Post Icon



Женщина и семья в социологии


«Люди становятся более эгоистичными» | Harvard Business Review Russia

Феномены
Юлия Фуколова

В обществе нарастает индивидуализм, и традиционные семейные ценности трансформируются. Люди все реже регистрируют брак, не хотят заводить детей или вообще предпочитают жить в одиночку. О том, как меняется модель семьи, рассказывает доктор социологических наук, доцент кафедры социологии семьи и демографии факультета социологии МГУ имени Ломоносова Александр Синельников.

HBR — Россия: Какую трансформацию переживает семья как социальный институт?

Синельников: Брак постепенно меняет свою форму. Он уже перестал быть пожизненным — 3—4 союза никого не удивляют. Семья постепенно трансформируется: фамилизм, или семейное начало, отступает перед индивидуализмом, то есть личностным началом. Раньше люди жили в больших семьях, состоящих из трех поколений (так называемых расширенных семьях), и им приходилось каждый свой шаг согласовывать с многочисленными родственниками. Позже нормой стали так называемые нуклеарные семьи, состоящие только из мужа, жены и детей. Здесь нужно было считаться с меньшим числом лиц. Однако и нуклеарные семьи стали распадаться и уступать место другим форматам. Это, во-первых, неполная семья, в которой женщина зависит только от ребенка, а с мужем развелась или родила вне брака. Во-вторых, чайлдфри — пара, вообще не желающая иметь детей. Третий вариант — так называемый гражданский брак, хотя правильнее называть его сожительством. То есть брак перестал быть законным и, по сути, перестал быть браком.

Зачем вообще люди вступают в брак и создают семью?

Несколько лет назад мы проводили опрос, с чем у людей ассоциируется понятие «семейный образ жизни». 93% респондентов выбрали вариант «наличие законного супруга». Создавая семью, люди обычно преследуют три основные цели — стать счастливыми, избавиться от одиночества и иметь детей. Я специально сравнивал три группы — законных супругов, пары, которые живут без регистрации (гражданские супруги или сожители) и одиноких людей. В среднем законные супруги более счастливы, чем сожители. А те, кто живет без регистрации, более счастливы, чем те, кто не имеет партнера. Чувство одиночества иногда ощущают и в браке, но все-таки среди супругов это случается гораздо реже, чем среди сожителей и тем более одиночек. Что касается детей, то, по последним данным Росстата, около 21% из них рождается вне зарегистрированного брака (в 2005 году было 30%). Однако сожители имеют в среднем гораздо меньше детей, чем законные супруги, и в несколько раз чаще остаются вообще бездетными.

Но в России больше половины браков заканчивается разводом, в других странах примерно такая же картина.

Люди становятся все более эгоистичными. Не хотят заботиться о других, принимать на себя серь­езные обязательства. Разводы существуют столько, сколько и брак, но до недавних пор требовалась объективная причина, которую бы окружающие признавали уважительной. Классический пример — Анна Каренина была не единственной, кто изменял мужу, но она не могла с ним развестись на том основании, что полюбила Вронского. А вот обманутый Каренин имел право на развод, если бы доказал в суде неверность Анны. Кстати, до революции винов­ному в прелюбодеянии на семь лет запрещалось вступать в новый брак, еще раньше этот запрет был пожизненным.

Философ Василий Розанов в начале ХХ века писал, что, если один из супругов разлюбил другого, это может быть основанием для развода, пусть люди создают новые семьи. И предлагал ставить в паспорт штамп о каждом браке и разводе. Например, если мужчина узнает, что дама три раза была замужем, вряд ли он захочет быть четвертым. Впрочем, одна читательница ответила Розанову, что подобная арифметика не устрашит ни тот, ни другой пол. Советская власть реализовала все пожелания философа, но число разводов увеличилось, а не уменьшилось.

Каковы сегодня основные причины разводов?

советуем прочитать

Льюис Марианна,  Смит Венди,  Тушман Майкл

Мариэтта Чудакова

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи

Юлия Лежнина. Что происходит с гендерными ролями и семьей в современной России? - Видео

Добрый вечер, друзья! Рада приветствовать тех, кто пришел сегодня, чтобы поговорить со мной о том, как трансформируются российская семья и гендерные роли в ней.

Скажу пару слов о себе. Я работаю в Высшей школе экономики в Институте социальной политики и в Институте социологии РАН. Я — социолог. Более того, социолог-структурщик. Мне интересны массовые сдвиги, которые происходят в нашем обществе. В этой связи я предлагаю вам сегодня больше обращать внимание не на цифры, а именно на тренды, которые описывают социальную динамику, наблюдающуюся в нашем обществе. Я буду ссылаться на данные Института социологии РАН за разные годы. То есть я буду апеллировать к тому, что происходило еще до 2000-х годов, потому что исследования у нас велись, но цифры буду показывать в основном начиная с 2001-го и заканчивая 2017 годом.

Социологи любят погружать все процессы, которые они изучают, в определенный контекст, потому что для того, чтобы что-то интерпретировать, нужно задать определенную рамку, к которой будет привязана та или иная динамика. Я не буду отдельно акцентировать ваше внимание на терминах и концепциях, но в целом я буду говорить о модернизационной динамике и о смене основных социокультурных паттернов. Что я имею в виду? Общество меняется. Наше российское общество меняется наряду со всеми другими. И меняется оно в абсолютно разных ипостасях. Меняется система экономических отношений, меняется система производственной сферы. Мы видим определенную динамику институтов в политической сфере, и точно так же мы видим смещение определенных социокультурных аспектов, которые проживает российское общество. Мы говорим о том, что наблюдается динамика культурных паттернов. Из состояния традиционного, которое ориентировано на воспроизводство системы как таковой, мы переходим в какое-то новое состояние. Состояние современное или модернизированное.

По большому счету этому переходу сопутствуют такие процессы, как рационализация сознания населения и трансляция этого процесса в различные активности — в социальной, экономической, культурной сферах. Это в первую очередь повышение толерантности к многообразию и вообще появление всяческого плюрализма. И в общем-то сегодня я вам покажу, как развиваются плюрализм и многообразие различных форм жизни в семейной сфере. Иногда я буду отсылать к такому термину, как демографическая модернизация, потому что демографическая сфера — это тоже та сфера, которая изменяется по ходу общего процесса модернизации, и в демографическую сферу также проникают новые культурные образцы, которые трансформируют паттерны, связанные с рождаемостью, брачностью и так далее. Именно об этой модернизации, которая затрагивает очень многие сферы жизни, мы и будем сегодня говорить применительно к семье и гендерным ролям.

Очень часто мне задают вопрос, он всегда едва ли не первый: у нас кризис семьи, когда семья исчезнет как таковая? Но что это вообще за кризис? О чем мы говорим? В общем-то кризиса семьи как такового нет. Семья для россиян важна. Была, есть и будет. В этой связи очень важно разделять такие вещи, как семья, брак и какие-то другие институции, связанные с семьей. И если мы говорим именно о семье, то ее ценность не ослабевает ни в российском обществе, ни на постсоветском пространстве. Семья продолжает быть ценностью. Вопрос только в том, какой ценностью она является.

Семья составляет неотъемлемую часть жизненного успеха. Около 80% населения — в разные годы цифра может отличаться — говорят, что для жизненного успеха нужно иметь счастливую семью. Для трех четвертей населения семья — это предмет гордости. Семья важна, но при этом она не является достаточным условием для того, чтобы считать свою жизнь успешной. Наличие счастливой семьи — это некоторое необходимое, но не единственное условие для того, чтобы каким-то образом себя позиционировать. В целом россияне себя не позиционируют через семейные роли — мужа, жены, матери, отца и так далее.

Поэтому семья — это базовый элемент жизненного проекта россиян, но это не сфера приложения усилий. В отличие, например, от карьеры. Мы говорим, что мы строим карьеру, прилагаем усилия, через карьерные достижения мы представляем себя этому миру. Семья же из терминальной ценности становится инструментальной. И чем дальше, тем больше мы сталкиваемся с тем, что достижительные установки в плане семьи у населения не выражены. Эта некоторая девальвация достижения счастья в семейной сфере локализуется в первую очередь в тех точках, где привычно размываются традиционные образцы. Это — мегаполисы, это — молодежь, это — высокообразованное население. И это в общем-то достаточно стабильная на протяжении последних лет история.

Несколько другой процесс происходит с такой институцией, как брак. Когда я говорила о том, что кризиса семьи нет, это не значит, что брак также сохраняет свою значимость в жизни россиян. С браком происходят трансформации. Это уже достаточно хорошо проработанная, активно изучаемая и обсуждаемая тема: каким становится брак, как население относится к официальному браку. А он действительно постепенно размывается. Все более лояльным и толерантным становится отношение к разводам, к так называемому гражданскому браку или сожительству, к множественности браков и так далее. Кстати, если мы говорим о гражданским браке и сожительстве, то сегодня для россиян это такая проба пера, предварительный этап перед тем, как вступить официально в семейную жизнь. Но процесс затягивается, а в случае второго брака вообще рискует не перейти в формальную стадию. Отложенная регистрация брака, отложенное рождение детей — с этим мы и имеем дело.

Отдельная история с семьей расширенной. Хотя это последний бастион, который сдает какие-то культурные паттерны, свою значимость расширенная семья для россиян потихонечку начинает терять. То есть расширенная семья все меньше и меньше рассматривается как непосредственный, постоянный круг общения. Пока еще около трех четвертей — 70% — населения постоянно общаются с семьей, которая не входит в состав домохозяйства, то есть проживает отдельно. Но в базовом понимании семья сегодня — это нуклеарная семья, которая проживает одномоментно в одном домохозяйстве.

Следующая норма для семейной сферы — это дети. Дети были и продолжают быть нормой. Более того, на текущий момент нормой продолжают быть двое детей. И опять же воспитать хороших детей россияне в своей жизни планируют. Для них это кажется вполне решаемой задачкой. Вот есть семья, она входит в мой жизненный проект, есть дети, они тоже входят в мой жизненный проект. Безусловно, мы сталкиваемся с различными явлениями типа чайлдфри, которые набирают обороты. Но, еще раз оговорюсь, я, как социолог-структурщик, в первую очередь интересуюсь достаточно массовыми явлениями и тенденциями. И на сегодня мы остаемся все теми же традиционалистами в вопросах рождения детей, их количества и так далее.

Как в целом живут российские семьи? Живут они, конечно, по-разному, но сами говорят, что хорошо. Чтобы там ни происходило в сексуальной сфере, с материальными проблемами, которые, кстати, очень сказываются на отношениях в семье, с детьми в целом все хорошо. В крайнем случае удовлетворительно. Но все-таки доминирующие оценки — хорошо. Хотя не без проблем. Проблемы в семье — это одна из самых популярных позиций, с которыми сталкиваются семьи. Они всегда в пятерке. Особенно остро эта динамика нарастает, когда речь идет о кризисных моментах, потому что проблемы в семье очень связаны с другими проблемами, например, материальными.

Что мы наблюдаем в гендерной расстановке семьи? И как складывается динамика в этой области на протяжении последних лет? Давайте поговорим о роли кормильца. Это одна из первых ассоциаций, которая приходит в голову, когда мы говорим о гендерной расстановке в семье. Есть супруг, есть супруга, муж и жена. Обычно мужчина — кормилец, женщина — хранительница очага. Это традиционная установка. Что происходит сегодня? В целом все похоже в том плане, что мужчины продолжают доминировать в роли кормильца. Но женщины уже тоже вносят достаточно заметный, а иногда доминирующий вклад в бюджеты российских домохозяйств. Особенно если мы говорим о старших возрастах. В совсем старших возрастах, понятно, может быть влияние пенсий, когда есть нетрудовой доход и он является основным. После карьерного пика женщины начинают вносить даже заметно больший вклад в семейные доходы как кормилец.

Что касается такой ролевой расстановки, как принятие решений в семье,— это немножко другая история. Опять же традиционный расклад: есть мужчина, который принимает решения, берет на себя ответственность, он — лидер, и ведомая женщина. Какой же современный расклад? А современный расклад не очень понятный. Если на тему кормильца мы можем однозначно сказать, что или мужчина, или женщина, или какая-то смешанная система, то в части принятия решений мы получаем большую линейку вариативности.

Например, уже достаточно продолжительное время мы в Институте социологии РАН тестируем четыре модели принятия решений в семье. Первая модель — патерналистская, когда решение в семье принимает мужчина, или старший мужчина, или на крайний случай старшая женщина, если мужчины в семье нет. Но это в общем такая маскулинная модель. Вторая модель — утилитаристская, когда решение принимает тот, кто может его обеспечить ресурсно, то есть кто больше зарабатывает, тот и рассказывает, как тратить деньги. Это традиционные модели опять же с доминирующей ролью мужчины в прямом или в косвенном виде. Третья модель — консенсусная. Это модель, которая диктует принятие решений в процессе переговоров. И это уже современная модель, когда усилена роль женщины в принятии решений в семейных вопросах. Проблемы и задачи выносятся на семейный совет, и все принимают участие в принятии этого решения. Четвертая модель — прагматическая, когда решения принимает тот, кто лучше ориентируется в конкретной сфере. Если мы говорим о финансовых вопросах, то кто лучше понимает в финансах, тот и будет принимать решения. Если мы говорим о строительстве, например, дома, и имеем супруга инженера, пусть он занимается этим вопросом. То есть здесь мы ищем точку максимальной функциональной грамотности. И не важно, кто это будет, какое поколение, мужчина или женщина. Последние две модели — условно современные, условно модернизированные, где в общем-то и женщине уже может отводиться доминирующая, лидирующая роль.

Как меняется соотношение этих моделей с течением времени? Казалось бы, модернизация означает смену традиционного современным. То есть по большому счету должны сокращаться доли тех, кто является приверженцем традиционных моделей, и наращиваться доли тех, кто является приверженцем моделей современных. Что мы видим? Например, в 2000 году доминирующей моделью была консенсусная модель — модель с размытой ответственностью, с размытой процедурой принятия решений, когда его принимают все сообща. Что происходит через десять лет? Она опять доминирующая, но с заметно меньшей долей. Дальше — еще меньшей. Мы видим, что со временем консенсусная модель не набирает обороты. Хотя вроде современная, разделяемая очень активно в первую очередь женщинами. Что происходит с прагматической моделью? Ситуация примерно та же. Опять мы видим некоторое схлопывание пула тех, кто считает, что именно так должны приниматься решения в семье. Что происходит с традиционной моделью, классической, патерналистской? Она расцветает пышным цветом. И если до 2000-х годов динамика была обратной, то есть традиционные модели потихонечку сужались и давали простор современным моделям принятия решений, то сейчас все наоборот.

Мы называем это ренессансом традиционализма или демодернизационным откатом. Но это — правда, и это стабильно, из года в год, наблюдается с начала 2000-х годов. Если мы сравниваем восприятие этих моделей мужчинами и женщинами, то мужчины в большей степени традиционалисты. Они любят, когда им отводятся лидирующие позиции в принятии решений. В то время как женщины хотят хотя бы пообсуждать. Если мы говорим о том, как складывается ситуация в динамике, то мужчины потихонечку прислушиваются к этому женскому запросу. И среди них доля тех, кто ориентирован на консенсусное или прагматическое принятие решений, увеличивается. Женщины же в какой-то момент, а именно в начале 2000-х, встали, оглянулись, подумали и развернулись на 180 градусов. То есть сначала женщины настаивали на том, что их роль в принятии решений в семье должна нарастать в связи с их функциональной грамотностью, потребностью, необходимостью и правом в принятии решений. И они подтягивали мужчин за собой. Сейчас же мужчины прислушались и идут навстречу, а женщины развернулись.

Этот демодернизационный откат ярче всего наблюдается именно в среде женщин. А если покопаться еще глубже, то в среде молодых женщин из крупных городов и благополучных социальных слоев. Наиболее ярко эти развороты, которые как-то колебательно присутствуют в нашей жизни, видны в кризисные периоды. Когда мы сталкиваемся с проблемой, особенно с экономическим кризисом, она подрывает в том числе семейную ситуацию. Я уже говорила о том, что проблемы материального характера связаны с тем, как складываются отношения в семье, возникают ли проблемы в семье и так далее. И вот эти наши экономические шоки заставляют задуматься и сделать некоторый крен в сторону традиционных установок.

Сейчас можно утверждать, что традиционалистские паттерны укоренены в нашем обществе. И сколько бы мы ни говорили о модернизации, в том числе в семейной сфере, об эмансипации, о роли женщин и о том, что мы точно идем в сторону выравнивания позиций мужчин и женщин в вопросах распределения ролей в принятии решений в семье, скорее, мы пока нащупали какую-то точку равновесия. Да, безусловно, модели вариативны, и мы ищем разные опции, но доминирует в нас традиционная установка.

Кстати, если мы говорим, например, о семейном статусе, то наличие партнера повышает вероятность задействования в семье патерналистских моделей. То есть пока нет семьи или уже нет семьи, нет супружеских отношений, мужчины и женщины активнее говорят о том, что решения должны быть приняты либо тем, кто может их принимать более эффективно, либо после каких-то совместных обсуждений. Но как только выстраивается семейная пара, там доля тех, кто говорит о том, что вообще-то мужчина должен принимать решения, становится больше. Интересно, но факт.

Если говорить о немножко другой истории с гендерными ролями, то есть отойти от проблемы принятия решений или лидирующей позиции, то вообще-то семьи бывают разные. То есть традиционное восприятие семьи — это союз мужчины и женщины для воспроизводства себя в детях и отношений в следующем поколении. Для чего создают современную семью? А создают ее для реализации разных задач. И трансформация семьи и гендерных ролей в текущий момент по большому счету связана с тем, что возникает многообразие форм семьи в разрезе того, для чего эти семьи людям нужны. То есть не кто принимает решение или не кто выступает основным кормильцем в семье, а для чего они нужны? И семьи бывают разные.

Самая распространенная модель — семьи, которые создают определенный комфорт, в них удобно — удобно жить, удобно коммуницировать. Они не мешают работать или достигать каких-то других вершин, связанных с внесемейной сферой. Это такая семья как зона комфорта, в которой супруги не имеют вредных привычек, они умные, интеллектуально развитые, уверенные в себе, при этом мужчина обеспечивает материальный достаток. Эта модель чаще распространена среди молодежи, хотя сказать, что она исключительно молодежная, нельзя. Более ярко эта модель представлена в крупных городах, в мегаполисах, в первую очередь в Москве. Жизнь динамичная, задач много, и отвлекаться на какие-то дополнительные проблемы, требующие материального, эмоционального и физического ресурса, в общем-то не хочется.

Другая модель, тоже распространенная примерно в трети случаев, это семья как домохозяйство. Экономическая единица, дом — полная чаща, мужчина, обеспечивающий материальный достаток, хозяйственные, практичные супруги, у которых именно в доме с очагом все хорошо. Добрая, хорошая женщина. Такие семьи не локализуются в каких-то возрастных группах, они равномерно размазаны между различными возрастными когортами.

Еще один тип семьи: семья — любовное гнездышко. Вообще с любовью в российском обществе как-то тяжело. О любви не мечтают, и встретить настоящую любовь заветным желанием не является. Или является крайне редко. То есть как мечта — встретить любовь — наблюдается вообще меньше чем у 10% населения. Как заветное желание, которое можно загадывать золотой рыбке, тоже не больше чем у 20%. Соответственно, когда появляется потребность в семье или выстраиваются роли, связанные с какими-то любовными отношениями, это отдельный тип семьи. Здесь привлекательные супруги — физически сильны, здоровы, сексуальны. Женщина, кстати, должна быть верной. С мужчиной — есть варианты, то есть это требование не так критично, как в отношении женщин. В общем-то это следующая по распространенности в российском обществе модель.

Четвертый тип — тип семьи как семьи для детей. Это модель как раз максимально приближенная к традиционным формам, когда семья воспроизводится. Дети — это самоценность, главное, вокруг чего крутится семейная жизнь. Соответственно, верность и любовь к детям — это первоочередные характеристики, которые ценят в супругах их партнеры. Таким образом, у нас действительно наблюдается динамика. И наблюдается она, с одной стороны, в виде модернизации, перехода от традиционного к современному в части роли женщин как кормильца в семье и тех членов семьи, которые принимают решения, а с другой стороны, в виде многообразия, плюрализма того, какие семьи существует.

Все эти семьи могут быть счастливыми, но каждая — по-своему. Тут уже теряется понятие нормы, какой должна быть семья. Нормативная модель размывается. Каждый ищет счастье в той форме, в которой оно ему нужно. Более того. Традиционная система гендерных отношений — это рассматривание мужчины и женщины сразу как потенциального супруга. Кто такой хороший мужчина? Тот, кто станет хорошим мужем. А хорошая женщина — та, что станет хорошей женой. В современном мире есть идеальная женщина и идеальная жена. Точно так же есть идеальный мужчина и идеальный муж. Это не всегда совпадает, но есть пересечения. То есть если мы говорим, например, о том, какие качества в максимальной степени важны для идеальной женщины, то это привлекательная внешность и сексуальность. Причем с точки зрения всех. А кто такая идеальная жена? Верна, любит детей и хозяйственна. У мужчин похоже, но не так критично. То есть идеальные мужчины у нас здоровы и физически сильны. Дальше могут быть вариации — для кого-то не должен иметь вредных привычек, для кого-то должен быть умным и обеспечить материальный достаток. Что уже дает некоторый намек на то, что эти мужчины могут стать хорошими мужьями. И правда. Идеальный муж — это тот, кто любит детей, верен и, самое главное, умеет обеспечить материальный достаток. То есть мужчинам сегодня несколько легче сначала быть идеальным мужчиной, а потом стать идеальным мужем. Женщине же нужно осваивать принципиально разные роли.

Таким образом, гендерные и семейные роли в отношениях мужчины и женщины разные, но с какой-то долей вероятности пересекаются. При этом для мужчин это пересечение обозначено четче. И это говорит о том, что роль мужчины, мужа воспринимается куда более традиционно, в отличие от роли женщины. Но если копаться дальше, идеальные мужчины и идеальные женщины тоже бывают разные. Кому-то нужен мужчина брутальный, кому-то нужен мужчина-интеллектуал, кому-то нужен чтобы «хоть не пил». И с женщинами тоже по-разному. То есть тут тоже есть определенный плюрализм. Более того, скажу, что если, говоря о гендерном раскладе в семье, мы видим хорошо оформленные модели, то с ролями, с портретами, с моделями идеального мужчины и идеальной женщины гораздо сложнее. Тут очень много различных вариаций.

И это как раз характерная черта того самого процесса модернизации семейной сферы и сферы гендерных отношений. То есть мы не столько идем из пункта А в пункт Б, понимая, что у нас в пункте А — одно состояние, а в пункте Б — другое. Если с пунктом А еще можно как-то разобраться, то с пунктом Б вообще ничего не понятно. Точнее, понятно, что там вариативность. Можно выйти одной дорогой, а прийти совсем другой. Это то, что характерно для российской семейной схемы. У нас есть тренд на размывание базовых, традиционных, гомогенных образцов. При этом размывание не идет в полной мере, на полных парусах. В душе мы все-таки остаемся традиционалистами. И базовые традиционные установки доминируют, хотя в общем-то существуют различные модели и гендерных, и семейных отношений.

Что будет в перспективе? Примерно это же и будет. Будут развиваться различные формы брачности и брака, и многообразие будет только нарастать. Будут развиваться функциональные особенности семьи — что нужно партнерам в семье, для чего они встретились и продолжают быть вместе. То есть для кого-то это дети, для кого-то — любовь и секс. С сексом тоже отдельная история. Не всем для счастливой семейной жизни нужен секс. И даже среди молодежи не всем нужен секс. Более того, благополучная молодежь опять же в мегаполисах — это те, кому некогда. Устали. Другие задачи. Свой ценный ресурс нужно направить на какие-то другие активности, которые что-то принесут в будущем. Так что формы супружеских, семейных отношений будут нарастать в своем многообразии. И это как раз тот тренд, который уже заложен и будет складываться дальше. Это те ключевые моменты, о которых в части динамики семейных и гендерных отношений я вам сегодня хотела рассказать.

Советская семья в прошлом и настоящем

18 декабря доцент факультета истории, специалист по гендерной истории Алиса Клоц рассказала о наиболее важных вопросах генеалогии советской семьи. Какой видели советскую семью большевики, «элитные» и не очень? Как семейная политика менялась на протяжении существования советского государства? Какие социальные последствия имели советские законы в области семьи и брака? В какой степени советское наследие определяет современные представления о семье? Представляем вам основные тезисы ее выступления.

Поздняя российская империя оставалась конфессиональным государством. Его православным подданным было непросто получить развод — нужен был свидетель измены или доказательство физической немощи супруга. Человек, признанный виновным в разводе, на несколько лет лишался возможности вступать в брак. Физическое насилие в семье не считалось поводом для развода. 

Вне церкви разрешение на отдельное проживание можно было получить в специальной императорской комиссии. Однако для этого нужен был паспорт, который женщина могла получить только от отца или мужа. При побеге без паспорта женщина не могла устроиться на работу, ее объявляли в розыск.

Также российская империя представляла собой сословное общество. Среди крестьян жена воспринималась в качестве рабочей силы. У купцов женщина имела схожое значение, но также рассматривалась в качестве инвестиции (возможности получить приданое). Идея романтической любви — необходимости эмоциональной близости и взаимной симпатии между супругами — была относительно новой. Многие образованные люди осуждали патриархальный уклад общества. Среди молодежи были распространены фиктивные браки для получения женщинами паспортов.

Прогрессивные марксистские теоретики были склонны объяснять семейный уклад через социальные отношения, а не биологию — об этом писал Фридрих Энгельс в своем труде «Происхождение семьи, частной собственности и государства». В то же время антропологи выдвинули идею, что в ходе развития человеческих обществ в них могли существовать разные формы семейных отношений. Соответственно марксисты считали, что семью можно и нужно менять. Буржуазный институт брака должен был уступить место уважительным отношениям и взаимной симпатии. Однако даже после прихода к власти у коммунистов не было полного консенсуса по вопросам практического реформирования семьи.    

В 1918 году большевиками был принят кодекс законов об актах гражданского состояния. Провозглашалось равенство между полами, были разрешены разводы, установлены равные права на алименты. Процедуры развода, брака, регистрации детей были секуляризированы. В 1926 году совместное проживание при свидетелях было законодательно приравнены к браку, развод можно было получить по почте. 

При этом в советском обществе на женщину накладывалась двойная нагрузка — семейная и мобилизационно-производственная.

В 1936 году Иосиф Сталин провел масштабные консервативные изменения. Был выпущен запрет на аборты. При этом вводились пособия для одиноких матерей, увеличились выплаты за детей, был запрещен развод по почте, усилен контроль за выплатой алиментов. После принятия сталинской конституции считалось, что социализм в Советском союзе уже восторжествовал — в такой ситуации не оставалось поводов отказываться от деторождения. Также предыдущие радикальные реформы способствовали значительному увеличению количества разводов. Избежать выплаты алиментов для мужчин тогда не представляло труда. Брошенные и разведенные женщины часто оказывались обречены на бедность. Мужчины и сами в большинстве своем были бедны и не могли одновременно содержать две семьи. Все это создавало впечатление хаоса от которого страдали в первую очередь женщины. 

Важно отметить, что в центре семьи у Сталина находился не мужчина, а брачная пара. Значительная часть власти, в том числе и в семейных отношениях, принадлежала государству. Даже ведение хозяйства и воспитание детей считались общественными обязанностями. Утопичность режима способствовало формированию детоцентрической культуры. Символическим главным отцом каждой семьи оставался товарищ Сталин (см. картину Александра Лактионова «Переезд на новую квартиру»).

Во время войны оказались сильны пронаталистские тенденции. Был введен налог на холостяков, усложнен развод. Аборты были разрешены только в 1955 году из-за слишком большого количества жертв криминальных абортов. Параллельно с этим государство начало широкомасштабную кампанию против прерывания беременности. Деторождение начали трактовать как биологическую потребность пары, важную как для мужчины, так и для женщины.  

В 1961 году был введен «моральный кодекс строителя коммунизма». Вместо репрессий вводилась система общественного контроля — огромное количество общественных организаций, которые в том числе способствовало защите интересов женщин. В 1969 году при Леониде Брежневе происходит новая волна либерализации семейного кодекса. 

При Михаиле Горбачеве политика по отношении к семье вновь изменилась. Было признано, что партия перестаралась в своих реформах, и женщину нужно вернуть в естественную для нее среду — то есть в лоно семьи. В ходе перестройки будущий министр труда Геннадий Меликьян публично сомневался в целесообразности трудоустройства женщин при наличии безработных мужчин.

Современная семейная политика политика находится в дискуссии с советским прошлым. Наиболее распространенная позиция на сегодняшний день такова: основная роль женщины — материнская, но и ее желание работать также считается социально приемлемым. В бывших социалистических странах количество женщин на руководящих должностях больше, чем в среднем в мире. Также важно отметить, что сейчас семейная политика зациклена на рождении детей — пронаталистских трендах, а не на гармонизации отношений между партнерами.

Фото: REGNUM/Баюскин Василий

БРАКИ И РАЗВОДЫ ГЛАЗАМИ СОЦИОЛОГА – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 6 мин.

Татьяна Гурко, доктор социологических наук, заведующая сектором социологии семьи и гендерных отношений Института социологии РАН, руководитель комитета «Социология семьи» Российского общества социологов. Представитель России в международных социологических ассоциациях, участница международных исследовательских проектов по семейным проблемам. Автор монографий и статей по проблемам трансформации семьи, брака, родительства и отношении женщин и мужчин. Читает курс лекций по социологии семьи в Государственном академическом университете гуманитарных наук.

— Каковы общие тенденции в статистике браков и разводов в России за последние несколько десятилетий?

— Возьмем для сравнения 1980-е годы в СССР. Уровень разводов тогда был очень высоким, и первенство мы делили с США. Много браков и много разводов — это был объединяющий фактор для этих стран, в которых живут люди разных культур и национальностей. Статистика разводов считается в единицах на тысячу человек населения. В 1980 году было 10,6 браков и 4,2 разводов на 1 000 населения. В 1990-х, в период сложной трансформации российского общества, появилось множество новых причин для разводов, их показатель оставался высоким (например, 4,6 в 1994 году), а вот уровень брачности снизился — 7,4 в том же году. В начале 2000-х годов брачность стала расти — 8,9 в 2007, что отчасти связано со вступлением в бракоспособный возраст многочисленного поколения середины 1980-х (высокий уровень рождаемости).  Уровень разводов сегодня колеблется, но стабильно высок — 4,8 в 2007 году.

— Как изменился институт брака в России? Сейчас многие предпочитают официальной регистрации отношений так называемый гражданский брак...

— То, что сегодня именуют гражданским браком, юридически называется «сожительство». Гражданский брак, то есть регистрация отношений в загсе, появился у нас после революции 1917 года и заменил брак религиозный, венчанный. На место дореволюционной религиозной морали пришла советская идеология, причем власть пыталась всячески укрепить и стимулировать институт брака. В СССР от «брачного профиля» человека зависело все: продвижение по партийной линии, предоставление очереди на жилье, возможность выезда за границу. «Добропорядочный семьянин», состоящий в первом браке и имеющий детей, имел больше шансов на успех в любой сфере деятельности. В начале 90-х годов все эти созданные государством механизмы распались. Для основной массы населения нормы православной морали не стали родными. Единобрачие, целомудрие до брака, многодетность и прочие традиционные семейные ценности имеют значение главным образом для воцерковленных людей, процент которых невелик...

— Кто же формирует у людей представления о браке и семье?

— Их формирует массовая культура, сверстники. Наши опросы молодежи показывают, что юноши и девушки ориентированы на несколько браков, то, что в социологии называется «последовательной полигамией» или «серийной моногамией».

По статистике, за 2007 год в целом по России из всех зарегистрированных пар 26% мужчин и 25% женщин вступили в брак повторно. Это говорит о том, что люди не отказываются от брака даже после первого неудачного опыта. Причем наличие детей, как показывает практика, вовсе не является препятствием для второго замужества.

— Много ли в России детей, рожденных вне брака?

— Начиная с 90-х годов внебрачная рождаемость (рождение ребенка без регистрации брака) постоянно растет. Если в 1991 году таких детей было 16%, то в 2007-м — уже 28%, почти треть новорожденных на всю страну! (Для сравнения: в Швеции, Норвегии и Франции — более 50%.) Кстати, в сельской местности детей, рожденных вне брака, больше, чем в городе: 31% в против 27%. Если раньше ребенок, «принесенный в подоле», был клеймом на всю жизнь, то сейчас деревенская мораль, которая всегда считалась более консервативной, изменилась. Следует отметить, что половина из внебрачных рождений — это родительство без брака, то есть ребенок регистрируется по совместному заявлению отца и матери. И вполне возможно, что впоследствии такая пара вступит в официальный брак.

— Партнерские отношения без регистрации стали привычным явлением. Почему же люди все-таки вступают в брак?

— По анализу данных переписи 2002 года (новой пока не проводилось), около 50% женщин, вступающих в брак, уже имеют беременность — выясняется это сопоставлением дат заключения брака и регистрации ребенка. То есть в половине случаев официальный брак заключается ради ребенка, чтобы он получил желаемый статус в обществе. Если раньше дети были результатом брака, то сейчас брак нередко становится следствием появления детей. Кроме того, брак ведь в том числе есть категория экономическая. Сегодня вопросы собственности, особенно жилищной, стоят очень остро. Поэтому союзы редко заключают в спешке, необдуманно. В этом плане современная молодежь относится к вступлению в брак более серьезно. Другое дело, что осознанность достигается путем долгого сожительства — когда люди привыкают друг к другу, решают, хорошо ли им жить вместе.

— На каком году брака пары чаще расходятся?

— В 80-е годы разводы на третьем году совместной жизни объяснялись тем, что в этот период снижается сексуальная активность пары, угасают чувства и совместный быт становится в тягость. Для современности «кризис третьего года» уже не актуален. Раньше люди готовились к браку в несколько этапов: ухаживание, согласие родителей, помолвка и только потом свадьба. Новобрачные привыкали друг к другу, планировали детей. Сегодня, повторюсь, половина женщин выходят замуж уже беременными. То есть изменился нормативный жизненный цикл семьи. Только немногие социальные группы — верующие или этнические группы, чтущие национальные обычаи, — придерживаются традиционного цикла.

— Как показывает практика, сегодня многие люди, зарегистрировавшие свои отношения, еще и венчаются. По мнению социологов, о чем это говорит?

— В 90-е годы для многих венчание было всего лишь красивым обрядом, данью моде. Сейчас ситуация изменилась, отношение к венчанию стало более серьезным. Интересно, что в последнее время многие стали венчаться после десяти, двадцати лет совместной жизни. «Мы так долго прожили вместе и так любим друга, что хотим повенчаться», — я нередко сталкиваюсь с таким аргументом. То есть венчание для таких людей становится не зачином брака, а констатацией факта, что брак состоялся.

Поддержка семьи в кризисной ситуации

http://dusha-orthodox.ru

Данный проект ставит своей целью собрать воедино и обобщить информацию о православных психологах в России, о факультетах, где изучают православную психологию, а также составить каталог православных сайтов по психологии.

http://perejit.ru

На сайте можно узнать, как сохранить любовь, как пережить расставание и развод. На сайте представлены советы кризисного психолога, которые помогут достойно выйти из болезненной и травмирующей ситуации, обрести силы жить и духовно повзрослеть.

www.semblago.ru

Деятельность психологической службы «Семейное благо»  направлена на формирование духовно здоровой семьи, на профилактику алкоголизма, наркомании, на преодоление распада семьи, безнадзорности детей, их социального сиротства и втягивания в среду правонарушений.

Адрес: г. Москва, ул. Веселая, д. 11. Здание Царицынского комплексного центра социального обслуживания, 3-й этаж, кабинет 311

Тел.: 8 (495) 542-08-50

E-mail: [email protected]

www.pravsemya.ru

Центр «Православная семья» осуществляет социально-психологическую поддержку населения по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и под духовным руководством протоиерея Аркадия Шатова, настоятеля храма святого благоверного царевича Димитрия при Городской клинической больнице № 1 и председателя комиссии по церковной и социальной деятельности при Епархиальном совете г. Москвы. Центр оказывает квалифицированную психологическую помощь, занимается профилактикой разводов, просветительской деятельностью.

Адрес: г. Москва, ул. Погодинская, д. 18/1, на территории Издательского Совета РПЦ

Тел.: 8 (499) 246-87-34, 8 (499) 246-74-92

Тел. доверия: 8 (499) 246-25-35

Время работы: понедельник–пятница с 10 до 19 часов

www.voskresenie-christ.orthodoxy.ru

В Православном Кризисном Центре при Патриаршем подворье храма Воскресения Христова на Семеновской оказывается бесплатная психологическая помощь членам любых религиозных конфессий, маловерующим, сомневающимся и атеистам. Здесь принимают взрослых и детей, переживающих тяжелое горе в связи с потерей близких; больных тяжелыми соматическими заболеваниями и их родственников, испытывающих психологические трудности в связи с болезнью близкого человека.

Храм Воскресения Христова и Патриаршее подворье:

Адрес: г. Москва, Измайловское ш., д. 2; проезд: станция м. «Семеновская», далее 5 минут пешком

Тел.: 8 (495) 642-34-61, 8 (495) 369-19-23

E-mail: [email protected]

 

Здесь Вы можете обсудить эту статью в Блогах "Фомы" (Живой Журнал). Регистрация не требуется.

Семья с точки зрения социологии - Социология

Понятие «семья» относится к самой малочисленной, но отнюдь не простой социальной группе. Это сообщество, в которое человек входит с момента рождения и в котором оно существует до самой смерти, хотя, конечно, в момент женитьбы он создает свою семью. Семья – это основная социальная ячейка, которая является неотъемлемым элементом правильного функционирования общества. Чтобы быть здоровым, общество должно состоять из целого ряда правильно функционирующих семей (родителей и детей).Как правило, люди женятся, чтобы воспитать собственных детей. Процесс социализации молодого человека протекает двояко. С одной стороны, это преднамеренное действие родителей, а с другой - результат специфической атмосферы в семейном доме. Эту обособленную атмосферу складывают следующие факторы: традиции, привязанность к религии или ее отсутствие, эмоциональные связи родителей и детей друг с другом, социальный статус семьи, способ разрешения конфликтов, близкое семейное окружение.В совокупности эти факторы формируют личность ребенка в определенном направлении. Отношения в семье как основной социализирующей группе ребенка оказывают большое влияние на формирование его социальных отношений в более поздний период. Это также чрезвычайно важно для развития личностных качеств молодого человека

Традиционная семья состоит из двух женатых людей и их потомков. Члены такой семьи объединяются брачно-родственными отношениями, которые могут принимать форму реальных отношений (между родителями и собственными детьми) или заместительных отношений (между матерью, отцом и приемными детьми).

Родство также может быть прямым: то есть от прадедов, если они еще живы, к дедушкам и бабушкам и родителям. Родители состоят в родстве по восходящей линии со своими детьми, внуками, правнуками и т. д. Люди, связанные по прямой линии, обычно живут под одной крышей, образуя одно домашнее хозяйство, состоящее из двух-трех поколений (следует, однако, отметить, что после достигнув совершеннолетия, дети часто съезжают от родителей и создают собственные семьи).

Семья не ограничивается родственниками по прямой линии. В нее также входят лица, являющиеся боковыми родственниками, т. е. тети, дяди, братья и сестры, двоюродные братья и сестры и т. д. Эта расширенная категория называется большой семьей, которая характеризуется рассредоточенностью по большой территории.

Семья имеет много специфических черт, отличающих ее от других социальных институтов. Взаимоотношения между его членами санкционированы юридически, религиозно и обычно и дополнительно укрепляются прочной социальной связью, эмоциональной приверженностью членов и сетью взаимных взаимодействий.Она характеризуется прочной и компактной внутренней сплоченностью, дополнительно усиленной внешней средой и влияниями внутри самой семьи. К внутренним силам, связывающим семью, относятся, прежде всего, чувства, связывающие родителей и их детей, взаимное уважение и ответственность, чувство защищенности, доверия, определенная сфера интимности, в которой оказываются члены семьи. Сила этих внутренних влияний способна эффективно противостоять внешним институтам, направленным на ослабление традиционной функции семьи, что особенно заметно в наши дни.

Семейное учреждение также имеет определенную культурную среду, в которой оно воспитывает и воспитывает детей. Этот культурный код складывается из привычек супругов, их привычек, языка, образа жизни, свойственного той или иной семье в зависимости от ее социального положения. Такая культурная среда не существует в вакууме, она является частью более широкой общности, но накладывает свой отпечаток на личность людей, воспитанных для выполнения своих ролей в обществе.

Каждое известное человеческое сообщество, существующее или историческое, знало институт семьи.В нем конституируются две основные функции: поддержание биологической продолжительности общества за счет удовлетворения полового влечения людей (и связанного с ним материнского и отцовского инстинкта), направленного на рождение, а затем вскармливание детей, и передача следующим поколениям богатых культурное наследие общества, в котором функционирует семья. Удовлетворение полового влечения — сугубо личное дело супругов, как и рождение ребенка, которому в процессе воспитания передается набор качеств и навыков, необходимых для функционирования в обществе.

В социологической литературе различают десять различных функций семьи:

  1. Воспроизводящая - общность, основанная на любви, поэтому узы между родителями являются гарантией безопасности ребенка и фактором, способствующим его правильному развитию. Семья – это та группа людей, в которой имеются особенно благоприятные условия для подготовки человека к жизни в обществе. В рамках этой функции реализуется передача жизни следующему поколению.
  2. Социализация - рассказывает о процессе обучения и воспитания посредством подражания, а также целенаправленно контролируемых норм, поведения и ценностей, важных для данного общества в целом.В эту функцию входит не только социализация детей, но и их родителей их потомками. Часто под их влиянием родители вынуждены переделывать свою систему ценностей. Так что эта функция работает не только по линии родитель-потомок, но и в обратном направлении.
  3. Любовь - удовлетворяет основные эмоциональные потребности человека - любовь, принадлежность и безопасность. Каждый человек чувствует необходимость иметь любимого человека, которому он может доверять. Удовлетворение таких потребностей дает ему ощущение личного счастья и влияет на правильное развитие его личности.Пренебрежение в этой области останется на всю жизнь.
  4. Культурообразующая - семейная жизнь должна давать возможность ребенку участвовать в мире культуры и искусства, позволяя развивать собственные задатки и способности. В семье человек усваивает язык, обычаи, взгляды и соответствующие модели поведения, а также все то, что составляет традицию, т. е. ценности, значимые для данной общности с точки зрения культуры, передающиеся из поколения в поколение.
  5. Поддержка развития личности - личность определяется как индивидуальный набор черт, составляющих психическую и физическую согласованность человеческой природы.Внутри семьи человек переживает множество социальных контактов со стороны людей, обладающих разными темпераментами, характерами и вкусами. Безусловно, межличностные отношения между ними позволяют обогатить их способы видения мира и самих себя.
  6. Религия - образец нравственных норм, которым человек следует в жизни. Участвуя в различных религиозных практиках, человек усваивает моральный кодекс, присущий данной религии.
  7. Хозяйственный - удовлетворение жизненных потребностей членов семьи.Обычно это осуществляется благодаря профессиональной работе родителей и рассматривается как инвестиция в будущее образования детей. В древних обществах даже чаще, чем сегодня, эта функция была особенно важна, поскольку изменить свой социальный статус было гораздо труднее, поэтому благосостояние родителей и уровень их образования определяли будущее детей.
  8. Стратификация - определяет принадлежность членов семьи к определенным классам или социальным слоям. Это особенно важно в традиционных обществах, где рождение в семье, занимающей определенное социальное положение, делает невозможным какое-либо продвижение по службе (напр.кастовое общество в Индии).
  9. Интегративная - объединяющая своих членов и служащая для установления ими межличностных отношений.
  10. Отдых - здесь к семье относятся как к убежищу, которое защищает ее членов от враждебного внешнего мира, дает отдых после напряженного рабочего дня и обеспечивает восстановление сил.
  11. Забота - цель семьи - воспитать молодое поколение, чтобы оно не впадало в пагубные пристрастия, такие как; алкоголизм, наркомания или проституция.Семья, правильно выполняющая эту функцию, предупреждает девиантное поведение подростков, контролируя их поведение или эффективно вмешиваясь в нужный момент. Плохое поведение одного члена семьи имеет негативные последствия для всей семьи (например, наличие отца-алкоголика влияет на мнение этой семьи в непосредственной близости).

Функции семьи развиваются в результате изменений, происходящих в обществе. Эмансипация женщин, усиление влияния воспитательных учреждений, роль средств массовой информации в воспитательном процессе, расширение учреждений по уходу за малолетними детьми вызывают быстрые изменения внутри самой семьи.Ее становится все меньше и меньше, появляются альтернативные семьи, например гомосексуальная семья. В результате растущих профессиональных устремлений супругов некоторые пары решают остаться бездетными, и все больше людей живут в одиночестве. Единой доминирующей модели семьи больше нет

В самом конце, в качестве курьеза можно привести психологическое разделение семей (по мнению известного сексолога З.Л. Старовича)

  1. Автократизм отцов - мужчина является главой семья и решает обо всем, женщина и мужчина строго определенные, взаимоисключающие роли.
  2. Мамизм - здесь глава семьи женщина, а мужчина полностью ей подчинен, он выполняет все распоряжения жены.
  3. "Ядерная" семья - очень слабая эмоциональная связь между членами семьи. Каждый из домочадцев живет по своему усмотрению, а дети, став самостоятельными, не поддерживают живых контактов с родителями. Эти контакты только принудительные.
  4. Семья "Короля Матиуша" - ребенок является самым важным членом семьи, и родители полностью посвящают себя ему, отказываясь от собственной социальной жизни и сосредотачиваясь на удовлетворении его эмоциональных потребностей.
  5. Дружная семья - отношения в семье дружеские, без дистанции, связанной с возрастом, авторитетом и социальным положением между родителями и детьми.
  6. Семья с мифами - один из родителей не участвует в семейной жизни по разным причинам. Компенсируя его отсутствие, последний создает о нем мифы в пользу своей или своих детей.
  7. Семья с союзами - семейные конфликты вызывают формирование различных соглашений (напр.братья и сестры против родителей, дочери против матерей против отца).
  8. Партнерская семья - существует строгое разделение прав и обязанностей, все решения принимаются коллегиально, никто не имеет главенствующей роли в семейной иерархии.

Все эти факторы, упомянутые в данной работе, наглядно показывают, что семья является неотъемлемым элементом общества, и без нее ни одно человеческое сообщество не может нормально функционировать, попытки разрушить семью по сути являются посягательством на общественный строй как таковой.Поэтому они опасны для самой сущности общества. Тем более, что они должны встречать отклик у людей, осознающих важность функций семьи личностей.

Библиография:

  1. Ф. Адамски; Семья. Социокультурное измерение; Краков, 2002.
  2. М. Жебровска (ред.), Психология развития детей и подростков; Варшава 1975 90 020 90 019 Ежемесячник "Фокус", 07/2003
.

Женщина в постмодернистской семье на примере польских женщин - Roczniki Kulturoznawcze - Volume 7, Issue 2 (2016) - CEJSH

ЕН

Женщина в постмодернистской семье: дело поляков

PL

Семья сегодня переживает «переходный период» глубоких перемен.Традиционалистские ученые и комментаторы часто видят в этих преобразованиях кризис или даже крах семьи. Однако изменения этой микроструктуры, которой является семья, являются производными от макроструктурных изменений, связанных с возникновением постмодернистского общества со всеми его особенностями и процессами. Представляется, что если мы имеем дело с кризисом сегодня, то это кризис «традиционной» формы нуклеарной семьи, характерной для западного современного общества.С другой стороны, семейная жизнь как таковая претерпевает трансформацию, а не распад. Параллельно с изменениями в семье меняется и положение женщины. Товарищество в семье двух разнополых трудящихся налицо, отягощающее бременем прежде всего женщину. Мы по-прежнему имеем дело с отношениями скорее «по партнерству», чем с реальным партнерством, что я и пытаюсь показать на примере этой самой распространенной семейной модели, которая основана на отношениях взрослых женщин и мужчин, основанных на польских опросах общественного мнения и качественных исследование польских семей.

ЕН

Современная семья находится в «переходном периоде», переживая глубокие структурные изменения. Для традиционалистов эти изменения — признак серьезного кризиса, если не упадка семьи. Однако происходящие изменения в семье как микроструктуре являются следствием трансформаций макроструктур, связанных с возникновением постмодернистского общества со всеми его особенностями и процессами. «Традиционная» семья на самом деле является лишь идеализированной формой патриархальной семьи, характерной для западных, современных обществ.Но семья в целом не разрушается, а трансформируется. Одновременно с изменением семьи меняется и положение женщины. В статье представлены проблемы с партнерскими отношениями в семье на основе количественных исследований на репрезентативной общенациональной выборке и качественных исследований в польских семьях.

  • Отдел национальных исследований Института славяноведения Польской академии наук
  • Адамски Францишек: Семья.Социокультурное измерение. Краков: Издательство Ягеллонского университета, 2002.
  • .
  • Антош Патриция: Равное обращение как стандарт хорошего управления. Исследовательский отчет. Краков: CEAPP UJ 2012.
  • Бек Ульрих, Бек-Гернсхайм Элизабет: Индивидуализация. Лондон: Sage Publications, 2001.
  • .
  • Бьерка Марта: «Отцовство» уходит в Польшу – сильная тенденция или временная мода? Соображения в контексте смены ролей в семье. "Studia Socjologiczne" 2014 № 4 (215) стр.41-58.
  • Браун-Галковска Мария: Психологический анализ семейных систем людей, удовлетворенных и неудовлетворенных своим браком. Люблин: TN KUL 1992.
  • Браун-Галковска Мария: Знакомство с семейной системой. Люблин: Издательство КУЛ, 2007.
  • .
  • Батлер Джудит: Гендерные проблемы. Феминизм и политика идентичности. Транс. Каролина Красушка. Варшава: Издательство Krytyki Polityczna, 2008.
  • .
  • Быстронь Ян Станислав: Славянские семейные обряды.Обряды, связанные с рождением ребенка. Краков: Академия обучения 1916.
  • Кэррингтон Кристофер: Нет места лучше дома. Отношения и семейная жизнь среди лесбиянок и геев. Чикаго: University of Chicago Press, 2002.
  • .
  • CBOS: Потребности в продолжении рода и предпочтительная и реализованная семейная модель. Отчет об исследовании 2006a.
  • CBOS: Женщины и мужчины о разделении домашних обязанностей. Отчет об исследовании 2006b.
  • CBOS: Потребности в продолжении рода и предпочтительная и реализованная семейная модель.Отчет об исследовании 2012.
  • CBOS: Семья - ее современное значение и понимание. Отчет об исследовании 2013.
  • Дольто Франсуаза, Северин Жерар: Иисус психоанализа: Фрейдистская интерпретация Евангелия. Гарден-Сити, Нью-Йорк: Doubleday, 1979.
  • .
  • Дычевский Леон: Проблемы нуклеарной и широкой семьи в современном обществе. "Рочники философские" 20: 1972 вып. 2 стр. 159-184.
  • Дычевский Леон: Польская семья и направления ее трансформации.Варшава: Центр документации и социальных исследований 1981.
  • Дычевский Леон: Семья, общество, государство. Люблин: Научное общество Люблинского католического университета, 1994.
  • .
  • Фушара Малгожата: Новые мужчины? Изменение моделей мужественности в современной Польше. Варшава: Издательство Трио, 2008.
  • .
  • Гидденс Энтони: Трансформация близости. Сексуальность, любовь и эротика в современных обществах. Транс. Алина Шулжицкая. Варшава: Польское научное издательство PWN 2007.
  • Гиза-Полещук Анна: Семья и социальная система. Воспроизведение и сотрудничество в междисциплинарной перспективе. Варшава: Издательство Варшавского университета, 2005.
  • .
  • Гуд Уильям Джозия: Мировая революция и семейные модели. Гленко, Иллинойс: Free Press, 1963.
  • .
  • Грицяк Рената, Корольчук Эльжбета (ред.): Прощание с польской матерью? Дискурсы, практики и репрезентации материнства в современной Польше. Варшава: Издательство Варшавского университета, 2012 г.
  • Кауфман Жан-Клод: La Trame conjugale, анализировать пару par son linge. Париж: Натан 2000.
  • Люцианское одеяло: Образцы брака и семьи. От традиционной однородности к современным крайностям. Краков: Краковский университет прикладных наук А.Ф. Моджевский 2002.
  • Коцик Люциан: Семья перед лицом ценностей и моделей жизни в постмодернистском мире. Краков: Краковское образовательное общество - Издательство AFM 2006.
  • Котлярская-Михальская Анна: Основные направления изменения женских супружеских и материнских ролей.В: Анна Квак, Мариола Бенько (ред.). Несколько взглядов на брак и семью. Варшава: Издательство Варшавского университета, 2012 г., стр. 87-115.
  • Квак Анна: Семья в эпоху перемен: брак и сожительство. Варшава: "Жак" 2005 г.
  • Квак Анна, Бенько Мариола (ред.): Различные взгляды на брак и семью. Варшава: Издательство Варшавского университета, 2012.
  • .
  • Лаховска Богуслава: Работа и семья – конфликт или синергия? Конфликт и фасилитация между семейными и профессиональными ролями - детерминанты и значение для качества жизни женщин и мужчин.Люблин: Издательство КУЛ, 2012.
  • .
  • Мароди Мирослава: Человек после современности. Социологическая перспектива. Варшава: Издательство «Ученый», 2014.
  • .
  • Мизелинская Иоанна, Абрамович Марта, Стасинская Агата: избранные семьи в Польше. Семейная жизнь негетеросексуальных людей. Отчет об исследовании за 2014 год.
  • Национальная перепись.ГУС 2011.
  • Остроух-Каминска Иоанна: Партнерская семья как отношения взаимозависимых субъектов. Социально-педагогическое исследование перегруженного ролями нарратива родителей. Краков: Издательство Импульс 2011.
  • Парсонс Талкотт: Американская семья. Его отношения к личности и к социальной структуре. В: Талкотт Парсонс, Роберт Фрид Бэйлз (ред.). Семья, социализация и процесс взаимодействия. Гленко, Иллинойс: Free Press, 1955.
  • .
  • Парсонс Талкотт: Социальная система.Транс. Михал Качмарчик. Краков: Издательство "Номос", 2009.
  • .
  • Павликовска Катаржина, Maison Dominika: польские женщины. Состоявшиеся профессионалы, домохозяйки или гражданки мира? Варшава: Издательство Варшавского университета, 2014.
  • .
  • Pentor: Стресс среди польских женщин. Отчет об исследовании 2003 г.
  • Рудник Доминика: Важность профессиональной деятельности женщин-матерей с точки зрения членов семьи. В: Кристина Слани (ред.). Вопросы брака и семьи в феминистско-гендерной перспективе.Краков: Издательство Ягеллонского университета, 2013, стр. 213-233.
  • Слани Кристина: Альтернативные формы брака и семейной жизни в постмодернистском мире. Краков: Издательство Номос, 2002.
  • .
  • Слани Кристина (ред.): Проблемы брака и семьи в феминистско-гендерной перспективе. Краков: Издательство Ягеллонского университета, 2013.
  • .
  • Соколинская Иоанна: Женский стресс. Беседа с Александром Перским. "Высокие каблуки.пл» (4 апреля 2003 г.).
  • Станиш Агата: Семья создана в Польше. Антропология родства и семейной жизни. Познань: Издательство «Наука и инновации», 2013.
  • .
  • Шлендак Томаш: Семейная социология. Эволюция, история, разнообразие. Варшава: Польское научное издательство PWN 2011.
  • Szulich-Kałuża Justyna: Проекты семейной идентичности, распространяемые в польских еженедельниках, формирующих общественное мнение. Люблин: Издательство КУЛ, 2013.
  • .
  • Титков Анна, Дух-Кшистошек Данута, Будровска Богуслава: Неоплачиваемый женский труд.Мифы, реалии, перспективы. Варшава: IFiS PAN 2004.
  • Титков Анна: Личность польских женщин. Преемственность, изменение, контексты. Варшава: Издательство IFiS PAN, 2007.
  • .
  • TNS Polska: Поляки о роли женщин и мужчин в семье в 1994 и 2014 гг., Отчет об исследовании 2014 г.
  • Тобиас-Адамчик Беата: Проблемы семей, связанные с уходом за больными или пожилыми родственниками. В: Кристина Слани (ред.). Вопросы брака и семьи в феминистско-гендерной перспективе.Краков: Издательство Ягеллонского университета, 2013, стр. 191-211.
  • Тышка Збигнев: Социология семьи. Варшава: Государственное научное издательство, 1974.
  • .
  • Тышка Збигнев: Семья в современном мире – ее значение для личности и общества. В: Тадеуш Пильх, Ирена Лепальчик (ред.). Социальная педагогика. Человек в меняющемся мире.Варшава: Изд-во «Жак», 1995.
  • Тышка Збигнев: Семья в современном мире.Познань: Научное издательство АМУ, 2003.
  • .
  • Виллан-Хорла Лидия: Стратегии функционирования современных польских женщин в семейной жизни. В: Кристина Слани (ред.). Вопросы брака и семьи в феминистско-гендерной перспективе. Краков: Издательство Ягеллонского университета, 2013, стр. 173–190.
  • Винтер Моника: Право гомосексуалистов на семейную жизнь — право воспитывать собственных детей. В: Доклад «Радужные семьи в Польше. Закон и семьи лесбиянок и геев».Варшава: KPH 2010, стр. 33-56.

Номер заказа на публикацию

bwmeta1.element.desklight-f9fea097-8e33-443b-8006-bea96f9e3d4b

В вашем веб-браузере отключен JavaScript.Включите его, чтобы в полной мере воспользоваться преимуществами этого сайта, а затем обновите страницу. .

Осуществление функции семейного ухода и защиты в контексте инвалидности женщины - № 1/2018 - Opuscula Sociologica

1. Адамски, Ф. (2002). Семья. Социокультурное измерение. Краков: Издательство Ягеллонского университета.
2. Бальцерзак-Парадовска, Б. (2008). Значение семьи для качества жизни инвалида. В: Л. Фронцкевич (ред.), Против социальной изоляции людей с ограниченными возможностями (стр. 27–41). Варшава: Институт труда и социальных дел.
3, Ходковская, М. (1993). Женщина-инвалид. Социально-педагогические проблемы отношений. Люблин: Издательство UMCS.
4. Дидковска Ю., Войцеховска У. (2013). Рак молочной железы в Польше и Европе - точка зрения населения. Журнал онкологии NOWOTWORY, 63 (2), 111–118.
5. Джаноча В. (2009). Семья с инвалидом в системе социальной поддержки. Кельце: Издательство Jedność.
6. Кавчиньска-Бутрим, З. (2001). Семья-здоровье-болезнь. Концепции и практика семейного ухода. Люблин: Издательство Челей.
7. Кавчиньска-Бутрим, З. (2009). Семья-здоровье-болезнь. Социальный контекст и объем эмпирического исследования. В: А. Островская (ред.), Социология медицины. Предпринятые проблемы, категории анализа (стр. 189–210). Варшава: Издательство IFiS PAN.
8. Киренко Ю.(2006). Лица инвалидности. Люблин: Академическое издательство WSSP.
9. Коцик, Л. (2006). Семья перед лицом ценностей и моделей жизни в постмодернистском мире. Краков: Издательство AFM.
10. Коцик, Л. (2002). Брак и семейные модели. От традиционной однородности к современным крайностям. Краков: Издательство AFM.
11. Котлярская-Михальская, А. (1985). Объем функций семьи по уходу и защите.Правовое, экономическое и социологическое движение, XLVII (1), 243–253.
12. Котлярская-Михальская, А. (1990). Заботливая и обеспечивающая функция работающих семей большого города. Познань: WN AMU.
13. Котлярская-Михальская, А. (2004). Трансформации женских семейных ролей в период системной трансформации. В: З. Тышка (ред.), Современные польские семьи - их состояние и направление изменений (стр. 91–103). Познань: WN AMU.
14. Musiał, Z., Sendecka, W., Zalewska-Puchal, J. (2013). Качество жизни женщин после мастэктомии. Проблемы сестринского дела, 21 (1), 38–46.
15. Новак, А. (2012). Угроза социальной изоляции женщин-инвалидов. Катовице: Издательство UŚ.
16. Огрызко-Веверовска, М. (2008). Социальное положение польской семьи, борющейся с инвалидностью. В: Люди с ограниченными возможностями в польском обществе периода трансформации (стр.101-118). Люблин: Издательство UMCS.
17. Островская А. (2015). Люди с инвалидностью в обществе 1993-2013 гг. Варшава: Издательство IFiS PAN.
18. Пятница, К. (2015a). Семья как источник поддержки в переживании женщин с инвалидностью. В: В. Мушинский (ред.), Семья как ценность: образцы - модели - переопределения (стр. 459–469). Торунь: Издательство Адама Маршалека.
19. Пятница, К. (2015b).Шансы и угрозы в функционировании женщин с инвалидностью. Социологическое исследование. В: Б. Гончарз, С. Рудницкий, Д. Жуховска-Скиба (ред.), Поляки с ограниченными возможностями. Между декларацией и реальностью (с. 85–106). Краков: Издательство AGH.
20. Щепански, Дж. (1972). Элементарные понятия социологии. Варшава: PWN.
21. Шлендак, Т. (2010). Семейная социология. Оценка, история, дифференциация. Варшава: WN PWN.
22. Светкевич-Мосна, М. (2010). Личность стигматизирована. Краков: Номос.
23, Таранович, И. (2001). Роль семьи в уходе за хронически больными людьми. В: З. Тышка (ред.), Семья во времена быстрых перемен. Анналы семейной социологии, XIII (стр. 209–228). Познань: WN AMU.
24, Таранович, И. (2002). Семья и проблемы со здоровьем и болезнями. В: Й. Баранский, В. Пёнтковский (ред.), Здоровье и болезнь. Избранные проблемы медицинской социологии (стр.105-115). Вроцлав: Издательство ATUT.
25. Тобиас-Адамчик, Б. (2000). Избранные элементы социологии здоровья и болезни. Краков: Издательство Ягеллонского университета.
26, Тышка З. (1976). Семейная социология. Варшава: WN PWN.
27, Тышка З. (1977). Семьи рабочего класса в Польше: различия и сходства. Варшава: Издательский институт CRZZ.
28, Тышка З. (1990).Семейная социология в Польше. Правовое, экономическое и социологическое движение, ЛИИ (3–4), стр. 233–248.
.90,000 Книжный магазин Fredry в Познани

СТАТЬИ
Збигнев Тышка (Университет Адама Мицкевича в Познани), Мужчина и семья в 21 веке. Время надежды или цивилизация страданий? ................................. 9
Анна Квак (Варшавский университет), Направления трансформации семьи – альтернативы брак.................................. 19
Зофия Домбровска (редактор научного ежеквартального журнала «Брак и Семья"),
Браки в современной Польше. Эмпирическое исследование.................... 29
Марек Жиромски (Университет Адама Мицкевича в Познани), Институт семьи как канал социальной мобильности ... 45
Алдона Журек (Университет Адама Мицкевича в Познани) в Познани), Отношения между малочисленной городской семьей и
многодетной семьей ...................................... 57
Витольд Вжесня (Университет Адама Мицкевича в Познани), Семья как способ существования двух поколений в мире повседневной жизни
....................... .......... 71
Анна Ваховяк (Университет г. Зелена-Гура) , Современное домашнее хозяйство как инструмент изменения социальных отношений в семье.................... 81
Вальдемар Новак (Akademia Bydgoska), Система ролей в сельских семьях в Польше в
1980-х годах ...................... .. 93
Ивона Пшибыл (Университет Адама Мицкевича в Познани), Источники знаний о супружеских ролях .......... 105
Барбара Вейнерт (Корнельский университет, США), Сергей Жеребкин (Харьковский государственный университет), Политика архитектуры: иллюстрация гендерных ролей в коммунистической и посткоммунистической Украине ...................................... 117
Юзефа Анна Пелькова (Балтийская школа гуманистики, Кошалин), Воспитание
детей в учительской семье........................ 127
Хенрик Пиелка (Кошалинский технологический университет), Внутрисемейные детерминанты выбора профессии и школы учащимися, воспринимаемые учителями как исключительно одаренный ..... .. 137
Рышард Скшипняк (Кошалинский технологический университет). Передача между поколениями ценностей
воспитательных ценностей в семье ........................ 149
Уршула Сокаль (Bałtycka Wyższa Szkoła Humanistyczna, Кошалин), ценности, предпочитаемые
взрослыми из полных и разведенных семей........... 161
Йоанна Фрончак (Университет Зелена-Гура), Форма социальной политики в отношении семьи
в эпоху системных преобразований ....... ....... ... 177
Ханна Либерска (Университет Адама Мицкевича в Познани), Ожидания в отношении себя и будущего партнера
вышла замуж в позднем подростковом возрасте ................................ ...... 185
Гражина Филипяк (Университет Адама Мицкевича в Познани), Эмоциональная компетентность женщин и мужчин и семейная жизнь ....................... ............ 197
Ивона Таранович (Вроцлавский университет), Роль семьи в уходе за хронически больными людьми............................... 209
Юзефа Бронгель (Опольский университет), От истерии до посттравматического стрессового расстройства - из истории
исследование насилия ................................ 229
Мечислав Радочонский, Анна Радочонска (WSP Rzeszów), Роль семейные детерминанты в развитии тревожных расстройств у детей и подростков: системная перспектива ................................. 235
Малгожата Савицка (UAMPoznań), Социально-медицинские аспекты позднего материнства.245
Maciej Kokociński (Университет им. Адама Мицкевича в Познани), Безработица по всей стране, в Познаньском воеводстве и повяте ................................ ... .. 259
Малгожата Йодловска (Университет Адама Мицкевича в Познани), Партнерство в межкультурных
смешанных браках ....................... ...... 279
ИНФОРМАЦИЯ О НАУЧНЫХ КОНФЕРЕНЦИЯХ, ОБЗОРЫ
Збигнев Тышка, Доклад с научной конференции "Современные польские семьи - их состояние и направление изменений" ............... ....... .. 289
Мариуш Квятковски (запись), Фрэнсис Фукуяма, Большой шок.Человеческая природа и реконструкция общественного порядка
................................ 291
Сабина Круликовска (рек.), Анна Котлярска- Михальска (красн.), Диагностика и проектирование
в социальной работе ...................... 294
Анна Ваховяк (рек. ), Кристина Мажец-Голька, Социальные работники и волонтеры -
и возможности реформы системы социального обеспечения ................................ 296
Джоанна Фрончак (рек.), Барбара Трифан, Социальное обеспечение фермеров в Европе.. . 298

.

Что такое семья? - Семья Семья

Семья. Это слово обычно используется каждым человеком, и может показаться, что мы точно знаем, что оно означает. Но ты уверен? Как можно определить семью и существует ли вообще какое-то универсальное определение?

Семья - определение

По простейшему определению, семья есть не что иное, как группа людей, связанных , чаще всего родством, но также родством или совместным проживанием.По мнению социологов, это еще и одна из самых элементарных социальных ячеек, на которой зиждется все общество. Эта концепция стала широко использоваться в средствах массовой информации и очень охотно повторяется всеми и изменяется во всех случаях. Так вроде просто, но так ли это?

Определения семьи во времени

Несомненно, тема семьи является одной из самых интересных, что видно из того, что является концептом, изучаемым психологами, социологами, педагогами и социальными работниками .По одним определениям это основная социальная группа, по другим семья - это система, которую следует рассматривать как единое целое.

В настоящее время также дается определение семьи как духовный союз группы людей, собравшихся вокруг одного дома и проявляющих взаимную заботу, заботу друг о друге на основе веры в реальную или предполагаемую биологическую связь. Согласно Церкви, семья – это брачный союз женщины и мужчины и их детей.

Семья - сложный случай

Возможно, это ускользнуло от многих, но, как оказалось, определение семьи более сложное , чем можно подумать, хотя в наши дни многие пытаются его сократить, признавая, что только мать, отец и ребенок являются семьей .Это не так, потому что, как следует из многочисленных определений, биологические связи здесь не являются единственной и основной детерминантой. Конечно, они являются основой, но не абсолютными правилами.

Семья – это группа людей, которые связаны друг с другом родством (биологически и не только), важнейшей детерминантой которых является любовь, уважение друг к другу и готовность помочь, не ожидая оплаты и заботы друг о друге.

Это также можно увидеть в классических группах крови, а также в группе друзей и других людей, которые так или иначе связаны любовью .Ведь любовь имеет даже более широкое определение, чем семья, и не ограничивается только романтическими отношениями между мужчиной и женщиной.

Все зависит, таким образом, не от того, какое определение есть или нет, а от того, как оно интерпретируется . Его восприятие и форма — исторически изменчивый вопрос. В настоящее время он также начинает меняться, и есть то, чего нельзя полностью избежать, но важным вопросом будут социальные движения, а также диапазон толерантности данной группы.

.

Феномен добровольной бездетности в современных высокоразвитых обществах

Кристина Слани, Изабелла Щепаняк

Год: 2003
Журнал: Брак и семья
Номер: 5

Современные общества впервые за тысячи лет дали женщинам возможность репродуктивного выбора - иметь детей или нет, они дали новое жизненное предложение - свободу деторождения, свободу от ребенка. Современные методы контроля над рождаемостью эффективны в предотвращении продолжения рода.Бездетность перестает так сильно стигматизироваться, как раньше, и благодаря средствам массовой информации, представляющим образы красивых и творческих женщин, часто с привлекательными мужьями и партнерами, но без детей, продолжается социальное «привыкание» к новому явлению. Радость рождения детей сменяется радостью самореализации и достижения профессионального или творческого успеха.
Сегодня деторождение и родительство становятся скорее социальной конструкцией, чем биологическим императивом. Существует много факторов, которые могут влиять на бездетность и относиться к биологическим, экономическим, социальным и личным аспектам жизни человека (Baker, 2001).Нельзя недооценивать и важность стереотипного мышления о бездетности. Социально-психологические исследования и анализы пытаются представить портрет бездетных женщин по их собственному выбору, показать причины бездетности и отношение к ним общества. Наиболее распространенным является образ бездетной женщины с высшим образованием, происходящей из среднего класса, ориентированной на саморазвитие, самореализацию, а иногда и на творчество. Ее часто воспринимают как страдающую психопатологическими расстройствами.Травматические переживания в детстве, отсутствие соответствующих родительских паттернов, негативные паттерны идентификации и угнетающее воспитание также оказывают значительное влияние на репродуктивное поведение женщин (Hird, Abshoff, 2000). Однако бездетность по выбору следует анализировать не только на психопатологическом уровне, но прежде всего в контексте изменения гендерных ролей и распада нуклеарной семьи. Важность продолжения рода можно рассматривать с индивидуальной, биологической, социальной и экономической точек зрения.Как показывают социологические и демографические исследования, на бездетность влияют экономические факторы, профессиональная деятельность женщин, отсроченное вступление в брак и применяемый контроль над рождаемостью. Другим явлением является рост физиологического бесплодия, наблюдаемый во всех цивилизованных странах, в которых социальной нормой становится эгалитарная семья с низкой рождаемостью. Сегодня женщин не принуждают насильно выполнять репродуктивные задачи, как это было в более ранние эпохи.
Ссылаясь на экономические теории рождаемости, можно констатировать, что, поскольку в современных обществах число детей не связано с экономической производительностью, а роль женщины не ограничивается выполнением неоплачиваемых служебных и потребительских функций для семьи, быть женщинами, которые выберут другие роли, кроме материнской роли. Происходит четкая переориентация молодых женщин на образовательные и профессиональные цели – все более важные, в частности, для тех женщин, которые пользуются экономическими выгодами бездетности.Эти материальные выгоды можно инвестировать — как подчеркивается в теории «второго демографического перехода» — в финансирование себя, своих родителей или инвестирование в товары длительного пользования. Есть, конечно, и неэкономические причины бездетности по выбору. Например: по данным Cameron and Land 1990 (по: Hird and Abshoff, 2000) бездетные пары проявляют больше любви и близости, проводят вместе больше свободного времени, чем пары с детьми, и больше заботятся об их интеллектуальном развитии. Более того - решиться на бездетность могут люди со специфическим альтруистическим мироощущением.Они не решаются завести собственное потомство из-за существующей перенаселенности мира или экологических проблем. Поэтому они ориентируются не на собственное благо, личное благо, а на общее благо, благо мира. Пессимистичные люди считают, что окружающий мир с его угрозами, проблемами и патологиями является совершенно неподходящей средой для зачатия и воспитания детей.
Стереотипные поверья гласят, что бездетные люди по своему выбору не любят детей.Между тем достоверных исследований на эту тему нет. С другой стороны, из жизненной практики известно, что многие такие люди прекрасно функционируют в профессиональных ролях, связанных с детьми, и успешно выступают в семейных ролях - тетушек или дядей, поддерживая свои семейные системы умственно, морально и материально. Еще одним фактором, способствующим бездетности по собственному выбору, могут быть травмирующие детские переживания, такие как: расторжение брака родителей, инвалидность, болезни родителей или братьев и сестер, пожилой возраст родителей, их чрезмерная защита или их преданность исключительно своим профессиональная карьера, их собственная ответственность за своих младших братьев и сестер или неспособность соответствовать требованиям родителей.Еще одним сдерживающим фактором может быть сильный страх перед психофизическими нагрузками, связанными с опытом беременности и родов (Kocik, 2002). Конечно, эти факторы могут быть взаимосвязаны и должны изучаться вместе на протяжении жизненного цикла женщины и ее партнера.
В целом: феномен бездетности следует анализировать не только в психопатологической сфере, но прежде всего в перспективе изменения гендерных ролей. Потому что в наше время бездетность – это личный выбор человека, и он предстает как образ – образ жизни.Заявления многих бездетных женщин показывают, что: «Они чувствуют себя реализованными, счастливыми, ведут творческую, богатую жизнь, предпринимая множество инициатив, много деятельности». «По их мнению, сольная жизнь тоже может быть полной и счастливой» (Кочик, 2002).

Статистические данные о бездетности в западных странах и в Польше . Согласно голландским данным, процент бездетных женщин относительно высок, поэтому для каждой из выделенных когорт: 1960–1964, 1965–1969, 1970–1974 гг. он составляет ок.20%. Исследования показывают, что основными причинами бездетности женщин старше 30 лет были: нерешительность в отношении желания иметь детей (27%), отсутствие партнера (26%), нежелание партнера иметь детей (15%), выбор собственное образование (15 %) и невозможность совмещать профессиональную работу с рождением детей (15 %) (Жизненные события, 1999). С другой стороны, в США доля бездетных женщин в возрасте 40—44 лет в 1995 г. составляла 18% (10% в 1976 г.) и 20% среди женщин в возрасте 35—39 лет (Бюро переписи населения США).Подсчитано, что 20% женщин бездетны в Канаде, Великобритании и Новой Зеландии. В Канаде в 1991 г. бездетными были 35% супружеских пар по сравнению с 29% в 1961 г. (Baker, 2001). А. Калус (2001) приводит данные по западным обществам, которые показывают, что отсутствие ребенка по разным причинам затрагивает около 20-25% всех супружеских пар, и это растущее явление.
В Польше исследования добровольной бездетности, как правило, не проводятся (Kalus, 2001). Среди прочих можно найти ограниченную информацию о нем.в полученные из национальных переписей и результатов исследований из серии «Семейный опрос». J. Paradysz (2002) по результатам переписи населения провел исследование брака и фертильности женщин. Он представил подробный анализ эволюции структуры фертильности женщин в брачных когортах 1975-1985 гг. Из него видно, что процент бездетных женщин в анализируемые годы был следующим:
Таблица I
Бездетных женщин в браке в 1975-1985 гг. (%).

1975 1976 1977 1978 1979 1980 1981 1982 1983 1984 1985
10 8 7 8 7 5 10 8 7 8 8

Источник: J. Paradysz (2002), Исследование брака и плодотворность женщин в национальном кабинете.

Как видно из таблицы I, средний процент бездетных женщин за 11 анализируемых лет был относительно низким и составил около 7,8%. Панельное исследование (производное исследования 1987 г.), завершившееся Семейным обследованием - 1995 г., подтвердило популярность модели семьи с двумя детьми. Авторы обзора, рассматривая, в частности, разные категории рождаемости определили, что результаты, относящиеся к интересующей нас категории, которой является бездетность по выбору, были следующими:
Таблица II 0,0
АР 1995 г. - 0,0 Планируемая рождаемость АР 1987 г. - 0,7
AR 1995 - 0,3
Источник: Детерминанты репродуктивного поведения польских семей, GUS 1997;
AR - Семейный опрос.

Таблица III
Замужние женщины без детей по возрасту, предыдущей и общей фертильности (в %).

Childless women Childless women
Age Earlier birth rate Total fertility
25-29 2.2 0.8
30-34 3.1 1,4
35-39 5,7 3,3

Источник: Детерминанты репродуктивного поведения польских семей, GUS 1997.

Представленные данные показывают, что по отношению к двум категориям декларативной рождаемости проявляющиеся антирепродуктивные установки статистически незначимы. А в случае с общей рождаемостью, которая состоит из текущей и еще желаемой (декларативной) рождаемости, можно сделать вывод, что процент бездетных женщин составит около 6%. Польские статистические данные, основанные на NSP, показывают, что доля браков без детей в общем числе семей увеличивается. В 1995 г. их было 23,6%, а в 1978 г. - 21%.Однако стоит помнить, что этот тип семьи неоднороден. Сюда входят изначально бездетные пары (молодые пары, у которых еще нет детей), а также пожилые пары, дети которых уже покинули семейный дом (по данным НСП 1988 г., на долю пожилых браков приходилось около 80%). При анализе представленных данных можно сделать вывод, что бездетность в Польше не популярна. Поэтому можно принять тезис о том, что в польских семьях ребенок остается основополагающей ценностью. И не только в Польше.

Библиография

Амберт А.М. (1990). Бывшие супруги и новые супруги , JAI Press: Нью-Йорк.
Овен Тел. (1962). Столетия детства: социальная история Семейная жизнь , Vintage Books: Нью-Йорк.
Астон Н.М. (1999). Демография семьи и инвестиции в социальный капитал, Обзор населения и развития, , том 25.
Беккер Г.С. (1981). Трактат о семье , издательство Гарвардского университета: Кембридж.
Бейкер Э. (2001). Семьи, труд и любовь , UBC Press: Ванкувер.
Бадинтер Э. (1998). История материнской любви , Oficyna Wydawnicza Volumen: Liga Republikańska, Варшава.
Бауман З. (2000). Постмодерн как источник страдания , Издательство Sic!: Варшава.
Бек У., Бек-Герншайм Э. (2002). Индивидуализация. Институционализированный индивидуализм, его социальные последствия и последствия , SAGE Publications: Лондон.
Кэмерон Дж. (1990). Зачем заводить детей? Пример Новой Зеландии , издательство Кентерберийского университета: Крайстчерч.
Кэмерон Дж. (1997). Без проблем: жители Новой Зеландии, которые решили не иметь детей , издательство Кентерберийского университета: Крайдчёрч.
Черлин А. (1992). Брак, повторный брак , Издательство Гарвардского университета: Кембридж.
Коулман Дж.С. (1990). Основы социальной теории , Кембридж: Издательство Гарвардского университета.
ДеМаус Л.(ред.) (1974). История детства , The Psycho-history Press: Нью-Йорк.
Херд М.Дж., Абшофф К. (2000). Женщины без детей: противоречие в терминах? Журнал сравнительных семейных исследований , т. XXXI, № 3.
Люкстон М. (1997). Феминизм и семья , Френвуд Издательство: Галифакс.
Фрончак Э. (2001). Таблицы семейной жизни. Польша 1988/1998, 1994/1995 , SGH: Варшава.
Фреддман Р. (1975). Социология фертильности , издательство Оксфордского университета: Нью-Йорк.
Фукуяма Ф. (2000). Большое потрясение , Politeja: Варшава.
Хёрд Р.Р., Браунинг С.Л. (2000). Женщины без детей: противоречие в терминах?, Журнал сравнительных семейных исследований , т. XXXI, № 3.
Каллус А. (2001). Бездетные супружеские пары по выбору в свете психологической литературы, Проблемы семьи № 4/5/6 .
Коцик Л. (2002). Модели брака и семьи.От традиционной однородности к современным крайностям , Krakowska Szkoła Wyższa im. А.Ф. Моджевский: Краков.
Котовская И. Е. (ред.) (1999). Демографические изменения в Польше в 90-е годы в свете концепции второго демографического перехода , Варшавская школа экономики: Варшава.
Лестейге Р., ван де Каа Д.Дж. (1986). Два демографических перехода В: R. Lesthaeghe, D.J. ван де Каа (ред.), Bevolking - Groei en Krimp , Van Loghum-Slaterus: Deventer.
Мейсон М.А., Сколник А., Шугарман А.Д. (1998). Все наши семьи. Новая политика для нового века . Издательство Оксфордского университета: Нью-Йорк.
Мейсон К.О. (1997). Гендерные и демографические изменения: что мы знаем?, В: Г.В. Джонс и др. (ред.), Продолжающийся демографический переход , Clarendom Press: Оксфорд.
Макдональд П. (2000). Гендерное равенство в теориях перехода к фертильности, Обзор населения и развития, , т. 26, № 3.
Окульский М.(1990). Теория демографического перехода , PWE: Варшава.
Парадиш Дж. (2002). Исследование брака и фертильности женщин в рамках Национальной переписи . В: З. Стшелецкий, Т. Точинский (ред.) Перепись населения Республики Польша 1921-2002 гг. , GUS: Варшава. Польская семья в свете результатов NSP 1988 , (1988), GUS: Варшава.
Сах Р. (1991). Влияние изменений детской смертности на выбор фертильности и родительское благополучие, Журнал политической экономики № 99 .
Слани К. (1989). О размере семьи и признании ценности ребенка в ее жизни на примере избранных теорий рождаемости, Проблемы семьи № 5 .
Слани К. (2002). Альтернативные формы брака и семейной жизни в постмодернистском мире , Издательство НОМОС: Краков.
Сазерленд Н. (1976). Дети в англо-канадском обществе: формирование консенсуса двадцатого века , University of Toronto Press: Торонто.
Детерминанты репродуктивного поведения польских семей , (1997), GUS: Варшава.
Ван де Каа Д.Дж. (1987). Второй демографический переход в Европе, Бюллетень народонаселения , № 42 (I).
Ван де Каа Д.Дж. (1999). Европа и ее население: долгосрочный взгляд, европейское население, единство в разнообразии , Kluwer Academic Publishers: Dordercht.
Vital Evens (1999), Прошлое, настоящее и будущее населения Нидерландов , Статистическое управление Нидерландов.
Уиллис Р. (1999). Теория внебрачного деторождения, Журнал политической экономии , № 107.

.

Муж, дети, семья, дом - это выбор женщин, а не работа, карьера, политика

  • В крупных городах по статистике распадается каждый второй брак.Именно поэтому живущие там женщины чаще самостоятельны, имеют работу, обеспечивающую экономическую обеспеченность. Они уже знают, что человек есть, но его может и не быть. Я бы не делил женщин по месту жительства или происхождению
  • Многие женщины мечтают вернуться только в родную зону, потому что совмещать две работы, работу с личной жизнью, заботой о детях сложно и вызывает у них чувство вины, что ни здесь, ни здесь мы недостаточно хороши
  • Квоты или стимулы от Конгресса женщин, который готовит лидеров по всей Польше, желающих участвовать в выборах, не помогают.Закон о квотах, согласно которому в избирательных списках должно быть не менее 35 процентов женщин, был принят в 2011 году. Почти десять лет подряд число женщин в парламенте увеличивалось всего на 3 процента. С другой стороны, большинство деревенских лидеров — женщины
  • .
  • Как голосуют женщины? За ПиС проголосовали и мужчины, и женщины (50,4%). С другой стороны, хотя Корвин-Микке не прошел бы в Сейм, если бы выбор был сделан только женщинами, тем не менее среди электората Конфедерации до одной трети составляют женщины. Среди сторонников коалиции PSL и Kukiz'15 женщин в два раза или даже чуть больше, чем мужчин - 51,7 процента
  • проголосовавших за них

Очень немногие женщины бегают.Между тем Малгожата Кидава-Блоньска набрала наибольшее количество голосов из всех кандидатов. Как это возможно?

Д-р Юлита Чернецка, кафедра социологии структур и социальных изменений, Лодзинский университет:

Как и Малгожата Кидава-Блоньска, поляки также в большом количестве проголосовали за другую женщину - бывшего премьер-министра Беату Шидло на выборах в Европарламент.Тогда она набрала наибольшее количество голосов из всех кандидатов. Вероятно, это эффекты отождествления женщины с матерью, тепла, заботы и заботы, доброты, сострадания, работы на благо других, помощи. Поэтому, если женщины уже баллотируются и входят в число лидеров партии, они набирают столько голосов.

За Кидаву проголосовали и мужчины, и женщины.Похоже, мнение, что женщины предпочитают голосовать за мужчин, заключается в том, что Трамп победил Хиллари Клинтон благодаря голосам дам, это стереотип, по крайней мере, в Польше. Когда женщины начинают, их выбирают, но, как правило… они не начинают. Почему?

Участие польских женщин в выборах в Сейм или Сенат аналогично участию в правлениях компаний.Во-первых, в нашем обществе до сих пор существует убеждение, что женщина принадлежит семье, дому, а не общественной и уж тем более не политической сфере.

Более того, многие женщины просто считают политику грязной, агрессивной и что участие в такой деятельности противоречит их ценностям или, по крайней мере, не совсем им соответствует.Они думают, что это жестокий мужской мир, где мужчины могут добиться большего.

Какие женщины чаще всего так думают?

Это особенно заметно среди женщин-избирателей от ПиС.Они уезжают неохотно, потому что твердо убеждены, что место женщины — дома. Однако такое отношение все более заметно и среди женщин другого происхождения. Это связано с возвращением, причем в больших масштабах, к традиционным ценностям. Многие женщины мечтают вернуться только в родную зону, потому что совмещать две работы, работу с личной жизнью, заботой о детях сложно и вызывает у них чувство вины за то, что ни здесь, ни здесь мы недостаточно хороши. От этого страдают и семья, и дети. А мужчины по-прежнему работают по дому на две трети меньше, чем их партнерши.Я имею в виду, что для некоторых женщин семья является призванием не только тогда, когда дети маленькие. Чаще такое мышление проявляется в более традиционной среде, в небольших городах.

Большинство деревенских лидеров в Польше – женщины.Значит ли это, что женщины боятся или не хотят баллотироваться в Сейм, а править домом, в семье, в деревне - детский сад построить, дорогу отремонтировать, хотят?

Деревни – это регионы, где еще преобладает традиционная культура, но где женщины также привыкли к тяжелому физическому труду.Не баллотироваться в парламент не означает, что женщины боятся идти во власть. Силезки, женщины-горцы очень сильны, но при этом семейные ценности для них всегда на первом месте. Именно поэтому им легче стоять на месте, потому что они знают, что могут сделать больше для «своего народа» и при его поддержке. Сейм — это далекая Варшава, другой мир, другие правила. Аналогичная ситуация и с жителями крупных городов, многие из них также имеют корни в семьях рабочих и работниц в трех поколениях.

Точно, а что с ними?

Большие города транслируют более глобальные ценности, большую открытость для разнообразного образа жизни.Там по статистике распадается каждый второй брак. Именно поэтому жители крупных городов чаще самостоятельны, имеют работу, обеспечивающую экономическую безопасность. Они уже знают, что человек есть, но его может и не быть. Я бы не стал разделять женщин по месту жительства или происхождению, потому что это имеет второстепенное значение, хотя окружение, несомненно, сильно формирует наше мировоззрение. Но для тех, кто хочет нести полную ответственность за себя, а это тоже связано с финансовой независимостью.Это дает вам возможность свободы решения.

Женщины в небольших городах и деревнях не избавились от своих иллюзий?

У нас в Польше большое количество разводов, в сельской местности распадается каждый третий брак.Женщины видят безопасность в традиционных отношениях. Традиционные отношения легче реализовать, потому что есть четкое разделение ролей. Правила просты – парень отвечает за содержание семьи, а женщина – за домашний очаг. Мы практиковали это веками, мы знаем, как это работало на протяжении поколений. Для кого-то это рецепт хороших отношений - я забочусь о доме и детях, он поддерживает нас материально. Только то, что сегодня мир функционирует по-другому, и то, что работало на протяжении поколений, больше не будет работать так.Из-за развода женщины теряют экономическую стабильность, если муж уходит от них. И вот тогда случаются драмы.

Судя по всему, в Париже большой бум свадеб, в том числе и церковных, среди молодежи.Это были дети тех, кто оспаривал традиционные ценности, жил в сожительствах и перестал ходить в церковь.

Это верно для всего западного мира - у нас избрание Трампа и победа правых партий. Это доказывает, что свободу очень трудно реализовать на любом уровне.В плане жизненного выбора, карьерных решений и построения семьи. Все это требует большой ответственности, и бремя этих решений огромно. Нам кажется, что у нас есть неограниченные возможности поиска лучшей жизни, лучшей работы, лучшего партнера. Чтобы ответить на известный вопрос "как жить?" многим сложно, можно заблудиться в этих бесконечных выборах. У многих возникает мнение, что лучше идти проторенными путями, потому что они известны, проще и проверены. Отсюда и возврат к традиции, который мы наблюдаем в последнее время.

В Польше также есть группа молодых людей, которые быстро женятся, будь то церковные или гражданские - выбирают четкий путь, чувство защищенности. Большинство женщин не хотят жить в страхе, страхе. А брак, однако, дает ощущение, что мы идем вместе, плечом к плечу.Супружеские пары, глубоко религиозные, молятся об исцелении в случае кризиса, ищут поддержки в Боге, вне себя. Также в случае гражданских браков мы рассчитываем на социальную поддержку. А то, что такие отношения решить не так просто, как «безбумажные». Одна ссора, после которой один из людей собирается, уходит из дома и разрывает отношения.

Надо еще спросить о женщинах, поддержавших конфедератов, лидером которых является Корвин-Микке, известный своими женоненавистническими взглядами.Оставим в стороне программу партии, но как бы разумна она ни была, если лидер партии публично заявляет, что женщины глупее мужчин, что их надо лишать избирательных прав, потому что они голосуют так, как им говорит муж или партнер.. , Хотя подавляющее большинство избирателей Конфедерации составляют мужчины, все же треть составляют женщины. Как это возможно?

Пока читаешь программу этой партии, очень цепляют многие пункты, что она снизит налоги, упразднит здравоохранение, оставит деньги в кошельках поляков, которые они сегодня тратят на ZUS, что богатые должны идти в политику, потому что не будет риска, что кто-то даст взятку и т.д.У него другие взгляды, которые он выражает тем, что женщина должна быть прежде всего милой, теплой, не высовываться, чтобы ей нечего было сказать, потому что она менее умна, чем мужчина, и лучше всего просто оставаться дома, потому что это то, на что она должна опираться, свою женственность? Некоторые женщины говорят, что я проголосовала за него, потому что у него хорошее шоу, мне все равно, что он говорит о женщинах. Я этого не понимаю, потому что лидер всегда является лицом своей партии. Для меня важно, что говорят такие люди, как Далай-лама, который считает, что миром должны править женщины, потому что в их сердцах есть сострадание к другим.И управление становится их миссией, как и забота о детях и слабых. Нам остается только убедить себя, что стоит идти в политику, будучи женщинами. К счастью, все больше и больше из нас идут на это.

Сколько стоит вырастить ребенка в Польше?

Посмотрите, как проголосовали женщины : За кого проголосовали женщины?

Посмотрите, как проголосовали мужчины : За кого проголосовали мужчины?

Связаться с автором: [email protected]

.

Смотрите также