Post Icon



Вы тоже в детстве думали что они братья


Мнение о БТ, чеек | Fandom

  • Ретро Динамайк: 6/10, как бы очевидно, но как бы мех, очередной скин на нПкС и мой 3-й скин на Майка. Без учёта моего нытья — неплохо, кроме розовой одежды. Странно вписывается.

  • Гром: 7/10, прикольный по геймплею, но... Думаю, нужны определённые навыки для попадания. Либо тестер плохо играл. А так эпик... Мех.

  • Хо-Хо-Хо Бо: 9/10, ля красивый дед. Мне заходит. Прям подходит костюм Санты.

  • Джек с подарками: 7/10, простенько и со вкусом

  • Олень Грифф: 6/10, ну блин, голова хорошая, но тело на её фоне... Можно было детализировать, так похож на... Не скажу.

  • Бревновогодний Спайк: 10/10, оооо, пошёл клэш рояль. Мне нравилась тематика бревнового года тогда, эмодзи есть, горжусь. Спайк у передали прям сас тематику. Красивый.

И тут НГ обрывается... Неожиданно. Окей, будь по вашему.

  • Арена Тигра: 8/10, идея прикольная, реализация похожа на мод, который проигрывает майнкрафтовскому окружению.

  • Фэнг: 8/10, вхвхвхв, вот вам и расследовать-девушка. Карате-пацан. Механика жёсткая, мне нравится.

  • Неистовый Фэнг: 10/10, я покупаю БП, он потрясный.

  • Майор Роза: 9/10, точно беру этот БП, мне глаза режет обычная Роза.

  • Эль Тигро: 8/10, просто скажу, что ему это так подходит, прям рар.

  • Орочи Эдгар: 7/10, ля у него тен... Не, крутой.

  • Великий Мастер Барли: 7/10, кого же он мне напоминает... Неплох, лучше единорога

  • Нянь Нита: 8/10, очень хороший скин за Лигу.

  • Эль Корасон: 7/10, простенько и со вкусом 2.

  • БП длится месяц? Океей, начну спидранить Базза.

  • Дуэль: 8/10, классно. Правда, зачастую рандом. Но ай лайк ит.

  • Огромный привет Зете: -000000/10, как вы посмел, Нави держат БС, диз, отписка (кста, я реально отписался).

Итог: Это шаблон. Красивый шаблон. Привлекающий шаблон.

А вы тоже в детстве думали, что они братья?

Баллада о детстве — Высоцкий. Полный текст стихотворения — Баллада о детстве

Час зачатья я помню неточно, —
Значит, память моя однобока,
Но зачат я был ночью, порочно,
И явился на свет не до срока.

Я рождался не в муках, не в злобе: —
Девять месяцев — это не лет!
Первый срок отбывал я в утробе:
Ничего там хорошего нет.

Спасибо вам, святители,
Что плюнули да дунули,
Что вдруг мои родители
Зачать меня задумали

В те времена укромные,
Теперь — почти былинные,
Когда срока огромные
Брели в этапы длинные.

Их брали в ночь зачатия,
А многих — даже ранее,
А вот живет же братия,
Моя честна компания!

Ходу, думушки резвые, ходу!
Слово, строченьки милые, слово!..
В первый раз получил я свободу
По указу от тридцать восьмого.

Знать бы мне, кто так долго мурыжил, —
Отыгрался бы на подлеце!
Но родился, и жил я, и выжил —
Дом на Первой Мещанской, в конце.

Там за стеной, за стеночкою,
За перегородочкой
Соседушка с соседочкой
Баловались водочкой.

Все жили вровень, скромно так —
Система коридорная:
На тридцать восемь комнаток —
Всего одна уборная.

Здесь на зуб зуб не попадал,
Не грела телогреечка,
Здесь я доподлинно узнал,
Почем она — копеечка.…

Не боялась сирены соседка,
И привыкла к ней мать понемногу,
И плевал я, здоровый трехлетка,
На воздушную эту тревогу!

Да не всё то, что сверху, — от Бога,
И народ «зажигалки» тушил;
И как малая фронту подмога —
Мой песок и дырявый кувшин.

И било солнце в три луча,
Сквозь дыры крыш просеяно,
На Евдоким Кириллыча
И Гисю Моисеевну.

Она ему: «Как сыновья?» —
«Да без вести пропавшие!
Эх, Гиська, мы одна семья —
Вы тоже пострадавшие!

Вы тоже — пострадавшие,
А значит — обрусевшие:
Мои — без вести павшие,
Твои — безвинно севшие».

…Я ушел от пеленок и сосок,
Поживал — не забыт, не заброшен,
Но дразнили меня «недоносок»,
Хоть и был я нормально доношен.

Маскировку пытался срывать я:
Пленных гонят — чего ж мы дрожим?!
Возвращались отцы наши, братья
По домам — по своим да чужим…

У тети Зины кофточка
С драконами да змеями —
То у Попова Вовчика
Отец пришел с трофеями.

Трофейная Япония,
Трофейная Германия…
Пришла страна Лимония,
Сплошная Чемодания!

Взял у отца на станции
Погоны, словно цацки, я,
А из эвакуации
Толпой валили штатские.

Осмотрелись они, оклемались,
Похмелились — потом протрезвели.
И отплакали те, кто дождались,
Недождавшиеся — отревели.

Стал метро рыть отец Витькин с Генкой,
Мы спросили: «Зачем?» — он в ответ:
Мол, коридоры кончаются стенкой,
А тоннели выводят на свет!

Пророчество папашино
Не слушал Витька с корешом —
Из коридора нашего
В тюремный коридор ушел.

Да он всегда был спорщиком,
Припрут к стене — откажется…
Прошел он коридорчиком —
И кончил «стенкой», кажется.

Но у отцов — свои умы,
А что до нас касательно —
На жизнь засматривались мы
Уже самостоятельно.

Все — от нас до почти годовалых —
Толковища вели до кровянки,
А в подвалах и полуподвалах
Ребятишкам хотелось под танки.

Не досталось им даже по пуле,
В «ремеслухе» — живи да тужи:
Ни дерзнуть, ни рискнуть… Но рискнули
Из напильников сделать ножи.

Они воткнутся в легкие
От никотина черные
По рукоятки — легкие
Трехцветные наборные…

Вели дела обменные
Сопливые острожники —
На стройке немцы пленные
На хлеб меняли ножики.

Сперва играли в «фантики»,
В «пристенок» с крохоборами,
И вот ушли романтики
Из подворотен ворами.…

Спекулянтка была номер перший —
Ни соседей, ни бога не труся,
Жизнь закончила миллионершей
Пересветова тетя Маруся.

У Маруси за стенкой говели,
И она там втихую пила…
А упала она возле двери —
Некрасиво так, зло умерла.

Нажива — как наркотика.
Не выдержала этого
Богатенькая тетенька
Маруся Пересветова.…

И было все обыденно:
Заглянет кто — расстроится.
Особенно обидело
Богатство — метростроевца.

Он дом сломал, а нам сказал:
«У вас носы не вытерты,
А я — за что я воевал?!» —
И разные эпитеты.

Было время — и были подвалы,
Было надо — и цены снижали,
И текли куда надо каналы,
И в конце куда надо впадали.

Дети бывших старшин да майоров
До ледовых широт поднялись,
Потому что из тех коридоров
Им казалось, сподручнее — вниз.

1975 г.

Рассказы финалистов второго сезона конкурса


Дудко Мария. Ключи

Так... Тик... Так…

Голос старых напольных часов из прихожей уже встречал меня, а я никак не мог открыть дверь. Ну где же эти ключи?... Неужели, потерялись? Только этого не хватало, и так день не задался!.. А, нет, вот же…

Часы пробили восемь, когда я ступил на скрипучий паркет прихожей. Как я соскучился по тишине своей квартирки! Хотелось просто развалиться на потёртом диванчике, да так и пролежать до утра... Но вместо этого я поплёлся к компьютеру. Пока старенький агрегат, доставшийся по наследству от динозавров, включался, я заварил себе кофе. Сегодня понадобится не одна кружка. Статья за ночь, а вдохновения с гулькин нос. Еще и на работе сокращениями грозят. Нельзя затягивать, а то увольнения не избежать. И ещё блог не плохо бы обновить, а то скоро последние подписчики разбегутся. Эх…

Работал я в редакции одного журнальчика, что в нашем районе, да и в городе в общем, был вполне востребован. Редактор - Федот Степанович - всегда только лучшее в печать пускал.

Лучшее. Да. Это значит не меня. Почему-то в последнее время моя писанина совсем не впечатляла. Даже меня самого. Честно, не удивлён. Похоже, я потерял искру, как будто писать нечего было. Смешно как-то: живу в мегаполисе, где каждый день что-то случается, а гляжу как в пустоту. Чужие проблемы переставали волновать, каждый здесь - капля в море. Вот и новости у меня серые, чужие, далёкие и не нужные, в общем то, никому.

О чём я писал? Как я тогда ещё думал, о важном. О вечном, в какой-то степени. Я заметил, что люди кругом так закрылись, что словно перестали видеть друг друга, не то, что чувствовать и понимать. Каждый в какой-то миг уходит в себя и теряет ключ от двери, в которую вошёл. Запирает сердце. Надевает маску. Безразличную. И молча идёт по серым камням мостовой…

Просто хотелось, чтобы услышали... Думал, стану ключиком к миру по эту сторону маски. Помогу нуждающимся своим словом, научу людей слушать и слышать, мир спасу... Но, кажется, что-то пошло не так. И теперь... Теперь не знаю даже, как себя то спасти. Вот и в ответ получаю плач рвущейся бумаги и знаменитое последние предупреждение из уст Федота Степаныча. Последний шанс. Завтра не приду с сенсацией — всё. Что ж… Похоже, пришла пора забыть на время о своих рассуждениях и погрузиться в мир человеческих интриг. Написать то, что будут читать. То, чего от меня ждут. Нет, не так. Что ждут от статьи в нашем журнале.

О чём шумят нынче каменные джунгли? Что несёт ветер перемен по их заасфальтированным тропам? Самой обсуждаемой темой стала череда странных смертей, впрочем, как это и бывает обычно. Вот уже долгое время один за другим погибают взятые под стражу преступники. Самые разные: от простых карманщиков до почти убийц, взрослые и совсем ещё подростки четырнадцати лет. Большинству из них ещё даже не вынесли приговор. И диагноз у всех один — отравление. А чем — пока загадка. Это происходило с некоторой периодичностью в разных районах города, но чаще всего именно в нашем отделении полиции. И, по чистой случайности, как раз там работал никто иной, как мой старший брат — офицер Юрий Дискарин.

Как пригодилась бы мне его помощь сейчас… Но нет. С братом мы не ладим. И никогда не ладили. Так повелось… Наверное, мы просто слишком разные. Юрик скрытный, недоверчивый. Он никогда и ничего не рассказывал мне, предпочитал всё делать сам, и я чувствовал, что совсем ему не нужен. Я же, должно быть, слегка завидовал брату. Он успешен, просто гордость семьи, а я хватаюсь за последний шанс остаться на работе.

...Хватаюсь за последний шанс остаться на работе. Хотя... Можно попробовать разузнать о громком деле из первых уст, так сказать. Подобное, наверняка, заинтересовало бы Федота Степаныча, но придется обратиться за помощью к брату. Ага... И в очередной раз стать неудачником в глазах целого рода. Черта с два! Даже ради работы я не стану просить о помощи этого человека!

Ну, ничего. Я подготовился, собрал материалы, теперь напишу и спасён! Справлюсь сам. Успеть бы до утра…

ТРЯМ!!!

Звук застал меня врасплох. То был сигнал, что кончился завод, от старых часиков в коридоре. Дело поправимое. Я встал, подошёл к часам, открыл крышку и привычным жестом потянулся к ключу. Только вот ключа то как раз и не было. Что за странное дело? В своём доме я ценил порядок, а такие вот казусы просто выбивали из колеи... Что мне теперь, искать этот потерявшийся ключик? Придётся, похоже…

Кинув грустный взгляд на компьютер, я стал припоминать, куда мог сунуть эту старую железку. Вот я уже облазил несколько полок, заглянул в ящики и…

Это что такое? В комоде лежал конверт. И, если ключ от заводящего механизма я готов был увидеть среди носков, с моей то рассеянностью, то вот странного послания уж никак. Хотя, может я слишком наивен? Ой, что-то не нравится мне это всё…

Конверт, я, естественно, распечатал и сразу узнал почерк Юрика.

«Не уверен, что за мной не следили. Загляни в почту. Я никогда не забывал про твой день рождения!
Ю.»

Что за шутки? Так и знал, что надо было отобрать у него ключи, когда он переехал! Постойте, что-то на обороте…

«KeyHole4u...»

Я ещё раз пробежался глазами по торопливо написанным строчкам. Текст казался лишенным смысла и ни о чём мне не говорил.

Чего это он? Для белены, вроде, не сезон… На всякий случай я сверился с календарём и убедился, что день рождения у меня не сегодня и даже не в ближайшие дни. Вразумительно выглядела лишь просьба проверить почту.

На что только я время трачу? Прежде, чем моя рука успела закрыть текстовый редактор, выплывшее окошко осведомилось, точно ли я хочу это сделать. Вот, даже оно издевается…

На почту мне и правда прилетело одно письмецо. Ну и спрашивается, зачем Юрику это: вторгаться в мой дом со странной запиской и одновременно чирикать в интернете? В конце концов, не проще ли позвонить? Конечно, я бы не прыгал от восторга, когда бы что-то заставило нашу звездочку снизойти до простых смертных, но зачем изобретать велосипед?

Так думал я, попивая уже остывший кофе в ожидании загрузки текста. Наконец, перед моими глазами замаячили такие строки:

«Здравствуй, Егор.

Знаю, ты будешь удивлён моему письму, но я не стал бы тебя беспокоить, не будь всё действительно серьёзно. Я хотел позвонить, но на моём новом телефоне не оказалось твоего номера. Мой же номер остался неизменным, если тебя это интересует…

Перехожу к делу. Нам надо поговорить. Но разговор должен пройти с глазу на глаз. Приезжай сегодня в девять на перекрёсток Псковской и Мясной, там, во дворе дома 26, я буду тебя ждать.

Речь пойдёт о серии смертей заключённых. Поправка, о серии убийств… Я подумал, это может тебя заинтересовать, объясню всё при встрече, если, конечно, ты явишься...

Егор, брат, я знаю, мы потеряли связь, и в том я вижу и свою вину. Но прошу тебя один единственный раз мне поверить. Ты — мой последний ключ к надежде. Я рассчитываю, что ты прочтёшь это письмо и придёшь.

Твой брат Юрий Дискарин»

Мда…

Всё чудесатее и чудесатее, как говорила героиня одной известной сказки…

Я перечитал сообщение несколько раз, чтобы убедиться, что действительно перестал что-либо понимать. Кроме, пожалуй, того, что во всём этом деле кроется какая-то тайна, а Юрка для меня сейчас - ключ ко всем ответам. К тому же, раз уж он сам вызывает меня на разговор, то я не премину случаем взять интервью у ведущего следствие… Если это, конечно, не дурацкая попытка пошутить... Но вряд ли он стал бы писать мне ради забавы.

И что, теперь снова под дождь, да?.. Только ведь домой пришел! Ладно, быстренько разберусь, и ещё часиков шесть на статью у меня будет… Я бросил взгляд на часы, запоздало вспомнив, что это бессмысленно. На телефон приходит очередное рекламное сообщение, услужливо подсказывая, что нужно выходить, если хочу успеть на встречу. Погасив только-только проснувшийся монитор и резко схватив еще не просохший после дневной прогулки плащ, я выскочил в подъезд.

Только у машины я самую малость помедлил. А не слишком ли легко я в это вписываюсь? Ещё пару минут назад я был уверен, что ради брата не пошевелю и бровью, а ради самого себя не стану связываться с ним. Что сделало со мной это сообщение?

Оно наполнило меня чувством собственной важности. Наконец от меня что-то зависело, от одного меня! Вероятно, мной двигало желание доказать, что я чего-то стою… Только вот признавать такие мотивы не хотелось. От этого в голове засела непонятная досада, но её я упорно объяснял только потраченным временем, отнятым у написания статьи.

Остановившись в условленном месте, я посмотрел на часы. Еще целых пять минут... Можно было позднее выйти, хотя... как будто это мне бы что-то дало. Кругом никого похожего на Юрия.

На улице царил неприятный, мерзкий туман. Я прятался от него в машине.

Солнце давно село за тучами, и город зажёг свои огни. Фонари, не звёзды. Я иногда думал о том, как не хватало этому шумному миру звёзд. Каждая из них уникальна, хоть их и миллиарды в темноте неба. Так и с людьми, разве нет? Но мы почти нарочно забываем о том, потому прячемся от осуждающих горящих взглядов из глубины необъятного.

И только сейчас мелькнула в голове мысль: как часто я сам думаю о других? Казалось бы, постоянно…

От философских размышлений я отвлёкся, чтобы глянуть на время. Пять минут. В поле зрения никого даже человекообразного, двор пустовал.

Десять... Проверяю телефон, почту. Ни строчки об опоздании.

Двадцать! Не, ну это уже не серьёзно! Не стоило мне приезжать… Нервно набираю номер, готовлю уничтожительную речь. В ответ доносятся лишь долгие гудки. Ладно... Подождем... Мало ли что. У него тоже работа... Попытка успокоиться, кажется, работает, пока не вспоминаю об этой треклятой вообще не начатой статье! Где этого дурня черти носят?!

«Жду еще пятнадцать минут и уезжаю» - злобно набираю сообщение и яростно нажимаю «Отправить».

Время уходит, а сообщение даже не прочитано! Двадцать пять минут... тридцать... Все еще тишина. Дольше ждать нет смысла.

Для очистки совести снова звоню. Из трубки доносится мелодичный женский голос:

- Аппарат вызываемого абонента выключен или находится вне зоны действия сети... - произносит дама, неспешно повторяя фразу на английском.

- Чтоб тебя!.. - раздражённо шипя, бросаю телефон на соседнее сиденье. - Так... Ладно... Я предупреждал, я ждал... ждал дольше, чем обещал. Теперь с чистой совестью можно и домой.

Глядя на дорогу, я с удивлением обнаружил, что не столько злюсь, сколько нервничаю. Это бесило еще сильнее…

***

Времени на работу оставалось все меньше, а я продолжал мерить шагами квартиру. Обычно такой спокойный скрип половиц сейчас всеми силами измывался над моим бедным слухом. Отнюдь не статья занимала мои мысли, несмотря на то что мне не простят, если запорю такой материал...

Медленно текли минуты. Я их ощущал даже без привычного тиканья часов. Ладно. Буду откровенен с собой, ибо сил моих больше нет, а потом за работу! Всё это странно! Что именно? То, что я не смог дозвониться. Юра телефон не выключает и старательно следит за его зарядом, он всегда должен быть на связи, не мне ли, как брату, об этом знать. Ещё и эта строчка из той записки, не случайно же она самая первая…

Так... без паники. Какого лешего этот болван вообще так по-хозяйски обосновался в моей голове?! Всякое бывает. Всё! Статья. Только статья.

Усилием воли мне удалось сесть перед монитором и даже написать пару строк, прежде чем вновь погрузился в раздумья. И всё-таки... что могло случиться?..

***

Дни мчались как часы, но не мои. Ключ я так и не нашел, да и не пытался, по правде с того вечера. Они так и застыли, показывая половину девятого, будто тот день еще не прошел. На работу я на следующее утро так и не вышел. Сам не верю... как я мог поставить на алтарь все ради человека, которому смертельно завидовал, об исчезновении которого мечтал… того, кого знал всю жизнь и с кем всё же был связан незримо?!..

А квартира! Ох... видел бы прежний я, во что превратился мой храм уюта... впрочем, он бы сразу застрелился, оставив после себя лишь мрачную эстетику разбитого творца... Все столы были заставлены грязными кружками и упаковками от фастфуда. Весь пол в следах обуви. Тут и там лежали педантично составленные мной списки тех, с кем мог общаться мой брат, куда он мог пойти, кто мог желать ему зла...

Только всё это было уже не важно…

« - Егор Дискарин? - послышался из моего телефона этим утром спокойный мужской голос.

- Да. - нервно ответил я.

- Вас из полиции беспокоят, - моё сердце грозило сломать грудную клетку. Должно быть, от стресса и недосыпа… А в голове тем временем: «Хоть бы нашли...».

- Ваш брат найден сегодня в полдень, - небольшая пауза, будто для осознания сказанного, - Он мёртв. Обстоятельства смерти выясняются. - так же спокойно, как ни в чем не бывало продолжает человек на другом конце провода. - Приносим свои соболезнования. Сегодня вам следует явиться в отделение...»

Дальше шли инструкции и редкие вопросы, на которые я отвечал что-то вроде «да», «нет» и «понятно». Бойся своих желаний. Нашли…

Следующие полдня я провёл в том самом отделении. Какие-то бумаги, какие-то формальности, похороны… И разговор.

Из той беседы я узнал нечто, что меня поразило. Юру подозревали. Говорили, мол, это он убивал заключённых, подсовывая им яд в еду или что-то вроде того. Доказательств было не много, поэтому его только планировали арестовать, но теперь основная версия смерти моего брата — самоубийство во время попытки побега от правосудия. Какая ересь… Но в тот миг я не мог ничего возразить. Ровно как и поверить хоть единому слову.

И вот теперь я вновь вернулся в своё жилище. Опустошённый, с одной лишь мыслью в голове: «его больше нет»…

Что есть слова? Набор букв, набор звуков, ничего более... Но некоторые становятся ключами. Этот ключ с тремя тяжелыми зубцами откроет одну из самых страшных дверей: дверь отчаяния и боли. Может стоило сформулировать как-то мягче? А как? Что это изменило бы? Ключ один, как его не приукрась, и дверь одна, а ты стоишь на пороге. Назад нельзя. И замок поддался. Началось...

Отрешенно окидываю взглядом квартиру, медленно впадая в ярость.

- Черт! - вырывается из груди. Как давно я не произносил это слово, - Черт! - повторяю громче, резко всплеснув руками. Вся моя армия кружек летит вниз под звон стекла. Сверху их накрывает одеяло исчирканных листов.

- Балбес! Паршивец! Урод! - кричу, себя не помня.

- Посмотри... Взгляни, что ты натворил, мерзавец! Из-за тебя я лишился всего! Вдохновения! Работы! Мечты! Как мне теперь счета оплачивать прикажешь?! Я столько времени на тебя угробил, черт возьми, даже ключ от часов… - молчание резало слух, так что я продолжал кидать пустые фразы, пытаясь выплеснуть всё то, что скопилось внутри меня. Голос срывался, рычал и хрипел, переходил в истерический смех, а я даже не понимал, почему так зол… На себя?

Да… Я завидовал брату по-чёрному! Гордость семьи, большое будущее, офисный авторитет, высокие цели, работа мечты — всё, что хотел слышать о себе, я слышал в адрес Юраши! Я же оставался его младшим братом, всегда вторым, всегда недооценённым. Аксиомой было, что всё даётся ему легко. Но почему-то не приходило в голову, что мы вообще-то братья. Условия у нас были одни и те же. И я как будто слеп, не видел, через что приходилось проходить ему. И что же я сделал, когда надоело быть тенью? Именно. Воздвиг ту самую стену, стену равнодушия. Мне стало плевать. А в океане стало одной каплей больше. Не Юра закрылся от меня, а я от него. И к чему это привело? «Его больше нет», а я даже не могу с уверенностью сказать, что я не брат убийцы! А всё потому, что не знаю! Не знаю, чем жил он все эти годы, не знаю, что творилось в его душе, не знаю, звал ли он меня, чтоб пресечь слухи на корню, или же покаяться в содеянном последнему хоть каплю родному ему существу, пусть и такому мерзкому, как я… И не узнаю, видимо, уже никогда, мой ключ к этой тайне навсегда потерян... Какой же я болван… Чего стоят теперь все мои рассуждения о чувствах, о словах, о звёздах, да всё о тех же ключах! Как мог бы я изменить мир, когда сам в себе не умел отыскать тех пороков, в которых упрекал человечество?! Вот, почему мои статьи не читались. Меняя мир, начни с себя, а ни то всё — пустые слова. Серые, чужие, далёкие и не нужные, в общем то, никому… Такие слова не станут ключами… Ключи… Я раз за разом к ним возвращаюсь. О, этот мир и правда на них помешался! У нас есть ключи от всего, они даже там, где мы и не думаем их найти, ведь они так глубоко вошли в нашу жизнь, что всё теперь держится на них одних, а мы и не замечаем. Да и жизнь сама по себе как постоянный взлом замков! Но важно даже не это. Важно то, что нет ключа, ведущего Оттуда. Именно это придаёт значение всем остальным ключам. Сколько бы ни пытался, я не заведу снова ход времени Юрика, как в старых часах. Но кто знает, от каких дверей, я бы его увёл, если б только был рядом... Жаль, я понял это слишком поздно…

- Никогда больше не сяду писать… - говорил я себе почти в бреду, едва узнавая собственный охрипший голос. После этого я провалился в сон и уже ни о чём не думал.

***

Весь следующий день я провёл почти не вставая. Только к вечеру я кое-как попытался устранить последствия моего вчерашнего помешательства… Но попытка была пресечена на корню, как только на глаза мне попалась та самая записка, что я нашёл среди носков… Удивительно, но всё то время, пока был занят поисками брата, я о ней почти не вспоминал, как о вещи совершенно не несущей в себе смысла. Но зато с ней было связано столько вопросов! Я перечитал её. Как и ожидалось, ничего нового не появилось… И всё-так… Зачем она была нужна?

Я погрузился в воспоминания о том дне, когда потерял ключ от столь молчаливых в последнюю неделю часиков… Похоже, с того времени я и не включал компьютер… Как он там, мой старичок?

Наследие предков ожидаемо разворчалось и разгуделось на моё длительное отсутствие, но в конце концов смилостивилось и открыло мне страничку моей электронной почты. Письмо Юрика никуда не исчезло. Его я перечитывать не стал. Одно дело записка с неясным текстом, а другое приглашение на встречу, которой не суждено было состояться…

«Загляни в почту...» - эхом раздалось в моих ушах. От внезапной догадки я аж подпрыгнул. Что, если… Этот странный текст на обороте — ничто иное, как логин?..

Какая ерунда… Я снова гонюсь незнамо за чем… Глупое предположение! Но мои руки уже не остановить…

Торопливо выйдя из аккаунта, я вбил символы в соответствующее окошко. Но нужен пароль… Пароль…Ещё одна глупая мысль… «Я никогда не забывал про твой день рождения!». Ввожу.

На мониторе переменилась всего одна цифра, но я ей не поверил. Не могла эта вечность длиться какую-то жалкую минуту.

- Получилось… - произнёс я, в исступлении глядя в этот светящийся ящик. Другой аккаунт. И только одно письмо.

Вся квартира погрузилась в абсолютное молчание, пока я читал написанное здесь.

«Егор, я знал, что ты разгадаешь моё послание! Выручай, брат! Ты нужен мне, нужен всем нам!

Вот уже несколько месяцев я занят делом о смерти нескольких взятых под стражу преступников. Это не просто смерти, Егор, это убийства. Я уверен, что подобрался очень близко к разгадке. У меня двое главных подозреваемых. Но есть проблема. Оба они — мои коллеги по работе. И я не знаю, действовал ли кто-то из них в одиночку или же сообща. Другими словами, не знаю, кому из полиции могу доверять касаемо этого дела.

И ещё, я замечаю, что за мной наблюдают. Видимо, злоумышленник чувствует, что я подобрался слишком близко, и вскоре попытается меня устранить. Что ж, это я использую, чтобы точно указать на преступника. Как? О нашей грядущей встрече я рассказал одному. Если я угадал, и он не преступник, то тебе не придётся это читать, я всё расскажу тебе сам. Но, если же я ошибся, и ты всё-таки это читаешь, то, скорее всего, я уже мёртв…

Брат, теперь только тебе под силу раскрыть это дело. И только тебе я могу доверить его. К этому письму я прикреплю документы, в которых собраны мои доказательства, там ты найдёшь подробности плана, все имена, все улики. Опубликуй их в своём журнале, пусть все узнают, и тогда злодеям уже будет некуда деться! Я надеюсь на тебя. Знаю, ты не подведёшь...»

Отчего-то сердце пропустило удар. Брат… Я не подведу!

***

Никогда не говори никогда. Следующие несколько дней я не выпускал из рук клавиатуру. Знаю, обещал ведь себе, за писанину ни-ни, но последний-распоследний разочек! Ради Юрика! Это будет моя самая лучшая статья…

И она правда стала лучшей. С чего я взял? Просто моего блога не хватило бы для столь важной миссии. Вот и пришлось навестить Федота Степановича. Я едва ли не на коленях просил его прочесть мою работу. Но он всё же прочёл. Прочёл и поместил на первой странице!

Ещё через несколько дней мне снова пришлось прийти в наш отдел полиции. Там, конечно, снова формальности, благодарности, извинения… Но не они меня интересовали. Его арестовали. Я хотел поговорить с ним. С убийцей. Хотел посмотреть ему в глаза. За помощь в раскрытии дела мне даже позволили это.

Меня провели в специальную комнату. Он сидел напротив меня и морозил своим холодным взглядом. Но в глазах не было ничего… Он был… Пуст. Однако заговорил первый.

- Потому что видел, как умирали души, - ответил он на мой вопрос до того, как я успел его задать, - Каждый преступник, которого приводили сюда, не от хорошей жизни ступал на этот путь. Мир обошёлся с ними жестоко. Дико, но для кого-то преступления — всё ещё способ выжить. Не для всех… Но я и говорил не со всеми. Знаешь, всё почему? Потому что их не слышат, понимаешь? И когда я беседовал с ними в этой самой комнате, им просто хотелось, чтобы их услышали… А я их слушал, наблюдая, как гаснут глаза напротив, и как безнадёжность проникает в самое сердце. Приговор им не вынесли ещё, но они уже не верили, что что-то можно изменить. Изгои человечества. Им оставалось только прятаться в себе и ждать конца. Тогда я давал им ключик к свободе. Ампулу с ядом, как конец всех мучений. Вы не поймёте, должно быть…

- А сейчас, оказавшись на их месте, ты хотел бы того же? - спросил я тихо. Мой собеседник молчал. А я продолжил, - Знаешь, почему? Потому что Оттуда ключика нет. А пока ты жив, всё ещё можно исправить…

Мы говорили с ним ещё не долго, а потом я вышел на улицу. Уже сгущались сумерки и загорались фонари. Ливень бросал осколки звёзд прямо мне под ноги, и они вспыхивали на миг земным человеческим светом, разбиваясь о мокрый асфальт. Я молча шёл по серым камням мостовой, скинув, наконец, безразличную маску. Капли дождя на моих щеках от чего-то становились солёными. Перед глазами стоял образ Его. Равнодушия. Таким, каким я видел его однажды на Болотной площади - не видящим, не слышащим, неприступным. Источником людских пороков. Мне хотелось от него бежать, и я даже побежал, словно это могло бы помочь. Боже! Кто бы знал, что открывать сердце миру так больно! В мыслях всё ещё звучал диалог с убийцей, а в душе эхом доносился голос брата. Но, если уж прятался от всего этого за стеной безразличия, то только пройдя через эту боль можно вернуться обратно, вновь познать истину. Обиды, убийства, войны… Сколько жизней ещё прольётся, прежде чем каждый из нас победит в себе это зло? Сердца людей закрыты, и ключ потерян. Но что могу поделать я?..

Я думал об этом уже в подъезде, не спеша поднимаясь по лестнице. Быть может… Нет, но я же обещал себе… И всё-таки…

Ключи. Я мог бы превращать слова в ключи. Я мог бы снова писать. Открывать сердца людей и помогать справляться с болью. Нет, в редакцию я больше не вернусь. Никаких статей. Я напишу книгу. Нельзя мне сейчас замолкать. «Решено!» - подумал я, открывая дверь. Но сначала…

Медленно-медленно поднял я с пола ключик. Отворил стеклянную дверцу. Вставил в скважину. И повернул. Голос старых напольных часов в прихожей снова меня встречал. Говорил же, поправимо…

Тик… Так… Тик...

«Они с Брежневой отняли у меня 10 лет»: Яна Сумм пережила измены Меладзе и болезнь сына

Яна Сумм и Константин Меладзе

В начале 2010-х вся страна обсуждала личную жизнь братьев Меладзе. Тогда Валерий и Константин практически одновременно расставались с женами, с которыми прожили в браках почти 20 лет. Причина разрыва в обоих случаях была одинаковой — длительные романы с бывшими солистками группы «ВИА Гра».

И если об отношениях Валерия с Альбиной Джанабаевой давно шептались в кулуарах, то роман Константина с Верой Брежневой был большим секретом. Для Яны Сумм предательство мужа стало самым настоящим ударом, от которого она долго не могла оправиться.

не пропуститеДве семьи Константина Меладзе: почему продюсер много лет утаивал роман с Верой Брежневой

4 февраля бывшей супруге Константина Меладзе исполняется 46 лет. К этому рубежу она подходит в статусе счастливой женщины, но ради обретения семейного благополучия ей пришлось пройти через предательства и унижения.

«Красавицы могут все»

Яна Сумм никогда не страдала от дефицита мужского внимания

Яна Сумм родилась 4 февраля 1976 года. Она никогда не имела интереса к певческой или актерской карьере. Куда больше ее влекла юриспруденция. После окончания школы Яна выбрала именно это направление для дальнейшего обучения.

Параллельно с этим Сумм бегала по конкурсам красоты. Уже тогда она запросто покоряла мужские сердца: голубоглазая блондинка даже принимала участие в конкурсе «Мисс Украина», но победу не одержала. И если корону заполучить ей не удалось, то Константин Меладзе был покорен ею в первый же вечер.

не пропуститеПервая жена — от Бога: чья это супруга?

«История начиналась довольно легкомысленно. Мне 18 лет, Косте — 30. Мы с подружкой возвращались с дискотеки. Навстречу два товарища. Одного из них по имени Руслан мы знали. Остановились. Костя тут же позвал нас к себе в общежитие. Меня это сильно задело. Ответила: «Если пойду, ты будешь обязан на мне жениться». Он тут же согласился. «Тогда поехали со мной. Знакомиться с мамой», — я продолжала смеяться. В ответ Костя назначил мне свидание — через несколько дней на центральной улице, возле почты. Я опоздала на два часа. Проспала! Тогда вставала на работу в шесть утра и перед встречей решила вздремнуть. Была уверена, что он дождется. Но Костя ждал только час», — рассказывала позднее Сумм.

Братья Меладзе не отличались супружеской верностью

Уже после третьего свидания Меладзе сделал предложение. Стоит понимать, что тогда Константин еще не был большой звездой. Композитор только начинал творческий путь, сочиняя песни для брата. Однако Яна с самого начала разглядела огромный потенциал возлюбленного. А еще он очень красиво ухаживал. Ну и как перед таким романтиком устоять?

Влюбленные поженились в 1994-м, а уже через год вышел дебютный альбом Валерия Меладзе «Сэра». Братья проснулись звездами, но, как оказалось позднее, для молодой семьи Константина это стало началом конца.

«Не оставляй меня, любимый»

Яна не мечтала быть публичным человеком

Популярность, свалившаяся на братьев Меладзе, имела как преимущества, так и недостатки. И Константин, и Валерий в один миг стали крайне обеспеченными людьми. Их супруги Яна и Ирина ни в чем не нуждались, но была проблема: жены почти не видели своих звездных мужей.

не пропуститеНа чужом несчастье: топ-10 разлучниц российского шоу-бизнеса

«После свадьбы у Кости появились стабильная работа, гастроли, денег стало больше. Для мужчины это крайне важно. Но потом приоритеты изменились, появились вещи важнее, чем дом и семья. Константин много работал, а я терпеливо ждала. Но гастролей становилось все больше и больше. Уехал на неделю, вернулся через полгода. Доходило до смешного. Как-то Костя вернулся среди ночи. Я вскакиваю, сквозь сон спрашиваю: «Кто здесь?». Он отвечает: «Лежи и привыкай, это твой муж», — поделилась воспоминаниями Сумм.

Когда Константин создал коллектив, состоящий из красоток, пошли слухи о его изменах

Супруги долго не становились родителями. Яна была еще молода и хотела получить диплом прежде чем родить. Лишь в 2000 году у пары появилась дочь Алиса. В 2004-м родилась Лия, а вскоре Константин наконец-то стал отцом мальчика. Сына композитор, разумеется, назвал Валерием в честь брата.

не пропуститеВера Брежнева: «Мне дико читать в комментариях, что я муза Меладзе»

Поначалу Константин и Яна даже не задумывались, что у сына есть проблемы со здоровьем. Мальчик был активным и любознательным, а редкие странности родители списывали на особенности характера. «Ничто не предвещало беды. Помню, как Костя приходил с работы, дети бежали его встречать. Папа по очереди подбрасывал их вверх, а Валерьяша все время твердил: «А потом Валера, а потом Валера…» Однажды, прогуливаясь с сыном мимо стенда памяти одному врачу, сказала ему: «Доктор умный был, людей лечил». С тех пор он произносил эту фразу каждый раз, когда оказывался в том месте. А к трем годам начался регресс, но мы не сразу это поняли. Думали, капризничает, а он терял приобретенные речевые и коммуникативные навыки, даже не мог сам себя обслужить. Позже нам объяснили, что речь Валерьянчика была неосознанной. Абсолютно все дети до трех лет работают как диктофон, повторяют слова за окружающими», — делилась Сумм.

Яна посвятила себя заботе о детях

В итоге единственному сыну Константина Меладзе поставили диагноз «аутизм». Это стало ударом для композитора и его супруги. «Это не приговор, это — расстрел, после которого тебя оставили жить. Это тяжелейшее заболевание, которое пока никак не лечится. Оно корректируется. Я говорю о тяжелой форме аутизма. Таких деток можно обучать. Думаю, родителям, которые столкнулись с подобной проблемой, знакомо чувство страха, беспомощности перед горем, стыда. Наше общество «инаковых» не принимает, не признает. Но когда у ребенка появляются первые успехи, просыпается надежда, вера — и вот тогда начинается новая точка отсчета подлинных побед и светлой гордости за своего ребенка», — подчеркивала Яна.

Супруга композитора и до этого была погружена в детские заботы, а после постановки диагноза сыну она и вовсе с головой ушла в материнство. Константин в тот период находился на пике популярности: помимо успешной работы с братом, он раскручивал и коллектив под названием «ВИА Гра», сплошь состоящий из сексапильных красоток.

«Обмани, но останься»

Брежнева начала тайно встречаться с Меладзе еще в период участия в группе

В 2000 году Константин Меладзе воплотил свою давнюю мечту: создал женский коллектив. Состав группы постоянно менялся, в какой-то момент поклонники даже стали путаться в солистках. Однако Веру Брежневу точно помнят все фанаты коллектива. Блондинка была красива, сексуальна и неплохо пела. Устоять перед такой было бы трудно любому мужчине.

Яна Сумм долгое время не догадывалась, что у мужа появилось новое увлечение. Будучи уверенной в прочности семейного союза, она даже не ревновала Константина к Брежневой или любой другой солистке «ВИА Гры». Сомнения стали возникать лишь через несколько лет.

не пропуститеКонстантин Меладзе: «Никак не объяснял детям причины развода, переложил все на плечи их мамы»

«Я догадывалась, но не знала наверняка. В 2005 году, будучи беременной младшим сыном, я списала кризис в наших отношениях на измену, инстинкт, временную слабость. Измену смогла простить. А подтверждение тому, что служу картинкой, за которой муж живет другой жизнью, я получила позднее. Открыто могу сказать: я из тех женщин, которые, подозревая обман, могут посмотреть телефон мужа. И тогда я не выдержала, набрала ее номер. Сказала: «У меня нет ни упреков, ни претензий. Для меня звонить вам — это унижение. Но я иду на это по одной причине: мне нужно понимать, что проиcходит в моей семье». Ответ был неискренним: «У нас рабочие и дружеские отношения, как у отца с дочерью… Он мой наставник. Ничего нет», — рассказала о своем общении с Верой Брежневой Сумм.

Брежнева пыталась обрести личное счастье с бизнесменом Михаилом Киперманом, но этот брак быстро распался

В середине 2000-х певица и правда пыталась устроить личную жизнь: она вышла замуж за бизнесмена Михаила Кипермана, родила вторую дочь. Со стороны казалось, что Вера счастлива, но в 2012-м пара рассталась. Ходили слухи, что это произошло как раз из-за тайного романа с Меладзе.

Так или иначе, получив подтверждение непрекращающимся изменам, Яна решила расторгнуть брак. В этой ситуации ее не поддержали даже самые близкие люди: друзья и родственники считали, что женщина должна продолжать играть роль счастливой хранительницы домашнего очага. Вот только Сумм слишком устала от лжи.

Она согласилась поставить бракоразводный процесс на паузу только в 2013-м, когда Константин Меладзе тяжело переживал личную трагедию: будучи за рулем, композитор насмерть сбил 30-летнюю женщину. Тогда музыкант заперся дома и неделями не общался с окружающими. Вытащить его из состояния глубокой депрессии смогла только работа.

не пропуститеЛюбовь спасет мир: главные мужчины в жизни Веры Брежневой

«Через месяц после того, как я понял, что со мной, вспомнил, что должен заканчивать музыку к фильму. Я на карачках залез в студию, включил свою аппаратуру и начал писать, потому что понимал: что бы со мной ни случилось, фильм должен выйти к определенному сроку. И, как часто бывало, музыка и работа постепенно вытащили меня за шкирку», — делился композитор в интервью.

Сейчас Меладзе счастлив рядом с Верой Брежневой

Однажды в то непростое время в дверь дома Константина Меладзе позвонила Вера Брежнева. Для Яны Сумм появление соперницы на пороге стало знаком: пора принимать кардинальные меры. «Эта женщина пришла ко мне в дом. Зачем? Сказала, хочет помочь. А я думаю, она пришла, чтобы выйти «из подполья». У меня был один вопрос: «Во имя чего понадобилось столько поломанных судеб? Я же звонила тебе. Посчитай, сколько лет жизни вы у меня отняли. Почти 10 лет!». В ответ — широко открытые глаза: «Просто тогда я посчитала, что так будет лучше». Комментарии излишни. Я поняла, что больше у меня нет времени, ни одного лишнего дня на всю эту «духовность» под названием «ВИА Гра», — подчеркивала Яна.

«Полжизни привыкал я к ней, а нужно было просто уйти»

Благодаря Вере у композитора начался новый жизненный этап

Что самое интересное, для Константина Меладзе новость об окончательном расставании с женой стала полной неожиданностью. «Он думал, что от таких мужчин, как он, женщины сами не уходят. И развода он не хотел. Но я попросила раздельного проживания. Сказала, что он должен собрать вещи. К детям может приходить столько, сколько считает нужным. Если он не уходит, уйду с детьми я. Благодарна ему за то, что отпустил меня из этого эмоционального ада. Спасибо, что ушел быстро и по-хорошему. Помните, как Левий, отпуская Мастера, говорит: «Он не заслужил света, он заслужил покой». Сначала у меня наступил покой. Потом я стала понимать, что наконец-то живу, дышу, прихожу в сознание. После развода я стала сильнее», — рассказывала Яна.

Константин никогда не высказывался негативно о бывшей супруге. Наоборот, он признавал, что был далеко неидеальным мужем. «Я отношусь к такому типу людей: пока пинком не выпрут, буду вот так сидеть и жить. Она права на все сто процентов, права во всех претензиях, раз она так говорит и так считает. Понятно, у меня может быть своя точка зрения. Но я не спорю и считаю, что, безусловно, в качестве мужа я хуже некуда», — подчеркивал он в программе «Наедине со всеми» Первого канала.

не пропуститеБывшая жена Валерия Меладзе поблагодарила его за измену

На фоне этого довольно неожиданной выглядела композиция «Мой брат», которую Константин записал вместе с Валерием. В этой песне мужчины рассказывают о том, как долго терпели бесперспективные отношения, от которых просто нужно было вовремя отказаться. Кстати, в тот период, когда хит увидел свет, Константин уже был женат на Вере Брежневой. Влюбленные устроили тайную свадьбу в Италии и наконец-то перестали скрываться.

Яна тоже недолго горевала в одиночестве: вскоре после расставания с Меладзе она встретила новую любовь. В браке с избранником по имени Олег она состоит уже более пяти лет. Сейчас женщина благодарна Константину за то, что он ушел из ее жизни.

Новый супруг полюбил не только Яну, но и ее детей. «Я не представляю, как бы справилась без любимого. Был такой случай, что Валера ложился спать, прыгал на кровати и рассек себе бровь. Олег меня оставил дома с дочками, а с «летчиком» посреди ночи помчался в больницу. Я была спокойна и уверена, что муж позаботится о Валере», — рассказывала бывшая жена композитора.

Сейчас дочь композитора Лия вовсю покоряет музыкальный Олимп

А вот Вере Брежневой наладить контакт с детьми Меладзе не удалось. Несколько лет назад Сумм жаловалась, что певица пытается втереться в доверие к ее наследникам. Якобы артистка пыталась сблизить своих детей с дочерями Константина, но из этого ничего не вышло. Недавно наследница композитора Лия рассказала, что не общается с Верой.

«Мы вообще не общаемся. Конфликтов никаких не было, вообще ничего не было. Просто я общаюсь только с папой», — рассказывала девушка.

После развода Яна Сумм вплотную занялась проектами, нацеленными на развитие и социализацию детей с аутизмом. Она создала создала центр помощи для малышей с таким диагнозом, работающий по АВА-терапии, придуманной в Америке. Конечно, они с Меладзе навсегда будут связаны наследниками, но кроме этого у бывших супругов не осталось ничего общего.

По материалам «Комсомольской правды».

Фото: Татьяна Николаева/ИТАР-ТАСС , Наталья Логинова/PhotoXPress.ru, Legion-Media, личный архив, архив «Стархита», архив пресс-службы, Vk.com, Instagram.com (данная соцсеть запрещена в РФ и принадлежат компании Meta, которая признана в РФ экстремистской)

Братья Яндиевы: о карьере в MMA, воспитании отца и многом другом

«На три месяца во Франции у нас было 500 долларов на двоих»

– Предлагаю с самого начала: как вы вообще оказались в спорте?

Абукар: Когда мы шли в первый класс, мы с братом хотели пойти на бокс. Но отец не разрешил, сказал, будут частые травмы головы и отдал нас на дзюдо, ведь сам в прошлом им занимался. Так мы оказались в школе «Самбо-70», там и выросли. Выступали как по дзюдо, так и по самбо.

– Вы учились в одном классе? А разница в возрасте у вас год.

Абукар: Отец так решил, захотел, чтобы мы были именно вместе.

– Директором у вас уже тогда был Ринат Лайшев?

Адам: Да-а, мы вообще его любимчиками были! Он нам постоянно подарки дарил за наши выступления. Как сейчас помню: подарил нам первые кассетные плееры. Тогда это было очень круто! С Ринатом у нас очень теплые отношения и сейчас.

– Что вам прежде всего дало дзюдо?

Абукар: В первую очередь — дисциплину. Элементарный поклон перед началом схватки.

Адам: Дзюдо привлекает своей чистотой. Даже если по одежде судить. Мы в какое-то время хотели в вольную борьбу пойти, но из-за формы нас туда отец не пустил. А в дзюдо кимоно, пояс тебя подчеркивает, весь чистый, опрятный. Дзюдоисты все очень воспитанные, интеллигентные. Особенно это хорошо можно на сборах прочувствовать. У боксеров вот совсем другая манера общения.

– Когда впервые выступили на международном турнире?

Адам: Нам было лет 10-11, в Питере проходил. Абукар выиграл тогда, а я третьим стал. Кстати, в финале он разобрался с моим обидчиком. Было очень приятно!

– И до каких высот дошли в дзюдо?

Абукар: Выигрывали Кубки мира, Европы, чемпионат Франция...

– Франции?

– Адам: А мы за них выступали, в 2005 и 2006 годах.

– Как так вышло?

Абукар: Нас изначально туда отправили язык учить.

Адам: Да, но при этом в юношеском возрасте мы очень хорошо боролись, Абукара постоянно признавали борцом года. И оттуда поступило заманчивое предложение, а по молодости ведь особенно сильно хотелось за границу.

– Тяжело было по началу освоиться во Франции?

Абукар: Да, люди там другие. Интеллект другой, понятия. Как в Россия — поговорить по душам — вообще такого нет.

Адам: Они как-будто суррогатные, не настоящие. Европейцы вообще все на одно лицо, если в целом.

– И сколько проходила ваша адаптация?

Адам: Так до конца там и не освоились. Хотя в начале мы прошли большое испытание: у нас было в кармане 500 долларов на двоих, на три месяца. А хлеб тогда стоил 6 евро. Родители спрашивали, все ли у нас хорошо, мы, конечно, говорили, что все в порядке. А сами ужасно исхудали! И залы какое-то время там были закрыты, даже тренироваться было негде. Где-то только через две недели после нашего приезда открылась местная секция дзюдо. Приехал тренер и мы попросились к нему. Он стал просить всякие справки, а у нас ничего этого не было. О чем речь, если и деньги тоже кончались... Даже поясов не было, чтобы кимоно завязать. Он ответил, что сейчас «не вариант», все спортсмены на сборах в Каннах. Тем не менее, мы попросили взять нас с собой хотя бы на один день, чтобы мы смогли показать, на что способны. Абукар тогда весил 60 кг, а я 63. И он с большой неохотой нас повез туда. Приехали... Мы в то время даже пояса по-колхозному завязывали, а вышли на татами — там чемпионы Франции, весом 73 кг и 66. Ну, мы начали разминаться, а потом когда пошла борьба, настало и для тренера время обратить на нас внимание. Мы всегда выкладывались на 100% и как стали швырять соперников во все стороны... Тренер от такого дал нам еще более сильных ребят, мы и их побороли. Он был в шоке! Тут же спросил, как нас зовут, дал распоряжение, чтобы в ресторане, который был их спонсором, нас кормили в любое время, когда мы придем. На сборы каждый день нас возил сам, на своей машине, хотя остальные спортсмены ездили специальным автобусом. Карманные деньги давал...

Абукар: Мы когда вернулись в Москва, всем подарки привезли: папе, маме, сестренке. И даже свои деньги остались: отец все удивлялся, откуда они у нас!

– За счет чего вам удавалось выдержать физически местных чемпионов?

Абукар: Это все школа самбо. Из-за нее ведь правила дзюдо и поменяли, запретили вообще дотрагиваться до ног, выполнять определенные захваты... Против российской школы это было направлено, потому что никто в мире больше так не делал.

– На этом заграничные приключения не закончились?

Абукар: После Франции был Катар, там мы работали в Полиция и выступали еще за них. Давали различные мастер-классы охране короля. Там были хорошие условия, два с половиной года там провели. Когда мы Кубок мира за них выиграли, нам подарили квартиру, спортивный катер, машину.

Адам: Нас там вообще очень сильно любили, узнавали, когда проезжали мимо — рукой махали.

– У вас разница в весе была всегда?

Абукар: Нет, мы года три на юношеском уровне боролись в одной весовой категории.

– Соперничали друг с другом?

Абукар: Мы постоянно выходили в финал друг на друга и по очереди сдавались (улыбается).

– Друг против друга никогда не будете выступать?

Абукар: Исключено. Мы даже на тренировке не можем в полную силу спарринговаться.

Адам: И я не могу его ударить, и он меня. Только бороться, и то не полностью выкладываясь.

– Почему было решено уйти из дзюдо?

Абукар: Как раз из-за изменений в правилах. У меня коронные приемы были проход в ноги, «мельница», различные броски за ноги. А это все запретили и меня несколько раз дисквалифицировали.

Фото предоставлено пресс-службой

Адам: Когда брат ушел, я еще хотел продолжить, но после запрета с ногами, запретили еще и некоторые захваты — уже мой коронный прием. Это был бред! Тоже самое, что сейчас волейболистам сказать: играйте спиной к сетке! Поэтому тоже ушел. А далее Абукар провел первый бой по правилам ММА и я загорелся.

«Лучше сто раз проиграю сам, чем увижу, как проигрывает брат»

– Тяжело дался переход из дзюдо в смешанные единоборства?

Абукар: Тяжеловато: тело было не привыкшее, постоянно уставали плечи, руки. От другой нагрузки и печень прихватывало. Первые месяца три мучались, а потом нормально.

– Почему именно ММА?

Абукар: Всегда этим интересовались. Нас еще в 1998 году тренер повез на турнир по боям, чисто попробовать. Выиграли, но отец запретил. И даже сейчас, в октябре 2014, когда был мой первый профессиональный поединок, папа не знал о нем. Он был за границей, я выступил втихоря.

Адам: А когда он прилетел, то и я попросил у него разрешения провести бой. Тоже выиграл, так все и началось.

– Много времени прошло перед тем как освоили ударную технику?

Абукар: Я достаточно долго не мог найти своего тренера, с которым продуктивно сработались бы. Сейчас вот уже 4 месяца у Рамзи Ибрагимова, и виден безусловный прогресс. Пару месяцев назад к нам и Адам присоединился.

Адам: Я до этого даже руки неправильно держал, стойка была плохая. Сейчас я понял: вообще ничего не знал.

– В начале карьеры вы достаточно часто дрались. Как удается выдерживать такой темп?

Абукар: Это еще с «Самбо-70» пошло, за счет физических кондиций.

Адам: Да и соперников нам подбирают равных. С таким же рекордом, как и у нас, вперед не гонят. Поэтому мы плавно идем по карьерной лесенке.

Абукар: Многие, кстати, думают, что мы заведомо сильнее наших противников. Потому что судят по картинке: мы же не виноваты, что мышц у нас больше! Мы этим еще с детства отличались. В пятом классе я 33 раза подтягивался, тогда как остальные ребята максимум 15.

Фото предоставлено пресс-службой

– При переходе в ММА: что понравилось, что не очень?

Абукар: Нравится все, кроме одного: сгонка веса.

Адам: О да-а-а!

Абукар: Некоторые по 20 кг гоняют, а потом за день набирают 15. Это же очень вредно для здоровья. Даже в UFC запретили физраствор, с помощью которого это делается.

– С тех пор, как вы оказались в смешанных единоборствах, многое изменилось? Как идет развитие спорта?

Абукар: Очень многое для развития ММА у нас сделал Вадим Финкельштейн. Сейчас появляется все больше и больше организаций, поэтому на месте не стоим.

– Почему, кстати, выбор пал на выступления именно в М-1?

Адам: Потому что это одна из лучших организаций. По рейтингу она недалеко от UFC, а если выступать, то среди лучших.

– Все ваши бои заканчивались в первом раунде. Это цель или стечение обстоятельств?

Абукар: Такой цели нет. Готовимся на три раунда, но если соперник ошибается и ты его на этом ловишь, не отпускать же его, зачем лишний риск?

Адам: Опытные бойцы умеют рассчитывать свои силы на дистанции боя, где-то выкладываются, где-то чуть отступают. У нас этого пока нет, нужно набираться. Выходим и хочется сразу же все показать!

– Абукар, твой крайний поединок — дело принципа? Выйти в реванше против Чарльза Андраде, ведь он нанес тебе единственное поражение в карьере.

Абукар: Все: и друзья, и тренеры говорили мне, что реванш с ним не нужен. Но я так не могу! Проиграл, значит нужно исправиться. Тем более я проиграл ему у себя дома, в Ингушетии, у всех родных на глазах. Теперь я удовлетворен.

Фото предоставлено пресс-службой

– Адам, это правда, что ты готов был спуститься в категорию ниже, чтобы отомстить за брата?

Адам: Конечно, я изначально из-за этого и начал худеть. Но потом они меня все отговорили, хоть я очень сильно и хотел. Абукар мне запретил, сказал, что сам должен разобраться. Вот он его и уничтожил, даже я не потребовался.

– Продолжишь сбрасывать вес?

Адам: Да, я перейду в категорию до 84 кг.

– Получается, вы снова будете в одной?

Абукар: Нет, я уйду в до 77.

– Тяжело наблюдать бои друг друга?

Абукар: Очень! Поединок Адама в Сочи... Я так сильно еще никогда не нервничал. А дважды было так, что мы выступали на одном турнире. Самому выйти подраться намного легче. Сидишь в раздевалке, и думаешь о брате.

Адам: Сто раз подерусь сам и сто раз проиграл бы вместо Абукара, чем еще один раз это увидеть! Невероятно тяжело. Стоишь в его углу и ничего не можешь сделать, от каждого удара соперника меня аж трясло. Во время реванша я аж прыгал около клетки, все не на Абукара смотрели, а на меня (смеется).

– Скоротечные поединки не мешают?

Абукар: Хотелось бы, конечно, подраться и три раунда, чтобы посмотреть, как организм отреагирует, на что способен.

Адам: Мы над этим работаем, чтобы тянули бои подольше. Все возможности у нас для этого есть.

– Адам, теперь твоя очередь рассказать о крайнем поединке с Дмитрием Войтовым.

Адам: Я неправильно подвелся к этому бою. Иногда во время подготовки отвлекался на что-то другое, хоть и не пропускал ни одной тренировки. Плюс прямо перед боем были очень сильные боли в животе, и я знаю, что на моем месте другой бы в рейдж просто не вышел. Мне еще никогда не приходилось себя так заводить, я прыгал всю дорогу от раздевалки, чтобы просто хоть как-то быть в тонусе. Но произошедее стало для меня большим уроком, к следующему бою я буду готов по-другому.

Абукар: У Адама еще очень много энергии отнимают его съемки. Клипы всего трехминутные, а делаются-то они несколько дней.

– Адам, как отнесся к реакции в интернете по поводу боя?

Адам: Есть у нас диванные войска, которые вооружены только сплетнями, да чипсами с колой. С одной стороны, я им могу сказать спасибо. Они даже заряжают, хочется быть еще сильнее. Они думают, что мы будем обращать на них внимание, но это не так. Такие люди всегда были. Даже Пророк попросил Всевышнего уберечь его от злых языков, на что тот ответил, что себя-то не уберег. Что уж тогда о нас говорить? Поэтому мы просто идем дальше.

– Некоторые даже пишут, что бой был куплен...

Абукар: Мы из состоятельной семьи, отец — соучредитель М-1. Наверняка, поэтому так и думают. Но никто же не знает, что с 18 лет мы полностью должны были стать самостоятельными, никто не знает, сколько и как мы тренируемся. К делу отца мы отношения не имеем, мы просто спортсмены. Поэтому, кстати, я не дерусь сейчас в М-1 ,чтобы разговоров было меньше. Плюс у Адама последний его клип, где он ездит на дорогих машинах, народ видит только это. Легче сказать, что бой куплен, ведь по мнению людей имеются такие возможности.

Адам: Эта машина у меня только сейчас появилась, когда я стал взрослым. Отец так воспитывал. Когда это не стало главным в моей жизни, тогда мы это все и получили. В этом плане отец большой психолог, и мы очень благодарны, что он нас так воспитал. Имея все, мы росли практически с самого низа, и нам было тяжело. Ребята по «Самбо-70» знают. Сейчас же у нас видят только оболочку.

Фото предоставлено пресс-службой

– Касательно дальнейших планов, уже что-нибудь известно? Даты, имена соперников?

Абукар: Пока мы немного хотим отдохнуть, залечить травмы. Через недели две-три поедем на сборы в Голландию. Там пробудем месяц.

Адам: Там очень хорошая школа ударки, как раз то, что нам надо. А по именам соперников еще даже не думали, только-только от своих боев начали отходить.

– Адам, многие очень сильно ждут твоего боя с Владимиром Минеевым.

Адам: Я уже говорил, что я за, но все вопросы к Вадиму Финкельштейну. Я пока иду своей дорогой, и не буду же я сворачивать из-за каждого возможного соперника.

Абукар: Я изначально сказал, что с Минеевым Адаму встречаться еще рано. Он хороший ударник и на данный момент надо полгода-год, чтобы подготовиться к нему.

Адам: Да я и сам это понимаю (улыбается).

«Абукар всегда был серьезным, а я люблю «движения» наводить»

– Отец очень сильно повлиял на вашу жизнь. Что главное он вам дал?

Абукар: Справедливость. Он всегда говорил, что мы должны быть справедливыми, независимо от каких-либо факторов: расы, национальности или еще чего-то.

Адам: Если конфликт между русским и ингушом, то надо заступаться за того, на чьей стороне правда. В детстве мы вечно кому-то помогали, с самых юных лет дрались постоянно. Заступались за тех, кого обижали.

– А маме какого при этом было?

Адам: Маме было сложнее всего. Она говорила нам: когда я не знаю где вы, как тяжело стоять у окна и ждать вас. А вас все нет и нет... Когда будут свои дети, говорила, поймете. Но сейчас мы ей не даем переживать!

– Вы всегда вместе ходили и держались друг друга?

Абукар: Нас по отдельности вообще не видели тогда.

– Сейчас так же?

Абукар: Ну уже не так. Все-таки, я в 21 год женился, у меня сейчас трое детей...

– Адам, а у тебя есть семья?

Адам: Я разведен. Но ничего, постараюсь старшего брата догнать! (улыбается).

– С виду кажется, что по характеру вы абсолютно разные..

Абукар: Жизненные понятия у нас одни. А люди все разные.

Адам: Абукар всегда был серьезный, строгий во всех отношениях. А мне всегда надо было «движения» наводить. И это, честно говоря, золотое сочетание! Дополняем друг друга.

– Абукар на правах старшего брата подсказывает что-то?

Адам: Да, и я его слушаю. Если бы у меня его не было, я бы здесь и не сидел. Он для меня всегда был примером, как и отец.

– Адам, тебе нравится быть довольно эпатажным бойцом?

Адам: Я это делаю для народа, болельщиков, чтобы понравиться им. Чтобы они не просто сели и посмотрели бои, а чтобы еще было какое-то развлечение. Мне всегда хотелось внести что-то необычное. Но я не стараюсь что-то специально придумывать, я такой какой я есть и идеи сами приходят мне в голову. Люди это, к сожалению, называют просто понтами.

– Абукар, а ты больше предпочитаешь оставаться в тени?

Абукар: Не то что в тени, просто мне это не нужно. Я по-другому настраиваюсь на бои. Я весь в себе перед поединком и так было с детства. Помню еще в школе, тренер заходит в раздевалку и говорит: внизу соревнования, пошли поборешься. Я тогда плохо выступил, потому что не могу так: мне нужно время чтобы настроиться, сразу я не могу.

– Адам, откуда у тебя прозвище - «Борода»?

Адам: На этот вопрос лучше ответит Абукар. Давай, рассказывай.

Абукар: Ему всегда говорили, что у него красивая борода. И как-то мы сидели, я говорю, давай, переименовывайся в инстаграме на «бороду». Вот и понеслась.

– Почему у тебя нет прозвища?

Абукар: Я не хочу. Прозвище должны люди давать. Многие, правда, мне уже все придумали: «Патриот». Но я пока не знаю. Без него мне больше нравится.

– То редкое свободное время как проводите?

Адам: Стараемся просто отдохнуть. В своей компании. Самых близких. Где ты можешь и расслабиться, и развлечься. Но о спорте не забываем никогда.

Абукар: А я скалолазанием увлекаюсь. Это еще с дзюдо пошло, там для захватов это было очень полезно.

– Абукар, сколько детям лет?

– Дочке шесть лет, и парням: два с половиной и полтора годика.

– Уже как-то прививаешь им любовь к спорту?

– Да, болевым учу (смеется).

Адам: Они, кстати, копии нас, когда мы маленькими были!

– А вас путали когда-нибудь?

Адам: Да постоянно, мы же очень похожи. Показал ребятам из зала фотографии с детства... Там они меня назвали Абукаром, а его — Адамом.

– В чем видите свою главную цель в своем деле?

Абукар: Пояса, различных организаций. И UFC, конечно. Но для этого нужен опыт.

Адам: Меня вот часто спрашивают, представляю ли я себе бой с Джоном Джонсом? У него две руки. Две ноги. Поэтому почему нет? Невозможного нет.

«К Кокорину в молодости никаких претензий не было»

Десять лет назад в переходном сезоне-2011/12 «Динамо» не завоевало ничего, но существуй приз зрительских симпатий, его заслужила бы именно эта команда. Специалист, руководивший той командой, а в последние три года не востребованный, поделился со Sportbox.ru воспоминаниями о пройденном пути.

За поражения от «Динамо» в «Спартаке» снимали директоров школы

— Вырос я в подмосковных Люберцах, — рассказал Сергей Николаевич, отметивший в этом году 60-летие. — Играл за детскую дворовую команду поселка Люберецкого коврового комбината. Из нее же вышел Сергей Базулев (чемпион СССР 1989 года в составе «Спартака». — Прим. Sportbox.ru). Правда, вместе мы не играли — он старше на три с половиной года.

Серега, кстати, очень здорово играл в хоккей с шайбой. На порядок сильнее, чем в футбол. Но получилось так, что не поступил в институт, загремел в армию, служил в спортроте, а потом оказался в костромском «Спартаке» и «Красной Пресне». В Финляндии, куда уехал после «Спартака», получил во время матча тяжелую травму головы (ударился о бетонный пол. — Прим. Sportbox.ru), закончил играть и остался жить в этой стране. Несколько лет назад встретились в Люберцах: Базулев приезжал навестить родителей.

— А вы там бываете?

— Конечно. В Люберцах живут мама и сестра, а у меня от отца, который, к слову, хорошо играл в хоккей с мячом, там остался гараж с погребом.

— Как же вы добрались от детской поселковой команды до «Динамо»?

— Когда пришел в люберецкое «Торпедо», вызвали в сборную Московской области. Ребята там были старше на год-два, но после первого же матча меня сделали капитаном. Оттуда попал в сборную РСФСР.

Стали приглашать в клубные школы. Съездил в «Торпедо», «Спартак» и, наконец, в «Динамо», где поразил уровень инфраструктуры: крытый манеж, Малая спортивная арена, поля на Флотской улице. Да и уровень игроков был высок. Девять человек выступали за юношескую сборную Москвы, четверо числились кандидатами в сборную СССР. Решил, что пойду в «Динамо», но попросил дать возможность доиграть первенство области за люберецкую команду.

В это время меня стал зазывать ЦСКА: «Куда ты идешь? — говорили. — Тебе там места не найдется». Дело в том, что до тех пор я играл центрального нападающего или центрального полузащитника, а в динамовской школе, оценив мою высокую скорость, во мне увидели последнего защитника. Между тем на этой позиции в команде был Игорь Гладышев, входивший в юношескую сборную СССР. На это и обращали внимание армейские представители.

Но я им отказал, и меня взяли в «Динамо», хотя я уже пошел в 10-й класс. Обычно в таком возрасте в школу не брали, но для меня сделали исключение. При этом ставили то на одну, то на другую позицию. Играл в частности опорного полузащитника. В дубле располагался «под нападающими» и довольно много забивал.

Когда освободилось место левого защитника, зацепился за него и в 1983 году дебютировал в основном составе именно слева. А в 1985-м на сборе в Болгарии получили травмы сразу двое центральных защитников, и в февральских товарищеских матчах в Шотландии с «Глазго Рейнджерс» и «Хайбернианом» я действовал в центре обороны. Сыграл достаточно уверенно, так что впоследствии меня стали рассматривать как центрального защитника.

Собственно тогда, при Сан Саныче Севидове, я и стал играть постоянно, а до этого четыре года пробыл в дубле. Привлекали в основную команду во время предсезонки, когда футболисты разъезжались по сборным, а потом следовал обратно в резерв. Думал уже, что придется уходить куда-нибудь во вторую лигу.

Александр Севидов / Фото: © РИА Новости / Игорь Уткин

— В основной команде вы дебютировали в матче с яркой вывеской, но с неудачным для «Динамо» итогом: ваша команда потерпела поражение от «Спартака» со счетом 0:3. Что вспоминается о той игре?

— Доверие мне оказал Вадим Иванов (в прошлом защитник «Динамо» и «Спартака», в составе которого стал чемпионом СССР в 1969 году. — Прим. Sportbox.ru). По ходу чемпионата 1983 года Иванов сменил в должности главного тренера Вячеслава Соловьева, но команда выступала неудачно, так что он руководил командой только около полугода.

Что касается собственно матча, то нас подвело удаление еще в первом тайме (Николай Латыш выразил несогласие с арбитром, а потом и оскорбил его. — Прим. Sportbox.ru).

— В августе 2012 года вы покинули пост главного тренера «Динамо» после крупного поражения от того же «Спартака» — 0:4, тем самым как бы «закольцевав» историю. А спустя три с половиной месяца после динамовского реванша со счетом 5:1 красно-белые уволили Унаи Эмери. Дерби «Динамо» и «Спартака» чреваты жертвами?

— Это очень принципиальное противостояние, оттого и принимаются радикальные решения. Не помню уж в каком году, когда я руководил центром подготовки «Динамо», мы дома всеми командами обыграли «Спартак» — и в этом клубе сняли директора школы. Во втором круге играли на «Спартаке», где открыли интернат и поля (новый футбольный комплекс увидел свет в Сокольниках осенью 2009 года. — Прим. Sportbox.ru), опять победили всеми командами — и устроили увольнение еще одного директора.

Соцобязательство Резника

— В «Динамо» тренеров меняли часто. Не раздражали приезды генералов, которые объясняли, как в футбол играть?

— Объяснять не объясняли, но их приезды напрягали — это факт. Нам напоминали, что мы все-таки военнослужащие: заставляли больших начальников в форме встречать, аттестации устраивали. А игроков ЦСКА, когда мы как-то жили вместе с ними на базе сборной в Новогорске, однажды в форме отвезли на учения.

— Куда-нибудь на Дальний Восток из «Динамо» ведь никого не отправляли?

— Нет, но в часть сажали. Так поступили, например, с Александром Бубновым, когда он собрался в «Спартак». За разные дисциплинарные нарушения наказывали Николая Латыша с Юрием Резником и, кажется, Александра Маховикова. Чтобы жизнь медом не казалась.

Накачки же были постоянные. В 80-м, будучи в дубле, присутствовал на предсезонном собрании, во время которого футболисты принимали социалистические обязательства. В команде между тем было 13 человек, включая Евгения Ловчева, кто в разные годы за сборную СССР выступал.

Кто-то заявляет: «Будем бороться за тройку и надо Кубок завоевать». Другой в том же духе: «Должны стать чемпионами и выйти в финал Кубка». Доходит очередь до Резника. «Не вылететь бы», — говорит. Все засмеялись. Руководители — его урезонивать: «Мы серьезным делом занимаемся, а вы все в смех превращаете».

«Динамо» хорошо стартовало, но тогда в чемпионате придумали лимит ничьих. После 10-го ничейного результата очки команде не начислялись. Мы лишились сразу четырех очков, скатились вниз и финишировали только 14-ми в двух очках от вылета. И все вспомнили слова Резника.

Как защитник я состоялся благодаря Газзаеву

— В 84-м «Динамо» выиграло Кубок СССР, но в чемпионате было 16-м при 18 участниках. Причем в одном очке от вылета без всяких вычетов за сверхлимитные ничьи. В 85-м оно стало 14-м. При этом в евросезоне-1984/85 добралось до полуфинала Кубка обладателей кубков! Не парадокс?

— Где-то нам повезло, в том числе со жребием. Хотя в 1/16 финала попали на «Хайдук» из Сплита, который сезоном ранее дошел до полуфинала Кубка УЕФА. Дома еле-еле выиграли 1:0 благодаря голу Сергея Аргудяева. А перед ответной игрой в югославской прессе под заголовком «Хайдук» идет дальше» появилось интервью наблюдателя, смотревшего месяцем ранее, как «Динамо» потерпело поражение от «Торпедо» со счетом 0:4. Судя по всему, настрой у соперника был расслабленный. А мы взяли да обыграли его — 5:2, хотя в начале второго тайма уступали 1:2. Валерий Газзаев сделал тогда хет-трик: забил два красивейших мяча и реализовал пенальти.

После этого нам попались мальтийский «Хамрун Спартанс» и греческая «Лариса», а в полуфинале — венский «Рапид». И это тоже был лучший вариант. Ведь в другой паре встречались «Бавария» и «Эвертон».

— Словом, был реальный шанс как минимум повторить результат бесковского «Динамо», игравшего в 1972-м в финале Кубка кубков с «Рейнджерс»?

— Да. Но в первом матче на выезде нас задавил чехословацкий судья. За 20 минут до конца вели 1:0 и пропустили три гола за пять минут (с 68-й по 72-ю — Прим. Sportbox.ru). И это при том, что за считанные минуты до первого гола Паненка не забил пенальти Прудникову. Судья, однако, назначил еще один 11-метровый, который реализовал Кранкль.

А в ответной игре Паненка уже на первых минутах забил со штрафного. Сыграли вничью 1:1 и выбыли из турнира.

— В те годы атака «Динамо» во многом зависела от Газзаева, лучшего бомбардира команды на протяжении шести чемпионатов подряд. Известный в то время спортивный журналист Аркадий Галинский назвал его игроком «не нашей футбольной галактики». Он писал, что Газзаев «был одарен не менее, чем Ромарио и Стоичков, но недооценен. Родись он в Бразилии или какой-нибудь из стран Западной Европы, где на пьедестал возводится личность, быть бы ему звездой первой величины».

— Могу сказать одно: как защитник я состоялся благодаря Газзаеву. Для меня это один из самых ярких футболистов, с которыми доводилось встречаться.

Валерий Газзаев / Фото: © РИА Новости / Александр Макаров

На тренировках мы практиковали упражнение «один в одного». Многие не хотели противоборствовать с дриблером Газзаевым, очень резким, умело обращавшимся с мячом.

В пару с ним часто попадал я и, чтобы не выглядеть «петрушкой», старался изо всех сил. После него бороться с другими было уже легче.

— Думали тогда, что он станет известным тренером?

— Нет, конечно. Но четко помню, что он сам говорил: «Буду тренировать».

— Почему же Эдуард Малафеев летом 85-го с ним расстался?

— Валера очень болезненно отреагировал на то, что тренер его заменил. Больше на базе мы его не видели. Потом он оказался в «Динамо» (Тбилиси), и в первом круге следующего чемпионата мы снова с ним встретились на поле, только уже в официальном матче. «Опять ты», — говорит. Я действовал против него персонально, и мы победили — 2:0.

— Газзаев не забил — значит, пригодились вам навыки, полученные на тренировках?

— Видимо. Хотя в принципе любой защитник, готовясь к игре, должен не только слушать установку, но и изучать будущего оппонента, его сильные и слабые стороны, особенности обводки.

«Мы потеряли два золотых очка», — сказал Малофеев после первого тура

— Лучшим сезоном «Динамо» в вашей карьере игрока, очевидно, стал 1986 год, когда команда имела реальный шанс спустя десять лет стать чемпионом, не так ли? Тогда пришли юные Игорь Добровольский и Игорь Колыванов, раззабивался Александр Бородюк, ставший лучшим бомбардиром чемпионата.

— Год действительно был интересный. В 85-м мы до последнего бились за выживание. Когда ушел Газзаев, не знали, что впереди делать. А в следующем сезоне игра постепенно наладилась. В первом круге была серия из шести побед, на финише — из пяти.

Хотя в 1-м туре мы проиграли в армейском манеже «Зениту» — 3:4. Малофеев тогда удивил заключением: «Мы потеряли два золотых очка» (в то время столько присуждали за победу. — Прим. Sportbox.ru). А в итоге нам до золотых медалей не хватило даже не двух, а одного очка.

— Как вспоминаются два матча за золото с киевским «Динамо», сыгранные из-за переносов в самом конце сезона?

— Все было упущено в Москве. Побеждаем — и мы чемпионы. Вели 1:0, но не удержали преимущество. После игры в раздевалке стояла гробовая тишина. Все прекрасно понимали, что в Киеве шансов мало.

В московском матче я участвовал, а в Киеве переживал на скамейке, так как получил вторую желтую карточку.

Оба матча почему-то судил один и тот же судья — Хохряков. В Москве при счете 1:0 он не поставил пенальти, когда сбили Колыванова, а в Киеве назначил 11-метровый в наши ворота. Нас устраивала ничья, но мы проиграли — 1:2.

На следующий год мы там победили. Но лучше бы это произошло в 86-м.

— Что за тренер был, на ваш взгляд, Эдуард Малофеев, вошедший в футбольный фольклор своими афоризмами?

— Все люди разные. У Эдуарда Васильевича были свои прибамбасы, но это, безусловно, фанат футбола, к которому отношусь с огромным уважением. Не надо забывать, что в 1982 году он сделал чемпионом Минск, да и нас совсем чуть-чуть не довел до золота.

Мне довелось с ним общаться и после московского «Динамо». Он меня сначала в Минск выдернул, а потом, когда я вернулся из Бельгии, в Тюмень затащил.

Эдуард Малофеев / Фото: © РИА Новости / Борис Светланов

Этот человек буквально источал энергию. При этом он привык все делать сам. Мало кто помнит, но уже на седьмом десятке лет он недолго поработал в шотландском клубе «Хартс» (в 2006 году при русском владельце Владимире Романове. — Прим. Sportbox.ru). Как рассказывал Эдуард Васильевич, он на сборе в Турции принялся проводить разминку игроков, когда ему сказали: «У нас здесь для этого специальный тренер есть», — и ему стало неловко.

Да, Малофеев всякие притчи игрокам рассказывал. Самая знаменитая — о вожаке павианов, который, спасая стаю и жертвуя собой, бросился на льва. Мы посмеивались. Но ведь тренер старался тем самым довести мысль, что лидеры команды должны вести за собой остальных.

— Малофеев был мнительным?

— А тренеры и спортсмены вообще мнительные. После победы стараются соблюдать тот же порядок действий, что был в прошлый раз, точно так же строить подготовку к игре. Уверен, что у 95, если не у 100 процентов спортсменов есть свои приметы.

Севидов как-то разозлился и пригрозил нам тяжелыми упражнениями на «физику». И вдруг Александр Хапсалис, вышедший на поле позже других, напомнил: «Сан Саныч, когда «Кайрат» победили, на тренировке в «дыр-дыр» играли». Севидов за ухом почесал: «Правда? Играйте!»

Из Тюмени прислали самолет

— Как вы после Минска оказались в бельгийском клубе «Вавр»?

— Предстояла игра с киевским «Динамо», которую я пропускал из-за двух желтых карточек. Вдруг Малофеев говорит: «Поезжай на просмотр в Польшу. Хотя бы развеешься».

Прибыл я в польский клуб, названия которого не помню. После первой же тренировки предложили остаться, но мне не хотелось. Ночью звонок. Появился вариант в Бельгии. Туда должен был Толя Демьяненко ехать, но он отказался. А команде срочно требовался защитник. И я из Польши полетел в Брюссель, где представители клуба оформили в аэропорту краткосрочную въездную визу.

— Навел справки: «Вавр» по итогам сезона-1991/92 вылетел из второго дивизиона в третий, поставил задачу вернуться, но занял 8-е место, а потом из-за долгов опустился еще ниже.

— Ведущих игроков разобрали, кто-то травму получил. Ставку сделали на иностранцев. Взяли серба, хорвата и меня. Еще был парень из Заира (ныне ДР Конго. — Прим. Sportbpx.ru). Остальные — молодежь. Причем до определенного возраста им не имели права платить больше 200 долларов. Потенциала у команды не было, а тут еще мини-революция произошла. Ушел президент, который вкладывал в клуб деньги. Между тем надо было погашать кредиты, взятые на строительство стадиона.

— Вам-то хотя бы нормально платили по меркам начала 90-х?

— Да, тем более что часть выплат шла неофициально. Но в итоге я много денег потерял. У меня закончилось действие вида на жительство, и пришлось уехать домой, не дождавшись платежа.

— В ФИФА не обращались?

— Пришел в РФС, который только-только создан был в 1992 году. Но там никто не знал, что делать. Это сейчас жалобы в ФИФА пишут, с исками в Спортивный арбитражный суд обращаются. В «Динамо» был такой случай. Причем с игроком, не входившим в основной состав.

Меня же тогда хотели взять два португальских клуба, но бельгийцы заломили непосильную цену. Подробностей того, как тюменское «Динамо-Газовик» выкупило мой трансфер, до сих пор не знаю.

Президентом клуба был Владимир Николаевич Долбоносов, в прошлом капитан «Динамо», а главным тренером в 1993 году стал Малафеев. Команда, готовясь к старту в первой лиге, проводила сборы в Карпатах, и он мне прозвонил: «Хочу, чтобы ты приехал». Особого желания я не испытывал, но он прислал за мной самолет.

— Размах! Что за самолет?

— Ту-134, принадлежавший компании «Юганскнефтегаз», спонсору клуба.

— И вы были единственным пассажиром?

— Нас человек пять летело, в том числе дочь одного из руководителей компании.

На тренировке максималист Малофеев объявил: «Перед нами стоит задача выйти в высшую лигу». «Да он сумасшедший, — подумал я. — Какая высшая лига с таким уровнем игроков!»

Но, когда присоединился к команде перед вторым кругом, увидел, что люди заметно прибавили. Понятно, что это было результатом работы тренера. Через полгода «Динамо-Газовик» поднялся в класс сильнейших.

Комбаровых не различал, потому что замечаний им не делал

— Тренерскую карьеру вы начали с детской школы, потом работали в дубле. Кто из воспитанников производил наиболее сильное впечатление?

— Когда в 2002 году пришел в дубль, потенциал у ребят был не очень высокий. Но за счет организации игры мы два года подряд становились победителями турнира дублирующих составов.

Потом пришла молодежь 1986 и 1987 годов рождения, которую набирал я: братья Комбаровы, Антон Шунин, Владимир Гранат, которого присмотрел в Иркутске. Они заиграли.

Любопытно, что в какой-то момент в команде были три пары близнецов: Имрековы 1985 года рождения, Ятченко — 1986-го и Комбаровы — 1987-го. Если Имрековых и Ятченко я различал, то Комбаровых нет. Все потому, что замечаний им не делал. Дали задание — и они все выполняют. Ни к чему не придерешься. Физические возможности не выдающиеся, но такого характера не встречал ни у кого ни до, ни после.

Дмитрий и Кирилл Комбаровы / Фото: © РИА Новости / Антон Денисов

— В «Спартаке»-то Комбаровы отличались как раз выносливостью…

— Это за счет работы. Когда только пришли, дохлыми были. Им в школе «Спартака», куда собирали лучших, места не нашлось, и они в «Динамо» подались. Юра Ментюков с ними работал.

Когда упражнения на смекалку предлагали, хватали с полуоборота, а когда разрешали импровизировать, и вовсе впору было на камеру снимать. Им это нравилось. За счет «карусели» на поле наш дубль тогда часто обыгрывал команды, в которых было по 7-8 игроков из основного состава. Комбаровы по большому счету должны были раньше оказаться в главной команде, но тут приехала большая группа португальцев. Когда они покинули команду, братья сразу пришлись ко двору.

Впоследствии Дмитрий, как и Шунин с Гранатом, играл за сборную России. Кириллу же не повезло — травма подкосила. Хотя в 2008 году, когда «Динамо» с Андреем Кобелевым во главе заняло 3-е место, он сделал больше всех голевых передач.

Помню, Юрий Павлович Семин, придя в «Динамо» перед сезоном 2006 года, спросил мое мнение о Диме. «А Кирилл не хуже, — сказал я. — Дима выносливее, а Кирилл разнообразнее». Палыч посмотрел на меня с удивлением.

— Почему, на ваш взгляд, ни Семин, ни Олег Романцев в «Динамо» не преуспели?

— У каждого тренера свой взгляд на тренировки, состав, игроков. В 2005 году в клуб привезли кучу португалоязычных футболистов. Тем, кто их приобретал, хотелось, чтобы они все играли. У Романцева же было собственное мнение.

Летом прибыло новое пополнение — чемпион Европы из Греции Юркас Сейтаридис и серебряные призеры Евро-2004 Манише и Коштинья.

Но что бы про них ни говорили, замечу: когда Коштинью при Семине отправили ко мне в дубль, был поражен, что он работал на все 100 процентов. Все задания выполнял на шикарном уровне, да еще другим подсказывал. Наши же рассматривали дубль как ссылку и тренировались нехотя.

Дерлей и Коштинья / Фото: © ФК «Динамо»

Хотя, когда работаешь в дубле, некоторые вещи проходят мимо тебя. Оказавшись в основной команде, я многое для себя открыл.

Смолов был шаляй-валяй, но со временем проявил характер

— Как вас назначали весной 2011 года вместо Миодрага Божовича?

— Примерно так же, как и осенью 2003-го, когда после ухода Виктора Прокопенко я руководил командой в трех кубковых матчах. Поставили исполнять обязанности и сказали, что будут подыскивать иностранного тренера.

В принципе, исполняя обязанности, ты ни за что по большому счету не отвечаешь. Но я так в 2011 году «поисполнял», что подписали контракт.

Обратил внимание еще во время сборов, что, когда на Кевина Кураньи, остававшегося на чужой половине поля во время чужой атаки, шла длинная передача, то рядом не было никого, с кем бы он мог обыграться. Требовалось связующее звено, и им стал Андрей Воронин.

— И образовалась атакующая линия Самедов — Семшов — Воронин — Кокорин — Кураньи, которую в прессе прозвали «волшебным квинтетом». Почему же классный лихой футбол «Динамо» затух весной 2012-го, когда настало время решающих матчей в переходном чемпионате?

— Просто футбол был классным, пока «Рубин» не показал, как против нас играть (команда Курбана Бердыева разгромила «Динамо» в июне 2011 года — 3:0, осенью дважды победила со счетом 2:0, а 9 мая 2012-го взяла верх еще и в финале Кубка — 1:0. — Прим. Sportbox.ru). Нам надо было придумывать и развивать что-то новое, а все хотели на старом багаже доехать.

— У вас случился конфликт с Ворониным?

— Его как такового не было. Но одно дело, когда футболист хочет играть… В интервью после сезона Андрей везде говорил, что покинет команду. Вдруг во время сборов в Австрии позвонил: «Когда мне приезжать?» — «Во всех газетах пишут, что ты уходишь. Мы на тебя уже не рассчитываем». И Воронин отправился в немецкую «Фортуну», где редко попадал в состав.

— Каким был в 20 лет Александр Кокорин?

— У меня к нему не было претензий, в том числе в вопросах дисциплины, так что когда с ним произошла неприятная история, я только удивился, как резко человек изменился.

В сезоне-2011/12 он боролся за место в основном составе на позиции левого атакующего игрока с Федором Смоловым, который старше лишь на год. Сначала выходил Федор, но потом Кокорин выиграл у него конкуренцию.

— Как это воспринял Смолов?

— Подошел ко мне и сообщил: «Хочу уйти в аренду в ЦСКА». «Куда ты пойдешь? — говорю. — Там Думбья, Вагнер Лав. Надо идти туда, где будешь играть, а не сидеть на лавке».

Федор уехал в «Анжи». Там тоже места не находилось. А потом он пошел в «Урал» — и превратился в очень хорошего футболиста. Честно, не ожидал, что Федор обладает таким характером. Вроде был шаляй-валяй.

Вместе с Кокориным они могли бы составить очень грозный тандем. Тем более что дружили с детства и хорошо понимали друг друга. Но не сложилось. А ведь ребята были очень талантливые.

Александр Кокорин и Федор Смолов проводят мастер-класс для детей / Фото: © РИА Новости / Владимир Федоренко

Когда Смолов в первый раз поехал на сборы с дублем, то сразу забил в контрольном матче с азербайджанской командой два гола, и я позвонил Кобелеву: «Андрей, у меня парень, которому в дубле делать нечего». На следующем сборе Смолов работал с основным составом.

— Кокорин мог вырасти в звезду европейского уровня?

— Да. Он маневренный, создавал моменты и забивал голы, как бы его ни лупили и толкали, играл с большим желанием. Думал, Саша рано или поздно уедет в Европу, а он дал себе послабление. После этого на прежний уровень не вернешься. Его постоянные травмы — это однозначно последствия того, что он не тренировался. А кому нужен игрок, которому пошел четвертый десяток и которого нужно реанимировать?

— С Кураньи поддерживаете отношения?

— Немец — уважительный парень. Примерно через год после того, как я ушел из «Динамо», позвонил: «Почему вы не работаете?» — «Так сложилось», — говорю. «Я вам небольшой сувенир оставил на базе».

Заехал в Новогорск, взял посылку в пакетике из-под кофе, возил ее в машине две недели и не заглядывал внутрь. Посмотрел — и обомлел: он мне передал часы Rolex с выгравированными фамилиями Кураньи и Силкин.

Кевин Кураньи / Фото: © Getty Images

— Позвольте повторить вопрос Кевина: в чем причина вашей отставки с поста руководителя департамента подготовки молодежи?

— Пришло новое руководство, которое меня по сути не знало. Тогдашний генеральный директор Евгений Муравьев просто сказал: «Тебе надо уйти». Без объяснения причин.

— Знаете лично кого-то из молодых футболистов, которые радуют в последнее время болельщиков «Динамо» и даже привлекаются в сборную страны?

— Вячеслава Грулева рекомендовал Юрию Калитвинцеву, перед которым в 2016 году поставили задачу поднимать «Динамо» из ФНЛ. Мне же тогда поручили новую команду собирать, но при этом сказали, что денег нет. У Романа Зобнина в контракте были прописаны отступные. На них и набирали игроков. Грулев же сначала в «Динамо-2» оказался. Костю Тюкавина по школе помню. В команде 2002 года у моего воспитанника Филиппа Соколинского выделялись он и полузащитник Владислав Галкин.

— Сейчас чем занимаетесь?

— Живу в основном в Тульской области, где у меня домик. Напротив водоем, где можно с удочкой посидеть в свободное время. Но в деревне дел всегда по горло. Даже арбузы выращиваем.

Мои дети выросли в городе, и их туда не затащишь. Меня же в детстве отправляли в деревню к бабушкам и дедушкам. Туалетом на улице не испугаешь. В Москву не чаще чем раз в неделю наведываюсь. Тем более сейчас, когда коронавирус свирепствует.

О проекте. Человек и закон. Первый канал

Основное правило программы старо как мир: информация из первых рук и только проверенные факты.

Общественно-политическая программа "Человек и закон" выходит на Первом канале уже 35 лет (Алексей Пиманов ведет программу с 1996 года). Столь "преклонный возраст" ничуть не мешает программе оставаться одной из самых востребованных и актуальных на отечественном телевидении. Быть может потому, что основные темы — борьба с организованной преступностью, расследования о коррупции в высших эшелонах власти, криминальные истории…

Программа старается дать взвешенную оценку важнейшим событиям в политической, экономической и социальной жизни страны, освещает огромный спектр вопросов и проблем, с которыми каждодневно приходится сталкиваться человеку, причем не только с правовой точки зрения, но и с позиций общечеловеческой нравственности (заметим в скобках, что речь идет не о навязшем в зубах "шаманском моралите" советских времен или вызывающем оскомину "демагогическом словоблудии", а прежде всего об основополагающих ценностях человеческого общежития, которых осталось не так уж и много в современном мире). Именно поэтому "Человек и закон", ориентируясь на рядового зрителя, постоянно следит за судьбой своего постоянного героя — обыкновенного человека, попавшего в клещи несправедливости и беззакония.

Алексей Пиманов любит приглашать в студию программы "Человек и закон" гостей. Это основные ньюсмейкеры недели — политики, представители силовых структур и правоохранительных органов, известные журналисты со своими не всегда "удобными" расследованиями, известные всей стране VIP-персоны, не по своей вине попавшие в крупную передрягу (будь то неправильно оформленные авторские права, защита чести и достоинства или спровоцированное ДТП).

Связаться с редакцией можно по почте: [email protected]; [email protected] или по телефону: +7495 617-91-92. Также вы можете обратиться к юристам и адвокатам правового центра передачи "Человек и закон" по телефону +7495 646-06-97 или по электронной почте [email protected]

Что значит «принять Царство Божие как дитя»?

Однажды люди приносили к Иисусу детей для благословения. Студенты запретили им это делать. Иисус возмутился и приказал, чтобы они пустили детей к Нему. Позже он сказал: «Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в него» (Марка 10:13-16).

Хорошо помнить, что ранее Иисус сказал тем же ученикам: «Вам дано знать тайны Царствия Божия» (Евангелие от св.Марка 4:11). Ради Царства Божьего они оставили все, чтобы следовать за Иисусом. Они ищут Бога, они хотят принадлежать его царству. Но здесь Иисус убеждает их, что, отвергая своих детей, они закрывают единственные врата в это желанное Царство Божие!

Но что значит «получить Царствие Божие как дитя»? Обычно это понимается как «прими Царствие Божие, как его принимает дитя». Это соответствует словам Иисуса в Св. Матфея: «Если не изменитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Мф 18:3).Ребенок доверяет не задумываясь. Он не может жить, не доверяя окружающим. Его доверие — не добродетель, это жизненная необходимость. Что у нас есть самое лучшее, что позволяет нам встретить Бога, так это спонтанно открытое сердце ребенка, который осмеливается со всей простотой спросить, кто хочет быть любимым.

Впрочем, можно понять и эту фразу: «примите Царствие Божие, как принимают дитя». Потому что глагол «принять» означает конкретно «принять кого-то», как можно увидеть несколькими стихами ранее, когда Иисус говорит «кто принимает одного из этих детей» (св.Марка 9, 37). В этом случае Иисус сравнивает получение Божьего присутствия с принятием ребенка. Существует какая-то скрытая связь между Царством Божьим и ребенком.

Принять ребенка — значит принять обещание. Ребенок растет и развивается. Точно так же Царство Божье никогда не завершается на земле, но является обетованием, динамикой и постоянным ростом. Дети непредсказуемы. В евангельском рассказе они приходят, когда приходят, и, по словам учеников, приходят, конечно, не вовремя.И все же Иисус хочет, чтобы они были приняты, потому что они прямо здесь. Точно так же мы должны принимать Божье Царство, когда оно приходит к нам, будь то хорошее или плохое время. Есть вызов, который нужно принять. Приветствуется принятие царства Божия в детстве, то есть бодрствование и молитва о том, чтобы, когда оно придет, мы смогли принять его, всегда без подготовки, вовремя и вовремя.

Почему Иисус уделял детям такое особое внимание?

Однажды апостолы спорили между собой, кто из них больше (св.Марка 9:33-37). Иисус, догадавшийся, о чем они думали, сказал им нечто удивительное, то, что потрясло и потрясло их образ мыслей: «Кто хочет быть первым, будь последним и всем слугою».

Он добавил жест к словам. Он искал ребенка. Нашел ли он этого ребенка, оставленного на улице в Капернауме? Он привел их, поставил среди тех, кто будет отвечать за Церковь в будущем, и сказал: «Кто примет одного из этих детей от моего имени, приветствует меня».Иисус отождествляет себя с ребенком, которого он только что взял на руки. Он утверждает, что «один из этих детей» представляет Его лучше всего, настолько, что принять такого ребенка означает принять Его, Христа.

Эти небрежные слова Иисус сказал мгновением раньше: «Сын человеческий предан был в руки человеческие» (Мк. 9:31). Он «Сын человеческий», но в то же время это все сыны человеческие, то есть все люди. Слова Иисуса можно понять так: «люди находятся под властью подобных им».В частности, с тех пор, как Иисуса арестовали и жестоко с ним обошлись, еще раз подтвердилось, что люди делают с себе подобными, что хотят, если они беззащитны. Тот факт, что Иисус узнает себя в встречном ребенке, неудивителен, ведь очень часто дети беззащитны и отданы на милость тех, кто имеет над ними власть. Иисус уделял такое особое внимание детям, потому что хотел, чтобы Его ученики были чуткими прежде всего к самым слабым. До конца времен они будут Его представителями на земле.Что мы делаем им, мы делаем Ему, Христу (Матфея 25:40). «Его меньшие братья», те, кто не имеет значения и с которыми обращаются легкомысленно, потому что у них нет ни власти, ни престижа, являются путем, без них невозможно жить в общении с Иисусом.

Иисус поставил ребенка среди собравшихся учеников и для того, чтобы они сами согласились быть маленькими. Он объяснил им это в словах, которые потом сказал: «Кто напоит вас чашею воды, потому что вы Христовы, истинно говорю вам, не потеряет награды своей» (Мк. 9:41).Когда апостолы выйдут в мир проповедовать Царство Божие, они тоже будут «преданы в руки человеческие». Они никогда не узнают, как их примут раньше. Но даже тем, кто подает им только чашку пресной воды, даже если они не воспринимают их всерьез, они принесут знамение Божьего присутствия.

Письмо Тэзе: 2006/2

.

Эти слова остались с ними навсегда и подрезали крылья

Некоторое время назад в закрытой группе было предложение, чтобы взрослые люди вспомнили, есть ли у их собственных родителей склонность бросаться словами, текстами, аргументами, которые остались с нами навсегда, и подрезать себе крылья. Когда я начала читать комментарии, то не думала, что это может превратиться в своеобразную школу для родителей. Поэтому сегодня я цитирую наиболее часто задаваемые ответы - их стоит прочитать хотя бы потому, что многие из нас предполагают, что пароль, который использовал наш родитель, никогда не будет использоваться по отношению к его отпрыску, но в ситуациях, когда речь идет о цель... она как-то таки так и выходит.

Сценарий первый: ты справишься сломленный ничем ты не знаешь

"Я переработал убеждение, что я со всем справлюсь, потому что я всегда советую, верно? Как тяжело было приземляться, но освежающе обнаружить, что я не смог. А когда я провалился (про хрень большую часть времени) посыпался дождь "после твоей сестры, я бы ожидал/но тебя?!" До сих пор звенит у меня в ушах».

"" Вы хорошо справились с этим конкурсом/что-то, но в следующий раз у вас получится еще лучше"

«Но ты ничего не можешь сделать», несмотря на лучший средний балл в старшей школе, стипендии, несколько выигранных конкурсов, выборы президента школы, уборку всего дома каждую неделю с 11 лет, выполнение работы за брата и т. д."

"У меня по-другому. Я всегда была умной, вежливой, смелой девушкой, которая со всем справится. И как-то так получилось, что малейший промах был для меня драмой, и я никогда никому не признавалась, если что-то не так. Я не слишком много брался за вызовы, опасаясь неудачи. В целом, я живу с чувством потраченного впустую потенциала. Дело оказалось в психиатрической больнице после С. Что забавно, там тоже я слышала «что ты здесь делаешь? С таким IQ ты должен учиться в каком-нибудь отличном колледже».И это все еще, в конце концов. Вы можете справиться со всем. Что, если нет? Все выше меня. Я никого не виню, просто постараюсь не вешать на своего ребенка никаких ярлыков. Ни хорошо, ни плохо».

«Возможно, самым болезненным из этих старых текстов было то, что я был эгоистичным, «я никогда ни с кем и ни с чем не считаюсь», хотя всю свою жизнь я пытался оправдать ожидания своих родителей такой маленькой, смешной, жалкой собачкой, с полным осознанием того, что это невозможно, потому что они сами не знают, чего ждут (особенно мама, папа лучше в плане ожиданий, но моя способность их исполнить так же невелика).Поэтому у меня очень рано возникло убеждение, что я плохой, безнадежный человек и что я никогда не буду достоин того, чтобы меня приняли, поэтому я сознательно старался не пытаться и бессознательно все еще очень старался. В общем, миллионы аргументов и ощущение, что у меня все не так и не так. Плюс мои родители часто жаловались на меня/высмеивали мои проблемы другим (родным, друзьям), часто в моем присутствии. Абсолютно никаких шансов, что моя мать окажется на моей стороне с кем-то еще."

"С первых классов начальной школы слышал от папы "Ты jełopie", "капуста", "дети и рыба...", "Что дозволено воеводе..." и т.д. И это надо отметить вот что я хорошо училась, у меня всегда был аттестат с нашивкой и отличием... даже когда я была взрослой и поступила в институт, мой папа не мог знать, что что-то пошло не так. Сейчас мне 20 лет, а мой папа до сих пор не знает, что у меня было заболевание. Мне приходится скрывать тот факт, что у меня все время есть татуировки, кроме того, что я ездил в Вудсток.. вообще я должен притворяться кем-то, кем я не являюсь."

Сценарий второй: займитесь своей внешностью

"Ты оделся как клоун." А потом, когда я не хотел одежду, потому что это не мой стиль, "у тебя есть стиль?" До сих пор я выбираю очень безопасные комбинации и работаю в месте, где мне не нужно прилагать никаких модных усилий. Я даже не комментирую модные предпочтения моей дочери, когда они меня оскорбляют, надеюсь, так и останется».

" со мной наоборот - ешь больше, будешь самой маленькой, самой худой и т.д.Пока не знаю, то ли мне не нравится моя худоба, то ли я смотрю на себя через призму услышанного. Самое приятное то, что я услышал эти строки от родителя, от которого унаследовал эту худобу. Сейчас она по-прежнему чувствует себя неполноценной, непривлекательной.. Полное отсутствие уверенности в себе и ощущение, что надо стараться для всего и для всех, и это все равно не окей. Иногда с этим тяжело жить временами"

"Ты красивая девушка, ты просто обязан..."

"Я разозлился, когда услышал комментарий "ну ты же не пойдёшь так одетый" за 3 минуты до моего ухода.Пока ищу свой стиль. Я всегда одевалась так, как хотела мама. И когда ошибаться в одежде, как не в подростковом возрасте. И я не говорю о вызывающей одежде»

«Ощущение, что у меня нет вкуса и что я не могу самостоятельно решать вопрос о своей внешности, дизайне интерьера и т. д., больше всего сохраняется во мне по сей день. При каждом подобном решении — стрижке волос, покупке новой одежды, отделке квартиры — у меня в затылке возникает вопрос, буду ли меня критиковать и как."

Сценарий третий: сравнение, непрерывное, непрерывное и всегда

"4? Почему не пять? Достаточно? Эпитеты "ослиный квадрат" опускаю, но то, что было за моей спиной всю жизнь - это хроническое неверие в свои силы. Эта дисфункция проявляется в том, что я не могу попросить о помощи. Я все делаю сам, знаю и признаю, а вытеснение неверия, человек всю жизнь чувствует, что должен что-то доказывать, из-за такого неверия. Я каждый день переворачиваю эту монету перед своими детьми, воспитывая их с точностью до наоборот."

"Не конкретный текст, а диаграмма: "Я сделал / мне удалось / у меня есть и то, и это" и реакция "а что с Х / как прошло Х?" Я до сих пор борюсь с последствиями сравнения, несмотря на то, что меня очень часто хвалили.

"Классический" почему не шесть? Если бы другие смогли, смогли бы и вы? Когда вы учились в старшей школе, вам нужно было сдать 51% теста. «Такой умный, такой интеллигентный» — в итоге я так боялся неудач, что предпочитал не рисковать.В подростковом возрасте она очень сильно критиковала мою внешность, "что ты качаешься" "ах да ты о (тут насмехается), "ты бы накрасилась, посмотрела, как другие девушки выглядят" (а она ненавидит женственность и противоречие ему). Она, наверное, все раскритиковала, я думаю, она меня этим заразила и это совсем непросто»

"Почему только четверки?" Мама спросила, после результатов письменного экзамена на аттестат зрелости…»

"Могло быть лучше?" когда я с гордостью показывал свои результаты экзамена».

Типичные слова мамы: "У тебя только 4+?" А были оценки получше? А что получил X, 5-? Видишь ли, могло быть и лучше...» «Не бери картошку, оставь, только пожуй, плюнь», «Не мой посуду, потому что ты наливаешь слишком много воды, оставь, я все сделаю». это лучше "".

"Оооо, сравнение было моим хлебом насущным... И если бы я хоть раз осмелился употребить сравнение, то вот и ответ: мне плевать на Х.. Конечно..."

"Я вообще не могу радоваться собственным достижениям, потому что всегда слышал знаменитые "4, а не 5?!" (да и то почему только 18 баллов из 20...) и сравнения. На кухне я все делал неправильно или слишком медленно (большую часть вещей я научился готовить, когда у меня уже была своя кухня). Но хуже всего было постоянно критиковать то, что я ношу, потому что «без вкуса», «ни на что не годная», «как ты выглядишь?!»По сей день я никогда не уверен, хорошо ли я выгляжу, и очень редко доволен своей внешностью. Хуже всего другое… То, что я могу чем-то наслаждаться, но если только моя мама имеет на это другое мнение и критикует меня, это сразу отнимает всю радость, и я начинаю думать, что я был неправ».

Сценарий четвертый: ваши достижения очевидны и игнорируются

"Каждый мой успех был "очевидным", пять-шесть с теста" И ты хоть на это учился?"

"Очень высокий средний балл по окончании начальной школы и красная полоса в аттестате средней школы и отсутствие гордости за достижения.Может быть, они просто этого не показывали, но у меня все равно есть огромная проблема, чем гордиться собой».

«Я вступаю в клуб. Каждое достижение - норма и очевидность, а когда ловишь, то три с чем людям...»

"Для меня я могла стоять на ресницах, и это было в любом случае нормально, но когда мой брат едва сдал аттестат об окончании средней школы, это чудо и праздник в семье."

Сценарий пять : это не подходит

«Я очень расстроилась, когда мама сказала, что девочки должны вести себя определенным образом, а мальчикам можно прощать больше."Девушка и такой бардак в комнате?" "Сигарета во рту выглядит противно, особенно у девушки" "кто бы это увидел, девушка бы так выругалась". Что интересно, я с этим резко не соглашался, так как был ребенком и не ощущаю негативного влияния этих текстов на свою личность, помню только досаду и споры с мамой, что она глупости проповедовала. Мама тоже делала акцент на вежливости, чтобы никто ничего плохого о нас не сказал, не подумал. Я думаю, что отчасти из-за этого у меня иногда возникают проблемы с напористостью и установлением собственных границ — хотя, к счастью, все реже и реже»

"Добавлю "Хватит так топать, девочки так не ходят" и "Как смеетесь? Как в каком-то аду».По сей день я ненавижу, когда кто-то замечает мой смех. Это не странно, это просто громко. Нет ничего хуже, чем остановить таким образом чей-то искренний смех».

Сценарий шестой: потому что вы старше / старше

Ты старше, это… (а тут много: отойди, сделай и т.д.). Потому что у меня было 2 младших брата. В конце концов, я всегда был очень серьезным, обязательным, напряженным, и до сих пор у меня были проблемы с расслаблением. Если у моего сына есть братья и сестры, мне придется тщательно обдумывать все, что я говорю ему в контексте младших братьев и сестер."

"Мой детский кошмар... У меня есть младший брат, плюс несколько младших двоюродных братьев и сестер, и мне всегда приходилось уступать, в какой бы ситуации ни была ситуация, потому что ты старше". Чувство беспомощности и несправедливости я помню до сих пор и никогда (надеюсь) мой ребенок не услышит этого аргумента».

«Приберись за брата, ты старше».

"Вы должны уступить. Потому что ты старше и дискуссия окончена».

Сценарий седьмой: Ваши эмоции не важны

«Отрицание своих эмоций и проблем, возможно, высмеивание их или реакция гнева вместо принятия и поддержки.Это очень осложняло мне жизнь. "

"Я начинала плакать во время каждой ссоры с родителями, практически до тех пор, пока я не ушла из дома, и мои родители отмечали, что я всегда должна плакать, я жуткая истеричка - до сих пор, когда я начинаю плакать от слишком большого количества эмоций, я чувствую плохо об этом, как будто я делаю что-то не так, или для галочки».

«Все в порядке, не истери. Неужели тебе приходится реветь при каждой ссоре?»

"Эх, ​​мне трудно даже решиться что-то здесь написать, потому что "ты себя всегда жалеешь" и "у других реальные проблемы, а ты всегда недоволен", "преувеличиваешь".Так обстоит дело и сейчас, когда я пытаюсь объяснить, что меня задело, или болит до сих пор».

И, наконец, кульминация длинного рассказа, который я не привожу, так как он содержит слишком много деталей, по которым можно определить автора. Но эти фразы, последние фразы - они отвратительно важны:

«Мои родители дали мне все, что могли. Но они не заботились о себе, и это выходило на каждом шагу. Они также не показали мне, как позаботиться о себе. Я пытаюсь этому научиться. Я боялся, что не буду учить этому детей.. но они могут позаботиться о себе, если не сломаются. Поэтому я стараюсь его не нарушать».

В тебе навсегда остались слова? А может быть, вы нашли себя в каком-то из текстов выше? Может стоит добавить другие категории? Может быть, для других родителей это будет иметь терапевтический эффект, ведь всегда знаешь, что приятно быть на сердце, когда мы знаем, что это не только мы 😉

.

Крестный путь с Папой 2021

Пандемия также в этом году изменила план празднования Страстной недели с участием Папы. Крестный ход Страстной пятницы снова пройдет в Санкт-Петербурге. Петра, а не традиционно в Колизее. Франциск поручил написание размышлений разведчикам из Умбрии, а также детям и молодежи из одного из римских приходов.

СТРАСТНАЯ ПЯТНИЦА КРЕСНЫЙ ПУТЬ ПОД ПРЕДСЕДАТЕЛЬСТВОМ ПАПА ФРАНЦИС

КВАДРАТ SW.ПЕТР, 2 АПРЕЛЯ 2021 9000 3

Размышления, подготовленные группой скаутов Agesca "Foligno I" (Умбрия) и детьми из римского прихода Угандийские мученики 9000 3

Введение

Святой Отец: Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Вт.: Аминь.

Введение

Возлюбленный Иисус,

Вы знаете, что у нас, детей, тоже есть кресты, которые не легче и не тяжелее крестов взрослых, а настоящие кресты, тяжесть которых мы ощущаем даже ночью.И только вы это знаете и относитесь к этому серьезно. Только ты.

Только ты знаешь, как мне трудно научиться не бояться темноты и одиночества.

Только ты знаешь, как тяжело не сдерживаться и просыпаться каждое утро мокрым.

Только ты знаешь, как тяжело не уметь говорить так хорошо, как другие, так быстро думать. и считать правильно.

Только ты знаешь, как тяжело смотреть, как мои родители спорят, хлопают дверями и молчат целыми днями.

Только ты знаешь, как тяжело терпеть насмешки окружающих и осознавать, что ты исключен из торжества.

Только ты знаешь, что значит быть бедным и отказываться от того, что есть у моих друзей.

Только ты знаешь, как трудно избавиться от тайны, которая меня очень ранит и я не знаю, кому ее раскрыть, из-за боязни быть преданной, обвиненной или встреченной с недоверием.

Дорогой добрый Иисус, ты тоже, как и я, был ребенком, ты тоже играл и, может быть, упал и порезался; Вы тоже ходили в школу, и, возможно, некоторые ваши домашние задания не удавались; У тебя тоже были мама и папа, и ты знаешь, иногда мне не хочется подчиняться, когда они говорят мне делать уроки, выносить мусор, заправлять постель и убирать комнату; Вы тоже ходили на катехизацию и молитву и знаете, что я не всегда иду туда с большой радостью.

Мой дорогой добрый Иисус, ты знаешь, прежде всего, что есть дети в мире, у которых нет еды, нет образования, которых используют и заставляют вести войну.

Помоги нам каждый день нести наш крест, как ты нес свой. Помоги нам становиться все лучше и лучше: быть такими, какими ты хочешь, чтобы мы были. И я благодарю тебя за то, что знаю, что ты всегда рядом со мной и никогда не оставляешь меня, особенно когда я больше всего боюсь, и за то, что ты послал мне моего Ангела-хранителя, который защищает и просвещает меня каждый день.Аминь.

Первая станция: Понтий Пилат приговаривает Иисуса к смерти

Schola: Мы кланяемся Тебе, Господь Иисус, и благословляем Тебя.

З.: Ты изволишь искупить свой мир через Крест и Страсти.

Пилат, желая отпустить Иисуса, снова заговорил с ними. Но они кричали: «Распни его, распни его!» Поэтому Пилат приказал удовлетворить их просьбу. Он освободил того [...], кто был брошен в тюрьму за беспорядки и убийства; Иисус же, напротив, доверился их воле. ( Лк 23, 20-24).

Возмещение

Когда я был в первом классе, Марко, мальчик из моего класса, был обвинен в краже бутерброда своего друга со скамейки. Я знал, что это неправда, но промолчал, это не моя проблема, а потом все указали на него как на виновника. Почему я должен вмешиваться?

Каждый раз, когда я думаю об этом, мне все еще стыдно, мне больно за этот поступок. Я мог бы помочь своему другу, сказать правду и помочь восстановить справедливость, но вместо этого я поступил как Пилат и предпочел сделать вид, что ничего не произошло.Я выбрал легкий путь и умыл руки. Сегодня я очень об этом жалею: хотелось бы набраться немного мужества, следовать своему сердцу и помочь моему другу в трудной ситуации.

Иногда мы слышим только голос тех, кто творит зло и хочет зла, а справедливость – это путь в гору, с препятствиями и трудностями, но на нашей стороне Иисус, готовый поддержать и помочь нам.

Детская молитва

Иисус, дай мне простое и искреннее сердце, чтобы я, даже в трудностях, имел мужество и силу ходить в Твоей праведности: «Даже если и долиною мраком пойду, не убоюсь зла, ибо Ты со мною ( Пс 23.4).

Молись,

Господи, добрый Отец,

Всели в нас свой Святой Дух

и дай нам свою силу,

потому что только так у нас будет мужество

свидетельствовать о вашей истине,

который является путем справедливости и примирения.

Через Христа Господа нашего. Аминь.

Все :

Pater noster, qui es in cælis: святое имя; adveniat regnum tuum; fiat voluntas tua, sicut in cælo и et in terra.Panem nostrum cotidianum da nobis hodie; et dimitte nobis debita nostra, sicut et nos dimittimus debitoribus nostris; et ne nos inducas in tentationem; sed libera нос немного. 90 152

Постоянная Скорбящая Мать Stabat mater dolorosa

У креста, едва живой Iuxta crucem lacrimosa

Когда Сын висел на кресте Dum pendebat filius.

(последовательность Иакова из Тоди 13 века, музыка 17 века)

Вторая станция: Иисус берет свой крест

Schola: Мы кланяемся Тебе, Господь Иисус, и благословляем Тебя.

З.: Ты изволишь искупить свой мир через Крест и Страсти.

Люди, присматривавшие за Иисусом, издевались и били Его. Они закрыли ему глаза и спросили: «Пророчествуй, кто тебя ударил». Они бросили много других оскорблений против него. ( Лк 22, 63-65).

Возмещение

Мы по очереди читали в классе книгу «Чайка и кот». Когда подошла очередь Мартины, она начала путать буквы друг с другом, и предложения потеряли смысл. Слово за слово, я начал смеяться, и все остальные тоже. До сих пор помню Мартыну всю красную, голос сорвался, а глаза были полны слез.

Может быть, мы и не хотели издеваться над ней, но сколько боли мы причинили ей своим смехом!

Преследование не является далеким воспоминанием двухтысячелетней давности: иногда наши действия могут осудить, ранить и оскорбить брата или сестру.

Иногда заставить кого-то страдать может доставить нам небольшое удовольствие, потому что мы спрятали за этим страданием собственные проблемы.

Иисус учил нас любить, и в Его любви есть ответ на все страдания. Мы должны быть готовы сделать все, чтобы не навредить другим, а, наоборот, сделать им добро.

Детская молитва

Иисус, ничто не разлучит нас с Твоей любовью. Сделай нас способными любить наших менее удачливых братьев и сестер.

Помолимся.

Господи, добрый Отец, пославший нам Иисуса,

послушный до смерти,

подари нам силу своей любви

смело брать свой крест.

Дайте нам надежду, и мы сможем вас узнать

даже в самые мрачные моменты нашей жизни.

Через Христа Господа нашего.Аминь.

Все:

Pater noster, qui es in cælis ...

Ее душа без слез Cuius animam gement

Полный печали и печали Contristatam et dolentem

Меч для наших вин прошел Гладиус Pertransivit.

Третья станция: Иисус падает в первый раз

Schola: Мы кланяемся Тебе, Господь Иисус, и благословляем Тебя.

З.: Ты изволишь искупить свой мир через Крест и Страсти.

Он понес наши страдания, он понес наши боли, а мы нашли его осужденным, богобоязненным и попираемым ногами. Но Он был пронзен за наши грехи, раздавлен за наши грехи. ( Is 53, 4-5).

Возмещение

В пятом классе я был лучшим по математике, сдавал контрольные за минуты и знал только один результат: «отлично».

Когда я впервые прочитал «недостаточно», я думал, что я никто, я чувствовал тяжесть неожиданной неудачи, я был один, и никто меня не утешал.

Но этот миг заставил меня вырасти: дома родители утешали меня и давали почувствовать их любовь; Я встал и продолжил учиться.

Сегодня я знаю, что мы можем ломаться и падать каждый день, но Иисус всегда рядом, чтобы протянуть нам руку, взять на Себя тяжесть наших крестов и зажечь в нас надежду.90 316

Детская молитва

Иисус, ты пал под великим крестом, который ты нес. Я слишком часто падаю и причиняю себе боль. Защити меня в моем путешествии и дай мне сил нести с тобой мое бремя.

Помолимся.

Господи, Ты взял на Себя наши страдания

А ты разделил их на крест, который давит и унижает.

Не оставь нас под тяжестью наших крестов,

, которые иногда кажутся нам слишком тяжелыми.

Ты, кто живет и правит во веки веков. Аминь .

Все:

Патерностер ...

О, как грустно и грустно O quam tristis et afflicta

Эта благословенная Мать Fuit illa benedicta

Чей Сын Неба Король! Мать Унигенити!

Четвертая станция: Иисус встречает свою Матерь

Schola: Мы кланяемся Тебе, Господь Иисус, и благословляем Тебя.

З.: Ты изволишь искупить свой мир через Крест и Страсти.

Когда кончилось вино, мать Иисуса сказала ему: "У них больше нет вина". Иисус ответил ей: «Мое это или твое дело, женщина? 2 Мой час еще не пришел?» Тогда его мать сказала слугам: «Делайте, что он вам скажет ( J 19, 25-27).

Возмещение

Когда я думаю о маме, я вижу ее доброе лицо, чувствую теплоту ее объятий и понимаю всю ее любовь ко мне.

Он повсюду сопровождает меня на футбольных тренировках, уроках английского и катехизации по утрам в воскресенье.

Вечером, даже когда она устала, она помогает мне с домашним заданием, а когда мне ночью снятся кошмары, она садится рядом со мной, успокаивает меня и ждет, пока я снова засну.

Если у меня есть проблема, сомнения или просто плохие мысли, она всегда готова выслушать меня с улыбкой.

И в самые тяжелые минуты мне не надо говорить слов, мне нужен только взгляд, она сразу все понимает и помогает преодолеть любые страдания.

Детская молитва

Иисус, сделай нас способными быть обнятыми Марией, нашей Матерью на небесах.

Помолимся .

Господи, добрый Отец,

Давайте встретимся с любящим взглядом Мэри,

всем нам,

освободиться от нашего внутреннего одиночества,

мог отдохнуть в материнских объятиях Тедж

, которые в Иисусе приняли и полюбили каждого человека.

Кто живет и царствует во веки веков. Аминь.

Все:

Патерностер ...

Как она плакала Хорошая мать Que maerebat et dolebat

Как она страдала, когда выглядела Pia mater, cum videobat

Божественным Сыном боли. Nati paenas incliti

Пятая станция: Кирена помогает Иисусу нести крест

Schola: Мы кланяемся Тебе, Господь Иисус, и благословляем Тебя.

З.: Ты изволишь искупить свой мир через Крест и Страсти.

Когда вывели его, то схватили некоего Симона Киринеянина, возвращавшегося с поля, и наложили на него крест, чтобы нести за Иисусом ( Лк 23, 26).

Возмещение

Этим летом я играл с коллегами по соседству в парке перед нашим домом. Несколько месяцев назад к нам приехали новые соседи с сыном, ровесником меня.Однако он с нами не играл, он даже плохо понимал наш язык. Однажды я заметил, что он наблюдает за нами издалека, он хочет поиграть с нами, но не имеет смелости попросить. Я подошел к нему, мы представились и пригласили его сыграть с нами в футбол. С того дня Валид стал одним из моих лучших друзей, а также вратарем нашей команды.

Когда мы смотрим на мужчину издалека, мы сначала видим очертания, потом понимаем, мужчина это или женщина, и постепенно обретают форму детали его лица, но только узнав в нем брата, мы открыть наши сердца Иисусу.

Детская молитва

Иисус, позволь мне с любовью принять всех одиноких и маргинализированных братьев и сестер, которых я встречу на своем пути.

Молиться

Господи, позволь нам узнать тебя в этих последних

встречаемся на пути;

дай нам мужества и благословения

накормить голодных,

напоить жаждущего принять незнакомца,

одевать нагих и лечить больных,

, чтобы встретить и приветствовать вас в каждом брате и сестре.

Ты, кто живет и правит во веки веков. Аминь.

Все:

Патерностер ...

Где мужчина, который остановит слезы, Quis est homo qui non leret,

Когда он перед глазами matrem Christi si videret

В муках Эта мать без порока? в танто supplicio?

Шестая станция: женщина вытирает лицо Иисуса

Schola: Мы кланяемся Тебе, Господь Иисус, и благословляем Тебя.

З.: Ты изволишь искупить свой мир через Крест и Страсти.

Праведники ответят [царю]: "Господи, когда мы видели Тебя алчущим или жаждущим, странником или нагим, больным или в темнице". И Царь ответит им: они сделали" ( ср. . Мф 25:37-40)

Возмещение

В тот день я должен был сыграть самый важный матч чемпионата, это был повод показать все свои способности.В раздевалке я нервничал и боялся, но, выйдя на поле, я увидел Марко, моего лучшего друга среди зрителей, который хоть и не любил футбол, но пришел поддержать меня. Он впервые пришел посмотреть, как я играю, и, к сожалению, мы проиграли.

Когда я принимала душ, мне было грустно и тоскливо, но когда я вышла из раздевалки, то нашла своего друга: он ждал меня с оранжадом в руке. Мы провели некоторое время вместе, и этот час и оранжад сделали все более сносным, а нашу неудачу сделали менее горьким воспоминанием.

Встреча, взгляд, жест могут изменить наш день и наполнить наше сердце. В страдающем лице друга, а то и незнакомца, есть лик Иисуса, идущего по тому же пути, что и я... Хватит ли у меня мужества идти?

Детская молитва

Иисус, позволь мне встретить Твой взор в трудные минуты, чтобы найти утешение в Твоей любви.

Помолимся.

Господи, да светит свет твоего лица,

полный милосердия,

исцелил раны заброшенности и греха, которые преследуют нас.

Ты, кто живет и правит во веки веков.

Все:

Патерностер ...

Кого не тронет горе, Quis non posset contristari,

Когда он думает о боли души Piam matrem contemplari

Мать и ее ребенок вместе? Dolent cum Filio?

Седьмая станция: Иисус падает во второй раз

Schola: Мы кланяемся Тебе, Господь Иисус, и благословляем Тебя.

З.: Ты изволишь искупить свой мир через Крест и Страсти.

Он не совершил греха, и в устах Его не было лукавства [...] Он Сам, в Своем теле, вознес наши грехи на древо, чтобы мы перестали быть причастниками грехов и жили для праведности - ( 1 P 2, 23. 24).

Возмещение

В четвертом классе я хотел любой ценой стать главным героем школьного представления в конце года.Я изо всех сил старалась получить роль, несколько раз повторяла реплики перед зеркалом, но учитель решил отдать роль Джованни. Он был ребенком, который всегда был в стороне.

В этот момент я почувствовал себя униженным и злым на себя, на учителя и на Джованни. Спектакль удался, с этого момента Джованни больше открылся всему классу.

Мое разочарование послужило другому человеку, решение учителя дало шанс тому, кто действительно в нем нуждался.

Детская молитва

Иисус, сделай меня орудием Твоей любви, дай мне выслушать крик страдания тех, кто переживает трудные ситуации, чтобы я мог их утешить.

Помолимся.

Господи, ты упал на землю, как обычный человек.

Дай нам силы подняться

, когда нам уже даже не хочется.

Укрепить нашу уверенность

что в нашей усталости и отчаянии..,

мы всегда можем начать сначала и пойти с вами на нашей стороне.

Ты, кто живет и правит во веки веков. Аминь .

Все:

Патерностер ... 90 152

За преступления своего народа Pro peccatis suæ gentis

Видит так недостойного в муках vidit Iesum in tormentis

Запечатанный спаситель душ. et flagellis subditum.

Восьмая остановка: Иисус встречает женщин Иерусалима

Schola: Мы кланяемся Тебе, Господь Иисус, и мы благословляем Тебя

З.: Ты изволишь искупить свой мир через Крест и Страсти.

И множество народа последовало за ним, в том числе женщины, которые оплакивали и плакали о нем. Но Иисус, повернувшись к ним, сказал: «Дочери Иерусалима, не плачьте обо мне; скорее плачьте о себе и о своих детях! (Лк 23:27-31).

Возмещение

Мы с братом весь день играли в playstation . Вечером мама спросила нас, сделали ли мы домашнее задание. Мы оба ответили: «Конечно, мама». Я сразу же пошел в свою комнату и начал делать это, пока мой брат смотрел телевизор на диване.

На следующий день он не пошел в школу из-за ужасной боли в животе.

Когда я пришла домой, я пошла к нему в комнату, и мы поговорили о том, что произошло: мы поступили неправильно, солгав маме, а он притворился, что у него болит живот.

Я предложил немедленно выполнить домашнее задание и помог ему наверстать упущенное за предыдущий день. После работы мы провели остаток дня, играя.

Укорять брата трудно, но необходимо, требуя мужества, простоты и мягкости.

Детская молитва

Иисус, наполнивший наши сердца кротостью и чуткостью, сделал нас способными заботиться о наших младших братьях и сестрах.

Молиться

Господи, добрый Отец,

сделай нас достоверными свидетелями Твоего милосердия;

90 071 делаем наши слова и дела

всегда были искренним и бескорыстным знаком милосердия

каждому брату.

Через Христа Господа нашего. Аминь.

Все:

Патерностер ...

Мать, любовь к весне, Eia mater, fons amoris,

Позвольте мне почувствовать в моем сердце, me sentire vim doloris

Ваша боль у ног Иисуса. fac, ut tecum lugeam.

Девятая стоянка: Иисус падает в третий раз

Schola: Мы кланяемся Тебе, Господь Иисус, и благословляем Тебя.

З.: Ты изволишь искупить свой мир через Крест и Страсти.

[Иисус сказал] Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, упав в землю, не умрет, то останется одно, а если умрет, то принесет много плода. Кто любит свою жизнь, тот потеряет ее, а кто ненавидит свою жизнь в этом мире, тот сохранит ее для вечной жизни.(Ин 12:24-25).

Возмещение

В прошлом году мы с семьей не навещали бабушку и дедушку, мои родители говорят, что опасно, что мы можем заставить их заболеть Ковидом. Я скучаю по ним!

Так же, как я скучаю по волейболистам и друзьям-скаутам.

Мне очень одиноко.

Школа тоже закрыта, раньше я ходила туда иногда с неохотой, а теперь хочу вернуться в класс, повидаться с друзьями и учителями.

Грусть одиночества временами становится невыносимой, мы чувствуем себя «покинутыми» всеми, мы больше не можем улыбаться. Подобно Иисусу, мы упали на землю.

Детская молитва

Иисус, вечный свет, я прошу тебя сиять ярче, когда я теряюсь в своих самых темных мыслях, удаляясь от Тебя.

Молиться

Господь, вознесшийся на Голгофу как жертвенный агнец,

просвети нас этой темной ночью,

чтобы мы не сбились с пути в это непростое время.

Ты, кто живет и правит во веки веков. Аминь .

Все:

Патерностер ...

Заставь мое сердце кипеть, Fac ut ardeat cor meum

Для радости жизни в amando Christum Deum,

Христос Бог стал для меня. ut sibi complaceam.

Десятая стоянка: Иисус снимает с себя одежду

Schola: Мы кланяемся Тебе, Господь Иисус, и благословляем Тебя.

З.: Ты изволишь искупить свой мир через Крест и Страсти.

[воины] распяли Его и разделили одежды Его между собою, бросая жребий, что взять. Так должны были исполниться слова Писания: разделили одежды Мои между собою и бросили жребий об одежде Моей ( Мк 15.24; J 19, 24 б).

Рассмотрим

В моей комнате на полках стояло много кукол, все разные. Каждый день рождения я получал новый, и мне очень нравились все мои маленькие друзья.

В воскресенье во время объявлений по окончании Святой Мессы приходской священник упомянул о сборе игрушек для детей беженцев из Косово.

По дороге домой я посмотрела на своих кукол и подумала: "А они мне нужны?"

К сожалению, я выбрал несколько самых старых, которые мне понравились меньше всего.У меня есть коробка, готовая взять с собой в церковь в следующее воскресенье.

Вечером, однако, у меня сложилось впечатление, что я сделал недостаточно. К тому времени, как я легла спать, коробка была полна кукол, а полки были пусты.

Избавление от лишнего проясняет душу и освобождает от эгоизма.

Дарение делает нас счастливее, чем получение.

Детская молитва

Иисус, присмотри за моим сердцем, освободи его от рабства материальных благ.Помоги мне дать не только то, что лишнее, но и то, что нужно.

Молитва

Господи, добрый Отец, исполни наши расстояния,

сделай нас щедрыми на то, чтобы поделиться с нашими братьями 90 072

дары твоего провидения.

Через Христа Господа нашего. Аминь.

Все:

Патерностер ...

Пресвятая Богородица превыше всего Санкта Муатер, истуд агас,

Раны Господа внутрь Crucifixi fige plagas

Глубоко имплантируй мое сердце. Cordi Meo Valide.

Одиннадцатая станция: Иисус распят на кресте

Schola: Мы кланяемся Тебе, Господь Иисус, и благословляем Тебя.

З.: Ты изволишь искупить свой мир через Крест и Страсти.

Люди стояли и смотрели. Но члены Высшего Совета насмешливо сказали: «Других спасал, пусть теперь спасает себя, если он Мессия, Богоизбранный». Солдаты издевались над ним; они подошли к нему и дали ему уксуса говоря: «Если ты царь иудейский, спаси себя ( Лк 23, 35-37).

Возмещение

На Рождество вместе со разведчиками мы поехали в Рим, к сестрам-миссионерам милосердия, дать обед нуждающимся, отказавшись от празднования дня в кругу семьи.

По дороге в поезде я думал обо всем, что пропустил: каппеллетти ручной работы бабушки Марии, лотерею, панеттоне, подарки, распакованные у костра...

Вернувшись, я думал о лицах людей, которым служил, об их улыбках и их историях... Мысль о том, чтобы подарить этим людям минутку покоя, сделала эти праздники незабываемыми.

Отдавать себя и свое служение с любовью — вот чему Иисус учил нас на кресте.

Детская молитва

Иисус, освободи нас от нашей гордыни и предрассудков, сделай наши сердца открытыми для других.

Молитва

Господи, дай нам благодать

чтобы не застрять в своих грехах,

но помоги нам увидеть каждую нашу слабость

новая опция

чтобы сила вашего креста сияла,

дающий жизнь и надежду.

Ты, кто живет и правит во веки веков. Аминь .

Все:

Патерностер ...

Видит Сына в умирающем Туи Нати Вульнерати,

как склоняется одинокая голова tam dignati pro me pati,

, когда он уже испустил дух. pnas mecum dip.

Двенадцатая станцияИисус умирает на кресте

Schola: Мы кланяемся Тебе, Господь Иисус, и благословляем Тебя.

З.: Ты изволишь искупить свой мир через Крест и Страсти.

Было уже около шестого часа, и тьма объяла всю землю до девятого часа. Солнце померкло, и завеса скинии порвалась посередине. Тогда Иисус воззвал громким голосом: Отче, в твои руки вверяю дух мой.После этих слов он испустил дух ( Лк 23, 44-46).

Возмещение

Недавно, изучив тему на уроке, я написал сочинение о детях-жертвах мафии. Я спрашиваю себя: как можно совершать такие ужасные дела? Правильно ли прощать такие вещи? И смогу ли я это сделать?

Иисус, умерев на кресте, всех спас. Он пришел призвать не праведников, а грешников, у которых хватило смирения и мужества обратиться.

Детская молитва

Иисус, дай нам силу прощать, Ты, Который Сказал: «На небесах будет больше радости для одного кающегося грешника, чем для девяноста девяти праведников, не нуждающихся в покаянии».

Молиться

Господь Иисус,

умерший за нас на кресте,

прими нашу жизнь

который обнимает твой

как вечная и последняя жертва.

Ты, кто живет и правит во веки веков. Аминь.

Все:

Патерностер ...

Сильно страдая Vidit suum dulcem Natum

боли и шипов твоего Сына morientem, desolatum,

пусть дух разделит мой cum emitit spiritum.

Тринадцатая станция: снятие тела Иисуса с креста

Schola: Мы кланяемся Тебе, Господь Иисус, и благословляем Тебя.

З.: Ты изволишь искупить свой мир через Крест и Страсти.

К вечеру пришел богатый человек из Аримафеи по имени Иосиф, который тоже был учеником Иисуса. Он пошел к Пилату и попросил тело Иисуса. Тогда Пилат приказал их опубликовать ( Mt 27, 57-58)

Возмещение

Мужчины, похожие на космонавтов, одетые в комбинезоны, перчатки, маски и каски, забрали моего деда, который несколько дней тяжело дышал, из машины скорой помощи.

Это был последний раз, когда я видел своего деда, он умер через несколько дней в больнице, наверное, тоже страдая от одиночества.

Я не могла быть физически рядом с ним, попрощаться с ним и утешить его.

Каждый день я молился за него, таким образом имея возможность сопровождать его в его последнем земном путешествии.

Детская молитва

Благодарю Тебя, Иисус, за то, что Ты через Свою смерть на Кресте дал нам силу надежды.

Молиться

Господи, добрый Отец,

заставьте нас чувствовать себя ближе к вам

как успокаивающее и примиряющее присутствие,

до, благодаря дару Твоего провидения,

вы позвоните нам, чтобы быть с вами.

Через Христа Господа нашего. Аминь.

Все:

Патерностер ... 90 152

Подари благочестие своими слезами Fac me tecum pie flere,

Чтобы испытать боль с Распятым, Распятие,

Пока ты не завладеешь мной. Donec ego víxero.

Четырнадцатая станция: тело Иисуса помещают в гробницу

Schola: Мы кланяемся Тебе, Господь Иисус, и благословляем Тебя.

З.: Ты изволишь искупить свой мир через Крест и Страсти.

Иосиф взял тело, завернул его в чистую ткань и положил в свою новую гробницу, которую он высек в скале. Прежде чем войти в гробницу, он откатил большой камень и ушел. ( Мт 27, 50-60).

Возмещение

Дорогой Иисус, меня зовут Сара, мне двенадцать лет, и я хочу поблагодарить Тебя, потому что сегодня Ты научил меня делать добро во имя Твоей любви. Ты научил меня преодолевать все страдания, вверяя себя Тебе; любить других, как брата; падать и вставать; служить другим; освободиться от предрассудков; распознавать главное и, прежде всего, каждый день соединять свою жизнь с твоей. Сегодня, благодаря твоему жесту бесконечной любви, я знаю, что смерть — это не конец всего.

Детская молитва

Иисус, помоги нам не прерывать наших молитв, когда мы чувствуем, что наши сердца тягостны на камне Твоего гроба.

Молиться

Господи, добрый Отец,

когда жизненный путь показывает нам непростые истории,

дай нам пасхальную надежду,

90 071 переход от смерти к воскресению.

Через Христа Господа нашего.Аминь.

Все:

Патерностер ...

Когда тело Quando corpus morietur,

умерло

Облеченный вечной славой fac ut animæ donetur

Пусть душа достигнет Рая. Аминь. рай славы. Аминь.

Заключительная молитва

Господи, добрый Отец, и в этом году мы ознаменовали Крестный Путь Сына Твоего Иисуса, и сделали это голосами и молитвами детей, которых Ты сам указал как образец для входа в Твоё Царство.

Помоги нам уподобиться им, маленьким, во всем нуждающимся, открытым жизни. Вернем себе чистоту глаз и сердец.

Просим Тебя благословить и защитить каждого ребенка в мире, возрастать в возрасте, мудрости и благодати, знать и осуществлять благий план, который Ты приготовил для каждого из них.

Благослови также родителей и всех тех, кто работает с ними в воспитании ваших детей, чтобы они всегда могли чувствовать единство с вами в даровании жизни и любви.

Через Христа Господа нашего. Аминь.

Святой Отец обращается со словом к присутствующим

В заключение Святой Отец дарует свое апостольское благословение:

В/. Dominus vobiscum. Господь с тобой. 90 316

Р/. Et cum spiritu tuo. И своим духом.

В/. Sit nomen Domini benedicum. Да будет благословенно имя Господа.

Р/. Ex hoc nunc et usque in sæculum. Сейчас и навсегда.

В/. Adjutorium nostrum в имени Domini . Наша помощь во имя Господа.

Р/. Qui fecit cælum et terram. Кто сотворил небо и землю.

В/. Benedicat vos omnipotens Deus, Pater, et Filius, et X Spiritus Sanctus.

Да благословит тебя Всемогущий Бог, Отец, и Сын, и Святой Дух.

Р/. Аминь.

.90 000 Двое родственников Анны умерли от COVID-19 «После смерти моего двоюродного брата я обнаружил ужасающую вещь» 90 001
  1. Г-жа Анна потеряла двух членов семьи из-за COVID-19. Два двоюродных брата (они были близнецами)
  2. Погибшим было за сорок. Первый умер в декабре прошлого года. Второй - Марчин - скончался 22 ноября 2021 года, ему сделали прививку .
  3. - Я не знаю, был ли Марцин человеком, у которого не развился защитный иммунный ответ, несмотря на вакцинацию, или у него истек срок действия вакцинного иммунитета (с момента вакцинации прошло более полугода) - отмечает Анна
  4. Известие о смерти близкого человека принесло женщине печаль, шок и ужас.К сожалению, на этом неприятные переживания не закончились. «Но я в ужасе от того, в каком обществе мы живем», — признается женщина
  5. На 11 января число умерших от COVID-19 превысило 100 тысяч.
  6. Вы можете найти больше таких историй на домашней странице Onet.

Моника Миколайска прослушала

«Известие о смерти Марчина вызвало печаль, шок и ужас»

COVID-19 забрал двух человек из моей семьи.Два двоюродных брата. Кузены были близнецами, оба служили в военной форме. Один умер в декабре прошлого года, то есть до того, как была введена вакцинация от COVID-19. Ему было 42 года. Второй, Марчин, сделал прививку, как только смог. Он скончался 22 ноября в возрасте 43 лет. Оба были сильными, спортивными, играли в американский футбол, не думаю, что у них были сопутствующие заболевания. Единственная проблема заключалась в том, что они были немного полноваты.

Я не знаю, был ли Марцин нереспондером (т.е. человеком, у которого не развился защитный иммунный ответ, несмотря на вакцинацию) или срок действия его вакцинного иммунитета истек (с момента вакцинации прошло более шести месяцев).Врачи были уверены, что раз он вакцинирован, то сможет победить коронавирус.

Марцин три недели провел под кислородной маской, а когда его состояние улучшилось, его отпустили домой (до выходных). Из рассказа моей жены я знаю, что после тех выходных у него появилась такая сильная одышка, что он был просто в ярости. Он этого не пережил.

Известие о смерти Марцина принесло печаль, но также шок и ужас. За день до трагического известия я записался на третью дозу.Срок вакцинации у меня был через несколько дней. И надо сказать, что меня все это время трясло. Я не мог нормально работать или сосредоточиться на чем-либо. Мне просто интересно, неужели иммунитет от вакцины так быстро ослабевает. С другой стороны, когда я видел людей без масок в номерах или в автобусах, или "с петухами наверху", что одно (а масштабы невежества о применении масок в нашей стране огромны), на их лицах красовалась надпись «убийца».

Обычно я не чувствовал себя спокойнее, пока не принял третью дозу. Тем не менее, этот страх, хотя и в меньшей степени, все же присутствует во мне.

  1. Какая вакцина для третьей дозы? Каковы выводы исследования? [ОБЪЯСНЕНИЕ]

«Люди… становятся агрессивными и злобными. Эти реакции просто абсурдны».

После всего этого я обнаружил еще одну вещь, которая меня ужаснула.Я подозреваю, что осенью сам переболел малосимптомным COVID-19. У меня с сентября расстройство обоняния, и это единственный симптом, указывающий на коронавирус. Он появился через 4,5 месяца после введения второй дозы вакцины. До этого мне приснился сон, что я потерял обоняние. Я проснулась, больше ничего не чувствуя. Потом так получилось, что иногда я чувствовала запахи нормально, иногда нет. Первые две недели у меня сложилось впечатление, что это сила внушения после кошмара. Исследование подтвердило, что носовые пазухи были открыты, поэтому врач в основном подозревал COVID-19.Было слишком поздно для теста. Конечно, я носил маску и до сих пор хожу. Я уверен, что никого не заразил.

  1. Мой папа умер. Подумай об этом в следующий раз

После того, как мне сообщили, что у меня может быть «коронавирус», я стал просить близких мне людей (например, в автобусе или на встрече) носить маски. 95 процентов люди откликнулись положительно. После смерти Марчина я также начал сообщать вам, что потерял двух двоюродных братьев из-за COVID-19.Таким образом, я хотел привлечь к этому внимание людей, чтобы они были более осторожными. Их реакция была для меня огромным и неприятным сюрпризом. Так что лучше попросить только маску. Я заметил, что когда я упоминаю об этих трагических событиях, люди... становятся агрессивными и злобными. Эти реакции просто абсурдны.

На информацию о том, что два человека в моей семье умерли от COVID-19, женщина, стоявшая рядом со мной в очереди, ответила пренебрежительно: «а мой двоюродный брат умер от гриппа».Вот я ей и говорю, что тем более нужно беречь себя от инфекционных заболеваний. «Если тебе от этого станет лучше, я надену», — ответила она и действительно надела его, но только для того, чтобы через мгновение сунуть его себе под нос. И это не единственный случай. Некоторые люди, даже если они в масках, когда слышат о смерти моих близких, подходят ко мне поближе и вызывающе снимают маску, вызывающе глядя в глаза или обращаясь со мной как с уродом. Я пропускаю злобу, но это свидетельствует о недостатке самосохранения.

Напишите нам Хотите рассказать нам свою историю или привлечь внимание к распространенной проблеме со здоровьем? Мы ждем ваших историй по адресу: [email protected] # ВместеМы МожемБольше

«Меня пугает, в каком обществе мы живем»

Агрессия, возникающая у людей, не ограничивается словами, но и поступками. Я испытал это, когда однажды в автобусе на меня напал «мешок из фольги».В машине было много свободных мест, поэтому я попросил ее переодеться, так как она не собиралась носить маску. Сначала женщина никак не отреагировала. Правда, она тогда говорила, но только для того, чтобы пригрозить мне слезоточивым газом. Она также сделала вид, что звонит в полицию. В конце концов дама встала, и я подумал, что она все-таки выберет другое место. Но она прижалась ко мне всем телом, как будто хотела сесть на меня. Она прижала меня к стеклу. Конечно, я пытался оттолкнуть ее руками и ногами.

Наконец, две молодые девушки доложили обо всем водителю.Он попросил женщину встать - она ​​послушалась, потом вышла. Она была подготовлена, с капюшоном. Наверняка она тоже знала, что даже если я не буду защищаться, то не пострадаю (и таким образом избегу уголовной ответственности).

Однако я в ужасе от того, в каком обществе мы живем. И дело не только в самой пандемии, но и в том, как люди относятся к другим. Смерть не производит на человека никакого впечатления, если он сам не испытал ее в ближайшем окружении.Кроме того, равнодушие смешивается с агрессией.

Обращаюсь ко всем - делайте прививку от COVID-19, используйте третью дозу. Смерть моего двоюродного брата - это предупреждение - иммунитет через какое-то время просто падает. Я также прошу вас носить маски и делать это хорошо, то есть закрывать ими носы. Когда я смотрю на фотографии мира, я вижу, что люди везде носят их правильно, и только поляки носят их под носом или на подбородке.

Вас может заинтересовать:

  1. 100 тысячжертвы. «Есть один способ спасти людей»
  2. Первый человек, умерший от COVID-19 в Польше. Кем она была?
  3. Как долго вакцины защищают от COVID-19? Новое исследование проверяет несколько связей
  4. Два новых симптома Омикрона. Больше людей сообщают о них врачам
  5. Это первые симптомы заражения Омикроном [СПИСОК]
  6. Кто наиболее устойчив к варианту Омикрона?

Контент из медонета.pl предназначены для улучшения, а не замены контакта между пользователем веб-сайта и его врачом. Сайт предназначен только для информационных и образовательных целей. Прежде чем следовать специальным знаниям, в частности медицинским советам, содержащимся на нашем Веб-сайте, вы должны проконсультироваться с врачом. Администратор не несет никаких последствий, вытекающих из использования информации, содержащейся на Сайте. Нужна консультация врача или электронный рецепт? Зайди к галодоктору.pl, где можно получить онлайн-помощь - быстро, безопасно и не выходя из дома.

90 110
  • Омикрон — двоюродный брат уханьского вируса, который «позволит нам сгореть»

    По словам итальянского вирусолога Иларии Капуа, вирус SARS-CoV-2 останется с нами надолго.Все из-за изменений, произошедших в его генетическом материале...

    ПАП
  • «Я был на другой стороне».Читатели Медонета пишут о своем «опыте смерти»

    Есть много людей, переживших смерть. Подобные события анализируются учеными уже много лет, недавно были опубликованы результаты исследований...

  • От чего умер Казимир Великий? Этой смерти можно было избежать

    Гробница Казимира III Великого была вскрыта в 1869 году.Оказалось, что король может похвастаться полным набором зубов. Это предполагает диету, основанную в основном на ...

  • Феномен «жизни после смерти».Что говорит об этом наука?

    Жизнь после смерти не существует, и получение доказательств ее возможных проявлений потребовало бы знаний физики далеко за пределами стандартов, - утверждает ...

    Беата Михалик
  • Смертность в Польше снижается.До того, как это было трагично

    В течение двух лет число смертей в Польше было резко высоким, связанным с COVID-19, но не только. Сейчас впервые с начала пандемии эта тенденция...

    Адриан Домбек
  • Коронавирус в Польше - еженедельные данные Минздрава.отчет от 27 апреля

    Минздрав сообщил о 6 тыс. За последнюю неделю выявлено 522 новых случая заражения коронавирусом. 99 человек ...

    умерли за это время из-за COVID-19
  • В Польше с начала пандемии умер миллион человек.

    По состоянию на март 2020 г.Когда в Польше был выявлен первый случай COVID-19, к февралю 2022 года умерло 1 миллион 16 тысяч человек. люди. В то время родилось всего 674 тысячи...

    человек. ПАП
  • Чем был болен Майкл Джексон? Вот что известно о его здоровье

    Майкл Джексон — бесспорный король музыкальной сцены 80-х.А 90-е.Его песни типа "Billie Jean" или "Smooth Criminal" знают почти все....

    Лейла Подгорецкая
  • 14 странных вещей, которые случаются с нами после смертиЛюди понятия не имеют об этом

    Издание странных звуков и движения конечностями — это лишь некоторые из реакций организма, которые можно наблюдать после смерти. Что происходит с телом умершего между...

    Марта Фигиль
  • Коронавирус в Польше - последние данные Минздрава.отчет от 20 апреля

    Минздрав проинформировал о 3000 483 новых случая заражения коронавирусом за последние пять дней. За это время от COVID-19 скончались 115 человек.

  • .90 000 депортаций поляков вглубь Советского Союза — История от Института национальной памяти

    Депортация поляков вглубь Советского Союза

    10 февраля 1940 г. началась первая массовая депортация поляков в Сибирь, осуществленная органами НКВД. Около 140 000 человек были депортированы в глубь Советского Союза. граждане Польши. Многие погибли в пути, тысячи не вернулись в страну. Среди депортированных были в основном семьи военнослужащих, чиновников, работников лесного хозяйства и железной дороги из восточных районов довоенной Польши.

    Рекомендуем материалы IPN по теме:

    • Магдалена Дзенис-Тодорчук, Марцин Маркевич: Вагоны ушли на восток. История советских депортаций 1940–1941 гг.

    Для жителей восточной Польши период оккупации «первой советской» связан прежде всего с массовыми депортациями вглубь Советского Союза. Эта жестокая форма коллективных репрессий со стороны большевистских оккупантов затронула сотни тысяч польских граждан.

    В результате советской агрессии против Польши 17 сентября 1939 г. восточные районы Речи Посполитой оказались в границах Советского Союза (т.н. Западная Украина и Западная Белоруссия). Для проживающих там поляков это означало столкнуться с новой властью, которая всеми средствами пыталась денационализировать и русифицировать польских граждан. Методы, используемые Советами, были самыми разнообразными: советизация образования, поощрение светского образования, обязательное паспортирование, лишившее поляков прежнего гражданства.Это сопровождалось террором и арестами. Физическое устранение тех, кто, вопреки всему, не хотел забывать, что они поляки, было важным элементом советизации захваченных земель.

    Таким образом, четыре депортации 1940–1941 гг. не были самоцелью, а должны были привести к уничтожению следов польской государственности на оккупированных территориях и их объединению с Советским Союзом. Депортации в основном коснулись польской элиты, которая была частью общества, наиболее осознающей свою национальность и национальность.К депортированным относились как к «контрреволюционному элементу», дестабилизирующему советский порядок на оккупированных территориях. Таким образом, устранение интеллектуальной и культурной элиты было основным условием эффективной советизации и полной аннексии Приграничья.

    Трагедия в четырех действиях

    Первая депортация началась в ночь с 9 на 10 февраля 1940 года. Советы готовились к этому очень тщательно. На одном из предшествовавших акции совещаний было заявлено, что это будет «большая, ответственная работа, требующая большого внимания и серьезного подхода, а также беспощадной мобилизации сил и возможностей».Его целями были гражданские и военные поселенцы, а также работники лесоохранной службы и члены их семей - всего около 140 000 человек. люди. Они располагались в 115 населенных пунктах в 21 республике, стране и области Советского Союза - в основном там, где преобладала лесная промышленность (области: Архангельская, Свердловская, южные и западные области Коми АССР и Красноярский край). Менее чем через месяц, 5 марта 1940 г., Политбюро ЦК ВКП(б) приказало убить 14 854 польских офицеров и полицейских из лагерей для военнопленных в Козельске, Старобельске и Осташкове и более 7 000заключенных в тюрьмах Беларуси и Украины.

    Вторая депортация, начавшаяся 13 апреля 1940 г., включала в себя правительственных чиновников, полицейских, учителей, политических деятелей и представителей дворянства. По оценкам, в то время было депортировано около 61 000 человек. люди. Судьба близких интернированных офицеров была особенно драматична, как в случае с семьей Ходоровских из Кнышина Белостокской губернии. Подпоручик запаса доктор Юзеф Ходоровский служил в дублирующем составе 3-й дивизии.Из районной больницы в Гродно он попал в советский плен в Барановичах. Та же участь постигла его старшего брата Бронислава (тоже младшего лейтенанта Войска Польского), который до начала войны работал ветеринаром в Свенцанах. Оба погибли в Катыни с разницей в несколько дней. В апреле 1940 года их родителей депортировали в Казахстан - они находились в ссылке в то время, когда были убиты их сыновья. В 1946 году в Польшу вернулась только больная мать.

    Третья депортационная акция 29 июня 1940 г. касалась в основном т.н.Треды, то есть беженцы от немецкой оккупации, две трети которых были евреями. Многие представители интеллигенции, в том числе врачей и ученых, а число депортированных составляет около 80 тыс. человек. Они оказались в Сибири, в основном в Архангельской, Свердловской, Новосибирской областях, а также республиках Коми, Мария, Якутская и Алтайский край. Эта депортация несколько отличалась от предыдущих: депортированных привозили в места формирования обозов и уверяли, что они вернутся на земли, оккупированные Третьим рейхом.

    Последняя, ​​четвертая депортация началась 20 июня 1941 года — накануне начала германо-советской войны. Акция была направлена ​​на семьи и лиц, имеющих отношение к ранее депортированным группам населения. В эту депортацию также вошли прибалтийские республики и Молдавия. Всего 90 тысяч. человек, из них свыше 22 тыс. с так называемым Западная Беларусь. Ссыльные оказались в Красноярском крае, на Алтае, в Новосибирской области и Казахстане. Трудно оценить количество людей, депортированных во время последней депортации: исследователи говорят, что их могло быть от 31 000 до 52 000 человек.

    Добровольно под прицел

    Сценарий депортации всегда был одинаков: стук в дверь прикладами посреди ночи, крики, побои, беготня с упаковкой, плач женщин и детей, лай собак. Этот образ чаще всего появляется в воспоминаниях депортированных. В случае первой депортации угроза ситуации усиливалась морозом, который в феврале 1940 г.В течение дюжины или около того минут люди теряли все свое имущество:

    "10 февраля 1940 года я расставалась с тем, что любила", - вспоминала много лет спустя одна из сибирячек. - С револьвером НКВД к голове мой отец подписал документ о том, что по доброй воле нас переселят в другое место. Не буду описывать, что произошло за те двадцать минут, что нам предстояло собраться. Была суббота, и мама только клала хлеб в печь... так что и не в дорогу.Ветчину из камеры забрал у отца НКВД, который сказал, что у них там много всего, но пилу не забыть и топор взять. Мой пес Бурек, мой любимец, с которым я в детстве бегал по полям, ужасно лаял. Он так боролся, что я думал, что он сорвется с цепи и бросится на тех, кто пришел нам навредить. «Сволочь» — страшное слово, — услышал я, и раздался выстрел.

    Депортации осуществлялись т.н. Оперативные войска НКВД, действующие по особым указаниям.Каждой из троек было назначено по две-три семьи для депортации. Войдя в дома, офицеры объявили о своем решении переселиться, а затем обыскали оружие. Затем должна была быть произведена опись имущества, оставшегося после вывоза. В отдельных инструкциях указывалось, что семьи могут взять с собой: одежду, нижнее белье, обувь, постельное белье, посуду, продукты на месяц, мелкий хозяйственный инвентарь, деньги и чемодан, необходимый для упаковки вещей.Однако все инструкции действовали только на бумаге. Депортированным приказывали собираться в большой спешке, и ошеломленные и перепуганные люди часто не соображали логически. Многим из них удалось взять с собой практически ничего. В воспоминаниях депортированных часто встречается утверждение, что многое зависело от отношения офицеров. Одна из сибирячек вспоминала:

    "Солдаты приказали нам собрать самые необходимые вещи в течение 2 часов тоном, не допускающим никаких возражений и вопросов."[…] Мы двигались в ужасе и с чувством огромной потери».

    Инна вспоминала, что «если кто-то находил солдата получше, он даже давал кому-то брать немного. Нам ничего не давали, у нас было только то, что было на нас». Один из лучших солдат, - как вспоминает один ссыльный, - "подошел к моей матери и, указывая на стоявший рядом сундук, прошептал: "Возьми теплую одежду для детей".

    изгнанникам пришлось путешествовать несколько недель. В вагонах для скота были нары, железные печки, а вместо туалетов - дыры в полу.Не было ни воды, ни горячего питания, ни медицинской помощи. Вши и клопы быстро распространяются в грузах. Была и жуткая давка, особенно в жаркую погоду. Эти условия, оскорбляющие человеческое достоинство, часто приводили к гибели особенно самых слабых: больных, детей, стариков.

    Путешествие, однако, было лишь первым актом драмы изгнанников. Условия жизни депортированных оказались шоком по прибытии.

    «Вдоль стен казармы располагались двухъярусные нары длиной около 2,5 м и шириной почти 170 см.Они были обиты с трех сторон рваными досками шириной около 30 см, образуя как бы коробку без одной стороны. Это была стандартная, вероятно, регламентированная какими-то нисходящими постановлениями властей, площадь дома-берлоги, рассчитанная на четырех человек. Для семей из трех человек квартировался один человек или кто-то из семьи из пяти человек»

    - описан Збигневом Федусом, тогда ему не было и десяти лет. Многие ссыльные были расквартированы в землянках и землянках, тесных и непригодных для жилья.

    «Было ужасно грязно. Стены небеленые, обмазанные глиной, руны полны вшей, стены покрыты клопами. В первую же ночь мы испачкались и покусались клопами и вшами, что у младшей сестры поднялась температура», — вспоминал один из ссыльных.

    ►Читать полностью на портале Przystanekhistoria.pl

    • Анжелика Блинда: "Голод победил страх". Как польские женщины смогли обеспечить семью в сибирской ссылке

    "Наша судьба уже сбылась"

    Для депортированных поляков момент ухода из родного дома стал началом неравной борьбы за выживание.Многие из них, особенно дети и старики, не выдержали суровых условий и уже умирали в пути. Тех, кому удалось выжить, добравшись до места, разместили на пасеках, в колхозах и совхозах.

    Общим знаменателем в рассказах депортированных является постоянное чувство голода. Он изменил людей не только физически, но и духовно. Мысли сибиряков в основном были сосредоточены на том, чтобы выжить на следующий день, но чтобы это стало возможным, они должны были добыть что-нибудь поесть для себя и своих близких.

    Матери детей раннего возраста, особенно новорожденных, оказались в наиболее тяжелом положении, так как теряли пищу из-за недоедания и истощения. Молоко не было легкодоступным продуктом. В то время предпринимались попытки использовать заменители - детям давали на вскармливание разведенный мед, муку или булочку, что, однако, во многих случаях не позволяло спасти детей.

    "Как мамы смогли создать бытовые условия, трудно выяснить"

    Основой питания депортированных была глина, черный хлеб, являвшийся одновременно - рядом с супом - оплатой за выполненную работу.Его распределение варьировалось в зависимости от региона, занятости и установленных норм, а получаемых им порций не хватало, чтобы накормить всю семью.

    Тяжелый труд, голод и болезни привели к высокой смертности как детей, так и взрослых. Каждый прожитый день был на счету, и поэтому предпринимались усилия по борьбе с дефицитом различными способами. Некоторые - если был подходящий случай - пытались совершить кражу, тем самым подвергая себя избиениям, тюремному заключению или даже смерти.Люди, работающие в конюшнях, воровали еду для животных, особенно картофель и жмых, которые можно было долго жевать и при этом не чувствовать голода.

    При написании о быте в Сибири и связанных с ним проблемах следует прежде всего подчеркнуть роль женщин - жен, матерей и дочерей, - которые в меру своих сил старались обеспечить своих близких минимумом средств к существованию. Требовался огромный творческий потенциал, а также знание местных растений и способов их приготовления.В результате сибирячки получили возможность готовить блюда из разнообразных продуктов, которые в большей или меньшей степени удовлетворяли их аппетит и прибавляли энергии.

    ►Читать полностью на портале Przystanekhistoria.pl

    • Сабина Поточак: Ссылка в Сибирь

    Когда что-то происходит, кто-то кого-то бьет, мне вспоминается детство, когда меня били НКВД.

    Сегодня пятидесятилетие нашей каторжной работы.Опишу удаление. Сначала забрали папу. Он не успел хорошо войти в дом, и тут его взяли УБ. Через час пришли остальные.

    Говорят: - Открой, дверь вышибем!

    Мы открылись. Их было пятеро с оружием. Спрашивают, где отец. Мама отвечает, что его забрали.

    Они Мамочке: - Скажи правду, или мы тебя убьем!

    Мы, дети, заплакали. Мы были очень напуганы. Мы видели, как убили нашего учителя.Ей выкололи глаза, отрезали пальцы и оставили на дороге.

    На следующий день мы поехали к соседям, к Врутняку, и остались у них.

    И вот час ночи, стучат и говорят: - Открой!

    Они спрашивают, где Парадовцы.

    Отвечают: - Парадовцы с нами.

    Слышим: - Одевайся!

    Мы думали, что они убьют нас, потому что у них было оружие. Подъехали две машины.Нам ничего не дали взять, только то, что было на них, и одно одеяло, потому что братик был маленький.

    Маленькие дети на телегах садились, а дети постарше шли пешком. Мороз был минус 35 градусов. Нас повели в вагоны для скота, набили полный вагон, а холопы стояли и гнали нас. Когда загрузили весь транспорт, повезли нас. Голодный. Прохладно. Если хотели, то бросали нам что-нибудь и ставили ведро с холодной водой. Нас везли за шесть недель до Вологодской области. А потом русские из колхоза, когда нас завербовали, дали нам побегать.И возили нас две недели на этих пони. На ночь нас загоняли куда-то в свинарник, а утром приплывали другие лодки. Дети такие крошечные. Когда замерзло, НКВД подбросило за ноги и швырнуло в снег, как собаку. Вот мы и добрались до лагерей Крутая Осип.

    Там были ужасные трудовые лагеря. Очень долго. С одной стороны лежали жерди и мох, а с другой стороны тоже. И через середину коридора. И такие маленькие печки. Холодно, голодно и плакать. Лучше, если они убьют нас, если мы собираемся выжить.Мы пошли спать. А в этих нарах кусались клопы и вши. На следующий день нас позвали в столовую. Дали небольшой глиняный бочонок супа, почти всю воду. И приказ, что делать. Мы должны подчиниться, иначе мы не сможем есть.

    Детям дали хлеба на 10 декад, тем, кто работал, на двадцать или чуть больше этого супа. И на работу, в лес. Моей старшей сестре было 15 лет. Ей дали топор и пилу. Должен сделать. И мы с другой сестрой, которой было 12 лет, и я, 9 лет, и с нами старший из братьев, 7 лет, должны были сжечь ветви.Младшему брату было 5 лет. Маму отправили на кухню мыть котелки и топить в печке. Также чистим глиняные извилины для супа, чтобы они были к утру. Мы встали в час ночи. А мы с мамой пошли на кухню. Пришлось осветить ее еловой лампочкой, потому что света там не было. Вы раньше нарезали еловых палочек и подожгли их. Когда вы вошли в эту столовую, крысы разлетелись, как кошки. Я продолжала плакать, потому что очень боялась их. Потом пришли русские повара и сварили суп, чтобы люди поели и в лес.Вечером вернулись в те страшные и холодные лагеря. Всю ночь дымили в печах, и прямо в стенах были дыры. Дали нам одежду из мешков. Ноги из берез. Когда вы пришли в барак, ноги были белыми. Мы натерли их красным, чтобы они обморожены. Боже, как мы там выжили?!

    ►Читать полностью на портале Przystanekhistoria.pl

    .90,000 "Восемь дней, которые кажутся вечностью!" Начало Великой Шеры в Лодзинском гетто \ Новости \ "Восемь дней, которые кажутся вечностью!". Начало Вельки Шперы в Лодзинском гетто \ Еврейский исторический институт

    Израиль Лейзерович (1902-1944), «Спящий ребенок», Лодзинское гетто, между 1940 и 1944 годами / Коллекция ŻIH

    Объявление Хаима Мордехая Румковского № 391 с вышеуказанным заголовком было вывешено на стенах Лодзинского гетто за день до начала так называемой Великой Шперы [1].Терм Gehsperre - "Выхода нет"; allgemeine Gehsperre - это "полный запрет на выход" - это было известно жителям Лодзи с 10 сентября 1939 года, когда новые немецкие власти запретили людям находиться на улицах с 8 вечера до 6 утра - запрет применялся как полякам, так и евреям. Объем комендантского часа менялся несколько раз, пока его не перестали соблюдать сразу после Велька Шпера осенью 1942 г. [2]

    «Когда осенью 1942 г.Немцы требовали 24000 человек, Румковский решил, что такое большое количество людей он не отдаст. После драматических переговоров с Германией ему удалось сократить ее до 20 000, однако при одном условии — освобождении детей до 10-летнего возраста, стариков и больных», — пишет Моника Полит [3]. Выдача детей была условием, навязанным немцами [4], но в массовом сознании вина за казнь детей приписывалась Румковскому. На это повлияло выступление 4 сентября, в котором проявляется характерный, «снисходительный» стиль Румковского, обычно изображающего из себя «отца» обитателей гетто [5]:

    Дети из Лодзинского гетто собрались для депортации /

    Мемориальный музей Холокоста США, Википедия

    "В гетто ударил мрачный взрыв.Они просят нас отказаться от лучшего, что у нас есть – от детей и стариков. Я не могла иметь собственных детей, поэтому лучшие годы отдавала своим детям. Я жила и дышала с детьми, я никогда не предполагала, что мне придется своими руками приносить эту жертву на алтарь. В моем возрасте я должен раскинуть руки и умолять: Братья и сестры! Верните их мне! Отцы и матери - дайте мне своих детей! Вчера днем ​​мне дали приказ выслать из гетто более 20 000 евреев, а если нет, то «Мы это сделаем»»[6].

    «Я спас тех [детей — П.Б.], которым десять и больше лет. Пусть это будет утешением в твоей беде. Требовали 24000 жертв, но мне удалось выторговать цифру до 20000, может меньше, при условии, что поедут все дети до десяти лет. Так как стариков и детей всего 13 000 человек, нам приходится дополнять квоту за счет больных. Что вы предпочитаете: чтобы выжили 80-90 тысяч человек? Евреи, их всех надо уничтожить?» [7].

    «Во время его выступления люди плакали и кричали» [8] — говорит исследователь, доктор Моника Полит.«Толпа не была готова к такому расчету. Он не хотел и не понимал арифметики спасения. Сначала онемевший, а потом обезумевший, он бросился домой, чтобы спрятать своих родственников, отобранных для депортации»[9].

    "Одна неделя, восемь дней кажутся вечностью!"

    «Аресты лиц для перемещения производились на основании списков Комиссии по перемещению (...). Однако это действо только началось, и в понедельник 7-го ч. м. вы слышали о захвате акций немецкими властями, которые не опирались ни на какие списки, а руководствовались исключительно оптическими впечатлениями.

    В основном это выглядело так, что квартал за кварталом окружала еврейская полиция и по одному представителю властей (гестапо), окруженному толпой еврейской полиции и пожарных, по очереди входили в каждый дом. Выстрел подал сигнал к сборке, после чего всех жителей данного дома вызвали во двор, расставили в два ряда и подвергли досмотру представителя властей. Тем временем еврейская полиция обыскивала квартиры и при необходимости доставляла скрывающихся или больных.Такое действие в домах поменьше иногда длилось всего несколько минут. С одной стороны выстроились депортанты, с другой – те, кто должен был остаться. Отобранных для депортации отправляли на подводах на сборные пункты. (...) Так как акция проходила в чрезвычайно быстром темпе и машины постоянно отъезжали и прибывали в больницу, чиновники, делегированные для составления списка депортированных, не успевали за списком доставленных и только некоторые из них были включены в перепись, а другие были вывезены из гетто на машинах, а их личные данные не были и, может быть, уже никогда не будут установлены»[10].(...)

    «При погрузке на телеги случалось, что люди либо по недоразумению, либо намеренно пытаясь пройти мимо группы отставали. В этом случае суд был очень коротким — такого человека расстреливали без предупреждения»[11].

    Хаим Мордехай Румковски и Арон Якубович. Страница 9 памятного альбома Министерства ковров Лодзинского гетто. На нем изображен коллаж из ковровых рисунков с Ароном Якубовичем и М.Ч. Румковски перед звездой Давида. Вверху текст на немецком языке и идише: «Господин А.Якубович предоставляет президенту Румковскому эскиз ковров г-на Клагмана и он тут же утверждается на месте". , это не исключает спасения из больницы законным путем, В основном люди, занятые в министерствах, спасались легально.«Ведомственные работники»»[12].

    еврейским полицейским и пожарным было обещано, что их ближайшие родственники будут защищены от депортации [13]. Рядовые обитатели гетто знали о гарантиях для представителей власти, что наполняло их ужасом и яростью – свидетельством этого является журнал Давида Сераковяка. 5 сентября 1942 года его мать увезли в депортацию.

    "Дзядыга врач, который ее осматривал, искал-искал и очень удивился, что никакой болезни у нее не нашел, только покачал головой и сказал своему спутнику по-чешски: "Очень слаб, очень слаб".И, несмотря на возражения и вмешательства присутствовавших на осмотре полицейских и медсестер, он написал эти два несчастных слова на страничке нашей семьи. (...)

    Мать, та миниатюрная, исхудавшая мать, прошедшая в своей жизни столько несчастий, вся жизнь которой была чередой жертв для других, родных и чужих, которые, если бы не отец и Надя, воровали у нее еду в бескомпромиссное в изнеможении гетто, эта мать, всегда так всего боявшаяся, но неизменно верившая в бога, - теперь проявляла полное присутствие духа и фатализм, несмотря на крайнюю свою нервозность, и с душераздирающей, сводящей с ума логикой говорила о ней судьба, говорила с нами, она признала, как будто я был прав, когда я сказал ей, что она взяла взаймы и отдала свою жизнь, одолжив и вернув продукты, но она сказала это с такой горькой улыбкой, что я мог видеть, что она не сожалеет ее поступки вообще, и несмотря на то, что она любила свою жизнь, для нее есть ценности выше жизни, такие как Бог, семья и т.д.

    Она поцеловала каждого из нас на прощание, взяла мешок своего хлеба и немного картошки, которую я заставил ее взять, и быстро последовала за своей такой ужасной судьбой. У меня не хватило силы воли выглянуть за ней в окно или заплакать. Как окаменев, я ходил, сидел и разговаривал, только то и дело редкие нервные спазмы схватывали мое сердце, руки, рот и пищевод, что мне казалось, что сердце разрывается. Однако оно не рвалось и позволяло есть, думать, говорить и засыпать» [14].

    Мать Давида, как и остальных жертв депортации, перевезли в лагерь смерти в Кульмхоф-ам-Нер (Хелмно-над-Нерем) и убили в передвижной газовой камере, а тело сожгли в крематории.

    Возможно, что около 20 000 человек стали жертвами Вельки Шперы, но Румковский приказал сфальсифицировать статистику жителей гетто в сентябре 1942 года, чтобы получить более высокое довольствие, чем если бы он указал истинное количество жителей [15]. .

    Потрясение от ужаса вкупе с необходимостью продолжать борьбу за выживание вызывало у оставшихся в гетто странное равнодушие.Комментируют авторы хроники гетто (довоенные еврейские журналисты, работавшие в архивах еврейской администрации закрытого района):

    "Казалось, что события последних дней надолго покроют скорбью все население гетто, тогда как сразу после аварий и даже во время депортационной акции людей одолевали ежедневные заботы при сборе пайков хлеба и др. и перенес личное несчастье на повестку дня. Это нервная тупость, равнодушие или симптом болезни? После потери самых близких людей - только о пайке, картошке, супах и т.д.? Трудно все это объяснить! Неужели такое отсутствие сердечности по отношению к самым близким людям? Кое-где, конечно, многие матери в уголке плачут о судьбе депортированного ребенка или детей, но в целом образ гетто не отражает этого страшного перехода последней недели»[16].

    «Временами у меня бывает такой озноб и сердечные судороги, что мне кажется, что я схожу с ума или бредлю», — писал Сераковяк. «Тем не менее я не могу отвлечь свое внутреннее внимание от матери и вдруг, словно расщепленный, оказываюсь в ее мозгу и теле. И близится время их вытеснения, помощь из неоткуда. Правда, вечером немного прогремело и засверкало, и даже пошел дождь - облегчения нашим мукам это не принесло. Не смоет величайший ливень совершенно разорванного сердца, и ничто не закроет вечную пустоту в душе, мозгу, разуме и сердце, возникающую после потери самого любимого человека, любящего свою жизнь так же, как и я" [ 17].

    Проект софинансируется Taube Philanthropies.

    Сноски:

    [1] Год за колючей проволокой (На полях объявлений президента Ч. Румковски) , под редакцией Адама Ситарека, Евы Виатр, Wydawnictwo ŻIH, Варшава 2019, стр. 518–519.

    [2] В соответствии с постановлениями немецких властей Лодзи запрет на хождение по улицам, то есть комендантский час с 8 часов вечера до 6 часов утра, применялся к польскому и еврейскому населению с 10 сентября 1939 года.С 15 ноября ужесточили комендантский час для лиц еврейского происхождения: им нельзя было находиться на улицах с с 17:00 до 7:00 С момента закрытия гетто в мае 1940 года начало комендантского часа было перенесено на 19 часов, затем снова на 20 часов, затем на 21-18 часов. Чтобы иметь возможность свободно передвигаться по городу, нужно было купить пропуск по высокой цене в то время 10 злотых. Sperrstunde перестали выполняться осенью 1942 года, когда развернулась деятельность отделов труда гетто. Энциклопедия Лодзинского гетто.Незавершенный проект архивистов Лодзинского гетто , разработанный Кристиной Радзишевской и др., Издательство Лодзинского университета, Лодзь, 2014, стр. 198; автор записи: Юзеф Урысон.

    [3] Моника Полит, Мордехай Хаим Румковски. Правда и воображение , Ассоциация Центр исследований по уничтожению евреев, Варшава 2012, стр. 92.

    [4] После: там же, с. 93.

    [5] Историки Эва Виатр и Адам Ситарек говорят о стиле Румковски в интервью «Чтобы показать жизнь, которая была борьбой».Интервью с авторами книги «Год за колючей проволокой» (дата обращения: 4 сентября 2020 г.).

    [6] Андреа Лёв, Лодзинское гетто / Литцманштадтское гетто. Условия жизни и способы выживания , Лодзь 2012.

    [7] Там же.

    [8] М. Полит, Румковский был жертвой немцев, а не их коллаборационистом , интервью провел Вальдемар Ковальский, https://www.holocaustresearch.pl/index.php?show=506&prona=509, по состоянию на 4 сентября 2020 г.

    [9] M. Polit, Mordechaj Chaim Rumkowski , op.соч., стр. 93.

    [10] Хроника Лодзинского гетто / Литцманштадтского гетто 1941–1944 , т. 2, 1942 , изд. Юлиан Барановский и др., Государственный архив в Лодзи / Издательство Лодзинского университета, Лодзь, 2009 г., стр. 488.

    .

    [11] Там же, стр. 484.

    [12] Там же, стр. 489.

    [13] Там же.

    [14] Давид Сераковяк, Journal , изд. Ева Виатр, Адам Ситарек, Издательство ŻIH, Варшава, 2016 г., стр. 320–321. В последнем абзаце добавлен разрыв текста.

    [15] Год за колючей проволокой , указ., с. 519, прим. 1.

    [16] Хроника Лодзинского гетто , указ.цит., стр. 487.

    [17] Д. Сераковяк, указ.цит., стр. 325,

    .

    Смотрите также