Post Icon



Сутемень это


Байсунская, 59 - Russian DAZ

Ааа-лаа…ааакбаааар! — Гортанный зычный голос взымается над махаллями гигантского города в предрассветной тиши. Муэдзин не выкрикивает, а торжественно выпевает недоступные мне арабские слова, и они, доносясь из тысячеустой вековой глубины, точно налаживают, настраивают взбаламученную душу на доброе и радостное восприятие робко занимающегося нового дня. Упоительный покой, умиротворение и благость обещает и навевает величавый напев правоверной молитвы.

Тягучий голос азанчи вдруг обрывается, будто срываясь с поднебесной выси в сутемень объятого сном города. И тишина становится столь оглушительной, что через распахнутое окно, затянутое сеткой от комаров, явственно слышу, как вздрагивает ветка на яблоне, как протяжно зевает в старческой дреме уморенный ночным бдением мудрый Рекс, как трепыхается курица на насесте за домом и скребется мышь в летнем чулане, как капает вода из колонки возле калитки.

Мне не спится. И не только от азиатской духоты. Назойливые думы теребят, гложат душу. Может, сказывается груз уже солидных лет? Ибо думы эти не четкие, не совсем ясные – размытые, зыбкие, как сама жизнь в последнее время, как все, что творится вокруг – и в огромном, несуразном мире, в котором ты копошишься, как муравей, и ровным счетом ничего не значишь, и в скромном семейном мирке, где все же кое-что, а иногда и больше чем тебе под силу, зависит от тебя. И мечется душа в тщетных поисках вожделенной гармонии, разумной упорядоченности бытия, в противостоянии сплошной смуте, захлестнувшей всех и вся, в неустанном желании того магического стержня, способного удержать хрупкое равновесие и размеренный лад, чтобы только не ввергнуться в черный час в беспросветную пучину хаоса. Не в такие ли минуты родилось стремление к мистическому состоянию блаженства – к погружению в нирвану, столь соблазнительную особенно здесь, на Востоке? И не звучит ли мотив фатальности, предопределенной тщеты человеческой воли в предутренней молитве муэдзина, призывающего правоверный люд к покорности и смирению перед всеблагим и всемилостивейшим Творцом?

Второй день нахожусь я здесь, в отчем доме, после годичного перерыва. Все мне близко и знакомо, каждая вещичка на своем исконном месте, и, чудится, я смог бы найти даже с завязанными глазами все, что мне нужно – и в комнатах, и во дворе, и в пристройках, и в саду; и отец, несмотря на свои преклонные лета, по-прежнему сноровист, услужлив, суетлив, и сестра Альма все так же легка и стройна, приветлива и собранна, только в глазах печаль да возле рта залегли скорбные морщинки, и Танюша-племянница все цветет и хорошеет, да женихи где-то запропастились, и Артур, поздний отцовский внук, надежда нашего хиреющего на глазах клана, в меру паинька, в меру неслух, вытянулся, подрос, и Рекс все тот же, все понимающий, деликатный и рыцарски верный…

Все, все так же, то же, только…только нет мамы, покинула нас год назад, майским утром, и до жгучей тоски в сердце, до горячих слез чувствую я теперь, как ушел с нею и животворящий Дух из этого дома, из этой усадьбы – дух благородства, единения, справедливости и организующего, созидающего начала.

Да, это так. Это невозвратно, с чем мириться трудно. Может, потому и не спится мне? Может, душа оплакивает здесь не маму, уже больше года покоящуюся возле сестры моей Розы на ташкентском кладбище Домбрабад, а тот мир, ту духовную ауру, тот нравственный опыт долгой и праведной жизни, которые она навсегда, навсегда, навсегда унесла с собой?

Истаивает ночное марево в саду. Мечутся призрачные тени за окном, прячутся по углам. Неожиданно и резко заливается колокольчиком старый будильник в шкафу на кухоньке. Боже, сколько раз на своем долгом веку он заходился такой неистовой трелью, дрожа всем железным корпусом и захлебываясь от усердия. Звонил он так еще в довоенную пору, когда отец служил в летной школе в Энгельсе, в рабоче-крестьянской Красной Армии. Потом он будил моих родителей в их родном селе Мангейме, потом – в кантонном центре Гнаденфлюре, потом, уже после высылки, – в казахском ауле на берегу Есиля, и меня, помню, несколько лет будил чуть свет, задолго до занятий в школе, пока не уехал из аула, и вот так же исправно будит родительский дом уже третий десяток лет в Ташкенте, и почти всегда в одно и то же время, за четверть часа до шести, и этот стародавний распорядок соблюдается неизменно, неукоснительно, ибо мои родители, а потом и мы, их дети, всегда были раноставами.

Будильник – верный служака первых пятилеток. Правда, изрядно поизносился, скрипит всеми суставами, и потому приходится иногда класть его то на один бок, то на другой, то поблекшим циферблатом вниз, то на спину, а то и вовсе ножками-штырями кверху, дабы не сбился с ритма, случается, он то убыстряет ход, то замедляет, а то и передохнет малость, как бы замирает, но звонит всегда вовремя, громко, бойко, как молодой.
И насколько я помню, мои родители умудрялись просыпаться неизменно на несколько минут раньше его заливистой трели. Получалось, будто не он их будил, а они его. Он как бы только подстраховывал. И будильник за долгие знал это, привык, но все равно исполнял свою обязанность, как испытанный и надежный слуга.

Звякнули ключи в замках, со скрипом растворились двери сарая и кладовки. Потом послышался тяжелый топот кирзовых сапог. Потом донесся лязг колодезной цепи и грохот ведер. Все знакомо и привычно. Отец приступает к утренним хлопотам по твердо заведенному порядку.

Вслед за отцом встает сестра Альма. Слышу ее легкие, быстрые шаги, шлепание отопок, как ополаскивает чайники, наполняет их водой из-под колонки, как вспыхивает на мгновение и шелестяще струится газ из горелки.

Я тоже выхожу во двор, окунаюсь в бодрящую утреннюю прохладу после дурманящей комнатной духоты.

— Гутен морген, — говорит отец, шлендая мимо в расхлябанных кирзачах.

— Гутен морген, — отвечаю с заминкой, ибо непривычно звучит это немецкое приветствие в ташкентском дворе.

Когда-то там, на Волге, а потом и в ауле на берегу Есилия, пока мы, я и мои сестры, не разбрелись, не разлетелись кто куда по разным краям-сторонушкам, мы в семье говорили преимущественно по-немецки, на нашем старинном, родном диалекте, и это было так естественно, как нечто само собой разумеющееся. Более того, и на людях, в казахской ли, русской ли среде, при необходимости мы между собой общались всегда по-немецки, абсолютно не задумываясь, хорошо ли это или плохо, прилично или неприлично. Да, с годами немецкая речь наша становилась все более бедней, скудней, все более корявой, косноязычной, помимо воли вплетались русские или казахские слова в немецком обличии, с немецкими аффиксами-префиксами; а позже, когда в отчий дом наведывались русскоязычные сноха и зятья, когда пошли внуки, начала решительно брать верх русская речь и вскоре и отец, потом и мать все чаще переходили на «руш» и из этого порой выходила такая абракадабра, что хоть стой, хоть падай. Иногда я поправлял маму, когда, скажем, в ее устах арбуз обретал женский род. «Почему же она? – говорил я. – Арбуз – он!» Она искренне удивлялась: «Как он»? Это большой арбуз – он. А маленький и средний – она! Или выражалась так: «Ах, педни Фофка… Опьять шлепнулась?… Ах, ты колова пез ум». Но ничего, все понимали, приноровились, а мама была абсолютно убеждена, что говорит вполне по-русски и даже позволяла себе иногда снисходительно посмеиваться над русской речью соседки Кульшары в ауле или над выговором свахи Марии Гавриловны, обильно пересыпавшей свою речь украинизмами, — уже в Ташкенте.

Я стою во дворе, глажу лохматого Рекса, который по утрам требует немного внимания и ласки, и оглядываюсь по сторонам. Все то же. Все так же. Да не совсем… Вон там, чуть далее колодца, обычно стояла рано утром в легком халатике мать, расчесывала волосы и, глядя на меня, спрашивала: «Как спалось? Собаки не мешали? Комары не кусали? Ничего не болит?»… Что и говорить, материнская забота приятна и умиротворяюща и в шестьдесят лет. Теперь о том никто уже не спросит, а если и спросит, то не так…
— Ну, так кто же поедет на Домбрабад?

Отец оглядывает собравшуюся за столом нашу ташкентскую родню. Ему, я понимаю, хочется, чтобы его дети, внуки, правнуки, зятья почаще наведывали бы мать, бабушку, прабабушку, переселившуюся год назад на ташкентское кладбище. Но многим вечно недосуг. Да и добираться туда, на самую окраину другой части города в зной, в духоту, в неимоверной сутолоке – мука-мученическая. Считай, полдня пропало, да и ухайдокаешься – не приведи Аллах. Ну и дел, конечно, всегда невпроворот.

Отец выдерживает паузу, еще раз обводит всех за столом вопрошающим взглядом и заключает:

— Ясно. Вопрос решен.

Это означает, что едем втроем: сам отец, самый резвый из всех нас, несмотря на свои восемьдесят шесть годков, и я с Раей – новоиспеченные пенсионеры. Остальным некогда. У остальных земных забот – полон рот.

Путь на Домбрабад долог. Проще, понятно, поехать на такси, но с некоторых пор этот вид транспорта и в Москве, и в Алматы, и в Ташкенте доступен разве что прямым наследникам мифического Креза. Вся отцовская пенсия – как раз на один конец. На другой конец – смело клади зарплату Альмы. Значит, топаем на своих двоих полчаса вдоль сказочно захламленной по берегам речки Карасу до метро, потом в грохоте и давке пролетаем несколько станций, потом делаем марш-бросок по длинным подземным переходам, отец уверенно прорезает толпу, маячит где-то впереди в своей соломенной шляпе, за ним, задыхаясь, обливаясь потом, теряясь в сутолоке тюбетеек и живописных одеяний, плетемся-тащимся мы, потом снова протискиваемся в вагон и едем, едем, едем долго, до-олго, до-о-ол-го, наконец, объявляется конечная остановка, пробиваемая сквозь плотный строй горластых зазывал наверх, на свет божий, в слепящее пекло, идем, идем, идем через нескончаемые торговые ряды и лавки, заваленные импортным и местным ширпотрепом и диковинной восточной снедью, оглушаемые какафонией преисподнего рева яростно перекрикивающих друг друга «магов», выбираемся из вавилонской толчеи на асфальтированную дорожку, ведущую к кладбищу. У входа покупаем цветы – отдельно для Розы, младшей сестры, покинувшей нас в возрасте тридцати пяти лет, отдельно для мамы – и в благоговейной тишине еще некоторое время бредем вдоль бесконечного ряда надгробий.

…В мае, в начале нового дня, тихо и неожиданно отошла мама. О чем она думала в свои последние дни? Кого вспоминала? Думала ли о родном, уже не существующем на земле, селе Мангейме на Волге? Вспоминала свою жизнь в казахском ауле на берегу Есиля? Или тихо печалилась о своих детях и внуках? О том уже нам не узнать.

Герольд Бельгер

Продолжение следует.

Биография, стихотворения, проза, поэмы, лирика, хронология, семья, галерея

Есенин, Сергей Александрович - русский поэт. Родился 21 сентября (3 октября) 1895 в деревне Константиново Рязанской губернии в семье зажиточного крестьянина. Ребенком жил в семье деда. Среди первых впечатлений Есенина духовные стихи, распевавшиеся странствующими слепцами, и бабушкины сказки. В 16 лет окончил церковно-приходскую школу в родной деревне; довершал образование собственными силами. Начал писать стихи в девятилетнем возрасте.

Вот что он пишет о себе: «Родился в 1895 году 21 сентября (по старому стилю) в Рязанской губернии. С двух лет был отдан на воспитание довольно зажиточному деду по матери, у которого было трое взрослых неженатых сыновей, с которыми протекло почти все мое детство. Дядья мои были ребята озорные и отчаянные. Трех с половиной лет они посадили меня на лошадь без седла и сразу пустили в галоп. Потом меня учили плавать. Дядя Саша брал меня в лодку, отъезжал от берега, снимал с меня белье и, как щенка, бросал в воду. Я неумело и испуганно плескал руками и, пока не захлебывался, он все кричал: «Эх, стерва! Ну, куда ты годишься?» «Стерва» - у него было слово ласкательное. Среди мальчишек всегда был коноводом и драчуном и ходил всегда в царапинах. За озорство меня ругала только одна бабка, а дедушка часто говорил бабке: «Ты у меня, дура, его не тронь, он так будет крепче!«

Летом 1912 Есенин переехал в Москву, начав свою деятельность в книжном магазине, затем перебрался в типографию И.Д.Сытина; в этот период он примкнул к революционно настроенным рабочим и оказался под надзором полиции.
С 1913 года по 1915 год Есенин занимается на историко-философском отделении университета Шанявского.

В 1914 в детском журнале «Мирок» впервые опубликованы стихи Есенина. В 1914 перебрался в Санкт-Петербург, где свел знакомство с русскими поэтами-символистами, в том числе с А.Блоком. Первый стихотворный сборник Есенина был опубликован в 1916. С 1919 по 1921 возглавлял литературную группу, называвшую себя имажинистами; в начале 1920-х годов совершил несколько путешествий в Западную Европу и Америку. Некоторое время был женат на американской танцовщице Айседоре Дункан, затем развелся с нею и женился на внучке Л.Толстого. Запойное пьянство и беспорядочная жизнь подорвали его душевное здоровье, и 28 декабря 1925 он в припадке отчаяния покончил с собой (в Ленинграде; похоронен в Москве).

В 1914 первая публикация: стихотворение «Береза». 1915 переезжает в Петроград, где знакомится с Н. А. Клюевым, З. Н. Гиппиус, Д. С. Мережковским, А. А. Блоком. Блок высоко оценил стихи Есенина: «свежие, чистые, голосистые». В 1916 выходит первый сборник его стихов «Радуница».

Есенин - Сергей Александрович (1895-1925), русский поэт. С первых сборников («Радуница», 1916; «Сельский часослов», 1918) выступил как тонкий лирик, мастер глубоко психологизированного пейзажа, певец крестьянской Руси, знаток народного языка и народной души. В 1919-23 входил в группу имажинистов. Трагическое мироощущение, душевное смятение выражены в циклах «Кобыльи корабли» (1920), «Москва кабацкая» (1924), поэме «Черный человек» (1925). В поэме «Баллада о двадцати шести» (1924), посвященной бакинским комиссарам, сборнике «Русь Советская» (1925), поэме «Анна Снегина» (1925) Есенин стремился постигнуть «коммуной вздыбленную Русь», хотя продолжал чувствовать себя поэтом «Руси уходящей», «золотой бревенчатой избы». Драматическая поэма «Пугачев» (1921).


Основные разделы сайта:
| | | | | | | | | | | | | | | | | |

Есенин С.А. школьное сочинение по произведению на тему, Разное, Признание в любви к родной природе в лирике С. Есенина

Сочинения

Сочинение по произведению на тему: Признание в любви к родной природе в лирике С. Есенина


Наше время — это время жестоких испытаний для человека и человечества. Стало ясно, что противостояние человека и природы таит смертельную опасность для них обоих. Воспевая природу, русская литература всегда служила подлинным источником гуманизма. Стихи С. Есенина проникнуты любовью к природе и пониманием места человека в ней.

Любовь к родной природе у С. Есенина проявилась прежде всего в создании шедевров пейзажной лирики. Пристально вглядываясь в каждую подробность окружающего мира, поэт осознает весомость и значительность каждого момента жизни природы. Все здесь гармонично слито, проникнуто пристальной нежностью.

Вот уж вечер. Роса

Блестит на крапиве.

Я стою у дороги,

Прислонившись к иве.

От луны свет большой

Прямо на нашу крышу.

Источник этой любви — в детстве поэта, мир природы окружал его с самого рождения.

Родился я с песнями в травном одеяле,

Зори меня вешние в радугу свивали.

Вырос я до зрелости, внук купальской ночи,

Сутемень колдовная счастье мне пророчит.

Это стихотворение напоминает народную песню-заклинание. В творчестве С. Есенина ощущается родство с народной мифологией, древнее, языческое отношение к природе. Практически в каждом стихотворении природа наделена живой душой и живет своей, глубоко своеобразной жизнью:

Схимник-ветер шагом осторожным

Мнет листву по выступам дорожным

И целует на рябиновом кусту

Язвы красные незримому Христу.

Поэт ощущает себя частью природы, ее учеником и собеседником. В природе он чувствует ту правду, которой нет и не может быть в человеческой жизни:

Позабыв людское горе,

Сплю на вырубках сучья,

Я молюсь на алы зори,

Причащаюсь у ручья.

Поэтому у С. Есенина нет чисто пейзажных стихов. У него природа существует вровень с человеком, может быть, даже выше него:

Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник —

Пройдет, зайдет и вновь оставит дом.

О всех ушедших грезит коноплянник

С широким месяцем над голубым прудом.

Контракт быстротечности человеческой жизни и бесконечности природы высказан в этих строчках печально, но и просветленно. Поэт не жалеет о конечности человеческой жизни, неизбежность смерти для него — непреложный закон жизни.

Но при этом С. Есенина глубоко трогают страдания животных. В стихах о животных мы видим тонкую ранимую душу человека, полного нежности и любви ко всему живому. Умение проникнуть в сокровенный мир другого существа — вот что свойственно этим стихам. Они вызывают сострадание и к корове, обреченной на убой, но которой «снится белая роща и травяные луга», к раненой лисице с «дремучим лицом», и, конечно, к собаке, хозяин которой утопил ее щенят.

Любовь к природе заставляет поэта воспринимать ее в разных масштабах: от закутка хлева, где «семерых ощенила сука» до панорамного видения живой и одухотворенной природы.

Милые березовые чащи!

Ты, земля! И вы, равнин пески!

Перед этим сонмом уходящих

Я не в силах скрыть моей тоски.

Одухотворенная природа воспринимает не только тоску одного человека, но и все катаклизмы истории. Так, в поэме «Русь» есенинские пейзажи принимают явно драматическую окраску: «Грянул гром, чаша неба расколота, тучи рваные кутают лес». В этом произведении нашли отражение конкретные события истории России — Первая мировая война, переживаемая поэтом как личная трагедия.

Следует отметить, что природа у С. Есенина — не только одна из главных тем, но и ключ к его поэтической образности. Словесный образ, по мнению поэта, отражает «узловую связь природы с сущностью человека» («Облетает моя голова, куст волос золотистых вянет», «Увяданьем золота охваченный, я не буду больше молодым» и др.). Каждый поэтический образ определен жизнью, в нем проявляется диалог поэта с миром — природой, землей. В точности проникновенности образа — творческий дар и жизненная философия поэта.

Творческое наследие С. Есенина очень близко нашим сегодняшним представлениям о мире, где человек — только частица живой природы. Проникнув в мир поэтических образов С. Есенина, мы начинаем ощущать себя братьями одинокой березы, старого клена, рябинового куста. Эти чувства должны помочь сохранить человечность, а значит, и человечество.

Григорьев Игорь Николаевич (Стихи)

(17 августа 1923 - 16 января 1996)

«Говорить о себе поэтам вернее, да и честнее всего стихами: в лирике не пустишь пыль в глаза, никуда не денешься от самого себя. Таково уж свойство Поэзии: она — сам человек, взявшийся за перо...» 
/Игорь Григорьев/ 

Один из литературоведов как-то отметил, что в стихах Игоря Григорьева «такая отдача во власть вдохновения, такое молитвенное благодарение земле и небесам за дарованную жизнь и возможность стать человеком, что диву даешься: в наше безродное время — такой русский поэт!». 

Ниже представлены стихи поэта на разные темы: о себе и ремесле поэта, о Великой Отечественной войне, о судьбе России, о вере и любви к природе, деревне, и о многом, что дорого поэту.


«Я иду», 1947 

Я иду через покосы
Прямиком,
Я иду, простоволосый,
Далеко.

А вокруг меня давнишняя
Родня:
Бусы свешивает вишенник
С плетня.

У дороги дремлют вязы,
Вьётся хмель,
Над колодцем долговязый
Журавель.

Утро искры горстью мечет
На пруду...
Ничего, что мне далече, —
Я иду! 

«Великая» (отрывок из стихотворения), 1958 г. 

К тебе придет рассеянный турист, 
Взберется на карниз известняка, 
Посмотрит равнодушно сверху вниз, 
Холмистые окинет берега, 
Пожмет плечами: 
«Ты невелика, 
Хваленая Великая река». 

А я 
с воспоминанием вдвоем 
На берегу твоем 
Стою без слов. 
Не нагляжусь на чистый окоём, 
На стену поседелых плитняков, 
На псковских работящих мужиков, 
Не надышусь лучистым холодком. 

Ты слышала, как мать моя, стеня, 
У старого плетня 
В ботве густой 
В свои семнадцать лет ждала меня. 
Ты видела, 
как я увидел свет — 
Ярчайший, 
Первый, 
Густо-голубой, 
Заполненный лишь солнцем и тобой. 

«Живу», 1948 

Жизнь на чудесной планете, 
Вздох ее каждый 
Приемлю, 
Зовы грядущих столетий, 
Кровью омытую землю, 

Пашни, 
И фабрики в дыме, 
Трудом просоленные плечи, 
И равнодушье любимой, 
И то, что жить мне 
Не вечно. 

Пусть! 
Ведь после ненастья 
Радостней 
Радость приходит. 
Жизнь — 
Это счастье, 
Даже когда непогодит.

«Григорию Григорьеву»

Ненастье обескровило зарю:
Всё — сутемень, ни полночи, ни полдня.
Погоду не закажешь ноябрю —
Бери, какая есть, о вьюгах помня.

Бери и не вздыхай. И с тем иди.
Гляди и знай: далёко до ночлега,
И, может, только день всего до снега.
И вздохи — груз ненадобный в пути.

Пустые страсти ветром отряхай,
Себя и вёрсты мерь пройдённой мерой.
Тревожься, горячись, но не вздыхай.
Иди себе и, что дойдёшь, уверуй.

Пусть вьюгам — вьюжье: снежная страда,
Хмельные песни, холода шальные, —
Они не навсегда, они больные.
Ведь вьюги что? — Грядущая вода. 


«...Мне было легко, потому что было и есть у меня три матери: первая – Богородица – Царица Небесная, вторая – Родина – Россия чудесная, а третья – это моя матушка родная Мария Васильевна – прелестная». 
/Игорь Григорьев/ 


«Перед Россией» (1994) 

Я родине моей не изменял.
Безрадостной полынью переполнясь,
Я убивался с ней в глухую полночь,
Но родине во тьме не изменял.

Её беда (не наша ли вина?),
Что верящих в молчанье грозно ввергнув,
Поверила она в лишённых веры.
Её беда — не наша ли вина?

Я к родине своей не холодею,
Хоть крохобор мне тычет: «Дуролом!..».
Пусть обнесён и хлебом и вином —
От зябкости её не холодею.

Её ли суть (не дело ль наших рук)
Что сыновьям на ласку поскупилась?
Уж больно много гостя поскопилось.
Её напасть — не дело ль наших рук?

Я, родина, тебе не надоем
Ни шумом, ни докучною любовью.
Не знай меня, свети пока любому.
Я подожду. Тебе не надоем 

«Песни о вечевом колоколе», отрывок (1962) 

Бывалые были и сказки, 
Припевки веселой Псковы, 
Мечей 
Забубённые ласки 
И плач безутешной вдовы, 
Тягучие вопли набата — 
Великого старшего брата. 

В прах — горы... 
А хрупкое тельце 
Века не смогли сокрушить. 
Нетленна 
Истлевших умельцев 
Частица певуньи-души! 

«Песня о России», 1956 

Над тобою, необъятная, 
Мать-отчизна ненаглядная, 
Светит солнце незакатное, 
Блещут звёзды над тобой. 
С дальних гор, от моря южного 
И до севера до вьюжного 
Ты живешь единой, дружною, 
Нерушимою семьей. 

Там, где чахли степи мглистые, 
Зреют нивы колосистые, 
Травы пестрые, душистые 
Косарей веселых ждут. 
Над Невой, над Камой быстрою, 
Над Сибирью над лесистою 
По утрам гудки басистые 
На работу всех зовут. 

В черный день, в годину грозную 
За Москву за краснозвездную, 
За поля твои колхозные 
Мы не раз ходили в бой. 
Жаждой мира с миром сплавлена, 
За свою хлеб-соль прославлена, 
Ты друзьями не оставлена: 
Каждый труженик с тобой 

«Русские», отрывок (1966) 

Вам не знакома русская душа?
Бубните: «Сказка: не продашь, не купишь».
То правда: непродажный инструмент. 
Она, как жизнь — ранима, да бессмертна. 
Душа у нас всегда была владыкой — 
Бескрайней, доброй, чистой и печальной, 
И непреклонной: если разбудить!..

«Горемаятная Родина» 

Горемаятная родина,
Горемаятные мы:
На пустых холмах — болотина,
На болотине — холмы.

Или вера сгнила начисто?
Или верится до дна?..
Даже пляшется как плачется:
Плач — под пляску, мать родна!

Да когда же нам наплачется:
Во пиру судьбы-тюрьмы?
Неужели не отважиться,
Встав, напомнить: кто есть мы! 

****
Простодушно удружила,
Все сомненья — трын-трава.
Размахнулась, закружила —
Только кругом голова!

Замелькала пёстрой птицей,
Синекрылою звездой,
Стала кровом и криницей,
Позабытой бороздой.

Храмом, дальним и нежданным,
Льющим в душу тихий свет,
Беззаветным, безобманным...
Это здесь-то Бога нет?

****
Поле молитву твердит наизусть,
В ней поднебесная грусть.
О Русь!

Солнце, и тучи, и ночи твои,
Травы, снега и ручьи —
Как соловьи.

Я их услышал, родившись едва,
Родины бедной слова:
«Буду жива!». 


«Казалось бы, война могла ожесточить, огрубить, навсегда задёрнуть серым пологом горьких воспоминаний весеннее синее небо. Но вчитайтесь снова в стихи Игоря Григорьева! Не у каждого поэта найдёте вы такой самозабвенный восторг, такую самоотдачу во власть вдохновения, такую радость жизни!» /Владислав Шошин, литературовед, историк/ 

«22 ИЮНЯ 1941»

Вот так воскресение
На святой Руси!
Светопреставленье!..
Боже, пронеси!

Грозна доля наша,
Пробил чёрный час:
Горестная чаша
Не минула нас.

В долгую дорогу —
С нынешнего дня.
Слёзы на подмогу —
Русская броня.

Пропадать зазряшно
Нам не привыкать…
Умереть не страшно —
Страшно умирать. 

****
И мне мерещится доныне
Ребёнок, втоптанный в песок,
Забитый трупами лесок,
Распятый дед, как Бог, на тыне.

Они велят: 
— Ты расскажи,
Как бушевали сталь и пламя:
Пусть сохранит бессмертно память
Всю боль, всю маету души.

Чтоб смерч не отнял тишины,
Пусть видят люди, помнят, знают,
Да никогда не забывают
Они об ужасах войны.

«С донесеньем»
(Дорогой в Машутино, на связь) 
отрывок 
Дерева не сдалися –
И листвы дождались.
Дотерпи. Помолися
В солнцезвездную высь.

Не прогневай наганом
Грозовитую тишь!
Под косматым туманом
Проскользнешь. Не сгоришь. 

«Льву Григорьеву»

Ты меня прости: без слёз тебя оплакал.
Умирали избы, ночь горела жарко.
На броне поверженной германская собака
Вскинув морду в небо, сетовала жалко.

Жахали гранаты, дым кипел клубами,
Голосил свинец в деревне ошалелой.
Ты лежал ничком, припав к земле губами,
Насовсем доверясь глине очерствелой.

Вот она, война: в свои семнадцать вёсен
Ты уж отсолдатил два кромешных года...
Был рассвет зачем-то ясен и не грозен:
Иль тебе не больно, вещая природа?

«Ратоборцы» (плюсским разведчикам)

Мои дорогие, мои побратимы, —
Наш виды видавший отряд!
Не слышно поэм, о которых ретиво
Божился вам пишущий брат.

Вчера вы призвали меня к разговору,
Гордыню мою укротив:
— Забористо, песельник, шастаешь в гору,
Играя на модный мотив.

Теперь ты на Плюссе не жихарь, а дачник —
Гостюешь в родимом дому.
Божился, да, видно, разжился удачник:
Известность! Уж мы ни к чему. —

Тихонько вздохнули, рукою махнули:
— И этот — в кусты от своих... —
Мне ваши крутые укоры как пули:
К земле пригинает от них.

За горькую правду не дюже судите:
Не платят за стих без прикрас.
За рифмы глагольные грех отпустите,
Как раньше прощали не раз.

Мы все на виду кочевали у смерти,
Огнём крещены и мечом.
И я не забыл обещанья, поверьте,
Как вы, не забыл ни о чём.

Всё помню: немую работу разведки,
Полёгших безусых ребят...
Под сердцем моим пулевые отметки
Доныне к погоде горят.

Доныне свинец чужеземца-солдата
Покою спине не даёт;
И тяжкий валун над могилою брата
Сжимает дыханье моё.

Нет! Я ничего не забыл, хоть и рад бы
О многом, что знаю, не знать.
И жжёт мою душу огонь нашей клятвы,
И сердце попробуй унять. 

«9 мая» 

Жгла нам души, кровь цедила 
Сила гиблая, адская. 
Да не всех взяла могила 
Горевальная братская. 

Вот и я — за что? не знаю, 
Чьей молитвой? не ведаю — 
Упасён, иду по Маю, 
Упиваюсь Победою. 

Что с того, что сталь чужая 
Жжёт и злится под рёбрами, — 
Мне, не ей вода живая 
Льётся: — Здравия доброго! 

«Зов», отрывок 

Помолчите у вечно бегущей воды... 
Кто там разгоревался навзрыд? 
Не надо слез. Роняйте цветы. 
Видите, сколько их на поляне горит? 
Так надо не тем, которые спят, 
Они не ради этого полегли. 
Это надо для сущих 
И для грядущих внучат - 
Незастрахованных граждан 
Огнеопасной земли!

Источники: 
1. Родимые дали : стихотворения. – Л. : Лениздат, 1960. – 126с. 
2. Зори да вёрсты : стихи. – М. ; Л. : Советский писатель, 1962. – 161 с. 
3. Листобой : стихи и поэмы. – М. : Молодая гвардия, 1962. – 160с. 
4. Сердце и меч : стихи. – М. : Воениздат, 1965. – 110 с. 
5. Горькие яблоки : лирика. – Л. : Лениздат, 1966. – 122 с. 
6. Забота : поэмы. – Л. : Лениздат, 1970. – 99 с. 
7. Отзовись, Весняна : лирика и поэма. – М. : Советская Россия, 1972.–142с. 
8. Не разлюблю : стихотворения; поэмы. – Л. : Лениздат, 1972. – 279 с. 
9. Красуха : стихи. – М. : Современник, 1973. – 112 с. 
10. Целую руки твои : лирика. – Л. : Лениздат, 1975. – 112 с. 
11. Жажда : стихотворения. – Л. : Лениздат, 1977. – 214 с. 
12. Стезя : новые стихи. – Л. : Лениздат, 1982. – 88 с. 
13. Жить будем : стихотворения. – М. : Советская Россия, 1984. – 143 с. 
14. Уйти в зарю : стихотворения и поэмы. – Л. : Лениздат, 1985. – 118 с. 
15. Дорогая цена : стихи. – М. : Современник, 1987. – 142 с. 
16. Вьюга : поэма. – Л. : Редактор, 1990. – 96с. 
17. Русский урок : лирика и поэмы. – Л. : Лениздат, 1991. – 207 с. 
18. Крутая дорога: стихи о судьбе и Родине. – Псков : Отчина,1994. – 96 с. 
19. Кого люблю : посвященные стихотворения. – СПб. : Путь, 1994. – 169 с. 
20. Набат : стихи о Войне и Победе. – СПб. : Путь, 1995. – 116с. 
21. Боль : избранное. – СПб. : Путь, 1995. – 147 с. 
22. Любимая – любимой остаётся: избранные стихи. – Псков: Курсив, 1998. – 118с 

Подборку стихов подготовила Голубева А.

Дата публикации 7. 02. 2018

Поэзия : Поэзия: прочее : Изба и поле : Николай Клюев : читать онлайн

Изба и поле

Старые или новые это песни — что до того! Знающий не изумляется новому. Знак же истинной поэзии — бирюза. Чем старее она, тем глубже ее голубо-зеленые омуты. На дне их — самое подлинное, самое любимое, без чего не может быть русского художника — моя Избяная Индия.

345

В суслонах усатое жито,


В суслонах усатое жито,
Скидает летнину хорек,
Болото туманом покрыто,
И рябчик летит на манок.


У деда лесная обнова —
Берестяный белый кошель,
Изба богомольно сурова,
И хмура привратница-ель.


Крикливы куличьи пролеты
В ущербной предсолнечной мгле,
Медведю сытовые соты
Мерещатся в каждом дупле.


Дух осени прянично-терпкий
Сулит валовой листопад,
Пасет преподобный Аверкий
На речке буланых утят.


На нем балахонец убогий,
Но в сутемень видится мне,
Как свечкою венчик двурогий
Маячит в глухой глубине.

(1916)

346

Вернуться с оленьего извоза,


Вернуться с оленьего извоза,
С бубенцами, с пургой в рукавицах,
К печным солодовым грозам,
К ржаным и щаным зарницам.


К черемухе белой, — женке,
К дитяти — свежей поляны.
Овчинные жаворонки
Поют, горласты и рьяны.


За трапезой гость пречудный —
Сермяжное солнце в крыльях.
Почил перезвон погудный
На Прохорах и Васильях.


С того ль у Маланьи груди
Брыкасты как оленята?
В лапотном лыковом гуде
Есть мед и мучная сата.


Вскисайте же хлебные недра —
Микуловы отчие жилы!
Потемки и празелень кедра
Зареют в зрачках у Вавилы.


И крыльями плещет София —
Орлица запечных ущелий,
То вещая пряха-Россия
Прядет бубенцы и мятели.

Старые или новые это песни — что до того! Знающий не изумляется новому. Знак же истинной поэзии — бирюза. Чем старее она, тем глубже ее голубо-зеленые омуты. На дне их — самое подлинное, самое любимое, без чего не может быть русского художника — моя Избяная Индия.

345

В суслонах усатое жито,


В суслонах усатое жито,
Скидает летнину хорек,
Болото туманом покрыто,
И рябчик летит на манок.


У деда лесная обнова —
Берестяный белый кошель,
Изба богомольно сурова,
И хмура привратница-ель.


Крикливы куличьи пролеты
В ущербной предсолнечной мгле,
Медведю сытовые соты
Мерещатся в каждом дупле.


Дух осени прянично-терпкий
Сулит валовой листопад,
Пасет преподобный Аверкий
На речке буланых утят.


На нем балахонец убогий,
Но в сутемень видится мне,
Как свечкою венчик двурогий
Маячит в глухой глубине.

(1916)

346

Вернуться с оленьего извоза,


Вернуться с оленьего извоза,
С бубенцами, с пургой в рукавицах,
К печным солодовым грозам,
К ржаным и щаным зарницам.


К черемухе белой, — женке,
К дитяти — свежей поляны.
Овчинные жаворонки
Поют, горласты и рьяны.


За трапезой гость пречудный —
Сермяжное солнце в крыльях.
Почил перезвон погудный
На Прохорах и Васильях.


С того ль у Маланьи груди
Брыкасты как оленята?
В лапотном лыковом гуде
Есть мед и мучная сата.


Вскисайте же хлебные недра —
Микуловы отчие жилы!
Потемки и празелень кедра
Зареют в зрачках у Вавилы.


И крыльями плещет София —
Орлица запечных ущелий,
То вещая пряха-Россия
Прядет бубенцы и мятели.

Мир природы в лирике С. Есенина

Современное человечество близко подошло к экологической катастрофе. Варварское отношение к природе привело к необратимым изменениям, которые могут стать причиной гибели человечества. Мы должны задуматься над тем, как мы относимся к своей природе, и спасти ее и самих себя. И в этом нам помогут стихи замечательного русского поэта Сергея Александровича Есенина. Его стихи проникнуты искренней любовью к русской природе, к своей Родине.

Уже в самом раннем творчестве Есенина появляются картины родной природы: лес, поле, река, русское раздолье. Все они нарисованы с большой любовью автора, восхищением и преклонением. Есенин мастерски рисует родную природу: мы видим деревья и цветы, слышим звуки, чувствуем запах. В пейзажах всегда присутствует человек — это сам поэт, который не скрывает своей любви к природе. Мир природы окружает его с самого рождения:

Родился я с песнями в травяном одеяле,

Зори меня вешние в радугу свивали.

Вырос я до зрелости, внук купальской ночи, 

Сутемень колдовная счастье мне пророчит.

Конечно, природа для него всегда родная и близкая: и русское поле, и лес, и березка, и золотая роща, и скачущий жеребенок, и крестьянка, и девушка - все живое вызывает у него глубокую нежность. В своих стихах поэт показывает нам народное восприятие природы: и пусть дом старый, но он родимый, и небеса похожи на дешевенький ситец, и хлеба небогатые, но они выращены своими руками. Все это согрето горячей любовью поэта. Есенин учит нас любить свою малую Родину, место, где мы родились и живем, а из этого уже вырастает любовь ко всей стране.

Есенинская лирика очень живописна, картины природы нарисованы чистыми, яркими красками. Он любит синий, золотой, красный и зеленый цвета. Зеленый - это цвет воды в родной реке Оке, синий -цвет неба Родины, алый - ощущение радости, юности и грусти от сознания кратковременности счастья. Часто встречаются у Есенина желтый и красный - цвета осени. Это время года навевает поэту мысли об увядании, о смене старого новым, о краткости жизни.

Очень часто в лирике Есенина встречаются образы дерева: березка, клен, яблоня. Дерево у поэта живое, оно так же чувствует и страдает, как человек.

Клен ты мой опавший, клен заледенелый,

Что стоишь, нагнувшись, под метелью белой?

Или что увидел? Или что услышал?

Словно за деревню погулять ты вышел.

Черемуха у него «спит в белой накидке», вербы плачут, тополи шепчут, «туча кружево в роще связала», «пригорюнились девушки-ели», «улыбнулась солнцу сонная земля» и т. д.

Поэт объединяет в одно целое людей, природу, животных. О братьях наших меньших поэт пишет с большой любовью. В стихотворении «Собаке Качалова» поэт разговаривает с собакой уважительно, по-дружески, на равных. Видно, что он любит собак, ему нравится пса «.. .по шерсти бархатной потрогать », «такую лапу не видал я сроду». С Джимом можно поговорить обо всем: о любви, радости, грусти, даже о жизни.

Обо всех животных поэт говорит с большой любовью и нежностью. Например, он обращается к скачущему жеребенку в «Сорокоусте»: «Милый, милый смешной дуралей». Эти трогательные строки заставляют нас бережно относиться не только к коням, но и к другим животным.

Есенин мечтал, что наступит время, когда люди не будут уничтожать деревья, цветы, животных. Это очень близко нашим мыслям о мире, о том, что человек - это только часть природы. Читая есенинские стихи, мы чувствуем родство с белой березой, старым кленом, рябиновым кустом. Так мы понимаем, что ответственность за их жизнь лежит на нас. Эти чувства должны помочь нам сохранить нашу природу.

«Любовь к родному краю меня томила, мучила и жгла» (тема Родины в творчестве С. Есенина) Разное Есенин С.А. :: Litra.RU :: Только отличные сочинения


/ Сочинения / Есенин С.А. / Разное / «Любовь к родному краю меня томила, мучила и жгла» (тема Родины в творчестве С. Есенина)

    “Моя лирика — жива одной большой любовью, любовью к родине. Чувство родины — основное в моем творчестве”, говорил о себе Сергей Есенин. Читая его стихи, мы убеждаемся в этом в полной мере. В лирике этого самобытного русского поэта главным мотивом является любовь к родному краю.
    Сергей Есенин родился в одной из деревень Рязанской губернии. Поэт с самого детства впитал в себя дух и красоту родной природы. Он так пишет об этом:

    Родился я с песнями в травном одеяле,
    Зори меня вешние в радугу свивали.
    Вырос я до зрелости, внук купальской ночи,
     Сутемень колдовная счастье мне пророчит.

     Картины родной природы, зарисовки деревенской жизни нашли отражение уже в первых стихах поэта:

    Под окнами костер метели белой.
     Мне девять лет. Лежанка, бабка, кот...
     И бабка что-то грустное, степное пела,
    Порой зевая и крестя свой рот.

    Любовью к своему родному краю были проникнуты и остальные произведения Есенина. На его лирику большое влияние оказали русский фольклор и языческая мифология. Поэт одушевляет природу:

    Схимник-ветер шагом осторожным
    Мнет листву по выступам дорожным
     И целует на рябиновом кусту
    Язвы красные незримому Христу.

    С какой теплотой поэт создает поэтические образы заросшего пруда, седых верб, белого сада! Читая стихи Есенина, мы совсем по-другому начинаем видеть русскую природу — она предстает перед нами в самых разных красках, она трогательная, всегда меняющаяся и... ослепительно красивая:

    О Русь — малиновое поле
    И синь, упавшая в реку, —
    Люблю до радости и боли
    Твою озерную тоску.

    Многие стихи поэта — это поэмы о березе, которая стала символом русской природы. Есенин чувствует и передает читателю “зеленое” дыхание берез, “свежий и горьковатый” запах “милых березовых рощ”. Широко известны и такие строки поэта:

    Я навек за сиянье и росы
    Полюбил у березки стан,
    И ее золотистые косы,
    И холщовый ее сарафан…

    В лирике Есенина можно найти не только радостные, но и грустные ноты. Описывая современную ему деревню, поэт пишет картину реальной жизни, В ней и ветхие избы, и заброшенные церквушки, и сиротливые тополя...

    Край ты мой заброшенный,
    Край ты мой, пустырь,
    Сенокос некошеный,
    Лес да монастырь.

    Есенин тяжело переживает боль и невзгоды крестьянской Руси. Но все-таки именно деревенская Русь ближе поэту, чем новая индустриальная Россия.
    Поэт с болью и тревогой переживал ломку привычного уклада жизни, называя себя “последним поэтом деревни”. Поэтому не удивительно, что в его стихах появляются грустные нотки, страх перед деревней, меняющей свое лицо. Пытаясь идти в ногу со временем, поэт пишет:

    Полевая Россия! Довольно
    Волочиться сохой по полям!
    Нищету твою видеть больно
    И березам и тополям.

    Написанные в отчаянии, эти строки еще не говорят о том, что поэт готов принять другую Русь — ту, которой она стала после революции 1917 года. Сама идея обновления была близка поэту. В его стихах мы находим подтверждение этому:

    Довольно гнить и ноять
    И славить взлетом гнусь —
    Уж смыла, стерла деготь
    Воспрянувшая Русь.

    Но отношение Есенина к переменам, произошедшим с его страной после Октябрьской революции, неоднозначно. Приветствуя революцию, поэт надеялся, что она сделает Россию великой Крестьянской Республикой, страной хлеба и молока, кормилицей всего мира. В стихотворении “Инония” поэт дает свое представление об этой стране. Он говорит, что на смену христианскому раю идет крестьянский рай — Инония. В этом стихотворении Есенин отразил надежды русского крестьянства, вызванные происходящими в стране переменами. Но время шло, и надежды таяли... Отношение Есенина к произошедшим в России событиям меняется. Он с горечью наблюдает за “расколом страны”. Его родина уже не та, она теряет свой облик. Пытаясь уйти от горькой действительности, поэт уезжает за границу. Но он всей душой рвется назад, на родину. И, вернувшись в Россию, Есенин разочаровывается еще глубже. Это видно в его стихотворении “Возвращение на родину”. В нем уже нет прежней поэтизации деревни — мы видим бедный, неприглядный быт, подгнившие кресты на кладбище. Наряду с внешними переменами поэт описывает и внутренние изменения — в семье наметился раскол. Сестры-комсомолки, как Библию, читают “Капитал”, выбрасывают иконы, причиняя этим страдания деду:

    Ах, милый край!
    Не тот ты стал,
    Не тот.
    Да уж и я, конечно, стал не прежний.
    Чем мать и дед грустней и безнадежней,

    Тем веселей сестры смеется рот. Свои тревоги поэт высказывает и в стихотворении “Русь советская”. Есенин с обидой замечает, что молодежь новой России с упоением читает “агитки”, а его поэзия “здесь больше не нужна”. Смятение поэта передают такие строки:

    Язык сограждан стал мне как чужой,
     В своей стране я словно иностранец.

    Сергей Есенин искренне переживал за свою родину, он желал ей процветания, но в советской России поэт был чужим. Вскоре жизнь поэта трагически оборвалась. Также как этот яркий русский поэт не мыслил себя без родины, сегодня мы не можем себе представить родину без Есенина. Его стихи не только учат нас искренне любить Россию, но и открывают нам “страну березового ситца” во всей ее простой и многоликой красоте.


10790 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.


/ Сочинения / Есенин С.А. / Разное / «Любовь к родному краю меня томила, мучила и жгла» (тема Родины в творчестве С. Есенина)

90 000, перепутай!

Для меня и моего мужа это вкус детства. Но для моего 4-летнего сына это, наверное, тоже вкус детства :) Мой сын - большой любитель домашнего киселя!Время от времени, регулярно, часто приходится делать кисели с фруктами. Я не имею никакого выбора. Даже если бы я хотела забыть о киселе, это невозможно, мой сын напомнит мне!А если не сын, то его папа :)

Желе – это еще и возможность есть разные фрукты, которые могут в нем «плавать», как говорит мой сын.Любимые желейные фрукты моего сына - бананы, мандарины и клубника. Я сама люблю добавлять виноград или даже яблоко.

Я только что понял, что не съел ни одной порции из последней партии киселя... К счастью, мне удалось сфотографировать одного из них, хотя если внимательно присмотреться, то видно, что на нем след от ложки, кто-то уже охотился это...

Наше желе должно быть как минимум двух цветов :)

Конечно, можно сделать и одним цветом, тогда и работы меньше и наслаждаться желе можно быстрее :)

Домашний мармелад - 4 порции по 250 мл

500 мл сока напр.яблоко, клубника, малина (я использую домашний малиновый сироп, разбавленный водой), арония

500 мл сока другого цвета, чем указанный выше сок, например, свежевыжатый апельсиновый сок (может быть с мякотью)

6 чайных ложек желатина (около полутора чайных ложек желатина на стакан сока)

любимый фрукт, например, банан (дольками), мандарин, виноград, клубника

возможно немного сахара - я не подслащиваю соки

Первый выбранный сок я варю в кастрюле.

Если хотим добавить сахар, кипятим сок с сахаром.

Отдельно кладу в кастрюлю 3 чайные ложки желатина, заливаю небольшим количеством воды (2-3 столовые ложки) и оставляю на 2-3 минуты.

Затем в кастрюлю с желатином вливаю несколько столовых ложек горячего сока и тщательно перемешиваю, пока в нем не растворится весь желатин. Когда желатин растворится, выливаю его в соковыжималку, перемешиваю.

Готовый сок наливаю в подготовленные желейные блюда до половины их высоты.

В соковыжималки кладу фрукты, несколько ломтиков банана или мандарина, виноград и т. д.

После остывания ставлю посуду в холодильник, чтобы желе застыло.

Затем так же, как и выше, готовлю второй сок (например, апельсиновый, часто вместе с мякотью) и сливаю его в посуду с концентрированным киселем из первого сока. Снова добавляю в сок выбранные нарезанные фрукты.

Все это дело охлаждаю в холодильнике до концентрации (обычно приходится ждать несколько часов).

Приятного аппетита!

А.


.

микс - Перевод на английский - примеры польский

Эти примеры могут содержать нецензурные слова, основанные на вашем поиске.

Эти примеры могут содержать разговорные слова на основе вашего поиска.

Непосредственно перед предварительной фильтрацией снова перемешайте суспензию.

Непосредственно перед начальной фильтрацией еще раз перемешайте суспензию.

Теперь размешайте все в миске и дайте миске...

Теперь перемешайте все это в миске и дайте миске...

Коротко перемешать , положить в морозильную камеру.

Быстро перемешайте , поместите в морозильную камеру.

Вставьте глюкометр вертикально в раствор до края и осторожно перемешайте жидкость .

Вставьте глюкометр вертикально в раствор до края и аккуратно перемешайте .

В 215 мл воды размешать 1 мерная ложка

Размешать 1 мерную ложку на 215 мл воды

Натереть сыр, выдавить зубчик чеснока, добавить майонез, размешать .

Натереть сыр, выдавить зубчик чеснока, добавить майонез, размешать .

Возьмите новую миску, наполните ее водой, добавьте немного масла и перемешайте .

Возьмите новую миску, наполните ее водой, добавьте немного масла и перемешайте .

Аккуратно перемешать , довести до кипения и варить ровно 5 минут.

Осторожно перемешайте , доведите до кипения и кипятите ровно 5 минут.

Когда овощи слегка подрумянятся, добавьте сливочное масло и перемешайте .

Когда овощи слегка подрумянятся, добавьте сливочное масло и перемешайте .

Пока молоко кипит, добавьте воду с лимоном и осторожно перемешайте .

Когда молоко закипит, влейте воду с лимоном и аккуратно перемешайте .

Выключите плиту и время от времени помешивайте .

Убавьте огонь и время от времени помешивайте .

Добавьте несколько сорванных листьев в кипящую воду, размешайте и продолжайте нагревать.

Добавьте несколько сорванных листьев в кипящую воду, перемешайте и продолжайте нагревать.

Когда вода станет чуть теплой, всыпьте в нее чайную ложку лимонной кислоты и размешайте .

Когда вода станет чуть теплой, всыпьте в нее чайную ложку лимонной кислоты и размешайте .

Добавить полстакана масла и чайную ложку соли , размешать до получения однородной смеси и отставить на полчаса.

Добавьте полстакана оливкового масла и чайную ложку соли, перемешайте до получения однородной смеси и дайте постоять полчаса.

Отложите на 20 минут, повторно перемешайте и сразу используйте или накройте и поставьте в холодильник.

Дайте постоять 20 минут, снова перемешайте и сразу используйте или накройте крышкой и храните в холодильнике.

Добавьте Hatcha Latte и Guarana и , смешайте !

Добавьте Hatcha Latte и гуарану и перемешайте !

Энергично перемешайте в течение 8–10 секунд, процедите жидкость из стекла Коллинза на лед и перемешайте .

Перемешивайте в течение 8-10 секунд и процедите в стакан Collins на льду и перемешайте .

Затем добавьте несколько чайных ложек паприки, перемешайте и снова обжаривайте в течение нескольких минут.

Добавьте несколько чайных ложек приправы «Красный перец», перемешайте и снова обжаривайте в течение нескольких минут.

Рекомендации по применению Добавьте 3/4 большой мерной ложки (32 г) в 70 мл воды, размешайте и оставьте в холодильнике на 10-15 минут.

Добавьте 3/4 большой мерной ложки (32 г) в 70 мл воды, размешайте и оставьте в холодильнике на 10-15 минут.

Когда газообразование прекратится, размешать сусло и дать настояться еще 3 дня.

Когда газообразование прекратится, размешать сусло и оставить настаиваться еще на 3 дня..

путаница — Викисловарь, бесплатный многоязычный словарь

произношение:
МФА: [ˌzãmʲjɛˈʃãɲɛ], AS: [от ã mʹi ̯eš ã сe], фонетические явления: смягчение • носовой • -ни… • акц. скачать • я → j
?/И
значения:

существительное среднего рода

(1.1) перемещение инструмента для объединения компонентов
(1.2) неразбериха, хаос; ситуация в хаосе
вариант:
(1.1-2)
пример:
(1.2) Вся эта путаница была совершенно ненужной, как и всякая путаница.
синтаксис:
словосочетания:
синонимы:
(1.2) беспорядок, беспорядок, хаос, неорганизованность, какофония, беспорядок, хаос, неразбериха; над. кверес; пот. бардак, бигос, дурдом, хаос, котел, кочёквик, коломыя, рули, прялка, прялка, конец света, мексика, неразбериха, мешанина, мельница, безумие, путаница с путаницей, книжка-прокрутка, сайгон, судный день, шурум -бурум, голова урны; гв. (Цешинская Силезия) сумеры
антонимы:
гиперонимы:
Гипонимы:
холонимы:
меронимы:
родственные слова:
н. riots nmos, смесь ż, смесь f, смесь n, мешалка n
раз. смешать ндк, размешать дк.
фразеологические соединения:
этимология:
н.временами. из микс
комментарии:
перевод:
источники:
.

Большой словарь польского языка PAN

  • ситуация, когда слишком много вещей происходит одновременно или нормальная последовательность событий нарушена, что приводит к потере контроля

  • ЧЕЛОВЕК КАК ДУХОВНОЕ СУЩЕСТВО

    Психические состояния человека

    эмоциональное поведение

    • мгновенный, большой, полный, гигантский, маленький, немалый, неслыханный, хороший, общий, огромный, ужасный, могучий, чудовищный, обычный, сильный, большой, ужасный, великий, значительный; ненужный; журналистика, кино, сериалы; организационные, политические, избирательные; ментальный, идеологический; внутри; ночной, новогодний; радостное замешательство
    • много, немного, много путаницы
    • путаница по поводу кого-то/чего-то
    • Путаница
    • с рекламой, с законом
    • путаница на бирже, рынке; в комнате; в Интернете, в СМИ; дома, на работе; в некоторые среды
    • замешательство и драка, замешательство и хаос, замешательство и замешательство, замешательство и опасность, замешательство и неуверенность, замешательство и замешательство, замешательство и неожиданность; шум и смятение, очереди и смятение, беспокойство и смятение, паника и смятение, движение и смятение, страх и смятение, смятение и смятение, смятение и смятение, волнение и смятение
    • герой, преступник, соавтор; эффект, результат; причина путаницы 9000 6
    • случилось, воцарилось, охватило, продлится, возникает / возникло, сделало, возникло, вспыхнуло смятение; путаница с чем-то ; берет что-то , получается из что-то ; вред кому-то , не повлияет что-то
    • вызвать проблемы
    • смотри, должен что-то до путаницы
    • создавать, вводить / вводить, усугублять, вызывать / вызывать, использовать, вызывать, прекращать, делать, усиливать путаницу
    • смущаться, уставать от путаницы; не беспокойтесь о путанице; что-то грозит запутать
    • привести, вызвать замешательство
    • быть ошеломленным от замешательства
    • использовать / воспользоваться, освободиться от замешательства
    • убежать, убежать; страдать, болеть кто-то в замешательстве
  • Вся эта возня вокруг нее, несомненно, смущала, к счастью, все это делалось как-то мило, неагрессивно, хотя и не без некоторой навязчивости.

    источник: KWSJP: Эльжбета Хайнич: Пересекая свет, 1996

    - Но вы видите, о, вот его подпись. Ну и жуткая растерянность была, когда жена прочитала.

    источник: KWSJP: Mariusz Cieślik: Веселые любовники, 2004

    Когда они проходили мимо Елены, он вежливо обратился к ней: «Мы приносим извинения за шум и путаницу».

    источник: KWSJP: Мануэла Гретковска, Петр Петуха: Сцены из внебрачной жизни, 2003

  • часть речи: существительное

    грамматический род: №2

    90 079 нарушений
    90 125 единственное число во множественном числе
    М. путаница
    путаница
    Д. путаница
    К. путаница
    возмущения
    Б. путаница
    путаница
    Н. путаница
    путаница
    Мисс. путаница
    возмущения
    Вт. путаница
    путаница
  • + путаница +
    + путаница +
  • От: префикс глагола смешивать ; видеть смесь

ХРОНОЛОГИЯ:

SStp
SKN
SJPXVII
STR
SL
SWil
SJPWar
SJPDor
SJPSz
SJPDun
ISJP
PSWP
USJP

Дата последнего изменения: 01.08.2012

.

Большой словарь польского языка PAN

1 ус. Я бы смешал
, я бы смешал
Я бы смешал
, я бы смешал
Я бы запустил
, я бы смешал
с
мы бы переехали
, мы бы переехали
мы бы смешали
, мы бы смешали
2 человека вы бы смешали
, вы бы смешали
вы бы смешали
, вы бы смешали
вы бы смешали
, чтобы смешать
ты бы прожил
, ты бы прожил
вы бы смешали
, вы бы смешали
3 шт. переместит
, чтобы переместить
вытолкнет
в поп
заполнит
, чтобы заполнить
заполнит
, чтобы заполнить
вытолкнет
в поп
.90 000 Cracovia зашевелились в борьбе за чемпионство - Новости

Краковия сыграла вничью с Раковом Ченстоховой 1-1 и дала Леху Познань шанс оторваться от Ченстоховы в таблице на два очка, что могло стать решающим в борьбе за чемпионство Польши за два тура до конца сезона.

Лучшее впечатление на поле произвели гости с первого свистка арбитра.Давление, которое оказывалось на хозяев, явно давило на них и поначалу у них была большая проблема с поиском себя на поле. Вершиной неудачного входа в матч хозяев мог стать удар Вирджила Гиты, но игрок Белтса немного ошибся. Это был единственный удар из Кракова в первом тайме.

На 21-й минуте тренеру Яцеку Зелински пришлось произвести замену в составе, так как в столкновении с соперником пострадал Евген Конопланка. Вместо него на поле появился Серджиу Ханка. Хранитель поясов после дерби с Вислой произвел замены в стартовом составе во время матча с Раковым, который боролся за чемпионство Польши.Упомянутый Ганджа сел на скамейку запасных, и Михал Сиплак получил свой шанс. Вместо Камила Пестки, который сделал паузу из-за желтых карточек, с первых же минут сыграл Михал Ракоци.

Читайте также

Ченстоховцы оттеснили к обороне краковцев, которые в 38-мминута ударил их. После подачи углового Иви Лопеса казалось, что ничего не выйдет, но Бен Ледерман подбежал к мячу и на пятом метре забил Владислава Гутковскиса, который головой пробил в сетку. - Наш план на эту игру сорвался после пропущенного мяча. Мы предупредили игроков о постоянных осколках, но человеческий фактор может подвести. К счастью, мы хорошо отреагировали после перерыва. Вышедшие на замену показали себя с лучшей стороны и возглавили команду, - сказал после встречи менеджер «Паси».

Второй тайм хозяева начали с высокого прессинга и нескольких красивых, но упущенных моментов. На 52-й минуте Лопес поразил ворота прямо со штрафного, но попал в штангу. Через несколько минут испанец замахнулся на помощь, но Вдовяк оказался в офсайде, и арбитр не зафиксировал попадание. Неиспользованные ситуации взяли реванш, ведь на 62-й минуте «Ханджа» обеспечила «Краковии» счет.

На последних минутах хозяева искали победный гол, но гости пережили трудный момент.- Наконечник был очень тяжелым. С набором фрагментов с высокими игроками из Ракова придется побороться. Шестое место все еще в пределах нашей досягаемости, и мы будем бороться за него, - подчеркнул тренер Зелиньски.

Раков Ченстохова - Краковия 1:1 (1:0)

9002 Голы: Гутковскис (38-й) - Ханджа (62-й).

Раков: Ковачевич - Тудор, Петрасек, Арсенич - Осетр (46-й Длугош), Ледерман (85-й Гвилия), Папаниколау, Кун - Вдовяк (85-й Кочергин), Лопес (90 век)Musiolik) - Гутковскис (83-й арак).

Краковия: Хроссо - Яблонски, Роден, Гита - Рапа, Хебо Расмуссен, Ван Амерсфорт, Сиплак (61. Какабадзе) - Конопланка (21. Ханка), Ракочи (61. Ривалдиньо) - Мысор (90. Огожалы).

Желтые карточки: Папаниколау, Тудор, Петрасек - Яблонски, Ракоци, Гита.

Судьи: Томаш Квятковски (Варшава).

.90 000 Путаница в сейме. Судебные законопроекты возвращены, оппозиция набрала два голоса

Неразбериха во время совещаний парламентского комитета юстиции. Сначала на заседании вернулась тема проекта поправок в Закон о Верховном суде, а позже оппозиция, набравшая два голоса, объявила перерыв в заседании.

Парламентский комитет юстиции / Павел Супернак

Сегодня парламентская комиссия юстиции неожиданно вернулась к обсуждению реформы Верховного суда.Председатель Марек Аст приказал обсудить этот вопрос в комитете в последнюю минуту. Настолько, что большинство учреждений, дающих заключения по проекту, даже не знали о заседании комитета.

Например, президентский министр Малгожата Папроцка узнала о планируемых работах только во время передачи. Из информации в начале запроса на продление собрания. Я через дорогу - сообщил наш журналист.

Заместителю министра юстиции Себастьяну Калете пришлось пробежать два квартала, потому что он не знал о планах президента.Поскольку Solidarna Polska не знала, она не поддержала ПиС в голосовании, а это означало, что заседание комитета было прервано по требованию оппозиции. Мы ничего не блокируем, у нас есть серьезные сомнения по этому поводу и эти сомнения до сих пор не развеяны - сказал он.

Ожидается, что Комиссия вернется к работе завтра.

В начале апреля комиссия приступила к работе над двумя проектами изменений в положения о Верховном суде - президенте и депутатах ПиС. Ранее было решено, что президентский проект будет ведущим предложением.На заседании в конце апреля комитет обсудил один пункт из проекта поправок к Верховному суду, касающийся судей, которые должны выносить решения в Палате профессиональной ответственности, которая заменит Дисциплинарную палату. Поправки к этому пункту были отклонены SP, PSL и PiS. Верховный суд внес более 20 поправок ко всему проекту, после чего заседание комиссии было прервано.

Законопроект президента, признанный ведущим в работе комиссии, предусматривает ликвидацию Дисциплинарной палаты Верховного суда; судьи, выносящие решения в нем, будут иметь возможность перейти в другую палату или уйти в отставку.В Верховном суде будет создана Палата профессиональной ответственности. Из всех судей Верховного суда, за исключением напр. из председателей палат Верховного суда случайным образом будут выбраны 33 человека, из которых президент изберет 11 судей в Палату профессиональной ответственности сроком на пять лет.

В проекте предлагается учреждение, известное как «тест на беспристрастность и независимость судьи», дающее каждому гражданину, как указал президент, право на рассмотрение его дела беспристрастным и независимым судом.

Solidarna Polska представила более 20 поправок к законопроекту президента в двух пакетах. Основные из них касаются отмены института «теста на беспристрастность и независимость судьи». По словам представителей Трибунала, «целью поправки является реальное укрепление независимости судебной власти путем устранения несовместимой с Конституцией Польши процедуры проверки независимости судебной власти после назначения судьи на должность Президентом Республики». Польши».

Марчин Хорала - незаменимый или ненасытный? .

Смотрите также