлело, побелело —
Видно, есть мороз.

Не колючий, светло-синий
По ветвям развешен иней —
Погляди хоть ты!
Словно кто-то тороватый
Свежей, белой, пухлой ватой
Все убрал кусты.

Уж теперь не будет спору:
За салазки да и в гору
Весело бежать!
Правда, мама? Не откажешь,
А сама, наверно, скажешь:
«Ну, скорей гулять!»

«Чудная картина…»
Фет Афанасий
Чудная картина,
Как ты мне родна:
Белая равнина,
Полная луна,

Свет небес высоких,
И блестящий снег,
И саней далеких
Одинокий бег.

«Кот поёт, глаза прищуря…»
Фет Афанасий
Кот поёт, глаза прищуря;
Мальчик дремлет на ковре.
На дворе играет буря,
Ветер свищет на дворе.
«Полно тут тебе валяться, —
Спрячь игрушки да вставай!
Подойди ко мне прощаться,
Да и спать себе ступай».
Мальчик встал, а кот глазами
Проводил и все поёт;
В окна снег валит клоками,
Буря свищет у ворот.

Зима
Суриков Иван
Белый снег, пушистый
В воздухе кружится
И на землю тихо
Падает, ложится.
И под утро снегом
Поле побелело,
Точно пеленою
Все его одело.
Темный лес что шапкой
Принакрылся чудной
И заснул под нею
Крепко, непробудно…
Божьи дни коротки,
Солнце светит мало,
Вот пришли морозцы —
И зима настала.
Труженик-крестьянин
Вытащил санишки,
Снеговые горы
Строят ребятишки.
Уж давно крестьянин
Ждал зимы и стужи,
И избу соломой
Он укрыл снаружи.
Чтобы в избу ветер
Не проник сквозь щели,
Не надули б снега
Вьюги и метели.
Он теперь покоен —
Все кругом укрыто,
И ему не страшен
Злой мороз, сердитый.

Зима
Чарская (Чурилова) Лидия
Кто в пуховой шубке белой
Легкой поступью и смелой
Вышел в час утра?
На кудрях ее пушистых
Много блесток золотистых,
Много серебра.
Эти локоны седые,
Крупно в кольца завитые,
Бьются о плечо.
На губах зари багрянец,
На щеках живой румянец
Пышет горячо.
Рукавичкою взмахнула —
Раз! Куда бы ни взглянула,
Застлан бел ковер…
Новый взмах — и речка стала,
Та, что звонко лепетала
С давних пор.
Кверху руку поднимает —
Вмиг деревья накрывает
Чистым серебром.
По вершинам бродят взоры —
И роскошные узоры
Вытканы кругом!
Эта белая шубейка
Всем знакома, чародейка, —
Матушка-зима.
С легкой поступью небрежной, —
С пеленою белоснежной, —
Вот она сама!
Припасайте ж в эту пору
Снеговую, детки, гору,
На реке каток,
Благо солнечный и ясный,
Чуть морозный, но прекрасный
Выдался денек!

Ветхая избушка
Блок Александр
Ветхая избушка
Вся в снегу стоит.
Бабушка-старушка
Из окна глядит.
Внукам-шалунишкам
По колено снег.
Весел ребятишкам
Быстрых санок бег…
Бегают, смеются,
Лепят снежный дом,
Звонко раздаются
Голоса кругом…
В снежном доме будет
Резвая игра…
Пальчики застудят, —
По домам пора!
Завтра выпьют чаю,
Глянут из окна —
Ан уж дом растаял,
На дворе — весна!

Снежинка
Бальмонт Константин
Светло-пушистая
снежинка белая,
Какая чистая,
какая смелая!

Дорогой буйною
легко проносится,
Не в высь лазурную —
на небо просится.

Под ветром веющий
дрожжит, взметается,
На нем, лелеющем,
светло качается.

Его качелями
она утешена,
С его метелями
крутится бешенно.

В лучах блистающих
скользит умелая
Средь хлопьев тающих
сохранно-белая.

Но вот кончается
дорога дальняя,
Земли касается
звезда хрустальная.

Лежит пушистая
снежинка смелая.
Какая чистая,
какая белая!

Береза
Есенин Сергей
Белая береза
Под моим окном
Принакрылась снегом,
Точно серебром.
На пушистых ветках
Снежною каймой
Распустились кисти
Белой бахромой.
И стоит береза
В сонной тишине,
И горят снежинки
В золотом огне.
А заря, лениво
Обходя кругом,
Обсыпает ветки
Новым серебром.

«Поет зима — аукает…»
Есенин Сергей
Поет зима — аукает,
Мохнатый лес баюкает
Стозвоном сосняка.
Кругом с тоской глубокою
Плывут в страну далекую
Седые облака.

А по двору метелица
Ковром шелковым стелется,
Но больно холодна.
Воробышки игривые,
Как детки сиротливые,
Прижались у окна.

Озябли пташки малые
Голодные, усталые,
И жмутся поплотней.
А вьюга с ревом бешеным
Стучит по ставням свешенным
И злится все сильней.

И дремлют пташки нежные
Под эти вихри снежные
У мерзлого окна.
И снится им прекрасная,
В улыбках солнца ясная
Красавица весна.

«На севере диком…»
Лермонтов Михаил
На севере диком стоит одиноко
На голой вершине сосна
И дремлет, качаясь, и снегом сыпучим
Одета, как ризой, она.

И снится ей всё, что в пустыне далекой —
В том крае, где солнца восход,
Одна и грустна на утесе горючем
Прекрасная пальма растет.

«Где сладкий шепот…»
Баратынский Евгений
Где сладкий шепот
Моих лесов?
Потоков ропот,
Цветы лугов?
Деревья голы;
Ковер зимы
Покрыл холмы,
Луга и долы.
Под ледяной
Своей корой
Ручей немеет;
Все цепенеет,
Лишь ветер злой,
Бушуя, воет
И небо кроет
Седою мглой.

Первый снег
Бунин Иван
Зимним холодом пахнуло
На поля и на леса.
Ярким пурпуром зажглися
Пред закатом небеса.

Ночью буря бушевала,
А с рассветом на село,
На пруды, на сад пустынный
Первым снегом понесло.

И сегодня над широкой
Белой скатертью полей
Мы простились с запоздалой
Вереницею гусей.

Новый год
Ваншенкин Константин
Предновогодняя уборка,
И вечер с множеством затей,
И обязательная елка
В домах, где даже нет детей,
И я сочувствую сегодня
Друзьям, обиженным судьбой, —
Всем тем, кто в вечер новогодний
Не видит елки пред собой.
… Вокруг свечи сияет венчик.
И тишина. И сладко всем.
А старый год все меньше, меньше…
И вот уж нет его совсем.
И мы волненье ощущаем,
У года стоя на краю,
Хотя который год встречаем
Мы Новый год за жизнь свою.
Сухим снежком, морозцем вея,
Он к нам на празднество идет.
Но с каждым годом все новее,
Наш добрый гость, наш Новый год.

Елка
Никитин Иван
Одинокая вырастала
Елка стройная в лесу,
Холод смолоду узнала,
Часто видела грозу.

Но, покинув лес родимый,
Елка бедная нашла
Уголок гостеприимный,
Новой жизнью зацвела.

Вся огнями засветилась,
В серебро вся убралась,
Словно вновь она родилась,
В лучший мир перенеслась.

Таблички для мам и детишек

В прошлом выпуске были Новогодние стихи про елочку, а сейчас будет подборка детских стихов про Деда Мороза и Новый год.

Советская открытка, художник Зарубин

Стихи про Деда Мороза

Стихи про Новый Год

Стихи про Деда Мороза

Дед Мороз

Э. Богуславская

Я Мороз, Красный нос,
С белой бородою.
Ущипну — так до слез!
Не шути со мною.

Для чего, почему
Должен я сердиться?
Я пришел к вам, друзья,
Чтобы веселиться!

Новый год, Новый год
С вами я встречаю,
С новым годом всех вас
Я и поздравляю.

* * *

Самый главный из гостей

И. Черницкая

— Кто в нарядной теплой шубе,
С длинной белой бородой,
В Новый год приходит в гости,
И румяный, и седой?
Он играет с нами, пляшет,
С ним и праздник веселей! –

Дед Мороз на елке нашей
Самый главный из гостей!

* * *

Кто пришел?

Е. Благинина

Кто пришел? Что принес?
Знаем мы: Дед Мороз,
Дед седой, С бородой,
Он наш гость дорогой.
Он нам елку зажжет,
С нами песни споет.

* * *

Дед Мороз

З. Александрова

Шел по лесу Дед Мороз
Мимо кленов и берез,
Мимо просек, мимо пней,
Шел по лесу восемь дней.

Он по бору проходил —
Ёлки в бусы нарядил.
В эту ночь под Новый Год
Он ребятам их снесет.

На полянках тишина,
Светит желтая луна…
Все деревья в серебре,
Зайцы пляшут на горе,

На пруду сверкает лед,
Наступает Новый Год!

* * *

Зимний гость

Н. Найденова

Мы весной его не встретим,
Он и летом не придет,
Но зимою к нашим детям
Он приходит каждый год.

У него румянец яркий,
Борода, как белый мех,
Интересные подарки
Приготовит он для всех.

С Новым годом поздравляя,
Елку пышную зажжет,
Ребятишек забавляя,
Встанет с нами в хоровод.

Дружно мы его встречаем,
Мы большие с ним друзья…
Но поить горячим чаем
Гостя этого нельзя!

* * *

Подарки Деда Мороза

Н. Стожкова

Кладет Дед Мороз всем зайчатам под елку
По мягкой игрушке — пушистому волку.
Пусть каждый трусишка играет в того,
Кто ужас наводит в лесу на него.

А каждой лисичке — по новой расческе
Для модной, блестящей и рыжей прически.
Чтоб некогда было зайчат обижать –
Прическу ведь надо в порядке держать.

А что же припас Дед Мороз медвежонку?
Корзинку малины? Медку из бочонка?
Оставлен под елью огромной лесной
Будильник, что мишку разбудит весной.

* * *

В защиту Деда Мороза

А. Барто

Мой брат (меня он перерос)
Доводит всех до слез.
Он мне сказал, что Дед Мороз
Совсем не Дед Мороз!

Он мне сказал: — В него не верь! —
Но тут сама Открылась дверь,
И вдруг я вижу — Входит дед.
Он с бородой, В тулуп одет,
Тулуп до самых пят!
Он говорит: — А елка где?
А дети разве спят?

С большим серебряным мешком
Стоит, обсыпанный снежком,
В пушистой шапке дед.
А старший брат твердит тайком: —
Да это наш сосед!

Как ты не видишь: нос похож!
И руки, и спина! –
Я отвечаю: — Ну и что ж!
А ты на бабушку похож,
Но ты же не она!

* * *

Настоящий секрет

Ю. Мориц

Наряжена елка, вздыхает пирог,
Звонок заиграл, и подпрыгнул щенок,
Я дернул замок — и к порогу прирос!

Я пикнуть словечко не мог, я молчал
И что-то невнятное в двери мычал:
Еще бы! Явился живой Дед Мороз!

Я деда целую! И вдруг замечаю,
Что много чудесного есть в старике:
Во-первых, зачем-то старик — в парике,
И нос, во-вторых, у него — из картонки,
А в-третьих, кусачий и дерзкий щенок
У ног старика добродушно прилег,
Что странно весьма для такой собачонки!

Я вижу на валенке Деда Мороза
Заплату, которую бабушка Роза
Вчера нашивала на валенок брату.

Ура! — закричать и подпрыгнуть пора,
Я знаю всю правду, поскольку вчера
Я отдал свой тапок на эту заплату!

Но весело-весело мне и чудесно,
Поэтому тайну ломать неуместно!
Подарок я сделаю старшему брату:
Ни слова — про нос, про парик и заплату,
Его не узнаю теперь нипочем!

Его принимают за Деда Мороза
И папа, и мама, и бабушка Роза,
И каждый мальчишка, на санках скользящий,
И дворник с лопатой, в сугробе стоящий,
И каждый, кто видит от снега блестящий
Вишневый мешок у него за плечом!

Он мне подарил телескоп настоящий,
Потом наступил Новый год настоящий,
А значит, он был Дед Мороз настоящий,
И то, что он — старший мой брат настоящий,
Так это — мой первый секрет настоящий!

* * *

Советская открытка, художник Зарубин

Стихи про Новый Год

Что такое Новый год?

Е. Михайлова

Что такое Новый год?
Это все наоборот:
Елки в комнате растут,
Белки шишек не грызут,
Зайцы рядом с волком
На колючей елке!
Дождик тоже не простой,
В Новый год он золотой,
Блещет что есть мочи,
Никого не мочит,
Даже Дедушка Мороз
Никому не щиплет нос.

* * *

Новый год

И. Токмакова

Тихо ель качается.
Старый год кончается.
Хорошо в лесу зимой,
Лес украшен бахромой,
Звонкий снег искрится,
Иней серебрится.

Тихо ель качается.
Старый год кончается.
Смех, веселье, игры, шутки,
Песни, радость, пляски!
Хорошо нам всем живется
В новогодней сказке!

* * *

31-го декабря

Мы одного весь вечер ждем:
Когда придет к нам елка в дом?
Напротив вспыхнуло окно —
Там елка убрана давно!

В другом окне зажегся свет —
Там дед залез на табурет
И прикрепил звезду к макушке,
И внукам роздал по хлопушке!

Уже вот-вот и Новый год!
А вдруг к нам елка не придет?

Ура! Звонок! С сестрой вдвоем
Мы скачем у дверей.
Сначала елка входит в дом,
А папа — вслед за ней!

* * *

Встречали звери Новый год

Борис Заходер

Встречали звери Новый год.
Водили звери хоровод.

Вокруг зеленой елки.
Плясал и Крот,
И Бегемот,
И даже — злые Волки!

Пустился в пляс и Дикобраз —
Колючие иголки,
И все — дрожать,
И все — визжать,
И все — бежать от елки!

Гляди-ка: Уж —
Хоть сам хорош! —
И тот дрожит от страха!..

-Зато меня уж не проймешь! —
Сказала Че-ре-па-ха!

-Мы спляшем
Шагом
Черепашьим,
Но всех,
Пожалуй,
Перепляшем!

* * *

Дети спать пораньше лягут

Самуил Маршак

Дети спать пораньше лягут
В день последний декабря,
А проснутся старше на год
В первый день календаря.

Год начнется тишиною,
Незнакомой с прошлых зим:
Шум за рамою двойною
Еле-еле уловим.

Но ребят зовёт наружу
Зимний день сквозь лёд стекла —
В освежающую стужу
Из уютного тепла.

Добрым словом мы помянем
Года старого уход,
Начиная утром ранним
Новый день и новый год!

* * *

Новый год

Новый Год стучится в дверь!
Открывай ему скорей.
Краснощёкий карапуз –
Твой теперь надёжный друг.

Верно будете дружить,
Вместе будете расти,
Набираться сил, здоровья,
Позабудут вас все хвори.

Приглашай его ты в дом,
Вот раздался бой часов.
Бьют часы двенадцать раз.
Счастье к вам пришло! Встречай!

Поделись ты ним с друзьями,
Близкими людьми, гостями.
Пожелай им всем сейчас
Мира, радости, добра.

Ёлка светится огнями,
Сказка рядом… Вот и сани
Заскрипели у ворот…
Кто там? Это Дед Мороз!

С внучкой заглянул на праздник,
Он несёт с собой подарки.
А игрушки, что на ёлке,
Ожили вдруг. Зайцы, гномы,

Куклы, шарики, котята,
Птички, белки и лисята,
Медвежата и ежи…
В пляс пустились шалуны.

Смех, забавы и веселье…
Только гнуться ветви ели.
Кажется, что в самый раз
Ёлке тут пуститься в пляс.

А Снегурочка, девчушка,
Раздаёт гостям игрушки,
Шоколадки, апельсины,
Яблоки и мандарины…

Хвои аромат витает,
За окном луна сияет,
Дивным светом голубым
Все деревья серебрит.

В воздухе кружат снежинки,
Весело сверкают льдинки,
Всё вокруг белым-бело…
Сказку дарит Новый Год.

* * *

Говорят, под Новый год, что ни пожелается…

Сергей Михалков

Говорят, под Новый год
Что ни пожелается –
Все всегда произойдет,
Все всегда сбывается.

Могут даже у ребят
Сбыться все желания,
Нужно только, говорят,
Приложить старания.

Не лениться, не зевать
И иметь терпение,
И ученье не считать
За свое мучение.

Говорят, под Новый год
Что ни пожелается –
Все всегда произойдет,
Все всегда сбывается.

Как же нам не загадать
Скромное желание
— На «отлично» выполнять
Школьные задания.

* * *

Старый год

Е. Григорьева

Все ждут, конечно, Новый год,
А я — жалею Старый.
Ведь он совсем от нас уйдет!
Мне даже грустно стало.

А я уже привык к нему,
Я за год с ним сдружился.
Я с ним сдружился потому,
Что плавать научился,

Что море видел первый раз
И что сестренка родилась.
Мне, правда, грустно стало,
Что год уходит Старый.

* * *

Рысью мчится Новый Год

Кирилл Авдеенко

Рысью мчится Новый Год,
В дом спешит, стучится;
На озёрах белый лёд
Глаз слепит, искрится.

Клён, ольху обняв, стоит –
Так теплее вместе;
Что-то тихо говорит
Ей, своей невесте.

Солнце скоро упадёт
Весело за горку;
Забуянит, запоёт
Лес пургою звонкой.

Снег запляшет хоровод,
Вихрем закружится;
Скоро, скоро Новый Год!
Рысью в гости мчится.

Новогодние детские стихи на французском языке

Новогодние стихотворения французских поэтов, Артюра Рембо, Жака Норманда, Анны де Ноай с переводом на русский язык.

Nouvelle Année

Le temps d’un geste familier,
А retourné son sablier,
Janvier va replacer décembre
Et de l’horloge qui bruit,
Les douze larmes de minuit
Viennent rouler dans la chambre.
Le front couronné de jasmin
Et de frais rubans pomponnée,
Voici venir la jeune année;
Bonsoir hier ! Bonjour demain !

Jacques NORMAND (1848 – 1931)

Новый Год

Настало время — и опять
Песчинки повернули вспять
Привычный бег в часах песочных.
И с полночью пришел, как встарь,
На смену декабрю — январь,
Смахнув двенадцать слез полночных.
И в ярких лентах юный год
Путем незыблемым, старинным,
Спешит, увенчанный жасмином, —
Прощай, Вчера! Нас Завтра ждет!

Жак Норман
Перевод Михаила Яснова


La paix du soir

Dans l’éther où la lune luit,
Et verse sur la capitale
Sa grande paix provinciale,
Une horloge sonne minuit.
A travers les nocturnes voiles,
Elle sonne, on ne sait pas d’où,
Et ce son est si pur, si doux.
Qu’il semble qu’une blanche étoile
Tombe du ciel à chaque coup :
Douze coups lents, chantants, tranquilles,
Comme l’argent dans la sébile…

Anna de NOAILLES(1876–1933)

* * *

……………………..
……………………..
……………………..
Бьет полночь… Под покровом ночи —
Легчайших звуков череда —
Звенят часы невесть откуда,
Как-будто происходит чудо:
Слетает белая звезда
На землю, как на дно сосуда.
Двенадцать раз, вослед друг дружке, —
Звук серебра в порожней кружке.

Анна де Ноай
Перевод Михаила Яснова

* * *

Ah ! quel beau matin que ce matin des étrennes
Chacun, pendant la nuit, avait rêvé des siennes
Dans quelque songe étrange où l’on voyait joujoux,
Bonbons habillés d’or, étincelants bijoux,
Tourbillonner, danser une danse sonore,
Puis fuir sous les rideaux, puis reparaître encore !
On s’éveillait matin, on se levait joyeux,
La lèvre affriandée en se frottant les yeux…
On allait, les cheveux emmêlés sur la tête,
Les yeux tout rayonnants comme aux grands jours de fête,
Et les petits pieds nus effleurant le plancher,
Aux portes des parents tout doucement toucher…
On entrait !… Puis alors les souhaits…en chemise,
Les baisers répétés, et la gaieté permise !

Arthur RIMBAUD(1854—1891)

* * *

Чудесен был рассвет, суливший им подарки!
А ночью были сны таинственны и ярки,
И каждый, что хотел, то и увидел в них:
Игрушки, сладости в обертках золотых;
И в танце это все кружилось и сверкало,
То появлялось вновь, то снова исчезало.
Как было весело, проснувшись в ранний час
И протерев глаза, почувствовать тотчас
Вкус лакомств на губах… Уж тут не до гребенки.
День праздничный пришел — и вот горят глазенки,
И можно босиком направиться к дверям
Родителей, вбежать в их комнату, а там
Уж поцелуи ждут, улыбки, поздравленья,
И ради праздника на шалость разрешенье.

Артюр Рембо
Перевод Mихаила Кудинова

Возможно вам это будет интересно:

Умер Евгений Евтушенко, один из величайших творцов оттепели

Близкий друг Михаил Моргулис сообщил о смерти Евтушенко, который накануне был госпитализирован в больницу города Талса, штат Оклахома, в тяжелом состоянии.

Евтушенко родился в 1933 году в Иркутской области.Он принадлежал к тому поколению художников и интеллектуалов, которое выдвинулось на первый план в инициированную Никитой Хрущевым эпоху оттепели на рубеже 1950-х и 1960-х годов, известную как «шестигранность». Дебютировал первым сборником стихов в 1952 году и в том же году стал самым молодым автором, принятым в Союз писателей СССР.

Получил более широкую известность после публикации сборника стихов «Третий снег», подвергшегося нападкам официальной критики, и поэмы «Зимний вокзал», об автобиографических нитях, голосе молодого поколения, ищущего ценности в пост- Сталинский Советский Союз.То, как он сочетал личные темы с социальными и нонконформистскими взглядами, становилось все более и более популярным.

Евтушенко как поэт соединил традиции русской поэзии «серебряного века» (рубеж 19-20 веков) с достижениями авангарда 20 века.Однако, как он сам говорил, «поэт в России больше, чем поэт», и его также считали художником, отражающим настроения целого поколения и текущие социальные изменения. Он брался за неудобные темы и в то же время не отклонялся от официально поддерживаемых в советской литературе. В то же время он публично защищал диссидентов и критиковал вторжение СССР в Чехословакию, а затем и войну в Афганистане.

С 1960-х гг.Евтушенко много ездил за границу, где стал неофициальным представителем СССР в период «оттепели». На Западе он читал стихи перед толпами слушателей. Мировую известность ему принесла поэма «Бабий Яр» (1961) — реквием по поводу расправы над фашистами в сентябре 1941 года в овраге под Киевом. В течение двух дней немецкие оперативные группы — т. н. Айнзатцгруппы - расстреляли там более 33000 человек люди. Евтушенко был первым автором, так открыто заговорившим о Холокосте в СССР; в Советском Союзе уничтожение евреев во время Второй мировой войны не выделялось среди общих жертв мирного населения.

В годы «перестройки» Евтушенко стал одним из ее сторонников, опубликовал много публицистических статей.В своей прозе, которую он писал в 1980-х и 1990-х годах, он продолжал поднимать социальные темы и нити непростой истории своей родины в ХХ веке. С 1990-х жил в США, читал лекции в местных университетах, но регулярно бывал в России.

Литературная продукция Евтушенко насчитывает около 150 книг; его работы переведены на несколько десятков языков, включая польский.Евтушенко был также сценаристом, режиссером, актером, переводчиком и литературным редактором, автором радио- и телепередач.

По завещанию поэта похоронят в подмосковном городе Периеделкино.

.

Как книги Станислава Лема покорили СССР?

реклама

Его романы, рассказы и очерки были переведены на русский язык более чем 80 переводчиками, его имя вошло в русский философский словарь, а мальчикам, родившимся в Советском Союзе, в его честь дали имя Станислав. Почему польский писатель-фантаст Станислав Лем — автор « Соляриса » — стал литературным и культурным явлением в СССР?

Чтение в 10 минут

Лем был литературным гением и признанным футурологом, и его влияние на польскую и мировую научную фантастику невозможно переоценить.Чувствуется, среди прочего в том, как мы говорим и размышляем о перспективах человеческого вида. Возможно, даже больше, чем в коммунистическую эпоху, когда смелые футуристические видения Лема повышали осведомленность людей о потенциальных реалиях будущего, а также давали ощущение того, что может ожидать человечество после выхода из нашей земной платоновской пещеры.

Польская перспектива в некотором роде очевидна, но сегодня забывают, что наследие Лема также неразрывно связано с устремлениями и мечтами Советского Союза — и выходит далеко за рамки показа Андрея Тарковского « Солярис ».В своеобразной реальности СССР Лем считался не только писателем, но и философом, и его имя можно было найти в местных философских словарях (прямо рядом со статьей о Ленине, который был до невозможности разочаровывающим польским писателем). С годами его идеи приобрели множество удивительных значений (как в случае с термином «соляризм», созданным в постсталинские времена, ставшим довольно многозначительным синонимом советской бюрократии).

Виктор Яневич, выдающийся лемолог, рассказывает о различных аспектах восприятия польского писателя в советской и современной России.


Заказать цифровую подписку

Последние новости!

У нас есть три бесплатные статьи для чтения в этом месяце. Это первый из них. Может быть, сейчас стоит рассмотреть нашу недорогую цифровую подписку , чтобы быть уверенным, что ничем не удивишь?

Дариуш Кузьма: В своих работах вы описываете Лема как «культурный феномен Советского Союза эго» .Насколько его популярность была связана с тем, что воображаемые образы освоения космоса Лем рассказы оказались в СССР на начальном этапе космической гонки?

Виктор Яневич: Огромный. Романы Лема впервые появились в СССР в конце 1950-х, но популярность они приобрели в начале 1960-х, во времена советского оптимизма в отношении будущего, науки, космонавтики и кибернетики.Запуск Спутника-1 на орбиту изменил представление о реальности освоения космоса в 1957 году и положил начало космической гонке, а в 1961 году, после того как Гагарин стал первым человеком в космосе, Никита Хрущев, первый секретарь ЦК КПСС Советского Союза объявил, что в ближайшие десятилетия советский народ станет технологически развитым коммунистическим обществом, которое начнет завоевывать то, что находится за пределами Земли. Память о Второй мировой войне медленно угасала, и таких обещаний было достаточно, чтобы очаровать людей, которые хотели в них верить.Ранние романы Лема как нельзя лучше соответствовали оптимистическому настроению эпохи. Особенно Магелланово Облако - опубликовано полностью в Польше в 1955 году, хотя фрагменты ранее были опубликованы в "Пшекруй" - сюжет которого вращался вокруг исследования и колонизации Солнечной системы, но также показывал будущее человечества как коммунистическую утопию. Это было одной из главных причин, по которой творчество Лема было принято безжалостно контролируемым литературным рынком СССР, несмотря на то, что в Восточном блоке он создал многих других признанных писателей, которые могли бы добиться успеха в России.Советский Союз также не поглощал западную литературу, но романы Лема были настолько «западными», что политики считали их подходящими для перевода.

Какова была литературная подача Лема по сравнению с популярными тогда советскими писателями?

Его можно сравнить разве что с писателями-фантастами, причем как с уже признанными, напр.Александр Казанцев и Иван Ефремов (известный также продвижением коммунистических утопий), а также восходящие звезды, такие как братья Стругацкие, прославившиеся годы спустя. У Лема было много общего с ними, но в то же время его романы выделялись как в литературном, так и в культурном плане. В 1960-е годы в России была настолько велика жажда научной фантастики, что Лем в основном публиковался без цензуры, несмотря на то, что его новые романы отличались по содержанию от того, что интересовало в его творчестве советских лиц, принимающих решения.Единственным польским писателем, который мог сравниться с Лемом по популярности и количеству тиражей, был Хенрик Сенкевич. Этому способствовала и популярность экранизации его произведений, ведь фильмы всегда влекут за собой повышение интереса к литературным оригиналам, как это узнал Лем после « Соляриса » Тарковского.

Утверждение «в основном без цензуры» предполагает, что Лем все-таки не был застрахован от цензуры того времени.Что убрали из советских изданий его романов?

Читать дальше

Год Лема

Отрывок из романа «Облако Магеллана»

Квартальник / Культуры

Представляем отрывок из романа, появившегося на наших страницах в 1953–1954 годах. тема проблем, связанных с психической выносливостью тягот космического путешествия.Его автор, конечно Станислав Лем

Читать дальше

Лема год

Больной компьютер

Квартальник / Культуры

"Компьютер болел и лежал в кроватке/ И пришел доктор и постучал по крышке". Предлагаем вам прочитать песню, автор которой конечно же Станислав Лем

Читать дальше

архив

Мои три желания

Размышление / культура

По случаю дня рождения этого великого польского писателя мы хотели бы напомнить вам об эссе, опубликованном в Пшекруе.Станислав Лем

Читать дальше

Год Лема

Охота
У нас есть неизвестная история Лема!

Kwartalnik / Kultury

В связи с тем, что Фонд PRZKROJ является партнером празднования Года Лема, мы хотим напомнить вам историю об отчаянном побеге и безжалостной погоне.Станислав Лем

В Советском Союзе никто не был застрахован от цензуры. Единственным исключением были писатели, подвергавшие себя цензуре или просто работавшие на правительство. Творчество Лема можно разделить на несколько периодов, при этом 1956–1970 годы следует назвать его «золотым веком», поскольку именно тогда он создал величайшие произведения своей оригинальной философской фантастики. Это был также период, когда — как бы в противовес рассказам, написанным до 1956 г.- он создавал антиутопии и антиутопии. Многие из них привели к бурным дискуссиям в 1960-е годы среди советских руководителей о том, следует ли продвигать автора, который явно потерял интерес к коммунистическим идеалам и чей стиль может сбить с толку людей. Даже Солярис не избежал цензуры - все размышления о существовании Бога были вырезаны. Более того, кажется, что чаще всего вмешивались в широко понимаемые трансцендентные нити. Настолько, что цензура удалила примерно одну треть из «Голоса Господа », выпущенного в СССР как «Голоса Неба », что сделало роман практически нечитаемым.С другой стороны, в сборнике философских эссе Summa Technologiae часть о творческой инженерии была удалена. Когда в Советской России кто-нибудь публиковал статью о Леме, не могло быть и речи об упоминании хотя бы одной фразы о его мировоззрении.

Однако Лем побывал в Советском Союзе и встретился с читателями. Можно ли было подвергнуть цензуре это в прямом эфире?

Официально поступил в 1962 и 1965 годах.вместе с делегацией польских писателей. Никто не должен был подвергать его цензуре на встречах с читателями, достаточно того, что власти имели полный контроль над формой публикации его романов и рассказов. Международные договоры об авторском праве не признавались в Советском Союзе. Политики сделали то, что хотели. Однако были, конечно, инциденты во время живых встреч. Например, на митинге, организованном в МГУ, Лема спросили, считает ли он себя коммунистом, и он прямо ответил, что нет, — ему были встречены бурные аплодисменты, люди встали с мест.А что, если участники собрания, а возможно, и их родственники узнают, что Лем не считает себя коммунистом? Официальная версия, распространяемая властями, утверждала, что это так. Таким он был. К тому же Лем не принимал участия во многих подобных встречах, в основном ездил в научные центры и встречался с советскими переводчиками, с которыми поддерживал постоянную переписку. Переводчики неоднократно извинялись за то, что им приходилось вносить такие-то изменения в тот или иной роман — или за то, что цензура делала это за них.Так что нельзя сказать, что Лем не знал, как устроен СССР. Он доверял переводчикам, что они делали все возможное, чтобы перевести его видения на русский язык, и иногда это им удавалось, как в русском выпуске «Возвращение со звезд » в 1965 году. В романе космонавт возвращается спустя более 100 лет. на Земле и ни слова о коммунизме! Политики хотели запретить роман, но переводчики пошли на хитрость. Они знали, что советские космонавты обожали Лема. Они написали предисловие, объясняющее различные аспекты Возвращения ... , а затем убедили Германа Титова, другого человека на околоземной орбите, подписать эту речь.Титов был героем, легендой, никакой цензуры против него не было!

Коллекция русских изданий книг Станислава Лема в доме Виктора Яневича в Минске. Фото: Виктор Яневич

Таким образом, можно сделать вывод, что отношения Лема с СССР были неплохими. Однако были и ссоры. Как и в 1969 году, когда Лем приехал в СССР, чтобы обсудить с Андреем Тарковским сценарий планируемой экранизации «, , , «Солярис», ».

Лем переписывался с Тарковски, он был рад, что такой признанный художник снимает экранизацию Соляриса . Он очень хотел с ним встретиться. Он приехал в СССР в 1969 году, когда подготовка к фильму уже шла полным ходом. Он прочитал сценарий, поговорил с Тарковски и… все. Они поссорились, и Лем вернулся в Краков. Ему не нравилось, что режиссёра в сценарии больше волновали земные и метафизические вопросы, а космос и планета Солярис его точно меньше интересовали.Позже Лем много раз писал с некоторым презрением, что это был не Солярис , а Преступление и Наказание одетый в мантии Солярис . Он не мог принять эту версию. Я думаю, что он также беспокоился о растущей известности Тарковского, потому что знал, что такие съемки навсегда исказят его первоначальное видение для будущих поколений. Он был прав в какой-то степени. Solaris Тарковского — классика кинематографа, а термин Solaris прочно вошёл в русский язык.Сегодня они используются в некинематографических контекстах в культуре, политике, даже в психологии, где «эффект Соляриса» используется для описания ситуации, когда кто-то видит и вступает в контакт с призраками умерших родственников или близких. Однако правда в том, что именно фильм Тарковского сделал Лема таким популярным в 1970-х годах в СССР. И что его творчество до сих пор известно в России. Люди устремились в кинотеатры за Solaris — в 2019 году отреставрированный в цифровом виде фильм снова вышел в кинотеатры и вызвал восхищение — и в результате многие из них решили потянуться за книгой, а затем и за другими предметами из лемовского канона.Я придерживаюсь мнения, что, несмотря на все споры между поклонниками и противниками фильма Тарковского, это две самостоятельные истории. Два произведения искусства. Оба стоит знать.

Ладно, Лема читали космонавты, ученые, интеллектуалы, люди, так или иначе связанные с космонавтикой. Но читал ли ее и рабочий класс?

Однозначно оценить нельзя, надо понимать и масштаб популярности Лема в СССР.За более чем 60 лет с момента первого советского издания его романов тираж всех русскоязычных изданий превысил 13 миллионов, из них 7-8 миллионов в советское время. Впечатляющий? Зависит от того, как ты смотришь на это. Больше, чем в Польше, потому что в Польше общие расходы составляют более 10 миллионов, но в Польше гораздо меньше граждан, чем в России. Готов предположить, что в 1960-х и 1970-х годах в СССР было около 300 миллионов потенциальных читателей лемовской фантастики, так что в данном контексте упомянутые 7-8 миллионов не производят такого впечатления.Следует также понимать, что чтение в СССР было специфическим вопросом. Достать книги было непросто. Их можно было брать в библиотеках, у коллег, покупать на черном рынке, но мало кто мог себе позволить их купить. Сколько человек прочитало одну книгу? Печь? 10? Мы можем только догадываться. Сколько из этих людей принадлежало к рабочему классу, мечтающему об освоении космоса и контакте с инопланетными формами жизни? Вы могли бы также задаться вопросом, сколько из этих 300 миллионов знали, что кто-то вроде Лема вообще существовал.Конечно, много, но что значит «много»? Однако факт заключается в том, что Лем пользовался неизменной популярностью в СССР, и в 1980-х и 1990-х годах появилось много новых изданий. Например, объединенный выпуск Solaris и Magellanic Cloud в 1987 году имел тираж 400 000 экземпляров. экз., а через год Солярис / Инвинсибл / Звездные дневники 600 тыс. копии. Учитывая развал СССР, это очень показательные цифры.

Позвольте спросить, насколько сегодня Лем популярен в России?

Постоянно издается, без цензуры, с интересным предисловием от знатоков своего дела.На мой взгляд, его еще можно охарактеризовать как литературно-культурный феномен. Многое изменилось в России со времен гласности и перестройки. В 1990-х ограничения на англоязычную культуру и литературу были сняты, поэтому рынок наводнили местные фильмы и книги. Тем не менее романы Лема вместе с целым пакетом универсальных концепций и размышлений, содержащихся в них, выдержали это давление. Сегодня мы имеем дело с последовательными обновлениями его работы, например недавно Solaris имеет тираж 125 тысяч.копии. В 21 веке было издано практически полное собрание сочинений Лема — от 20 до 700 страниц томов. Правда в том, что «Лем» публиковался чаще на русском, чем на польском — 326 изданий за последние шесть десятилетий. Однако это все же вопрос масштаба, потому что Россия остается намного больше, чем Польша, и имеет другую культуру чтения.

Можно сказать, что популярность Лема сегодня не связана с космическими, научными или философскими вопросами, а просто считается классикой, которую стоит знать?

Да и нет.Он фактически считается классикой философской фантастики, жанра, не очень популярного у современных российских писателей. В последнее десятилетие не появилось никого, кто пытался бы создавать жесткую научную фантастику, в основном создаются более легкие и связанные с фэнтези вещи. Но это, наверное, общая специфика современной литературы, в том числе и на английском языке. Сегодня сложно писать проницательную философскую фантастику, но оказывается, что все больше и больше читателей жаждут романов, которые оставляют после себя что-то, а не просто очередную книгу о фаст-фуде.Я много раз слышал мнения о том, что книги Лема ценны тем, что время, проведенное с ними, не потрачено впустую. Все мы хорошо знаем, что время — главная валюта современности. Я считаю, что это одна из главных причин неизменной популярности Лема в русской культуре. Другое дело, что у него много постоянных поклонников, например писатель Дмитрий Быков. Хотя Быков считает лучшим романом Лема « Расследование », который не является научной фантастикой, важнее то, как он пропагандирует литературное наследие Лема, вдохновляя молодых россиян читать книги, которые когда-то читали их родители.Поэтому я убежден, что популярность Лема в России еще долго не уменьшится.

Виктор Яневич:

Исследователь творчества Станислава Лема из Минска, кандидат технических наук. Он лично перевел многие из своих книг на русский язык и написал о нем монографию в 2014 году. Он работает над несколькими книгами о наследии польского писателя, в том числе над антологией Лема на 60 языках.

Продолжается год лемы , партнером которого является Фонд PRZKROJ. Поэтому 13-го числа каждого месяца мы публикуем тексты Станислава Лема или связанные с ним. Мы рекомендуем вам читать!

Поделитесь этим интервью со своими иностранными друзьями или прочитайте его на английском языке на нашем англоязычном сайте Przekroj.pl/en !

Просмотреть последний выпуск

Дата публикации:

Об авторе:

Дариуш Кузьма

Киножурналист, переводчик, постоянный сотрудник и программист фестиваля Camerimage. Английский и американский филолог по образованию, увлеченный мировым кинематографом, нестандартными сериалами и непростым искусством диалога. Он опубликовал, в частности, в "FilmPro", "Wprost", "Character", "Magazyn Filmowy SFP" и порталах Onet.pl и Stopklatka.pl.

.

Это не Милош обманул цензуру!

На каждом (более крупном) веб-сайте, представляющем популярные знания в Польше, мы можем прочитать похожее предложение: Гениальный Чеслав Милош перехитрил тирана Юзефа Сталина на глазах у всех! Во Львове в 1939 году он написал стихотворение, которое было напечатано в местной печати с разрешения советских властей. Мало того, Милошу тогда предстояло присудить специальную Сталинскую премию. Однако эта информация не соответствует действительности.

Начнем с того, что стихотворение действительно написано искусно.Если читать ее сверху вниз, Сталин предстает в прекрасном свете. Однако, читая его слева направо, т. е. сначала первую строку первой строфы, затем первую строку третьей строфы и т. д., мы натыкаемся на глубокую критику и объявление о конце вождя СССР.

Пусть стихотворение говорит само за себя:

Оригинальная версия стихотворения (без последующей обработки)

В течение многих лет стихотворение приписывалось и приписывается Чеславу Милошу. Однако настоящим автором был Збигнев Турек, учитель из Подкарпатья.После войны он писал стихи и активно участвовал в литературном сообществе, позже сотрудничал с Dziennik Polski и Przekrój. Именно на страницах Пшекроя разыгрался последний акт пьесы под названием «Милош перехитрил цензуру».

Редакция Przekrój наконец решила раскрыть настоящего автора. Чеслава Милоша попросили выдать письменное заявление, а депутатов добавил автор работы.

Нажмите на картинку для увеличения

Збигнев Турек (1917 - 1997)

Почему же тогда автор решил не раскрывать заранее, что он истинный «отец» поэмы? Ответ прост - никто в здравом уме при социализме не стал бы привлекать внимание соответствующих служб к антисталинской деятельности.Турок очень рисковал, создавая такое произведение, и, несмотря на то, что ему, к счастью, удалось отвлечь внимание от себя, во многих кругах, особенно львовской молодежи, было известно, кто написал скандальное стихотворение.

Несмотря на то, что статья в "Przekrój" была опубликована много лет назад, общественное мнение не изменило неправильного представления о правильном авторе.

Поэтому давайте жестко реагировать, когда мы видим, что кто-то неверно указывает авторство стихотворения, потому что Збигнев Турек достоин того, чтобы мы его помнили.

.

Гданьск - официальный сайт города

В результате январского наступления Красной Армии в начале 1945 года в Гданьск стали волнами прибывать десятки тысяч беженцев из Восточной Пруссии. Их положение ухудшалось из недели в неделю: в убежищах не хватало места, стала ощущаться нехватка продовольствия. Подсчитано, что в середине марта 1945 года в Гданьске вместе с беженцами в ужасных условиях скопился миллион человек.

Несмотря на трагическое положение мирного населения, немецкие власти решили защищать город любой ценой. Приказ Гитлера от 25 марта не оставлял сомнений: «Каждый квадратный метр района Гданьск-Гдыня должен быть обязательно защищен».

Немецкие командиры в Гданьске генералы Шпехт и Вайс, выразив сомнения в целесообразности самообороны, были арестованы и отправлены специальным самолетом обратно в Берлин, где и казнены. Рядовые солдаты и офицеры разделили их участь: для них была веревка и ветки деревьев Большой Липовой аллеи - Адольф-Гитлер-Али.К их ногам были прикреплены карточки с надписью: «Так будет со всеми, кто оставит пост без приказа».

"Главнокомандующий Красной Армией Маршал Советского Союза Юзеф Сталин в приказе на имя командующего Вторым Белорусским фронтом маршала Рокоссовского и начальника штаба полковника Боголюбова отличил войска Второго Белорусского фронта, который, продолжая наступление на Гданьск, занял важные узлы коммуникаций городов Лемборк и Картузы и пункты сопротивления противника.Эта победа была отмечена в Москве 20 залпами из 22 орудий».

"Газета Любельска" от 11 марта 1945 г.

7 марта 2-я ударная армия 2-го Белорусского фронта овладела Старогардом, через день 49-я армия вошла в Косцежину, а 10 марта — в Картузы. 23 марта части 70-й армии захватили Сопот. Гданьск оказался в смертоносных лапах советской армии. Начались систематические авианалеты и артиллерийский обстрел города.

Вольфганг Дрост, житель Гданьска, сын последнего директора Городского музея в Гданьске, проф.Виллего Дроста вспоминает: «9 марта: многочисленные пожары, ожоги, в т.ч. дом, полный беглецов, лагерь для военнопленных в Бискупской Горке, барак городской больницы; 16 марта: сильные воздушные налеты, обширные пожары, разрушенный квартал между улицами Огарна, Слодников и Милось, зернохранилища на Хлебном острове, улицах Длугие Огроды, Широка, Валова; 18 марта: авианалеты, горит ратуша, городской музей, почта на ул. Длуга; 23 марта: авианалеты и обстрелы, разрушения на ул. Ткачка, исчезающая Оружейная палата, разрушения в госпитале св.Дуча на заводе красок и лаков в Оливе; 24 марта: воздушные налеты и обстрелы центра города и Вжеща».

Совинформбюро сообщает, что 13 марта советские войска юго-восточнее Гданьска, двигаясь на север вдоль восточного берега Вислы, заняли ряд городов, в том числе Прангенау, Нойкирх и Райнерсвальде.

после юго-западнее Гдыни отряды мучеников в ходе наступательных боев овладели городами: Реда, Ославин, Рундзау, Галлерово и Хлапово, взять в плен на этом участке фронта 1000 Немецкие солдаты и офицеры».

"Газета Любельска" от 14 марта 1945 г.

Бомбардировка города продолжалась до 27 марта, завоеватели написали мелом на ракетах: «Специально для Гданьской Фрицы». В нем участвовали не только советские бомбардировщики и истребители, но и авиация союзников (например, 19 и 20 марта). В результате бомбежек и артиллерийского обстрела в городе погибли тысячи гданьчан и беженцев, искавших здесь убежища.

Несмотря на массированные атаки, ущерб был относительно небольшим.В начале марта город функционировал вполне нормально; Ходили трамваи, улицы были в основном проходимы, подведены газ, электричество и вода, работали телефоны, продавались продовольственные пайки. Положение Гданьска, и особенно его гражданского населения, значительно ухудшилось, когда вечером 25 марта перестало функционировать городское водоснабжение. Тушить огонь пожарной команде было нечем — заваленные щебнем узкие улочки не могли добраться до пожаров.

" Совинформбюро сообщает, , что 23 марта войска 3-й ст.Продолжая бои по ликвидации и и восточно-прусской группировки немецких войск на Вислинском заливе в районе Хайлигенбайля, был достигнут значительный полевой прогресс. В ходе боев на этом участке было взято в плен более 1600 немецких солдат и офицеров.

Войска 2-го Белорусского фронта, затем маршем на Гданьск, овладели городом Сопоты и вышли к берегам Затоки Гда Ньска между Гдыней и Гданьском, разделив тем самым окруженную немецкую армию на две части.В ходе боев были захвачены города Ардшау, Гросс-белькен, Шмирал, Штольценфельд, Гройфус, Мариенталь и Колибкен, взято в плен свыше тысячи немецких солдат и офицеров».

"Газета Любельска" от 24 марта 1945 г.

24 марта советские войска вошли в Оливу, на следующий день - в центральную часть Стогов. 26 марта они захватили Вжещ. В тот же день они подожгли политехнический корпус, где укрылись сотни жителей и беженцев, в основном из Восточной Пруссии.Утром последний ректор, проф. Эгон Мученик.

Город оборонялся хаотично. Предварительно отборные части были отведены в Берлин, некоторые немецкие части укрылись в Вестерплатте и Хеле. Из Собешево, куда эвакуировался штаб обороны, и с кораблей, пришвартованных в Гданьской бухте, немцы произвели беспорядочный обстрел города.

"Совинформбюро сообщает, , что 25 марта войска 3-й ст.Белорусский фронт, продолжая действия, направленные на уничтожение восточногерманских войск, окруженных в Пруссии, овладел ęta городом Святой Секеркой (по-немецки Heiligenheil), последним немецким оборонительным пунктом юго-западнее Кенигсберга. (...) Советская армия, наступая на Гданьск, заняла пригород Гданьска Оливу. 24 марта в этом районе было взято в плен более тысячи пленных».

«Газета Любельская», № 42 от 26 марта 1945 г.

Советский военный корреспондент Н.Бельский писал в своем репортаже агентству ТАСС: «Наше командование берут на себя немецкие радиографы. Есть паника. В портах Гданьск и Гдыня - Вавилонская башня. Авиаторы рассказывают, что улицы этих городов забиты тысячами автомобилей, тысячами грузовиков и толпами людей на пристанях. Десятки кораблей грузятся с бешеной скоростью. Забирают ценные вещи и раненых. Пленные из гданьского гарнизона рассказывают, что в порту до последнего момента ждут вышестоящего командования несколько подводных лодок.(...) Воздух на улицах раскален от бушующих пожаров. Многоэтажные дома рухнули на тротуар. Целые кварталы тонут в черном дыму. Облака пепла поднимаются над городом. Пепел оседает на одежде, толстым слоем складывается на грузовиках и цистернах. Машины поднимают клубы пыли из красного кирпича. (...) Все, даже сама земля, выжженная до лезвия, говорит о бескомпромиссной, кровавой борьбе» (цит. по: «Битва о Гданьск. Впечатления советского военного корреспондента», «Дзенник Балтицкий» № 344, с. .3).

Паника в Гданьске не коснулась его гауляйтера Альберта Форстера, который в это время готовил транспортировку своей ценной гданьской мебели в Рейх в Хель.

« немецких солдат и офицеров! Вам некуда идти. Назад - никак, там русские. Налево - смерть, там в котле жарятся остатки вашей 2-й Армии. Направо - тоже смерть: там русские танки. Прямо пойдешь - далеко не уедешь, мы тебя в Балтийское море столкнем.Сдавайтесь в плен!».

Плакаты на немецком языке на немецком языке, установленные советскими солдатами в пригороде Гданьска

Первые советские войска вместе с бойцами Польской бронетанковой бригады им. Bohaterów Westerplatte вошла в центр города 27 марта со стороны Вжеща и Седльца. Ранее город заполонили тысячи листовок на немецком языке, в которых командующий 2-м Белорусским фронтом маршал Константин Рокоссовский гарантировал жизнь и сохранность личного имущества всем, выбравшим рабство: «Офицеры и солдаты, которые не сложат своих оружие будет уничтожено при следующем штурме без исключения.Они также будут нести ответственность за жертвы, понесенные мирным населением».

Как реализовывались гарантии Рокоссовского, лучше всего видно из рассказов тех, кто пережил "освобождение". «Я спрятался в углу подвала. Сейчас приехало много русских. Ездили туда-сюда… Было «транзитное движение». Были взяты первые женщины. »Фрау комм!«. Как часто мы будем слышать это снова. Днём и вечером (...) пришёл русский, схватил тётю, надо было место, и лег с ней между нами.Это должен был быть офицер, потому что, когда пришли другие русские, он что-то кричал, а они продолжали идти. Моя тетка, которой пришлось баловаться с ним всю ночь, защитила нас от самого худшего в первую ночь. (...) Мы сидели [в лесу - М.А.], прижавшись друг к другу под охраной солдат, которые ходили вокруг нас. Из долины к нам идут стрелы и крики. (...) Мы просидели там до рассвета. Потом нас погнали обратно вниз, там лежало много убитых, изнасилованных женщин. Нас погнали в рощу. Постоянно приходили русские, забирали людей.Где? (...) Я держался очень близко к своей тете, и хотя она сама была очень напугана, она всегда хотела защитить меня. Ей было все равно, потому что 28 марта ее изнасиловали многие русские. Она легла на меня, держа на руках моего ребенка, это было хорошо, потому что один солдат протыкал коляску своим штыком" (из доклада Ингеборг Шустер, [в:] "Данциг Гданьск 1945. Воспоминания 50 лет спустя", Гданьск 1997).

Госпожа Инге М. (гражданка Гданьска, много лет живущая в Гамбурге), вспоминая первые дни после «освобождения», в мае 1999 года сказала мне: «Русские вошли в Гданьск.Некоторые руины Гданьска. Вонь небесная, потому что под завалами было много трупов. И впервые, когда у нас хватило смелости выйти из подвала и немного посмотреть на завалы, я встретил Хельгу Г. (...) Мы были рады, что выжили. Я был немного лучше ее, потому что русские ее изнасиловали, и она была беременна. (...) Но это сделали шведы. Они приехали сюда очень быстро, устроили госпиталь. Повсюду были объявления: «Женщины и девушки должны явиться в центр на анализы». Потому что они обе были беременны и заражены какими-то венерическими заболеваниями.Я до сих пор уважаю шведов за то, что они уладили дело так тихо. Во всем Гданьске не родилось ни одного монгольского ребенка. И почти все они были изнасилованы».

Действительно, в первые недели после того, как Красная Армия вошла в Гданьск, шведские и датские миссии (включая Шведскую европейскую миссию, Шведскую организацию помощи, организации Красного Креста) появились в городе, чтобы помочь жителям Гданьска. В Вжеще, среди прочего были организованы медпункт и несколько врачебных пунктов, ясли для детей-сирот, раздано питание, продукты, одежда и обувь.Благодаря этой помощи эффект «гарантии» Рокоссовского несколько уменьшился.

" На основании Временного постановления Rz Правительства Республики Польша от 30 марта 1945 г. была создана Гданьская губерния, в которую входят: вся территория бывшего Вольного города Гданьск и следующие повяты: Гдыня-Город, Картезиан, Мор лыжи, Старогардзки, ко Стриски и Тчевски ».

Извещение воеводы гда от 30 марта 1945 г.

28 марта польские солдаты водрузили бело-красное знамя у Двора Артуса, но отдельные бои в центре города продолжались следующие два дня (последние немецкие войска обороняли Хель после 8 мая, т.е. после того, как Германия подписала безоговорочный сдаваться).

В этот же день началось спланированное, хорошо организованное уничтожение Гданьска советскими войсками. Все население, уцелевшее в приютах, подвалах и церквях, было изгнано из города. Было убито много людей, жестоко изнасилованы женщины и девушки. Леса и поля под Гданьском были заполнены тысячами жителей Гданьска и беженцев.

В это время Советы начали планомерно разрушать город. По сообщениям вернувшихся через несколько дней выселенных жителей, центр города 28 марта был разрушен на 50%, но его можно было восстановить.Через неделю он был полностью разрушен и разграблен. В начале апреля старый город все еще горел. Однако в рассказе Н. Бельского все было иначе: «Горит огромный город, подожженный ракетами с немецких кораблей и немецкими факелами. (...) Наблюдал за дракой группы польских рабочих вагоностроительных заводов с поджигателями. К полякам присоединились два сержанта Красной Армии: это было в Нойгартене. Поджигатели были ликвидированы».

Бои за Гданьск и последующее планомерное разрушение города привели к огромным потерям.Точно неизвестно, сколько солдат с обеих сторон погибло, сколько мирных жителей и беженцев погибло или было убито победителями. Известно только, что среди завалов на долгие месяцы были найдены сотни трупов.

Центр Гданьска был разрушен на 90 процентов, более шести тысяч домов перестали существовать, около 1300 зданий получили серьезные повреждения. По неполным данным на 15 июля 1945 г., по всему Гданьску было разрушено 19 665 зданий (в том числе жилых — 15 600, сельскохозяйственных — 3 160, промышленных — 535).Были разрушены центры Вжещ, Новый Порт и Стоги. Из 17 исторических церквей Старого города 14 сильно пострадали от советских пожаров, поглотивших исторические здания центра города, в т.ч. Были разрушены Главная ратуша, Оружейная палата, Большая мельница, Журавль, 20 из 36 мостов и виадуков. Трамвайная тяга была практически полностью уничтожена (ни один вагон не годился к эксплуатации, электрическая сеть была нарушена на 40%).

« Звоните в колокольчики! Gło в мире,

Что беды закончились,

Что Польша наконец свободна,

Польша наконец - nur für Polen!

(...)

Это уже не это не город "ur-deutsch"

Старый Ягеллон 90 021 90 020 Краков, 90 021 90 012

Что это Польша, до Одера,

Только, только — за поляка !».

Отрывки из стихотворения Богдана Бжезы "Польша - только для поляка 90 021 90 020", "Газета Роботнича", Катовице, 19 мая 1945 г.

Уже в первые дни после «освобождения» Гданьска началось изначально «стихийное» и хаотичное изгнание бывших жителей города.Первоначально от немецкого населения не требовалось полностью покинуть Гданьск и Сопот, но с помощью административных действий и запугивания многих людей убедили «добровольно» уехать. Немецкие бренды, например, были конфискованы у многих бывших жителей Вольного города или им резко сократили продовольственные пайки. Были и реальные угрозы физической ликвидации бывших жителей. Об этом, например, говорил в своем выступлении на пленуме ЦК Польской рабочей партии в Варшаве (20-21 мая) секретарь ЦК Владислав Гомулка: «Букс.Корчиньский в Гданьске [первый начальник губернского управления общественной безопасности в Гданьске полковник Гжегож Корчиньский - М.А.] готовит крематорий для сожжения немцев. Он перенимает методы гестапо. Если Гитлер потерпел поражение, это включало и потому что 90 020 90 021 использовали методы гестапо. Если у нас есть аргументы для уничтожения немцев в том числе, и потому, что было гестапо» (цит. по: Д. Балишевский, А. К. Кунерт, «Иллюстрированный путеводитель по сталинской Польше 1944-1956», т. 1, Варшава 1999, с.303-304).

В такой атмосфере в апреле состоялись первые индивидуальные отъезды гданьских немцев из родного города. Однако в начале мая вопрос о переселении немецкого населения набрал обороты. Беспощадная борьба с «германским элементом» объявлялась в официальных речах высокопоставленными государственными деятелями: «Я заявляю, что в ближайшем будущем Германия [тогда это слово писалось со строчной буквы! - М.А.] будут переселены с наших земель. Вся Германия! (...) Мы ненавидим тех людей, которые показали такой ужасный упадок этики.(...) На 90 020 90 021 немцев наши прибрежные города страдают от голода. У нас должна быть еда в первую очередь для поселенцев и для нас», — так объяснял гданьский воевода Анатолий в интервью газете «Dziennik Bałtycki» 16 мая, а через несколько дней также уточнил министр государственного управления полковник Эдуард Охаб. (25 мая) в «Дзеннике»: «Правда такова: немцы имеют право только на движимое имущество и они смогут забрать его с собой . И в этом году все уедут из Польши. До депортации им еще есть чем заняться в нашей стране. Впервые в истории Польша будет полностью освобождена от разрушительного германского элемента».

В июле начались организованные многоместные перевозки. В 1945 году 63 786 человек, в основном немецкой национальности, были перемещены из Гданьска на этих транспортных средствах, хотя были и поляки, граждане Вольного города Гданьска.

В июне 1945 года в Гданьске проживало 123 932 немца, 8 525 поляков и 1 572 иностранца, а в начале следующего года в городе насчитывалось 82 705 поляков, 39 797 немцев и 637 иностранцев.

Гданьск долго залечивал раны войны. Некоторые из них никогда не заживут. Особенно те, которые были нанесены беззащитным людям варварской рукой захватчика. С какой бы стороны оно ни пришло.

Мечислав Абрамович

Первое издание: "30 Days" 3/2000

.90 000 русских стихов после 1917 года. Продолжения и окончания

Самое старшее поколение поэтов, присутствовавших на литературной сцене в 1917 году, двадцать лет назад создало русский модернизм и именовалось «символистами» по господствовавшему тогда литературному направлению. Расцвет их творчества приходится на предыдущую эпоху (см. VI том HLŚ), нас в данный момент должны интересовать только их послереволюционные достижения и судьба.

Фото

Натан И.Альтман, Портрет Анны Андреевны Ахматовой, 1914.

Русскому модернизму были не чужды рассуждения о национальном характере, будущем государства и социальных проблемах, которые отличались от модернистских движений в Западной Европе. Характерная взаимосвязь мистики и политики, истории и историософского мессианизма повлияла на восприятие этого исторического прорыва поэтами.

Они относились к нему как к апокалипсису, который прожжет общественную жизнь и культуру, оставив истинные ценности и уничтожив все накопленное столетиями отмеченное инвалидностью и общественным злом. Ницшеанская смесь страха и восхищения «новым человеком», лишенным ограничений религии и культуры, заставляла их видеть в торжестве новой социальной власти увлекательное исполнение предсказаний поэтов и философов. Однако было бы упрощением думать, что символисты восприняли революцию с философским сочувствием.Так же, как он разделил страну на "белых" и "красных" - он инициировал подобное внутреннее разделение, затронувшее личности многих людей.

Автор поэтического манифеста катастрофы, поэмы Гунны будущего , Валерий Брюсов (1873-1924) был одним из флагманов русского модернизма, редактором его главного журнала, ежемесячника "Весы" (1904-1924). 08). Признанный поэт, планировавший издание 25-томного собрания сочинений, живо реагировал на текущие политические события. Во времена Николая II он был монархистом, а во время Первой мировой войны писал патриотические стихи.В 1919 году он был первым художником такого масштаба, вступившим в партию большевиков. Он считал, что поэт должен подчиняться власти, управляющей культурой, и, следовательно, продолжил традицию придворных поэтов. В 1921 году он инициировал создание прототипа Института искусств и литературы, университета, который должен был обучать пролетарских писателей.

Он последовательно издавал сборники стихов, в которых модернистским языком пытался представить события, разворачивающиеся перед глазами поэта, и распространить поэтический язык на области точных наук.В последние годы жизни он стал заниматься «научной поэзией», излагая в стихотворной форме проблемы астрономии, биологии, математики, физики и гуманитарных наук. Издал сборники: Последние сны ( Последние мечи , 1920), В такие дни ( З такие дни , 1921), Дале ( Дали , 1922),

0 Горизонт , 1922), Блинк ( Миг , 1922) Меа! (1924).Он умер от осложнений при пневмонии, инсайдеры связывали его смерть с наркотической зависимостью, преследовавшей его почти двадцать лет, и депрессией, связанной с изоляцией в литературном сообществе. Владислав Ходасевич вспоминал: Когда я прочитал новость о смерти Брюсова, я подумал, что он окончательно покончил с собой. Возможно, так и случилось бы, если бы ему не предшествовала смерть. Иную творческую и жизненную позицию представляли два поэта-символиста, увлеченных эзотерикой и антропософией, - Максимилиан Волошин (1877-1932) и Андрей Белый.

Тогдашняя поэзия обоих авторов была направлена ​​на поиск философского смысла в социальных случаях. Мы обязаны Волошину несколькими произведениями, которые через нагромождение отмеченных поэтом «последних знаков» и аномалий природы создают апокалиптическое видение действительности. Поэт — ее летописец, он не ставит себя в роль пророка, призывающего к покаянию, не осуждает и не подпевает. Писатель уехал во внутреннюю эмиграцию, поселился в Коктебеле в Крыму, где во время гражданской войны, как заклятый пацифист , насколько он был 90 016 возможно, мешал людям убивать друг друга .

Когда город был оккупирован большевиками, его дом использовался как приют для «белых», когда они захватили власть, поэт укрылся от большевиков. Когда ситуация нормализовалась в их пользу, Волошин устроил в своем доме своего рода дом отдыха и творчества для писателей, превратив его в значительный литературный и культурный центр. Сам он стал одним из культурных деятелей Феодосии: инвентаризировал памятники культуры, читал лекции, переводил французскую прозу, писал и рисовал, хотя с 1928 года был лишен возможности печататься.Ранее ему удалось издать следующие тома: Иверни (1918), Глухие демоны ( Глухонемые Диемоны , 1919), Стихи ( Стихи , 1922), 6 Стихи о терроре16 ()16 Стихи о терроре , 1923) и поэмы: Протопоп Аввакум (1918) и Россия ( Россия , 1924).

В творчестве Андрея Биле (1880-1934) 1917-34 годы стали самым продуктивным периодом его жизни, хотя он не имел влияния, сравнимого с его ролью в модернистскую эпоху, и не дистанцировал качественно свою предыдущую достижения.Он приветствовал революцию статьей Революция и культура ( Революция и культура , 1917), в которой он провозгласил шанс преодолеть существующий кризис культуры и метафизической и историософской поэмой, относящейся к Двенадцать Александра Блока, под названием Христос воскрес! ( Христос Воскрес! , 1918). Риторический стиль автора является существенным препятствием в восприятии поэтического и прозаического творчества Беля. Он атакует читателя гомеровскими сравнениями, нагромождением головокружительных контрастов.Для стихов Белего характерна языковая зыбкость, высокий спектр внутреннего напряжения, традиционная модернистская образность и антропософский реквизит.

Среди его послереволюционных сборников стихов следует отметить следующие сборники: Королевы и рыцари ( Королевы и рыбы , 1919), Гвезда ( Звезда , 1922), 9016 Поле

После разлуки разлуки , 1922), Стихи о России ( Стихи о России , 1922).В последние годы жизни писал прозаические и научные диссертации в области поэтики, теории культуры и истории литературы, в т.ч. классическое произведение о Гоголе и книга воспоминаний об Александре Блоке. С современной точки зрения он представляется одной из интереснейших личностей своего времени, поэтом-маньеристом и прозаиком. В 1917 году в поэме На родину Белый увидел в России Мессию рождения дней, Христа, который принесет свет миру. Это была метафора, которой многие символисты приветствовали политические волнения и исполнение катастрофических пророчеств.Однако немногие поэты были так глубоко заинтересованы в этом, как Александр Блок, величайший основоположник русского модернизма.

В конце января 1918 года, в период, который сам поэт считал моментом особого пророческого напряжения в своем творчестве, было написано знаменитое стихотворение Двенадцать , в котором Блок выразил свое приятие еще шаткой постреволюционной порядок. Произведение было опубликовано 3 марта в газете «Знамя труда», шокировало поклонников «поэта лиры» и вызвало споры, не разрешенные до сих пор.Первое, что бросается в глаза в поэме, — это полный отход от поэтики символизма, пропитанной абстракцией. Описательные фрагменты Двенадцать реалистичной прорисовкой деталей и импровизационной свободой языка напоминали достижения кубофутуристов, особенно Маяковского.

В Двенадцать утверждение революции рассматривалось как необходимое событие и открытие драмы революции, которая, по мнению поэта, состоит в том, что Христос действительно на стороне шишек для медали с винтовками, висящими на черных ремнях.Так прокомментировал произведение сам Блок в своих личных заметках, хотя это таинственное и далеко не публицистическое стихотворение, как отмечают некоторые толкователи, открывает и иную интерпретационную возможность. Солдаты Красной Армии стреляют в призрак Богочловеки, вырисовывающийся в руинах, а картина, завершающая поэму, может быть видением Христа, которого ведут на расстрел. Косвенную интерпретацию поэмы Блока дал Илья Эренбург, назвавший ее самоубийственным жестом, благословляющим страшных людей, чуждых любви .Автор Оттепель читал в ней отчаянное желание верить в смысл истории, верить вопреки фактам и во что бы то ни стало. Ни поклонники поэта, ни большевики не были в восторге от этого первого революционного стихотворения .

Нарком просвещения Анатолий Лунчарский, тогдашний диспетчер советской культуры, даже посоветовал Блоку заменить фигуру Христа (русский: Christos ) на Ленина, или - если он хотел сохранить рифму - на матроса ( Русский матрос ). Среди дебютировавших в начале века русских поэтов наиболее устойчивыми к идеологическим соблазнам оказались авторы, связанные с неоклассической группой акмеистов, действовавшей в 1913-1917 гг. [О дореволюционной работе акмеистов см. главу Акмеизм на стр. 5]. Они тоже заплатили самую большую цену за художественную независимость. Основатель группы, литературовед и поэт Николай Гумилов (1886-1921) стал одной из первых жертв большевистской диктатуры - расстрелян в 1921 году.Самый выдающийся акмеист, после Анны Ахматовой, Осип Мандельштам (1891-1938) пытался влиться в литературную жизнь, возродившуюся после Гражданской войны. Издал три сборника стихов: Тристия (1921), Книга вторая ( Вторая книга , 1923), Стихи ( Стихотворения , 1928).

Ужесточение большевистского режима и требования православия к писателям заставили Мандельштама как поэта замолчать после 1923 года на пять лет.Мандельштам пытался смотреть на действительность советской России с философским спокойствием и иронией. В истории он, подобно философу Николаю Бердяеву, видел пути добра и зла, окончательное разоблачение величайшего зла и глубочайшего добра. И то, и другое реализуется через действия людей, поэтому задача личности — выжить в их столкновении, сохранить страсть к жизни и любовь к миру, сохранить достоинство и нравственность. Отношение поэта к власти балансировало между попыткой компромисса и показным отказом от возможности сотрудничества.В его позднем творчестве, фактически созданном вне орбиты акмеизма и изданном лишь в 1960-х годах, есть историософские и экзистенциальные тона и верно присутствует конкретная характеристика поэтов группы.

Она привезла несколько произведений, пытавшихся изобразить жизнь в плену страха, который испытывают жители империи. Одно из стихотворений, Мы здесь живем ..., написанное в начале 1933 года, несколько раз прочитанное публично в доме художника, послужило основанием для ареста Мандельштама в 1934 году по рапорту одного из слушателей.Приговоренный к трем годам ссылки, он провел этот период в Воронеже, работая над двумя сериями стихов: Воронежские тетради ( Воронежские тетради ) и Вторая воронежская тетрадь ( Вторая воронежская тетрадь '). Мандельштам, автор очерков о каторжнике Виллоне и ссыльном Дантеме, сам реализовал миф о «проклятом поэте» — сосланном и осужденном. Высшей формой сопротивления, которой он мог предаваться, было слово, и оно стало причиной его смерти.

Одним из интереснейших поздних стихотворений и в то же время произведением, в котором можно увидеть характерный механизм формирования этой поэзии, является небольшое произведение, посвященное Воронежской ссылке, - попытка выяснить, что за имя" Воронеж», чтобы найти его успокаивающие и зловещие смыслы.Мандельштам вернулся из ссылки в 1937 году, когда усилилась очередная волна сталинского террора. Лишенный возможности работать и печататься, он обратился за помощью и финансовой поддержкой к культурным учреждениям и своим бывшим друзьям, став угрызениями совести конформистской фракции литературного сообщества.

В 1938 году по письменной просьбе генерального секретаря Союза советских писателей по помочь нам и решить проблему Осипа Мандельштама , адресованной тогдашнему главе НКВД Ежову, поэт был вновь арестован и приговорен к пять лет трудового лагеря.По официальным данным, он умер в последние дни 1938 года в пересыльном лагере под Владивостоком. Позже возникла легенда о его пребывании в лагере и гибели. Многие бывшие узники помнили сумасшедшего, измученного старика, декламирующего своих и итальянских поэтов. Многие видели его уже после официальной даты его смерти. Поздние произведения Мандельштама запомнились его жене Надежде Мандельштам, которая впоследствии добивалась реабилитации мужа и публикации его литературного наследия.Их общая судьба была описана в трогательной истории-свидетельстве Надежда в безна Дзей ( Воспоминания , 1970).

Не менее драматичны жизнь и творчество самой выдающейся русской поэтессы первой половины ХХ века Анны Ахматовой (1889-1966). Марина Цветаева пророчески назвала ее «музой плача» в цикле стихов, написанных накануне революции, адресованных автору Wieczor . Ахматовой суждено было стать свидетельницей большевистского террора и его выжившей жертвой.В 1921 г. был расстрелян бывший муж поэтессы Николай Гумилов, с 1933 г. на 18 лет находился в заключении сын, позже известный востоковед Лев Гумилов, в 1953 г. в трудовом лагере умер третий муж Ахматовой, искусствовед Николай Пунин. . Жертвами системы стали литературные друзья: Мандельштам, Цветаева, Пастернак. На протяжении нескольких десятков лет поэту грозил арест как близкому к обвиняемым лицу и моральный долг сделать все возможное для их спасения.Отношение властей к ее персоне менялось в разное время.

В 1939 году Ахматова была принята в Союз советских писателей и допущена к изданию строго цензурированных томов: Из Шести Книг ( Из Сести Книг , 1940) и Избранных Стихов ( Избранное , 1943). В конце сентября 1941 года ее эвакуировали самолетом из блокадного Ленинграда якобы по личному приказу Сталина. Однако уже в 1946 году в Постановлении ЦК КП(б), заклеймившем поклонников современной буржуазной культуры, поэзия Ахматовой подверглась нападкам и критике, в результате чего поэтесса была исключена из Союза писателей. Союз.В конце 1940-х годов снова арестовали сына и мужа Ахматовой. Первый был приговорен к 10 годам лагерей, откуда вернулся в 1956 году, второй был расстрелян в 1953 году. Поэтесса под влиянием страха за судьбу своих близких написала цикл из 15 стихотворений, посвященных Сталину, под названием Слава миру ( Sława miru ). Только в период «оттепели» были изданы очередные подборки ее произведений и том Бег времени.

Стихи 1909-1965 ( Раса времен.Стихотворения 1909-1965 , 1965). Поэтесса добилась к тому времени европейского признания, в 1964 году поехала в Италию и Англию, где получила международную литературную премию «Этна-Таормина» и — как первый поэт в истории — почетную докторскую степень Оксфордского университета. Однако значительная часть ее поэтического творчества осталась в рукописях, подготовленных до конца ее жизни. Переживание душевных бурь молодой поэтессы, которое читатели приняли как рассказ о собственных переживаниях, заменило в ее поздних произведениях другое, не менее распространенное переживание: выжившей жертвы режима, внутренне изуродованной, но сохранившей этику и память, которые не подлежат исторической коррекции.

Поэт относилась к своей драматической личной ситуации как к литературному вызову, чтобы засвидетельствовать свое время. В разные годы были написаны неопубликованные и ненаписанные стихи, хранящиеся в памяти автора и ее близких. Ими созданы серии: Поэма без героя ( Поэма без игры ), Реквием и Элегии Севера ( Северные элегии ). Авторам, подготовленным к печати в последние годы жизни, иногда — как поэма «Реквием » — приходилось ждать публикации до конца 1980-х гг.Под произведениями, составляющими серию Реквием , даны даты: 1935, 1938, 1939, 1940, напоминающие о повторениях и переплетениях волн ужаса и времени, когда стихи могли созреть и обрести художественную форму. . Серия создавалась как автобиографический документ: поэтическое завещание автора, не уверенного в своей судьбе, но убежденного в непреходящей силе искусства.

W Реквием затрагивает убеждение в достоинстве коллективного и индивидуального страдания, которое должно обрести свою страстную хронику и не может быть забыто. Это панихида траурная траурная - пишет Иосиф Бродский - матерей, потерявших сыновей, жен, потерявших мужей, а иногда, как в случае автора, и матери, и вдовы . Героини Реквиема напоминают орден, связанный опытом страданий. Они образуют коллектив: бессильные жертвы террора, которые могут оказать друг другу поддержку, солидарность, молитву и память. Поэт является анонимным членом этого ордена. В случае его забытой смерти просит молитвы своих сподвижников, если будущее принесет славу и признание, рукополагает памятником, который будет не статуей писателя, а памятником одному из членов ордена .Стихотворение Ахматовой — многоголосое произведение. Это поэт, мать, скорбящая крестьянка, простая безымянная женщина.

Услышь строчку классической поэмы, пение казни, плач, шепот, вой. Автор использует модель классического пролога, народный стиль оплакивания, песни православных Страстных служб, вызывающие страдания Богородицы как символ чувств героев поэмы. Стихи не имеют отточенной художественной формы. Это репетиции, наброски, часто заканчивающиеся прерывистой, недосказанной фразой — такой эффект подчеркивает эмоциональную напряженность и выходящую за границы литературы тематику цикла.Между классицистической поэзией акмеистов и формальными экспериментами менее ортодоксальных футуристов находится поэтическое творчество Бориса Пастернака, представляющее собой литературный синтез живописи и музыки.

Ее неоднократно обвиняли в непонятности, бунте против мира Пастернака, лишенной интеллектуальной строгости. Историк литературы Ежи Шокальский объясняет это трудностями идентификации себя с лирическим субъектом этих стихотворений, который воспринимает мир способом, напоминающим технику «потока сознания». While reading carefully ry - notes Szokalski - even the stanza detached from the context becomes becomes clear in its composition and clarity of associations, as re a structure of неупорядоченное сообщество «естественных», нефрагментированных восприятий.

Упомянутый выше прием «потока сознания» означает, что в поэзии Пастернака невозможно выделить иерархию значимости описываемых явлений.Мир представляет собой неразрывное целое. Поэту нравились портреты садов в их богатстве бытия, он описывал цветы, травы, сорняки, листья и тени от листьев. Он открыл аркадский мир природы, соперничавший с миром истории, наблюдал, как подчеркивается в анализах этого произведения, как бы глазами первого человека . Пастернак делает открытия из самых обычных наблюдений и убеждает читателя, что это не поэтический инфантилизм или второстепенность, а правильное, философски мотивированное отношение к миру.В пастернаковской аркадии природы люди — друзья или члены семьи, а время выступает как постановщик спектаклей природы. История появляется неожиданно и приобретает карикатурные формы, соперничающие с явлениями природы - как в предложении поэмы Лето : В дни съезда шесть женщин бродили среди лугов . «Конвенция» — это факт, конкретизирующий временные рамки — как наводнение, землетрясение или событие сельскохозяйственного календаря, например, сбор урожая. На фоне этой поэзии особенно выделяется стихотворение Гамлет .Пастернак перевел Гамлета и другие пьесы Шекспира в то время, когда он хотел избежать необходимости идеологического литературного творчества. Однако сам этот выбор был идеологическим.

Шекспир, автор пьес о жестоких правителях, которые в погоне за властью убивали подданных и соратников в сталинскую эпоху, не был политически удобным писателем. В своих мемуарах Дмитрий Шостакович вспоминает о судьбе людей, имевших дело с творчеством Шекспира в Советском Союзе, указывая на то, что их история начинала быть более драматичной, чем трагедии английского мастера.Гамлет Пастернак рисует похожее видение. Он герой шекспировской трагедии и беспомощный участник драмы, разворачивающейся в зале, одинокий и загнанный в угол. Он человек, актер, Гамлет и Христос - он символизирует личность в бессильном протесте против вселенского зла и реальную силу, которая хочет его уничтожить. Пастернак тянулся к средствам современной поэзии, искал звуковые ассоциации слов, экспериментировал с размером стихотворения. В то же время он культивировал показной традиционализм лирической ситуации, которая в его случае является своеобразной твердой почвой, на которой держится это произведение.

Описательный темперамент поэта сделал форму стихотворения и поэтической прозы особенно ему подходящей. Автор Моя сестра - Жизнь широко известен как прозаик, создатель Доктора Живаго , хотя собственно рассказчиком так и не стал, он был в первую очередь поэтом, чутко реагирующим как на пульс момента и аура времени. Сравнительно рано, в 1910 году, дебютировал сборником стихов ( стихов ) Ильи Эренбурга (1891-1967), в будущем одного из представителей советской литературы.Первые годы его творчества, связанные с пребыванием в Париже и участием в жизни парижской богемы, были прежде всего периодом поэзии. Только в 1922 году Эренбург дебютировал как прозаик, и с тех пор краткосрочная поэзия будет переплетаться с обильной прозой и публицистикой. Эренбург был экзотическим писателем в Советском Союзе.

Европейские вкусы, манеры, связи среди западных художников и интеллектуалов, положение популярного журналиста-военного репортера стали защитным зонтиком относительной личной самостоятельности писателя.Он прекрасно слышал «музыку времени», мог писать книги в соответствии с ожиданиями властей, а также умел задавать свой тон, предлагая произведения, выходящие за рамки коммунистической ортодоксальности, которые вмиг становились литературными глашатаями политических перемен.

Роман Бурная жизнь Лейзорека Ройцванца ( Бурная жизнь Лазик Ройтсзванеца , 1928), изданный на средства автора на Западе, был первым значительным сатирическим романом, посвященным жизни в коммунистическом строе, роман Оттепель ( Оттепель Оттиэпиль , 1954-56), подрывая образец соцреалистической прозы, дал аллегорическое название политического течения в «Восточном блоке», цикл воспоминаний Люди, лет, ( Люди, свадьба , накладки 1-5, 1961-65) впервые познакомил советских читателей с портретами художников-жертв сталинского режима и тщательно попытался раскрыть сложную правду времени.

Поэзия была одним из предметов роскоши писательской независимости. Он редко подчинял ее идеологическим заказам, поэзия имела выход для лирических элементов его личности, потребности в исповеди и размышлениях о жизни, он умел запечатлеть в ней тревогу и ужас с историей выпавшей из поводка .Стихотворение *** [ Не дай угадать... ], опубликованное в третьем томе воспоминаний писателя как биографический документ периода волны террора 1937 года, отсылает к традиции «школы жизнь" а` rebours , в лице м. в на песню Мицкевича К польской матери . История заставляет нас сделать добродетелью равнодушие и забвение, это подсказывает инстинкт самосохранения, инстинкт жизни. Становится драмой то, что завоеванная таким образом жизнь больше не желательна.Илья Эренбург опубликовал, в частности, поэтические сборники: «Стихи о канунах», 1916), «Молитва за Россию» («Молитва о России», 1918), «В час смерти» («В смертный час», 1919), «Размышления» («Раздумья», 1921), «Зарубежные размышления» («Зарубежные раздумья»). , 1922), Разрушительная любовь (Opustszajuszczaja lubow, 1922), Животное тепло (Zwierinoje tiepło, 1923), Верность (Wiernost ', 1941), Дерево (Dierewo, 1946).

На границе литературной жизни дореволюционной России и России Советской стоит поэтический кружок "Скитовье" (1916-24).Группа объединила писателей многих школ и факультетов, которые руководствовались общими славянофильскими и народническими идеалами. Здесь «Скита» символизировала «знатного варвара» и, более чем представитель восточного племени, должна была ассоциироваться с раскрепощенным крестьянским сыном, делающим свои первые шаги в литературе, в которую он вносит ценности достоверности, стремление к свободе, любовь к земле русской и традиции «древней Руси». В состав группы входили Александр Блок как поэтический покровитель, еще один классик-символист Андрей Белый и несколько «крестьянских поэтов»: Петр Орешин (1887–1938), Николай Клужев (1884–1937) и Сергий Есенин.

Все трое пришли из дальней России, где были живы традиции старообрядцев, многолетников и народных богатырей. Они представили село как фонтан ценностей и идиллический остров в море зла, где до сих пор сохранились остатки аркадской «древней Руси». Отсюда консерватизм стихов Клужева и Орешина с их архаичным языком, фольклорными мотивами и красками православной церкви. Оба поэта умели восхвалять революцию и ее вождя, добираясь до ресурсов мотивов православной религии. Есть в Ленине старообрядческая святость / И в указах игуменская слава - писал Николай Клюев [пер. Ева Холда и Ежи Литвинюк]. Способный сдвинуть мир со своего места крестьянин-Микула вспомнил в поэме Орешина фигуру одного из покровителей Руси св. Николай. Клужев и Орешин стали объектом обвинений идеологической и эстетической реакции . Вместе с другим «крестьянским поэтом», другом Клюва Сергеем Клычковым (род. Лещенков, 1889-1937), они пали жертвой волны террора в 1937 году.Поэтической специальностью Сергея Есенина, дебютировавшего в группе «Скиф», были идиллические картины природы и русской деревни. Есенин создал оригинальное эстетическое и лирическое видение мира, создал свой микрокосм природы.

В его стихах природа обретает эмоциональную жизнь, переживает драмы и мгновения идиллической весенней юности и опьянения собственной жизненной силой. Очеловечивая природу, Есенин неоднократно делал животных героями стихов. Он запечатлел жизнь природы в наводящих образах, теория о кризисе поэтического слова и необходимости замены его ясным поэтическим образом — образность — нашла в нем теоретика и производителя.Суть лирики есенинских стихов, однако, в личности рассказчика. Он неразрывно связан с миром природы, он как бы сам является ее частью, наделен волшебной способностью воспринимать ее жизнь. Максим Горький писал об авторе Хулиганская исповедь , что он кажется больше, чем человек, инструментом, созданным природой исключительно для поэзии — выражения меланхолии полей и общности всего живого.

Поздняя поэзия Есенина во многом обязана вхождению автора в группу и косвенно - русским футуристам, с которыми соперничали художники.Много близкой авангардной поэзии поэтизации быта, состоящей в показном возвышении вещей за пределы эстетического канона и блестящем сочетании «поэтического» с прозаической действительностью. В традицию, близкую Маяковскому, вписывается и образ лирического героя поздних стихов Есенина: пролетарского индивидуалиста с твердыми кулаками и чутким сердцем.

Поэт сделал его бездомным и выселенным, в связи с оставлением села. Добавим, что в период, когда Есенин писал свои поздние стихи, начиналась сталинская политика уничтожения традиционной русской деревни, которая должна была привести к принудительной коллективизации.Лиризм и элегичность стихов Есенина маскируются драматизмом с общественно-культурным измерением, которое осознавал поэт. Just look at the titles of subsequent poems from 1924: Rus Soviet ( Rus ' sovietskaja ), Rus homeless ( Rus' безприютная ), Рутения вылетающая ( Русь Уходящая ).

.

Смотрите также